Сайту требуется оплата, собираем посильную помощь ПОЖЕРТВОВАТЬ
Дышу Православием

Заседание Комиссии по вопросу «Об англиканской иерархии»

К оглавлению

ДЕЯНИЯ СОВЕЩАНИЯ ГЛАВ И ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ АВТОКЕФАЛЬНЫХ ПРАВОСЛАВНЫХ ЦЕРКВЕЙ В СВЯЗИ С ПРАЗДНОВАНИЕМ 500-ЛЕТИЯ АВТОКЕФАЛИИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ


Заседание Комиссии по вопросу «Об англиканской иерархии»

Состав комиссии

1. От Грузинской делегации: протоиерей X. Левдориани.

2. От Румынской делегации: епископ Антим.

3. От Болгарской делегации: Митрополит Никодим.

4. От Польской делегации: епископ Михаил.

5. От Албанской делегации: г. Нико Димитрий Чани.

6. От Чехословацкой делегации: протоиерей Ч. Крачмар.

7. От русских приходов в Болгарии архиепископ Серафим.

8. От Русской Церкви: Митрополит Вениамин, епископ Гурки (содокладчик), проф. В. С. Вертоградов и Л. Н. Парийский.

Всего 11 человек.

Председатель епископ Антим (Румынская Церковь).

Секретарь Л. Н. Парийский.


Утреннее заседание 13 июля 1948 г.

Председатель (через переводчика): Ваши Высокопреосвященства, досточтимые отцы и братия! Прежде чем приступить к работе нашей комиссии, я считаю своим долгом выразить радость по поводу нашего общения здесь под сенью Русской Церкви и благодарность Святейшему Патриарху Алексию, который нас всех здесь собрал.

Мы должны приступить к решению важной проблемы—вопроса о признании апостольского преемства Англиканской Церкви, и мы должны не только разрешать этот вопрос в духе христианской любви и милосердия, но и сосредоточить внимание на догматическом и каноническом единстве церковном. Мы эту сторону вопроса не можем обойти; без обследования этой стороны — догматического и канонического единства церковного — разрешение вопроса будет поверхностным и неэффективным.

Мы говорим: двери нашей Православной Церкви остаются всегда открытыми при соблюдении одного условия — чтобы те, кто в нее войдет, исповедывали нашу единую православную веру.

Я думаю предложить следующий порядок работы: сначала рассмотреть самые основы проблемы с тем, чтобы, обсудив доклады проф. Вертоградова и проф. Винтилеску, постараться согласовать их выводы.

Переводчик (переводит выступление Представителя Албанской делегации г. Нико Димитрия Чани, говорившего на албанском языке): Г. Чани заявляет, что у Албанской делегации тоже есть доклад по вопросу об англиканской иерархии. Он просит, чтобы при обсуждении этого вопроса был принят во внимание доклад и от Албанской Церкви. Доклад этот отдан в посольство для перевода на русский язык и будет готов сегодня или завтра утром.

Проф. В. С. Вертоградов: Я в своем выступлении подчеркну основные моменты своего доклада, сделанного на пленарном заседании, об англиканской иерархии, чтобы придти к определенным выводам по вопросу о признании действительности и законности англиканской иерархии.

Можно ли хиротонию Матвея Паркера признать действительною и законною?

Доказан ли исторически факт хиротонии Паркера?

Можно ли признавать действительным существовавший и существующий чин англиканских посвящений?

Отвечает ли рукоположение Паркера канонам нашей Вселенской Церкви?

И, наконец, догматическая сторона вопроса, т. е. то, что является препятствием к признанию действительности англиканских рукоположении. Оно сводится в основном к тому, что учение о таинствах Англиканской Церкви, заключенное в их символических книгах: в молитвеннике и «39 членах», не отвечает духу истины православного учения. Понятие о таинствах у англикан не такое, как в кашей Православной Церкви. Они рассматривают таинства как знаки и как символы Божьего благоволения (не благодати). Так они думают вообще о таинствах, в частности, о таинстве священства, что более всего должно нас интересовать. Они этому таинству не придают такого значения, какое придают таинствам крещения и причащения…

Я в своем докладе вопрос о действительности англиканской иерархии рассматриваю с канонической и догматической точек зрения. И с той и с другой точки зрения рукоположение Паркера не действительно. И зачем мы будем говорить, что оно законно? Мы не может смотреть на каноны как на формальность, нарушение которой не меняет содержания. Всякий закон есть закон. И если мы стали бы подводить под известные статьи этих рукополагателей, то они, конечно, не подошли бы. С этой стороны мы видим нарушение. Здесь, конечно, главное — догматическая сторона.

Раз англикане не признают священства как таинства в ‘собственном смысле этого слова, то спрашивается, как же мы можем признать догматически этот вопрос в отношении англиканской иерархии? Мы знаем, что многие англиканские богословы, особенно в последнее время, говорят: «Мы не придаем значения своим «39 членам», мы признаем действительность благодати» и проч. Но для православного человека, стоящего вне англиканства, нет никакой положительной основы тому, что они говорят.

Преосвященный Гурий, может быть, глубже остановится на догматической стороне вопроса и выяснит, что Раз англикане не признают священства, раз у них нет благодати в том именно смысле, в каком признаем ее мы, члены Восточной Православной Церкви, то как можно говорить, что у них это законно? Этого говорить нельзя. Это незаконно с точки зрения канонической и недействительно с точки зрения догматической.

В прениях приняли участие главным образом Председатель Комиссии епископ Бузеуский Антим и епископ Гурий. Основные возражения были сделаны епископом Антимом. Он защищал и историческую, и каноническую, и догматическую действительность англиканских рукоположении.

Епископ Антим: Посвящение Паркера было совершено не по Чиновнику понтификальному, римскому, а по чину, изданному в 1550 г. при Эдуарде Vi властью парламента и под гарантией Архиепископа Крамера. Сравнительное объективное изучение ритуала посвящения с самых древних времен во всех церквах как восточных, так и западных тем не менее установило, что чин Эдуарда VI сохранил оба главных момента ритуала посвящения, т. е. возложение рук и призывание Святого Духа. Таким образом, действительность англиканских ординаций не может быть оспариваема с точки зрения ритуала.

Епископ Антим подтверждает свою точку зрения. Оставляя в стороне вопрос о догматическом содержании, об их понимании священства, об отсутствии у них православного вероисповедания, он считает несомненно установленным, что апостольская преемственность у англикан имеется. Канонические формы были соблюдены, и с точки зрения канонической апостольская преемственность в Англиканской Церкви несомненна.

Епископ Антим просил раскрыть ему, почему четыре рукополагателя Паркера не отвечали каноническим условиям? Ссылку на мнение проф. Булгакова, приводимое докладчиком, он считает недостаточной, так как существуют другие мнения. Владыка Антим не утверждает, что правильно противоположное, но говорит, что остается сомнение. Рукополагатель Паркера был епископ и этого вполне достаточно.

Румынская точка зрения при разрешении этого вопроса с догматической стороны сводится к следующему.

Принимая во внимание существо вопроса, сохранение апостольского преемства не является достаточным основанием для того, чтобы признавать англикан православными, потому что есть целый ряд других вопросов, требующих разрешения, как-то: вопрос об их исповедании, вопрос об их догматах. Вопрос о признании апостольского преемства в Англиканской Церкви не разрешает всех других вопросов. Епископ Антим считает, что хиротония сама по себе действительна, а концепция священства, конечно, неправославная. Факт посвящения доказан, а также доказано и то, что посвящение было совершено по римскому ритуалу.

При рассмотрении канонической стороны вопроса о посвящении надо иметь в виду, что существуют каноны догматические и дисциплинарные. Догматические каноны были соблюдены, дисциплинарные же не были соблюдены, но это не нарушает действительности посвящения.

Для доказательства своих положений Владыка Антим читает резюме доклада проф.-протоиерея Петра Винтилеску: «Возможность признания англиканского рукоположения Православною Церковью».

Резюме доклада проф.-протоиерея Петра Винтилеску вызвало выступление проф. В. С. Вертоградова. «Я хотел бы получить разъяснение,— заявил он.— В докладе проф. Винтилеску вопрос стоит как будто бы так, что члены Румынско-Английской конференции, происходившей в Бухаресте с 1 по 8 июня 1935 г., не признали действительности англиканской иерархии, между тем у меня имеется документ о признании Конференцией действительности англиканской иерархии. Документ этот гласит: «В результате обсуждения на Конференции Румынская комиссия единогласно решила рекомендовать Румынскому Священному Синоду признать действительность англиканского посвящения в духовный сан».

Епископ Антим: Конференция признала англиканскую иерархию, но условно. Этот факт восходит к 1935 г. Другого акта не было. После признания Константинопольскою Церковью Румынская Церковь в 1936 г. присоединилась к признанию законности апостольского преемства в Англиканской Церкви, но объявила это признание условным. Тем не менее это подтверждение может считаться окончательным только тогда, когда высшая власть Англиканской Церкви ратифицирует заключение своей делегации, касающееся таинства посвящения со всеми особенностями, которые свойственны доктрине Православной Церкви. В своем заседании 2 апреля 1937 г. Священный Синод оказался в затруднительном положении, узнав из письма (от февраля месяца того же года) Архиепископа Кентерберийского Космокуантера, что ассамблеи или провинциальные синоды Йоркский и Кентерберийский приняли значительным большинством статьи веры, подписанные англиканской делегацией в июне 1935 г. в Бухаресте. В Англиканской Церкви только епископский корпус в полном составе, не исключая и мирян, может принять официальное, окончательное решение, имеющее авторитет в вопросах веры. По разъяснениям, представленным Архиепископом Кентерберийским, Священный Румынский Синод не мог сделать ничего другого, как только заявить в том же заседании, что «он с радостью принимает к сведению вести, содержащиеся в этом письме, но что он ожидает решения по этому вопросу всей Англиканской Церкви». Признание англиканских ординаций Православной Румынской Церковью является актом, который имеет условный характер и, следовательно, будет иметь силу только тогда, когда условия догматического порядка будут удовлетворены.

Бухарестский акт, который отмечает прогресс в самой острой проблеме англиканских ординаций, с точки зрения метода, с точки зрения богословской был, по существу, только незаконченным признанием. Акты признания в 1937 г. Патриарха Вселенского, Патриарха Иерусалимского и, особенно, ответ архиепископа Кипрского, все ограничительны и содержат оговорки. Единственный положительный результат от богословских дискуссий и решений, принятых различными синодами и указами, тот, что англиканские хиротонии могут рассматриваться по уподоблению с хиротонией в церкви латинской и в инославных церквах Востока. Церковь Православная оставляет за собой право их признавать или не признавать.

Епископ Гурий: Не следует ли вопрос о канонической стороне рукоположения оставить для дальнейшего обсуждения, когда выскажутся все делегации, все, у кого есть доклады, и тогда вопрос этот мог бы быть освещен различно, с разных точек зрения. Это — вопрос все-таки второстепенный.

Митрополит Вениамин: Я так понимаю, чтобы окончательное решение этого вопроса и с канонической точки зрения было отложено до того времени, когда будут заслушаны другие доклады. Сейчас окончательных выводов не делать, а высказанное считать как материал.

После выступлений епископа Гурия и Митрополита Вениамина Председатель, епископ Антим слово для доклада: «Отношение Православной Церкви к англиканской хиротонии» предоставляет епископу Гурию.

«Отношение Православной Церкви к англиканской хиротонии»

Епископ Гурий: Досточтимые отцы и братья!

Перед нами поставлена высокая задача — определить отношение Православной Церкви к англиканской хиротонии.

Мы слышали неоднократно из уст авторитетных членов Англиканской Церкви о признании Православной Церкви, как находящейся и в настоящее время в недрах истинной Христовой Церкви.

Всем нам известны многократные попытки англиканских деятелей установить непосредственное общение в молитве и в жизни с Восточными Церквами и, в частности, с Русской Православной Церковью.

Что ответим мы, православные, на этот призыв западных христиан?

Позвольте ограничиться только одной стороной этого вопроса — догматической.

Искания англикан не всегда идут по верному пути. Блаженной памяти Патриарх Сергий в одной из своих статей («Значение апостольского преемства в инославии», «Журнал Московской Патриархии» 1945, № 2—3) писал: «Если бы англикане, как общество, действительно, болели исканием истинной Церкви и благодатного священства; если бы их искания по временам не путала мысль добиться прежде всего признания их иерархии…… чтобы в случае чего, спокойно оставаться при всем своем,— то воссоединение англикан с Православной Церковью очень могло состояться, и вопрос об иерархии, вероятно, был бы разрешен в положительном смысле».

Англикане ищут признания их церкви частью Истинной Церкви, мы же, православные, не решили еще вопроса о том, как Православная Церковь должна смотреть на англиканские рукоположения.

Но есть ли нужда решать этот вопрос?

Почивший Патриарх Сергий приводит слова одного из наших иерархов, сказанные одному английскому профессору: «Оставьте мучиться вопросом, есть ли у вас священство или нет. Обратитесь прямо к Церкви. Она все даст вам через тот или иной чиноприем (покаяние, миропомазание или крещение): и бытие в недрах Вселенской Христовой Церкви, и благодатное священство, если приходящий был священнослужителем, и все».

Иными словами: человек до чиноприема не имел по существу ни сана, ни благодати; Церковь же через тот или иной чиноприем преподает ему все, что будет ей угодно. Следовательно, для Церкви не имеет значения вопрос о сохранении преемства в инославной иерархии.

Святейший Патриарх Сергий не соглашается с этим мнением, называя его слишком «прямолинейным» и указывая, что практика Православной Церкви говорит не в пользу этого понимания. Хотя эта практика была в отношении инославных крайне разнообразна, но есть резкая черта, через которую Церковь в своей практике никогда не переступает. Эта черта — отсутствие в данном инославном обществе правильной епископской хиротонии, преемственно сохранившейся от апостолов, а также отсутствие преемственно сохраненного апостольского учения о священстве.

Как бы ни были сильны доводы церковной Икономии, членов религиозного общества, не сохранивших такой хиротонии и такого учения, Церковь никогда не примет в свои недра третьим чином (без миропомазания), тем белее не введет в свой клир без православного рукопопожения, например, лютеранского пастора.

«Правильнее думать,— говорит Патриарх Сергий,— что Церковь не повторяет инославных рукоположении (когда видит в данном инославном обществе апостольское преемство рукоположения и учения), потому что считает такие рукоположения действительными. Однако это отнюдь не означает, будто бы вне Церкви могут быть благодатные таинства: Церковь признает у инославных благодать только потому, что считает их еще «не чуждыми» Церкви (‘ίχ τη; ‘εχχ 1рча; Василия Великого правило 1-е), и до тех пор, пока они такими остаются, сохраняя с ними «некоторое правило общения» (хотя официально с ними порвано и евхаристическое и молитвенное общение), Церковь дает им возможность как-то пользоваться крупицами благодати от той обильной трапезы, которой она питает своих верных чад.

Как же это должно понимать?

Патриарх Сергий продолжает: «Многое в отношениях Церкви к инославию станет для нас понятнее, если мы не будем упускать из вида, что инославие не мыслится Церковью как нечто самостоятельное и совершенно чуждое для нас, в роде иноверия; инославные, в сущности, суть разряд падших или кающихся: падшие отлучены от общения в таинствах, а некоторые и в молитвах; однако они еще находятся в Церкви и под ее воздействием. Хотя инославные отчуждены от Церкви более, чем падшие, они не только согрешают, но и не признают Церкви и воюют против нее,— однако отношение к ним Церкви остается тем же, что и вообще к падшим. Путь к восстановлению утраченного общения, а через это и к вечному спасению и для инославного отдельного лица, и для инославного общества тот же, что и для всякого падшего — покаяние перед Церковью и разрешение, что и делается в чиноприеме». Мысль Святейшего Патриарха Сергия о том, что инославные не вполне разорвали связь с Церковью и находятся на положении падших, чрезвычайно ценна. Падший клирик может быть после покаяния принят в сущем сане, если он не утерял права священнодействовать своими личными грехами, и если он получил по преемству от Апостолов рукоположение и преемственно дошло до него апостольское учение о священстве. Святая Церковь признает в инославном клирике, переходящем в Православие, только то, что, действительно, он имел, по нашему пониманию, будучи в инославии. Позвольте применить это мнение нашего великого старца и учителя Патриарха Сергия к вопросу об англиканском священстве. Это тем более необходимо, что некоторые Православные Поместные Церкви уже выразили свое согласие признать благодатными англиканские рукоположения.

Авторитетными лицами высказываются мнения, что можно и должно признать благодатную преемственность англиканских рукоположении. Нас приглашают подумать о спасении многих душ и говорят о применении к англиканскому исповеданию соображений Икономии. Говорят, что достаточно было бы предложить присоединяемому клирику отречься от прежних своих религиозных заблуждений и принять православное вероучение во всей его полноте.

Мы полагаем, что Икономия более применима в канонических вопросах, в догматических же, в вопросах веры к ней должно прибегать с большой осторожностью. А в нашем вопросе, в вопросе о преемстве благодати, особенно опасно проявлять чрезмерное снисхождение.

В самом деле, возьмем такой случай: англиканский клирик выразил искреннее желание присоединиться к Православию. Он отрекается от своих прежних заблуждений; он всей душой исповедует православные убеждения. Он — православный по взглядам. Мы решим, что следует принять его в сущем сане.

Он-то по взглядам православный, но вся цепь преемственно рукополагавших его предшественников — англиканских епископов, начиная с XVI в., рукополагавшая друг друга, верила ли она по-православному в благодать священства или, быть может, в этой цепи рукополагавших друг друга епископов окажется немало таких, которые смотрели на рукоположение как на обряд, отрицая благодатность таинства священства в православном понимании таинства? Могли ли эти епископы передать то, во что они не верили? Причем они не верили не по своей личной немощи, а потому, что они были обязаны так мыслить, ибо для них обязательны «39 членов».

С XVI в. всякий священнослужитель англиканского исповедания (особенно, проживающий в Англии), обязан твердо держаться учения о таинствах, изложенного в «39 членах» веры.

Правда, некоторые английские богословы, принадлежащие к Высокой Церкви, например, Пуллер [1] утверждают, что взятые в целом «члены» являются скорее членами мира и благочестивого согласия, чем членами веры, и такими именно они всегда считались. Но это мнение является только частным мнением или, вернее, пожеланием.

Тот же Пуллер вынужден признать, что если бы даже какой-нибудь мирянин «решился высказать неблагоприятное суждение о «членах» и заявить, что подписывать их нехорошо, или что они суеверны или ошибочны, то он подпал бы под отлучение» [2].

На самом же деле, «39 членов» «обязательны для духовенства» [3]; они были и остаются официальным изложением веры англикан — хотя и неполным, но обязательным [4].

Что же говорится о таинстве священства в «39 членах»?

В 25-м члене говорится о пяти таинствах (следовательно, и о таинстве священства), что они не должны признаваться таинствами, установленными Святым Евангелием, что они родились частью от испорченного подражания Апостолам (being such as have grown partly of the corrupt following of the Apostles), частью же от житейских условий, хотя и допускаемых Священным Писанием (partly are states of life allowed in Scriptures), но не имеющих той же природы, как крещение и причащение».

Можем ли мы, православные, согласиться с мнением, что таинство священства не имеет природы истинного таинства, опирающегося на Слово Божие, что оно родилось или от испорченного подражания апостолам, или рождено жизнью, «житейскими условиями», иначе говоря, сложилось случайно (как обычай, рожденный жизнью) и позднее апостолов, а не дано Святой Церкви от Бога, как Божественное установление?

Нет, не можем согласиться.

«Православное исповедание Кафолической и Апостольской Церкви Восточной» в ответе на вопрос 109-й определенно утверждает, что таинство священства «заповедано апостолам Христом».

Если у четырех евангелистов нет точных указаний Спасителя о рукоположении, то мы знаем, что далеко не все сказанное Господом нашим Иисусом Христом Своим ученикам и Апостолам записано у евангелистов, ибо, как говорит св. Иоанн Богослов, если бы о всем, содеянном Иисусом Христом, написать, то всему миру не вместить бы написанных книг (Иоанн. XXI, 25).

По воскресении Своем Спаситель, в продолжении сорока дней являясь Апостолам, говорил им «о Царствии Божием» (Деян. I, 3), т. е. прежде всего о жизни Церкви Христовой. Естественно предполагать, что Он прежде всего учил о делателях на ниве Христовой, т. е. об апостолах и их преемниках — епископах.

В послании к своему ученику Тимофею апостол Павел дважды упоминает о рукоположении, дарующем «дар Божий» (1 Тим. IV, 14; V, 22). Не «искаженное подражание апостолам» и не «житейские условия», но «Дух Святый ставит епископов», как сказал в Милите ап. Павел ефесским пастырям (Деян. XX, 28).

Посему мы должны признать, что англиканский взгляд на таинство священства, изложенный в 25-ом члене веры, является в корне ошибочным, неправославным, протестантским.

Если хиротонии не Апостолами установлены, то не являются ли хиротонии по английскому учению только благочестивым обрядом? А мы, православные, не в праве ли усумниться в преемственной от Апостолов благодати у тех клириков, которые согласно официальному исповеданию должны отрицать таинство священства, как Божественное установление. Преемственная цепь рукоположении сомнительна по своему качеству, ибо она не передавала апостольского учения о благодати.

Не меняет по существу положения и то, что за последние десятилетия не раз высказывались по-православному не только авторитетные лица из англикан, но и авторитетные собрания. Так, в 1922 г. многочисленная группа англиканских клириков, включавшая немало и епископов, изложила свои верования в форме «Декларации». Она содержит вполне православные мнения.

В «Декларации» проводится мысль, что «39 членов» имеют значение лишь в той мере, в какой они согласуются с верой всей Вселенской Церкви.

Но указанная «Декларация» отображает взгляды только части англиканского духовенства.

Мы знаем, что в том же 1922 г. была назначена архиепископами Кентерберийским и Йоркским комиссия, которой было поручено проверить религиозные убеждения, господствующие в Англиканской Церкви.

Результаты этой полуофициальной проверки изложены в книге «The Doctrine in the Church of England», изданной в 1938 г.

В этой книге констатируется, что англиканские символические книги и, прежде всего, «39 членов» и ныне являются основой религиозных верований огромного большинства членов Англиканской Церкви.

Кроме того, англиканское духовенство фактически находится в молитвенном общении с протестантами. Ламбетская конференция, выражающая мнение англиканской иерархии, заявила в 1920 г., что она допускает к взаимному общению в таинствах верующих шведской церкви, т. е. протестантов. В том же году два англиканских епископа, с разрешения высшей церковной власти, участвовали в посвящении двух лютеранских епископов в Швеции.

К сожалению, Англиканской Церкви в целом гораздо ближе (и теоретически, и практически) протестантизм, нежели Православие, ибо она (в общем) твердо стоит и поныне на воззрениях, изложенных в «39 членах», в частности, во взгляде на таинство священства. И мало надежды на то, что Англиканская Церковь изменит свою позицию, ибо она находится в полной зависимости от английского парламента. Англия твердо оберегает свой протестантизм, коему английский король присягает на коронации. В королевской присяге говорится: «Объявляю и искренно клянусь пред Богом в том, что верю, что в таинстве причащения не происходит пресуществления хлеба и вина в истинные Тело и Кровь Христа, до и после освящения Святых Даров, кем бы оное ни совершалось, и я верю, что призывание и поклонение Приснодеве Марии и святым, а также жертвенное значение Литургии противно протестантскому вероучению».

В 1927 и 1928 гг. парламент дважды отверг одобренную собранием духовенства и палатой лордов новую богослужебную книгу (взамен устаревшей «Книги общественных молитв»), потому что в проекте нового молитвослова внесено было в чин Литургии призывание Духа Святого, а также сохранение Святых Даров для причащения больных. Англиканская Церковь не может, в силу зависимости от парламента, поступиться ни одной строчкой своих «39 членов» веры.

Заключение.

Англиканское учение о таинстве священства, поскольку оно выражено в официальном исповедании веры — «39 членах», носит протестантский характер, что должно бы нас заставить признать англиканское священство безблагодатным.

Но наличие в других достаточно авторитетных изложениях веры (Гомилии, чин посвящения в «Книге общественных молитв» и др.) чисто православного понимания таинства священства приводит нас к заключению, что учение о таинстве священства изложено в англиканских памятниках веры без точной формулировки, неопределенно, вплоть до взаимопротиворечивых мнений.

Это разнообразие мнений может быть фактором, смягчающим наше суждение о действительности англиканских хиротоний. Только Собор, полномочный Православный Собор может сказать решающее слово об англиканских хиротониях.

Следует отметить, что вопрос об англиканских хиротониях осложняется существованием в Англиканской Церкви института женатого епископата, погрешающего против канонов, а также протестантским элементом в «39 членах» в учении о таинстве причащения и, наконец, тем, что по закону и фактически главой Англиканской Церкви является гражданская власть.

Все указанное понуждает нас назвать до Собора благодатность англиканских хиротоний сомнительной.

Если бы англиканский клирик обратился к Православию и просил принять его в сущем сане в лоно Православной Церкви, не будет ли наиболее благоразумным, по совету мудрого святителя Московского Митрополита Филарета,[5] совершить над ним посвящение, но, условно, «аще не посвящен есть».

Председатель объявляет перерыв до вечера. Заседание закрывается.


Вечернее заседание 13 июля 1948 г.

Заседание открывается докладом архиепископа Серафима: «О соединении Англиканской Церкви с Православной Церковью».

Архиепископ Серафим (читает доклад: «К вопросу о соединении Англиканской Церкви с Православной Церковью. Доклад одновременно переводится на французский язык).

«О соединении Англиканской Церкви с Православной Церковью»

У Англиканской Церкви, если иметь в виду одну из самых влиятельных ее групп — англо-католическую, никогда не было стремления совращать православных в свою веру. У нее никогда не было неприязни к нашей Церкви. Напротив, она всегда проявляла к ней чувство уважения и даже искренно стремилась к соединению с Православной Церковью. Об этом свидетельствуют факты.

Еще в 1642 г. Англиканская Церковь просила Восточных Патриархов прислать ей православное исповедание веры, и эта просьба была исполнена. С развитием рационализма в XVIII в. это стремление на Восток у Англиканской Церкви замерло, но с появлением Оксфордского движения оно опять ожило. В 1840 г. выдающийся богослов

Далее Митрополит Филарет говорит, что если епископы, которые сослужили Барлоу при рукоположении им Паркера, веровали в благодать епископства и знали образ мыслей и неканоническое положение Барлоу, а, по мнению Митрополита, они, конечно, знали, то не должны были вступать с ним в общение в рукоположении. А раз вступили, то не значит ли, что они недалеки были от его образа мыслей?

В статье проф. Η. Η. Глубоковского под заглавием «Православная и Англиканская Церкви» (их отношения в прошлом и настоящем) [6] цитируются следующие слова Митрополита Филарета, которые являются заключением его приведенных слов: «Немало сомневаюсь,— говорит Митрополит Филарет,— что произошел не только иерархический перерыв в Англиканской Церкви вместе с прекращением веры в действительную силу апостольского возложения рук, но также, осталась ли внутренняя благодать рукоположения, несмотря на то, что ее форма сохранилась».

Все приведенные здесь слова Митрополита Филарета, выражающие по своей форме его сильное сомнение в наличии у Англиканской Церкви апостольского преемства, в своей сущности указывают нам на препятствия к соединению с нею, которые были при нем и которые, к сожалению, существуют и доселе, причем отсутствие в Англиканской Церкви апостольской преемственности у Митрополита Филарета ставится в неразрывную связь с отсутствием у нее веры в действительную силу апостольского возложения рук или таинства священства. И эта связь естественна и понятна. Если в Англиканской Церкви нет благодати священства, через которое преподаются и все другие таинства с их благодатью, то, следовательно, нет у нее и истинной веры в таинство священства, сообразно со словами ап. Павла, где он называет веру плодом Святого Духа (Галат, V, 22).

Удивительно, что у Митрополита Филарета в осторожных словах высказывается под знаком сильного, сомнения, а именно, что вместе с прекращением апостольского преемства у англикан прекратилась вера в таинство священства, то в Англиканской Церкви является исторической действительностью.

Если мы обратимся к вероучительным книгам Англиканской Церкви: «Книга общественных молитв», «39 членов веры», «Катихизис» и «Ординал», то увидим, что в этой церкви истинными таинствами признаются не семь, а только два. Так в 25-м члене мы читаем: «Существуют два таинства, установленные Христом Господом нашим в Евангелии, а именно крещение и евхаристия. Те пять, обычно называемые таинствами, т. е. миропомазание, покаяние, священство, брак и елеосвящение, не должны почитаться за евангельские таинства: они отчасти возникли из извращенного последования апостолам, отчасти же представляют дозволенные Писанием состояния жизни, не имеющие, однако, одинаковой с крещением и евхаристией природы таинств, поелику они не имеют какого-либо видимого знака или обряда, установленного Богом». В книге общих молитв, в частности, в «Катехизисе», который в ней находится, содержится вопрос: «Сколько таинств установил Христос в Святой Церкви»? — и дается ответ: «Только два, как общеобязательные для спасения, а именно — крещение и вечерю Господню».

Таинство священства англикане не только не считают богоустановленным, но не считают его таким таинством, без которого Церковь не может существовать. Поэтому в «Ординале» священство нигде не называется таинством, а лишь «поставлением» (ordination) и «посвящением» (consecration).

О таком отношении к таинству священства мы можем найти немало свидетельств как со стороны отдельных влиятельных лиц Англиканской Церкви, так и целых церковных организаций. Известный в России ревнитель соединения Англиканской Церкви с Русской Биркбен, из англокатолической группы, в 1903 г. в своей беседе с нашим Экзархом Грузии вступил в спор с ним по вопросу: нужны ли для спасения все семь таинств, и заявлял, что таинство священства для него совсем не необходимо.

Выдающийся англиканский богослов д-р Хедлам, в бытность свою каноником Церкви и профессором богословия в Оксфордском университете, в своих лекциях, изданных в 1920 г., отвергал необходимость апостольской преемственности. Он даже заявлял, что эту теорию не любит большинство людей и не верит ей, и она не признается даже значительной частью высокоцерковной группы (англо-каголиков) Англиканской Церкви. Он оправдывает отказ от епископства некоторых сект и признает неепископальные служения действительными. По мнению этого богослова, епископы в древне-христианской Церкви и являются преемниками апостолов не потому, что они «получили благодать, переданную от апостолов, а потому, что были назначены Церковью исполнять те обязанности, которые исполняли Апостолы» [7].

Несмотря на такое отрицательное отношение к вопросу об апостольской преемственности и на чисто протестантский взгляд на церковное служение, д-р Хедлам вскоре после напечатания указанных его лекций был рукоположен в сан епископа.

Еще более отрицательные взгляды англиканских епископов на таинство священства выявились в их переговорах с представителями «свободных», т. е. неепископальных церквей протестантского типа по вопросам о соединении с ними Англиканской Церкви. Для этого в 1922 г. образовалась Соединенная комиссия из 13 английских епископов с обоими Архиепископами — Кентерберийским и Йоркским — во главе, и из представителей церквей. Переговоры продолжались до 1925 г. Точкой отправления в этих переговорах было Ламбетское воззвание от 1920 г., коим признавалась «духовная действительность» неепископальных служений, которые будто «были благословенны и признаны Св. Духом, как действительные средства благодати». В меморандуме английских епископов от 6 июля 1923 г., врученном представителям свободных церквей, говорится: «Мы готовы сказать, что служения пасторов, которые… имеют искреннее намерение проповедывать Слово Христа и преподавать таинства, как Христос повелел, и которым власть это делать торжественно дана подлежащею церковью, суть действительные служения Христова Слова и таинств во Вселенской Церкви» [8].

Если бы англиканские епископы, бывшие в составе Соединенной комиссии 1922—1925 гг. имели истинную веру в таинство священства, то они никогда бы не решились вести переговоры с представителями неепископальных церквей о соединении с последними Англиканской Церкви и не стали бы считать и пасторов, не получивших рукоположения от епископов, священниками Вселенской Церкви, имеющими право совершать таинства.

Правда, на Ламбетской конференции в 1930 г. англиканские епископы заявили, что священство есть таинство. Касательно же всех прочих таинств, разумеется, кроме крещения и евхаристии, они остались на прежней точке зрения, т. е. оставили за собой право и свободу считать их только благочестивыми обрядами [9].

Однако на Румыно-Англиканской конференции, бывшей в 1935 г., англиканские делегаты уже признают все семь таинств. Но, имея в виду крещение и евхаристию, они вместе с членами Румынской комиссии, считают эти таинства превосходящими все другие таинства.

Прежде всего, в этой формуле о таинствах крещения и евхаристии допущена и румынскими, и англиканскими членами комиссии большая догматическая ошибка. Ведь сущность каждого таинства заключается в благодати Святого Духа. Разве можно сказать, что благодать в одном таинстве является большею, а в другом меньшею? Благодать, как божественная энергия или сила, не может быть делима на части малые или большие. Благодать всегда одна и та же, только действия ее различны. В таинстве крещения она уничтожает первородный грех и все личные наши грехи, в таинстве евхаристии она пресуществляет хлеб и вино в Тело и Кровь Христа, в миропомазании она сообщает нам во всей полноте и совершенстве все дары Святого Духа и т. д. Поэтому все семь таинств одинаково божественны и необходимы для спасения.

Кроме того, в этой формуле не чувствуется полной отрешенности от учения о таинствах, выраженного в вероучительных англиканских книгах, которые истинными таинствами признают только два: крещение и причащение, а священство и другие таинства не считают имеющими одинаковую природу с первыми двумя таинствами.

Если Англиканская Церковь хочет искренно соединиться с Православной Церковью, то ей надо всецело отрешиться от своих неправильных и неопределенных взглядов на таинство священства. Да и не только на это, но и на таинство евхаристии.

Переводчик: Владыка Антим хочет дать объяснение. Он говорит: неверно то, что представители Румынской Церкви на этой Румыно-Англиканской конференции приняли принцип о превосходящих таинствах, о различной степени благодати Духа Святого. Владыка утверждает, что никогда не делалось различия, никогда в принципе не допускалось существование превосходящих таинств — различия таинств по степени заключающейся в них благодати Духа Святого.

Он ограничивается ссылкой на то, что была признана апостольская преемственность в Англиканской Церкви, но говорит, что это признание не могло считаться окончательным до тех пор, пока высшая власть Англиканской Церкви не согласует своего вероучения со всеми особенностями, которые свойственны доктрине Православной Церкви.

Архиепископ Серафим: Я это буквально выписал из журнала «Церковный Вестник» за 1935 г., который издавался в Варшаве.

Переводчик: Владыка говорит, что, значит, сведения, напечатанные в этом журнале, были ошибочны.

Председатель: Слово для справки предоставляется г-ну Чани.

Нико Димитрий Чани: Эта Румыно-Англиканская конференция рассматривала вопрос о действительности таинства хиротонии Англиканской Церкви и не касалась вопроса о степени святости других таинств. Поэтому я присоединяюсь к заявлению, сделанному Владыкой.

Архиепископ Серафим: Несмотря на то, что в упомянутой Румыно-Англиканской конференции англиканские делегаты заявляли, что евхаристия является превосходящим таинством, в недрах самой Англиканской Церкви, в самом английском епископате допускается ниспровержение сего таинства вплоть до кощунственного отрицания пресуществления. В особенности здесь надо указать на двух модернистов-протестантов: настоятеля (декана) собора св. Павла в Лондоне Инджа и епископа Бирмингамского д-ра Барнса. Первый называет пресуществление языческим фетишизмом, о чем свидетельствует уже самое заглавие его статьи: «О голом фетишизме в форме почитания освященных элементов». Епископ же Варне во время еще своей интронизации в 1924 г., когда произносил проповедь, то предостерегал против «языческого сакраментализма, утверждающего, что Хлеб Спасения может быть создан каким-то волшебством обряда и слов». В своей проповеди в Вестминстерском аббатстве 19 июля 1925 г. Варне заявлял, что «христианство не сохранило в чистом виде учения Христа и Его Апостолов, но придя в соприкосновение с языческим миром, восприняло от него тайны культов Изиды и Митры, веру в священство и в действие таинств или магический сакраментализм. По его словам, священник, в силу механической преемственности, облечен особой духовной силой и может совершением обрядовых действий и произношением слов наделять безжизненную материю (хлеб и вино при евхаристии) духовными свойствами. Таинства в действительности действуют магией» [10]. В своем отрицании пресуществления епископ Варне идет еще дальше. Он предлагает произвести химический анализ евхаристических элементов до и после пресуществления, чтобы изобличить последнее [11].

Проповеди епископа д-ра Барнса получили должный отпор в достойном ответе ему со стороны «Английского Церковного Союза» на имя Кентерберийского Архиепископа д-ра Девидсона. Но последний встал на защиту Барнса, который им же был посвящен во епископа [12].

Несомненно, в таком отрицательном отношении к таинству евхаристии сказалось то же самое отсутствие у англиканской иерархии истинной веры в таинство священства. Если бы английские епископы имели эту веру, они считали бы себя строителями тайн Божиих, (1 Кор. IV, 1)) совершителями страшного евхаристического таинства, и никогда не посмели бы допустить такого глумления над этим таинством со стороны епископа Барнса. Вместо покровительства, которое английские епископы в лице Кентерберийского Архиепископа ему оказали, они сняли бы с него архиерейский сан за его неверие и кощунство.

При таком отрицательном отношении английской иерархии к таинствам священства и евхаристии можно даже усумниться, насколько искренно англиканская иерархия в последнее время стремится к соединению с Православной Церковью. Во всяком случае, в итоге получается какая-то страшная путаница.

С одной стороны, английские епископы потворствуют протестантским отрицательным взглядам на таинства священства и евхаристии своих же собратьев, английских епископов, с другой, стремятся к соединению с Православной Церковью на почве православных воззрений на те же самые таинства, как и на другие таинства.

С одной стороны, англиканская иерархия ведет переговоры с представителями Православной Церкви для соединения с последней, с другой стороны, она ведет переговоры с представителями неепископальных церквей, а также с коптами, сирийцами и армяно-григорианами. На Ламбетской конференции 1920 г. уже установлено общение с Шведской лютеранской церковью, а со старо-католиками Англиканская Церковь вела много лет переговоры в целях соединения с ними. В результате этих переговоров, в 1925 г. старокатолики признали действительность англиканской иерархии, а в 1931 г. Англиканская Церковь заключила со старокатоликами унию без утраты той и другой церковью своих вероисповедных особенностей.

Хотя англиканские епископы Гор и Фриор известны как ревнители соединения Англиканской Церкви с Православной, тем не менее это не помешало им в г. Малин участвовать на совещании с кардиналом Мерсье в целях соединения Англиканской Церкви с католичеством.

Известный друг Православия каноник Даглас в одно и то же время стремится к соединению и с Православной Церковью и с Католической. Он восхищается Православною Церковью, но вместе с тем восхищается католичеством и восторженно о нем отзывается.

Ясно, что у Англиканской Церкви нет основы для того, чтобы иметь в самой себе целостную систему церковных воззрений, у нее нет критерия, исходя из коего она могла бы решить, с какими церковными исповеданиями она должна соединяться, с какими не должна. Отсутствием этого критерия объясняется бесконечная веротерпимость Англиканской Церкви ко всяким религиозным воззрениям. Даже англо-католики допускают в своей среде проповедь самых крайних протестантских взглядов вплоть до отрицания Воскресения Христова. А некоторые из англиканских священников, с благословения своего епископа, уступают храмы масонам для совершения в них их торжественных масонских ритуальных собраний [13].

Поэтому некоторые из англикан сознают, что прежде чем Англиканской Церкви соединиться с другими исповеданиями, ей надо было бы объединиться самой в себе [14].

Увы, этой объединенности, этой целостности у Англиканской Церкви нет и быть не может, ибо она руководствуется вероучительными книгами, которые приспособлены к удовлетворению религиозных нужд двух главных групп Англиканской Церкви: англо-католиков и протестантов, взаимно враждебных, противоположных и исключающих друг друга по своему церковному направлению «39 членов» веры, составленных на Лондонском соборе в 1562 г. при королеве Елизавете, представляют собой странную смесь католицизма и протестантизма. Причем вероучение в них изложено в таких неопределенных и общих выражениях, что противные партии могут найти здесь для себя то, что ими принимается [15]. Все пункты вероучительных книг неопределенны, не имеют между собой органической связи и двусмысленны. Эти пункты вероучения сами англикане толкуют в разных, даже противоположных смыслах. Например, епископ Глочестерский Хедлам, имея в виду новый чин евхаристии, установленный в 1927 г. после пересмотра «Книги общественных молитв», отрицает, что новою евхаристическою) молитвою устанавливается вера в пресуществление евхаристического хлеба и вина. А епископ Бирмингамский Варне, напротив, считает, что новая форма освящения даров приближает наш чин евхаристии к римской Литургии и дает опору утверждениям, что определенная словесная форма совершает чудесное изменение хлеба и вина.

Недаром настоятель Русской Церкви в Париже, протоиерей И. В. Васильев, в конце прошлого столетия работавший по вопросу о соединении между англиканами и православными, заявлял, что среди взглядов отдельных представителей Англиканской Церкви царствует полное «столпотворение вавилонское» [16].

Интересна в данном случае статья проф. Н. Н. Глубоковского, о которой мы уже упоминали. Здесь он говорит, что Англиканская Церковь «до того неопределенна в себе самой, что известный знаток западных церквей и активный деятель междуцерковного единения, покойный протопресвитер о. Иоанн Янышев прямо заявляет, что трудно проследить догматические определения Англиканской Церкви. Англиканство неуловимо в своих определениях». «Англиканские символы и формулы,— говорит от себя проф. Глубоковский — чрезвычайно эластичны в их двусмысленной фразеологии и допускают иногда даже противоположные толкования. А в то же время официальные представители Церкви не стараются ввести строго обязательную точность их догматов. Все это создает такой туман и непостоянство, что трудно опереться с полною уверенностью на отдельный тезис, который был бы одинаково и без возражений принят всеми. Все это Англиканская Церковь знает и именно этим гордится. Она принимает все и не исключает ничего… Эта догматическая дисгармония проникает в самую иерархию, где даже есть епископы, которые открыто отрицают самые важные церковные догматы (например Святых Тайн)».

«Ясно,— заключает проф. Глубоковский,— что при настоящих условиях соединение двух Церквей (Православной и Англиканской) почти невозможно и в действительности будет вредным для обеих сторон» [17].

Все эти дефекты Англиканской Церкви: крайне отрицательные рационалистические взгляды на таинства священства и евхаристии, нашедшие себе место даже среди английского епископата; неясные догматические воззрения Англиканской Церкви или отсутствие в ней догматической целостности и объединенности в себе самой; стремление ее к соединению одновременно и с Православной Церковью и с .еретиками, мы не можем не считать большим препятствием к соединению Англиканской Церкви с Православной, помимо тех препятствий, о которых говорит нам Митрополит Филарет.

К сожалению, есть и еще препятствия для соединения Англиканской Церкви с Православной. Оно содержится в огромном влиянии масонства на Англиканскую Церковь, с одной стороны, через внедрение в нее масонских экуменических идей, а с другой — через ее государственную власть.

Англиканская Церковь не только участвует в экуменическом движении, но считает себя основною или исходною точкою отправления, откуда впервые начала распространяться идея о соединении всех Христианских Церквей. Как видно из послания, составленного священником Тальботом от имени Англиканской Церкви и помещенного в журнале «Экуменика», Англиканская Церковь сознает в себе исключительную ответственность в вопросе о соединении Церквей, ибо от нее исходит толчок к этому соединению. По словам послания, об этом свидетельствует сама организация Англиканской Церкви, состоящей одновременно из консервативного и реформаторского элементов. Об этом говорит «свыше предназначенное ее положение для сближения двух половин христианства… Отсюда проистекает и самое новейшее наименований Англиканской Церкви, как Церкви-Моста».

Послание отмечает, что о таком преимущественном, значении Англиканской Церкви в вопросе о соединений неоднократно делали заявления все ее епископы во время своих съездов в Ламбете…

Указывается в этом послании и на обращение английских епископов, собравшихся в Ламбете в 1920 г., ко всем христианским народам с призывом вместе с ними объединиться в молитве и покаянии за разъединение или разделение Церквей.

Если мы сопоставим этот призыв с другим фактом, который произошел на экуменическом съезде Англо-Русского дружества в 1925 г., на котором экуменисты во главе с прот. о. Булгаковым молитвенно обращались Богу с покаянием за разделение Церквей, то для нас будет ясно, откуда ведет свое начало эта масонская, экуменическая молитва.

Есть в послании Тальбота и другие характерные экуменические признаки, присущие Англиканской Церкви. Так, мы находим здесь слова о дружбе англикан с другими Церквами. Говорится здесь, что те, которые верят и крещены во имя Святой Троицы, вместе с англиканами являются членами Церкви Христовой. Находим здесь слова и о будущей великой соединенной Церкви. Признается в послании действительность и неепископального священства. Высказывается отрицательный взгляд на политику поглощения, т. е. отрицается здесь соединение церквей с уничтожением отличительных вероисповедных признаков каждой церкви, и, таким образом, утверждается соединение Церквей в смысле экуменического единения.

С чувством полного удовлетворения в послании говорится о достигнутом соглашении Англиканской Церкви со старокатоликами и с Шведскою Церковью.

Не умалчивается здесь и о том, что Англиканская Церковь занимала господствующее положение на Стокгольмской и Лозаннской конференциях. А в заключении послания с гордостью заявляется, что Англиканская Церковь названа «микрокосмом христианства» [18].

При чтении этого послания чувствуется, что Англиканская Церковь, если бы она и хотела соединиться с нами, несомненно, откажется соединиться так, как этого требует Православная Церковь, т. е. с отречением от всех своих экуменических взглядов, с прекращением церковного единения со всеми инославными церквами.

Одним из препятствий к такому соединению и будет присущий Англиканской Церкви экуменизм, который от нее, как из своего основного источника, распространяется по всему миру.

Таким же препятствием к соединению Англиканской Церкви с Православной является и государственная власть в Англии. Мы не должны упускать из вида, что Англия есть один из самых крупных мировых центров масонства. Из Англии оно распространяется во все страны света. Мы, русские православные люди, эту истину можем свидетельствовать на основании своего собственного горького опыта. Ведь из Англии насаждено было в России масонское Библейское общество вместе с его небывалою у нас тогда протестантскою и масонскою пропагандой. Это английское масонское общество до такой степени колебало нашу Православную Церковь, что обер-прокурором Синода у нас был в то время масон высшего посвящения князь Голицын, а профессор Петербургской Духовной Академии Феслер основал в нашей столице масонскую ложу «Полярная Звезда».

Но если из Англии льются во все страны потоки масонства, то не может быть, чтобы в самой английской стране ее общество и, прежде всего, государственная власть находились вне масонского влияния. Эта власть несомненно является масонской, причем она управляет Англиканской Церковью и не внешне только соприкасается с нею, но входит в самые ее недра. Она преподает Церкви вероучительные книги после их исправления и обсуждения в своих государственных учреждениях.

Государственная власть есть главный фактор Англиканской Церкви, почему последняя и называется государственной.

Этой государственной власти угодно, чтобы обе главные группы Англиканской Церкви — англо-католическая и модернистская были под ее управлением и руководствовались бы ее церковными основоположениями. Она не желает, чтобы государственная церковь распалась. Поэтому она делает всевозможные уступки и компромиссы для избежания сего распада Она не имеет ничего против соединения Англиканской Церкви со всеми Христианскими Церквами, даже с Православной Церковью, но соединения экуменического, т. е. без утраты ее существенных самобытных свойств,— соединения, которое не мешало бы ей одновременно соединяться и со всеми другими церквами. Иначе сказать, государственная власть в Англии, как масонская, не допустит настоящего соединения Англиканской Церкви и Православной, соединения, которое было бы согласно с каноническими основоположениями Православной Церкви, требующими от соединяемых отречения от всех ересей и всецелого принятия православного вероучения.

Ввиду этого, а также принимая во внимание все прочие упомянутые нами препятствия к соединению Англиканской Церкви с Православною, мы не можем быть оптимистичными. Мы думаем, что этого соединения не будет.

Однако, в случае обращения Англиканской Церкви к Русской по вопросу о соединении с нею, мы должны сделать все для нас возможное к этому соединению. Не надо только при этом забывать, что компромиссы в делах веры не допустимы. Нельзя признавать апостольское преемство, наличие коего нельзя доказать. Нельзя соединяться вплоть до евхаристического общения с теми епископами и клириками, которые не имеют веры в сущность таинства священства и таинства евхаристии, в благодать рукоположения и в благодать пресуществления.

Разумеется, самым лучшим и спасительным для Англиканской Церкви разрешением вопроса было бы ее согласие на рукоположение уже существующих в ней диаконов, священников и епископов нашею Православною Церковью. Тогда у Англиканской Церкви началась бы несомненная апостольская преемственность в иерархии. Но на это не согласится Англиканская Церковь ввиду существования в ее среде мнения, что апостольская преемственность в Англиканской Церкви есть.

Поэтому, идя навстречу желанию Англиканской Церкви соединиться с нами, можно применить к ней принцип церковной Икономии, т. е. признать, с момента соединения Англиканской Церкви с Русской, действительность англиканского священства, если она засвидетельствует перед Русскою Церковью о своей полной и совершенной готовности быть всегда верной Святому Православию. Может быть, ради этого исповедания православной веры вместе с великою Русскою Церковью, действительность англиканского священства будет признана и в очах Божиих.

Поэтому, прежде чем произойдет эго соединение, Англиканская Церковь должна сделать Русской Церкви следующее заявление:

Англиканская Церковь отрекается от всех своих догматических неправильностей. Она исключает из состава своей иерархии епископов, подобных епископу Хелдаму и епископу Барнсу, за неверие в благодать священства и в благодать пресуществления, а на будущее время не станет допускать до посвящения в степени диакона, священника и епископа лиц с такими отрицательными и рационалистическими воззрениями. Англиканская Церковь аннулирует все свои переговоры и соглашения с неепископальньши и другими еретическими исповеданиями, с которыми не имеет церковного единения наша Русская Православная Церковь. Англиканская Церковь принимает всецело вероучение Православной Церкви и впредь будет руководствоваться не своими символическими книгами, а только основоположениями Святого Православия.

После такого заявления Англиканская Церковь может воссоединиться с Русскою Церковью посредством третьего чина.

Допущение большего снисхождения в деле соединения Англиканской Церкви с Русскою Православною Церковью будет являть собою не любовь нашу к англиканам, а наше удаление от церковных православных начал, и будет знаменовать собою только то, что Русская Церковь выпускает из своих рук знамя Православия, которое она всегда держала высоко, в чем помогал ей Господь за исповедание этого Православия и словом, и делом, и всею ее жизнью.

Митрополит Вениамин: Так как до 8 часов осталось всего 10 минут, и я не могу высказаться, то я думаю, нам надо перенести прения на завтра. Нам нет оснований спешить: мы имеем еще два дня. Вопрос чрезвычайно важный. Кроме того, мы только здесь можем обсуждать этот вопрос, на пленарном заседании не придется говорить. Поэтому я просил бы председательствующего не торопить с решением этого вопроса и предоставить его естественному течению, и даже дать лишнее время, лишь бы мы могли все выяснить добросовестно и сформулировать свое решение.

Затем надо предложить, чтобы те, кто желает и находит нужным, сформулировали свои предложения к резолюции.

Председатель объявляет о закрытии заседания. Заседание закрывается.


Утреннее заседание 14 июля 1948 г.

Председатель епископ Антим: Предоставляю Вам, Владыка Митрополит Вениамин, слово для заслушания Вашего сообщения.

Митрополит Вениамин: Ваши Высокопреосвященства, дорогие братья Владыки, отцы и братья миряне!

Я сокращу свой доклад, потому что архиепископ Серафим вчера очень многое сказал из того, что я предполагал говорить, а именно: сообщил много фактических данных об этом вопросе не с точки зрения канонической, а главным образом с точки зрения реальной, как именно Англиканская Церковь стоит в жизни. Я тоже хотел говорить об этом, но так как он очень многое сказал, поэтому я сокращаю эти вопросы, но тем не менее дополнив кое-что как по некоторым особым линиям, так я по отдельным фактам. Причем архиепископ Серафим основывался главным образом на литературе, а я, как бывший Экзарх в Америке, буду говорить о фактах, мне точно известных, и так как это дело было не в далеком прошлом, а в настоящем, т. е. в прошлом и позапрошлом годах, то я имею право думать, что мои факты имеют свою силу, а, может быть, даже .большую силу, чем в прежнее время, хотя бы даже и в литературе.

Прежде всего я хочу сказать, что Англиканской Церкви не существует, как единой Церкви. В Англиканской Церкви, как и вчера сообщалось, есть несколько партий, и до такой степени эти партии расходятся, что нужно определенно сказать, что вообще-то нет Церкви, но это особый вопрос. Я хочу сказать, нет единой Англиканской Церкви.

Я позволю себе сообщить следующие факты.

В Англии в одном соборе архиерей принадлежит к Высшей Церкви, а его ближайший сотрудник, настоятель принадлежит к Низшей, т. е. к протестантской церкви.

Другой факт, аналогичный этому. В Нью-Йорке есть епископ Маннинг, который принадлежал к Высокой Церкви, близкой по типу к католической. Когда в прошлом году он вышел в отставку, его место занял его бывший помощник, который принадлежит к Низшей Церкви. Это, по существу, протестантская церковь.

Пригласил меня к себе профессор церковной истории Мевин; после обеда он водил меня по семинарии и показывал ее. Между прочим, показывая церковь, сказал, что он почитает иконы и святых. Я спросил его: «Вот Вы верите,— совсем как настоящий православный, что же У вас все так верят? — «Нет,— говорит профессор,— не все. В одной и той же семинарии (это академия у них) есть профессора, которые признают православное учение, а другие совершенно не признают».

Приведу еще факт. Я разговаривал с одним диаконом Епископальной Церкви и между прочим разговорился о таинстве святого причащения и спросил, признают ли они, что хлеб и вино при святом причащении прелагаются в Тело и Кровь Христовы? — Он улыбнулся и сказал: «Конечно, нет».

В прошлом году один епископ Англиканской Церкви в Англии заявил, что он не признает Боговоплощения, не признает, что от Святой Девы Марии родился Сын Божий. Это вызвало громадный шум и в Англии, и у нас, и за границей, но все-таки он не был отлучен от Церкви. Не знаю, остался он епископом или нет, но, во всяком случае, факт, что среди епископата оказался человек, который не верит в Божество Господа нашего Иисуса Христа.

Подобных фактов из жизни Англиканской Церкви можно было бы привести много. Пусть это касается отдельных людей, и за них Англиканская Церковь не может отвечать, все же такое совместное сожительство разных групп в единой братской церкви не случайно.

Чем оно объясняется?

Первая причина заключается в том, что вся Англиканская Церковь, как нам известно, представляет собой смесь разнообразных элементов протестантского и прежнего католического, но больше несомненно протестантского, поэтому и связь Высокой Церкви с этими своими членами и с членами протестантских общин вполне естественна, ибо они, в основном, все одного духа — именно протестантского.

Вторая причина.— Они сами объяснили ее,— у них очень тяжелый вопрос имущественный, и если бы между ними было бы какое-нибудь разделение, то в таком случае поднялись бы неисчислимые судебные процессы: кто является членом Англиканской Церкви, кто отпадает от нее. Поэтому они предпочитают лучше совместно существовать, чтобы не возникал этот вопрос.

Третья причина заключается в том, что каждая из этих сторон — и Высокая Церковь, скажем более близкая к Православной и Низкая Церковь, близкая к протестантской церкви, ожидают и надеются, что со временем именно ее течение возобладает: одни думают, что возобладает Высокая Церковь, другие — протестантская церковь, поэтому они до поры до времени находят нужным совместное сожительство.

Я думаю, что это сосуществование не случайно, а имеет свои глубокие корни в протестантизме.

Вот какие основания к тому, что я считал и продолжаю считать эту церковь протестантской.

Когда я был в Америке и мне пришлось знакомиться с Епископальной Церковью, то прежде всего обращает внимание надпись у входа в дом: «Протестантская Епископальная Церковь». Можно сказать, что это традиция, но слова не случайны: слова суть символ духа, который в них выражается. Мы, ведь, не можем про себя сказать, что мы протестанты, а они именно это слово берегут, потому что это слово не случайно, оно отвечает их духу.

Протестантской церкви нет, ибо самой Церкви как Единого Тела Христова они не признают. У них существует принцип индивидуализма, а поэтому у них имеется множество сект. У них нет Церкви, как столпа и утверждения истины. Этим они отличаются не только от нас, но и от Римско-католической Церкви.

Дальше, если мы посмотрим на их учение с точки зрения духовно-аскетической, на которую у них никогда не обращают внимания, а между тем это относится к одной из самых основ христианской жизни,— морально-аскетический дух у них совершенно различен. Например, однажды меня попросили написать какой-нибудь эпизодик в англо-католический журнал. Я взял утреннюю молитву и вечернюю молитву в Православной Церкви и в Церкви католической. Когда я прочитал, то увидел громадную разницу в духе, а именно: в наших православных молитвах наряду с благодарением Бога за то, что мы встали, живы существует громадное количество молитв покаянного элемента и вообще в нашей Православной Церкви элемент покаяния занимает громадное место, тогда как у них на первом месте стоит благодарность за спасение, славословие, песни и почти нигде не видно покаяния. Как же мы можем объединиться с ними, слушать их молитвы? Конечно, их молитвы мы принимаем, но наши молитвы для них не приемлемы, вернее, мало приемлемы. И вот вопрос об установке духовной жизни совершенно различен у нас и у англо-католиков, не говоря уже о протестантских общинах. Это с духовной точки зрения.

Если мы подойдем к вопросу с точки зрения богослужения, то и здесь опять увидим у них элемент, характерный протестантскому духу — собрания, стихи, песнопения и благодарением, так, что с этой точки зрения богослужебной у нас с ними большая разница.

Больше я пока не буду говорить, но и эти данные говорят за то, что они, действительно, протестанты и хотя бы они согласились во многих пунктах вероучения, все равно у них налицо элемент протестантский.

В заключение я прочитаю вам краткие записки, которые я вел в 1933 г., когда я приехал в Америку. Они являются результатом пережитого и отражают действительность. В одном маленьком приходе в Нью-Йорке была небольшая православная церковь, выстроенная одним православно-сочувствующим англиканом-епископалом. Он построил большую церковь и дом и в нем маленькую церковь. Это была православная церковь. В ней были священники и от Митрополита Платона,— не удержались, ушли; были даже от архиепископа Виталия, который считался фашистом — тоже ушли. Тогда они обратились ко мне, и я дал им священника, и у нас наладилась спокойная жизнь года на два. Вдруг нам заявляют, чтобы мы освободили помещение и оставили им Церковь. Вопрос поставили на приходском собрании, которое постановило, что кроме двух никто не желает уйти от Патриаршей Церкви. И все-таки нам угрожали даже полицией, требуя выселения. Я обратился в Секретариат и потребовал объяснения, почему они так поступают в отношении нас. Секретарь мне сказал, что «Ваша Патриархальная Церковь — с Советами, мы этого не можем признать, мы боремся с этим и будем бороться». Я сказал тогда: «Как же вы думаете о соединении с Православной Церковью? Ведь соединение с Православной Церковью не может произойти без Русской Церкви!» Я сказал, что напишу об этом Митрополиту Сергию. Вот эти факты также подтверждают, что епископы в душе своей протестанты.

Но наряду со всеми этими сомнительными и отрицательными фактами мы, конечно, не можем умолчать и о положительных сторонах этого движения. Я не буду приводить отдельных случаев, но уже то важно, что главные деятели этого англиканского движения постепенно отходят и хотят уйти от «39 членов» в сторону Православия. Это такое явление, которому нельзя не радоваться и не приветствовать его, и невозможно оттолкнуть хотя бы некоторую группу англикан каким-нибудь суровым постановлением, потому что они действительно ищут Православной истины, христианских основ для своей Церкви…

Помимо этих основных положений я укажу на некоторые отдельные факты, которые очень характерны. Например, когда я был в Лондоне и служил в одной англиканской церкви, то из больницы нанесли много больных прямо на кроватях и поставили этих больных в церкви, надеясь, что православный архиерей, как истинный преемник Христовой Церкви апостолов, исцелит их. Архиерей, проходя мимо больных, благословил, улыбнулся при мысли, что от человека ожидают чудес, но сам по себе факт чрезвычайно отрадный. Или, когда мы проходили по рядам среди молящихся, то англо-католики так смиренно кланялись нам, а когда говорили с нами, так внимательно и благоговейно слушали и проявляли к представителям Православной Церкви столько уважения, что это напоминает обстановку, какую мы наблюдаем в Москве, когда народ готов целовать не только руки, но и обувь у отцов Церкви.

Вообще епископалы идут нам навстречу. Например, нужно было (в бытность мою в Америке) иметь какую-нибудь церковку, в которой я мог бы совершать службы для советских православных людей, и епископалы с чрезвычайной охотой пошли нам навстречу, отдав в своем соборе самую лучшую капеллу. Нужно сказать, что, действительно, у них отношение к нам дружественное.

Мне хочется сказать, что резко отталкивать братскую симпатию Англиканской Церкви нельзя, тем более, что если мы будем в этом отношении эгоистичны и строги, то это будет их толкать в сторону католицизма. Мы, конечно, знаем, что Римско-католическая Церковь ответила отрицательно в смысле признания за ними апостолькой преемственности. Но это не значит, что этим дело кончилось. Ведь Англиканская Церковь, несомненно, к католической ближе, чем к нам, уже в силу того, что она произошла из нее, и когда вы входите в англо-католическую церковь и имеете общение с англо-католиками, то вы сразу чувствуете, что это те же католики, только без папизма. Поэтому нам нужно быть здесь осторожными. Если отвергать их строго, то опять их толкать в сторону католицизма, а мы должны стремиться к обратному.

Я высказал свою главную мысль. Теперь я подхожу к вопросу, какое решение следовало бы принять нашей Комиссии.

Я хочу указать на один мотив для решения. Я считаю, что решать вопрос в положительном смысле о признании действительности апостольской преемственности Англиканской Церкви, таинства священства, для нас, православных, опасно, потому что это поведет не к славе Православия, а к его умалению. У нас и без того есть среди православных не только движение к сближению, но даже наблюдаются отдельные переходы; даже у священников есть тенденции такого порядка. Бывали случаи, когда архиерей (правда, сербский) присутствовал на хиротонии одного епископа в полном облачении. Где нет православных церквей, там они начинают посещать их церкви. Это одно соображение. И, вообще, положительное решение вопроса повело бы к громадному соблазну в Америке. Это было бы не привлечение англикан в лоно Православной Церкви, а, наоборот, отход многих православных в протестантизм. Последний вопрос — какую позицию, с моей точки зрения, наша Комиссия должна была бы занять. Из того, что я сказал видно, что не может быть вопроса о признании действительности таинства священства и признания апостольской преемственности в Англиканской Церкви в данное время, но с другой стороны я считаю, что не нужно становиться на такую категорическую точку зрения — не признаем.

Вот какой проект резолюции я хочу предложить вашему вниманию…

Председатель: Проект Вашей резолюции мы огласим в конце, когда выслушаем всех остальных. Сейчас заслушаем мнение Православной Автокефальной Церкви Албании.

Слово предоставляю для оглашения Представителю от Албанской делегации Нико Чани.

Нико Димитрий Чани: Ваши Высокопреосвященства, Ваши Преосвященства, Ваши Преподобия и досточтимые миряне! Вопрос об англиканской иерархии, как известно всем, по крайней мере тем, кто занимается и изучает церковные дела, не является новым вопросом. С давних пор этот вопрос стоял в порядке дня и имеет важное значение не только для англиканских кругов, но по инициативе этих последних, и для богословских кругов других Церквей.

Англиканская Церковь и раньше, но особенно после первой мировой войны, как известно, официально и по очереди обращалась к Православным Патриархам и Церквам, спрашивая их мнение «об автентичности англиканских хиротоний».

Сущность вопроса для Англиканской Церкви состоит в том, считает ли Православная Церковь принципиально и абсолютно автентичной англиканскую хиротонию?

Задавая этот вопрос, Англиканская Церковь не преследует цели узнать и обеспечить себе со стороны Православной Церкви автентичность хиротонии. В этом нет никакого сомнения. Это непоколебимое, не допускающее никаких исключений, не только тех, которые писали против автентичности англиканской хиротонии, но и тех немногих, которые были за это.

Тогда, какую же цель преследует Англиканская Церковь и к чему она стремится в данном случае?

Англиканская Церковь во всех своих проявлениях, на всех поприщах и во всех формах является одним из главных органов английского империализма вообще и, как таковая, она старается добиваться симпатии православного мира, конечно, через посредство Православной Церкви, используя для этого бессовестных иерархов и теологов, считающих религию торговым товаром или средством для осуществления мира по своим политическим понятиям, так, чтобы английский империализм распространился бы и мог бы забрать в свои руки и угнетать православные народы.

Англиканская Церковь неслучайно является инициатором и организатором экуменического движения и это только для того, чтобы добиться своих целей.

Поскольку вопрос иерархии и, следовательно, вопрос англиканских хиротоний представляет один из самых главных и серьезных препятствий в деле сближения и объединения Церквей и поскольку препятствия такого рода замедляют это сближение и объединение, а одновременно и экспансию английского империализма, которая является главной целью этого движения,— англиканская церковь пришла к мысли преодолеть эти препятствия, добиваясь по отдельности согласия Православных Церквей об автентичности ее хиротонии, на основе империалистического принципа: «разделяй и властвуй».

Вопрос англиканских хиротоний развивался и был подчеркнут так хорошо на Высоком пленарном заседании выступавшими там православными Преосвященными, что еще более укрепляет наше мнение, что англиканская иерархия и, следовательно, англиканская хиротония, с точки зрения исключительно православной, совсем не соответствует требованиям православной веры как с канонической точки зрения, так и с догматической.

Во-первых, Православная Церковь признает только самое себя, что в ней существует непрерывное епископское преемство со времен апостолов и до сегодняшнего дня. Она считает другие церкви как схизматичные, еретичные, их она призывает раскаяться и вернуться в лоно Матери-Церкви, в которой пребывает нефальсифицированная христианская религия и потому она считает себя с полным правом единственной хранительницей небесной благодати. Было бы абсурдом и противоречием, если бы она эти права признала за другими, неправославными церквами.

Православная Церковь Албании, независимо от того, хиротонисовался ли или нет первый англиканский Архиепископ Паркер, который положил начало англиканским хиротониям, в соответствии с каноническими формами заявляет, что пока Паркер и все последователи его — епископы, священники и диаконы Англиканской Церкви — не признают священства как таинства, пока все священники и все символические книги Англиканской Церкви, начиная с первого и кончая последним, не признают, что во время хиротонии хиротонизуемому передается небесная благодать через посредство таинства священства, само собой разумеется, с православной точки зрения, не может быть признан как Божий священник ни хиротонизуемый, ни хиротонизующий.

Еще в меньшей степени можно считать с православной точки зрения действительными хиротонии, когда кандидат во священника или диакона официально подписывает заявление с признанием содержания «39 членов» англиканской омологии, которые находятся в явном противоречии с православной религией по вопросу о причащении, об автентичности Церкви, о почитании святых икон, о числе и способе верования в семь таинств, об источниках религии и т. д. Само собой понятно, что если клирик не верит, что в момент хиротонизации ему передается небесная благодать, то как может он передать ее верующим? Ибо вполне ясно, что никто не может передать другому того, чего нет у самого.

Если сами англикане признают и даже официально подписывают заявление о действительности «39 членов», содержание которых находится в явном противоречии с основными пунктами православной религии, какое значение могут иметь заявления православных иерархов и теологов об обесценении вышеупомянутых статей? Конечно, они не могут иметь никакого значения. Они этим показывают себя более англиканами, чем сами англикане.

Но что больше всего заставляет сожалеть, мимо чего невозможно пройти, что находится в явном противоречии между православной и англиканской верой, это то, что нашлись Православные Церкви и даже Патриархи, которые, к удивлению православного мира, признали действительными англиканские хиротонии.

Нельзя сказать, что в этом направлении не имело влияния на другие Автокефальные Церкви принятое в 1922 г. решение Стамбулийской Патриархии во главе со злополучным Мелетиосом Метаксакис, который позже в 1930 г., будучи Патриархом Александрийским, добился того, что эта Патриархия также признала официально англиканские хиротонии. Но это не все, ибо неизвестно, почему и другим церквам пришлось по сердцу такое одностороннее действие, конечно, в ущерб Православию вообще? Как классический пример, мы можем привести резолюцию переговоров смешанной комиссии, составленную румынскими и английскими клириками и профессорами в Бухаресте,— резолюцию, которая повлияла так, что Священный Синод Румынской Церкви 20 марта 1936 г. признал правильность англиканской хиротонии. Но, кажется, нет необходимости подчеркивать здесь, что не наше желание ущемлять самостоятельность других Православных Автокефальных Церквей в выражении своих взглядов, как самостоятельных церквей, и еще меньше, желание обидеть Церковь-Сестру и особенно Румынскую, с которой и с народом румынским нас связывают тесные старые братские отношения. Да и вообще наша Церковь чужда таких эгоистичных целей, и, если мы на это указываем, то только во имя священных целей, ради которых и происходит настоящее Всеправославное Совещание.

Все вышеуказанное вынуждает нас говорить и осуждать такие действия Церквей не только Румынской, как последней, признавшей Англиканскую Церковь, но и Константинопольской, Александрийской, Иерусалимской, Кипрской, действия, которые вносят раздор в среду общей семьи Православных Церквей в принципиальных вопросах.

С другой стороны, эти сепаратные действия никак не помогают практическому делу объединения всех христиан и всех Церквей. Великий акт объединения является святейшим долгом каждого, но только тогда, когда за ним не скрывается темных захватнических и даже империалистических целей.

Однако, когда условия не позволяют объединиться без таких действующих во вред целей, задача Православной Церкви состоит в том, чтобы открыто разоблачать такие попытки и такие цели. Решение такого вопроса в срочном и продуманном порядке нецелесообразно, ибо это было бы отказом Православной Церкви от основных принципов. Я был бы признателен тому, кто сообщил бы нам число тех англиканских верующих и в особенности тех священников, которые вступили в Православную Церковь после того, как была признана англиканская хиротония со стороны вышеупомянутых Патриархий.

Мы думаем, что вместо смешанных комиссий англикан и православных для обсуждения вопросов, касающихся только англикан лучше, чтобы эти комиссии составлялись бы лишь из одних англикан. Этим последним принадлежит задача официально уточнить догматы своего вероисповедания, как это сделано в свое время другими Церквами. Такие догматы, если они будут совпадать с догматами Православной веры и будут приняты добросовестно ее стороны верующих Англиканской Церкви, само собой разумеется, приведут к объединению.

Итак, Православная Автокефальная Церковь Албании мыслит, что иерархия и хиротония Англиканской Церкви не могут совпасть с духом и принципами православного вероисповедания вообще.

Председатель: Слово предоставляю Болгарскому Митрополиту Никодиму.

Митрополит Никодим (читает выдержки из своего доклада).

Л. Н. Парийский: Разрешите, Владыко, просить заслушать проект резолюции, который мы составили, по вопросу о действительности англиканской иерархии.

Председатель: Я в своем заключительном слове обобщу все то, что было сказано по этому вопросу и прочту проект резолюции, который я предложу вашему вниманию. Потом я предоставляю слово всем тем, кто желает высказаться. Тогда ваш проект резолюции будет как бы поправкой к моему.

Л. Н. Парийский: Мы хотели бы, чтобы были заслушаны проекты резолюций полностью: Ваш проект резолюции и наш, а потом уже Комиссия будет иметь суждение по ним.

Председатель: Согласен. Предоставляю Вам слово для оглашения Вашего проекта резолюции.

Л. Н. Парийский (оглашает проект резолюции по вопросу «О действительности англиканской иерархии»):

«Заслушав доклады «Об англиканской иерархии», Совещание Представителей и Предстоятелей Православных Автокефальных Церквей с чувством христианской и братской любви к англиканским христианам в отыскании пути к признанию действительности англиканской иерархии постановляет:

1. Вероучение, содержащееся в «39 членах» Англиканской Церкви, резко отличается от догматов, вероучения и предания, исповедуемых Православной Церковью; а между тем, решение вопроса о признании действительности англиканской иерархии должно, прежде всего, иметь в своей основе согласованное с Православием учение о таинствах. Поэтому, если Православие не может согласиться на признание правильности англиканского учения о таинствах вообще и о таинстве священства в частности, оно принципиально не может признать действительными произведенные англиканством хиротонии. Частные выражения согласия англиканской иерархии на изменение в сторону приближения к Православию учения этих «членов» о таинствах не могут служить основой для решения вопроса в положительном смысле.

2. Вопрос о признании действительности англиканской иерархии может быть рассматриваем только в связи с вопросом о единстве веры и исповедания Церквей при наличии авторитетного об этом акта Англиканской Церкви, исходящего от собора, съезда или конференции священнослужителей англиканского вероисповедания, с последующим утверждением его Главой Англиканской Церкви, такового акта пока не имеется.

3. Православная точка зрения в решении вопроса, действительна ли была хиротония родоначальника англиканской иерархии М. Паркера и можно ли признать ее таковой на основе догматов и древне-вселенских канонов (которыми всегда руководствовалась древняя Церковь при избрании, утверждении и рукоположении во епископа), сводится к тому, что хиротония англикан не может быть признана действительной.

Со всем вниманием относясь к современному движению среди многих представителей англиканства, направленному к восстановлению связи и общения верующих Англиканской Церкви с Вселенской Церковью, мы определяем, что современная англиканская иерархия может получить от Православной Церкви признание благодатности ее священства, если между Православной и Англиканской Церквами предварительно установится формально выраженное, как сказано выше, единство веры и исповедания. При установлении такого вожделенного единства, признание действительности англиканской хиротонии может быть осуществлено волеизволением по принципу Икономии всей Святой Православной Церкви. И мы молимся о том, чтобы сие, по неизреченной милости Божией, совершилось».

Председатель: У меня создалось впечатление, что мы превысили предоставленные нам полномочия в том смысле, что мы обсуждали всякие вопросы об англиканской иерархии и с точки зрения канонической, и с точки зрения догматической и прочее. Создается впечатление, что многие, которые здесь говорили, предварительно уже анафематствовали Англиканскую Церковь.

Авторитетные богословы различных Церквей уже в достаточной степени изучили этот вопрос, и я не думаю, чтобы мы могли в достаточной степени в настоящем Совещании изучить этот вопрос. И Константинопольская, и другие Церкви прекрасно отдавали себе отчет в том, что Англиканская Церковь несет на себе печать протестантизма и поэтому законность признания англиканской хиротонии была принята ими условно. Но вместе с тем я думаю, что нам нужно подходить к решению вопроса таким образом, чтобы не уничтожать мостов и рассматривать этот вопрос в духе христианской любви, иначе как мы сможем способствовать восстановлению христианства? Как сможем помочь людям, находящимся в Англиканской Церкви, и стремящимся в Православие?

Господь Иисус Христос сказал: «Идущего ко мне не изгоню вон»,— и мы не можем в таких случаях не относиться с христианской любовью к тем многочисленным представителям Англиканской Церкви, которые интересуются и восхищаются нашим богословием и тянутся к нам. Поэтому я думаю, что проект резолюции, который был прочитан на русском языке и переведен мне на французский язык, является отрицательным ответом на вопрос об «англиканской иерархии» и закрывающим двери. В проекте моей резолюции, наоборот, в конце есть выражения, открывающие дверь для общения с Православной Церковью. Поэтому я думаю, что более целесообразным и христианским является проект резолюции, отредактированный мною, и более смягченный смысл которого сводится к тому, что окончательное решение этот вопрос может получить только на будущем Вселенском Соборе. Я прошу огласить на русском языке проект резолюции, отредактированный мною на французском языке.

Переводчик оглашает в переводе с французского языка проект резолюции, относящийся к автентичности признания англиканской хиротонии:

«Совещание Глав Православных Церквей, имевшее место… (переводчик выпускает несколько строк) решает, что следует признать нижеследующее по поводу хиротоний в Англиканской Епископальной Церкви.

Первый пункт Православная Церковь признает в принципе только таинства, совершаемые ею самой, но оставляет за собой право признавать или не признавать таинства — также и таинство поставления священников в Христианских Церквах другого исповедания, если учение этих Церквей, относящееся к таинствам и к догматам, не находится в противоречии с учением Православной Церкви.

Второй пункт касается специально англиканской хиротонии. Можно сказать, что принцип канонический или исторический апостольского непрерывного преемства не наталкивался бы на трудности непреодолимые, если бы положение Англиканской Церкви в плане догматическом не было так запугано, исполнено противоречий по отношению к положениям веры, преданиям и концепции Православной Церкви. Кроме того, Англиканская Церковь находится в состоянии волнений (ажиотирована) от течений, которые не только противоречат друг другу, с точки зрения учения этой Церкви, но также в том, что касается ее положения и отношения к Церкви Православной. Следовательно, невозможно рассматривать вопрос об абсолютном признании действительности англиканских хиротоний, прежде чем не будут констатированы со стороны этой Церкви искренние, реальные и официальные акты веры, которые сотрут догматические фундаментальные разности, отделяющие ее от Православной Церкви.

Третий пункт. Учитывая симпатии и с евангельской любовью относясь к тенденции сблизиться с Православной Церковью, которые Англиканская Церковь и в особенности ее Высшая Церковь проявляли много раз, мы полагаем, что можно прибегнуть к принципу церковной Икономии всякий раз, когда англиканские клирики, пожелали бы войти в лоно Православной Церкви, в ряды ее служителей. После индивидуального рассмотрения с канонической точки зрения каждого отдельного случая английские клирики после исповедания православной веры могли бы быть признаны без нового рукоположения, но только по чину, который будет соответствовать обстоятельствам.

Митрополит Вениамин (обращается к переводчику): Я просил бы, чтобы Владыка Председатель разъяснил, что значит «по чину, который будет соответствовать обстоятельствам?»

Переводчик: В ответ председатель просит прочитать выдержку из доклада проф. Винтилеску: «Существует целая серия фактов, которые обязывают Православную Церковь применять принцип Икономии в каждом отдельном случае. В будущем всякий раз, как обстоятельства поставят Православную Церковь перед голосом священников англиканских, которые пожелают перейти в Православие, они могут быть признаны без нового рукоположения, при условии только подписи исповедания веры, в которой они отрекаются от старых своих религиозных убеждений и принимают полностью учение Православной Восточной Церкви. Согласно канонам Вселенских Соборов о приеме инославных в Православие, акт отречения от ересей составляет главную и предварительную часть, которая должна быть, очевидно, дополнена чином, установленным в духе интерпретации, данной Патриархом Тарасием правилу 8-му I Вселенского Собора на первом заседании VII Вселенского Собора.

Митрополит Вениамин: Я просил бы Владыку Председателя напомнить, в чем сущность этого чина.

Переводчик: Владыка Председатель не помнит подробно, в чем заключается сущность этого чина, но можно сказать приблизительно, что чин включает в себя прежде всего покаяние и преподание духовных советов, касающихся православного священства.

Митрополит Вениамин: Значит, третьим чином?

Переводчик: Владыка Председатель просит в разъяснение резолюции огласить следующее: «Это применение принципа Икономии в каждом отдельном случае должно для признания англиканской хиротонии представлять в последнем анализе единственное решение, совместимое с духом учения и преданий Православной Церкви. Именно к этому единственному решению приближаются (правда, с различными нюансами, начиная от ригоризма и кончая снисходительностью) почти все православные богословы от умершего Московского Митрополита Филарета и до теперешних профессоров богословия различных национальных Церквей.

Таковая формула удовлетворительна даже с точки зрения англиканской, тогда как старая практика перерукоположения, которая была в прошлом, составляет позицию, которую отношения между Церквами уже переросли. Новая формула оставляет открытым в будущем путь соединения и подлинного идеального общения при условии признания таинства священства, для чего мы еще долго должны работать и молиться непрестанно.

Практически решительный и окончательный момент наступит тогда, когда Англиканская Церковь сформулирует официально текст Святого Православного учения в духе, установленном «Декларацией», опубликованной в 1922 г. Патриарху Вселенскому от группы англиканских священников и утвержденной в 1935 г. в Бухаресте. В то же самое время эта формула будет способствовать признанию этого Православия всеми ветвями или частями англиканского духовенства и даст основания, в случаях надобности, когда нет священников англиканских, согласиться с тем, чтобы священники православные служили службы и совершали погребения верующих англиканского вероисповедания».

Митрополит Вениамин: Я прошу разрешить мне, Владыка Председатель, огласить проект резолюции, отредактированный мною. (Оглашает проект резолюции).

Переводчик: Владыка Председатель говорит, что он признателен за Ваш проект, но находит его недостаточно точным и предлагает свой, который является в достаточной степени уточняющим вопрос и гарантирующим точку зрения, высказанную Л. Н. Парийским и не противоречащим ей.

Епископ Гурий: В резолюции важно каждое слово. Нам надо высказаться об англиканской иерархии. Я считаю, что проект резолюции, предложенный Л. Н. Парийским, отвечает определенно этому требованию.

Я позволю себе привести самую главную часть этой резолюции: «Решение вопроса о признании действительности англиканской иерархии должно прежде всего иметь в своей основе согласованное с Православием учение о таинстве. Поэтому, если Православие не может согласиться на признание действительности англиканского учения о таинствах и о таинстве священства в частности, оно не может признать действительным признание англиканской хиротонии».

Я обращаю внимание на эту основную часть резолюции. Устанавливается тесная связь между непрерывностью учения и непризнанием действительности англиканской хиротонии. Резолюция осторожно подходит к этому вопросу, а ведь в резолюции каждое слово важно.

Переводчик: Владыка говорит, что то же самое есть и в его проекте.

Епископ Гурий: Еще хочу сказать, что с учением Англиканской Церкви о таинстве священства мы не можем согласиться. Для иллюстрации приведу пример. При рукоположении протестантских пасторов тоже призывают Святого Духа, но у них нет такого внутреннего содержания, как в Православной Церкви.

Председатель: Поскольку в принципе мы не принимаем предложенной мною резолюции, все эти дискуссии надо прекратить. Абсолютное большинство за резолюцию Л. Н. Парийского.

Вношу свое предложение включить в резолюцию последний пункт моей резолюции: «Для окончательного решения вопроса об англиканской иерархии единственным авторитетом является только Вселенский Собор».

Для отредактирования принятой резолюции предлагаю комиссию в составе: Владыки Митрополита Вениамина, Л. Η Парийскою и профессора В. С. Вертоградова.

Нико Димитрий Чани: Присутствующие здесь Представители от Автокефальной Албанской Церкви просят заслушать мнение последних.

Мы выслушали здесь три различных проекта резолюции. Мы не находим, что наша компетенция и наш долг высказаться по поводу этих трех резолюций, но подходить к ним с критическим анализом здесь не место и не время.

Мнение и мысль Албанской Автокефальной Православной Церкви, ее делегации, хорошо выражена в первой резолюции, ввиду ее ясности, но мы также согласны и с некоторыми замечаниями, сделанными Владыкой Гурием.

Мы предлагаем не принимать решения, которое могло бы показаться оппортунистическим, и держаться твердо выраженных христианских принципов.

Переводчик: Председатель задает Представителям Албанской Церкви вопрос: по их мнению, над делом воссоединения Церквей нужно работать с мечом или крестом?

Нико Димитрий Чани: Нужно работать в духе искреннего христианства, не прибегая к оппортунистическим терминам.

Председатель объявляет перерыв до 6 час. вечера.

Заседание закрывается.


Заседание комиссии 14 июля 1948 г.

Председатель епископ Антим: Слово предоставляется Митрополиту Вениамину.

Митрополит Вениамин: Я от своего проекта резолюции отказался. За основу нами был принят проект, предложенный Л. Н. Парийским. Отдельные моменты мы постарались уточнить, в соответствии с теми выводами, к которым пришла наша Комиссия. Так как за основу был принят этот проект, то предложенный председателем, как и мой, мы считали в качестве материала. Если что-нибудь Владыке, как председателю, покажется недостаточно ясным или неполным, тогда он, а также и другие выскажут на этом совещании свои соображения.

Переводчик: Владыка просит огласить предлагаемый проект по-русски, а затем я ему переведу. Читаю:

Проект резолюции по вопросу о действительности англиканской иерархий.

Заслушав доклады «Об англиканской иерархии», Совещание Предстоятелей и Представителей Православных Автокефальных Церквей с чувством христианского расположения и братской любви к англиканским христианам в отношении изыскания пути к признанию действительности англиканской иерархии постановляет:

1. Вероучение, содержащееся в «39 членах» Англиканской Церкви, резко отличается от догматов, вероучения и предания, исповедуемых Православной Церковью; а между тем, решение вопроса о признании действительности англиканской иерархии должно, прежде всего, иметь в своей основе согласованное с Православием учение о таинствах. Частные выражения согласия англиканской иерархии на изменение в сторону приближения к Православию учения этих «членов» о таинствах — не могут сложить основой для решения вопроса в положительном смысле. Поэтому, если Православие не может согласиться на признание правильности англиканского учения о таинствах вообще и о таинстве священства в частности, оно вследствие такового их вероучения не может признать действительными произведенные англиканские хиротонии.

2. Вопрос о признании действительности англиканской иерархии может быть рассматриваем только в связи с вопросом о единстве веры и исповедания Церквей при наличии авторитетного об этом акта Англиканской Церкви, исходящего от Собора, съезда или конференции священнослужителей англиканского вероисповедания, с последующим утверждением его Главой Англиканской Церкви, какового акта пока не имеется.

3. Православная точка зрения в решении вопроса, действительна ли была хиротония родоначальника англиканской иерархии М. Паркера и можно ли признать ее таковой на основе догматов и древне-вселенских канонов (которыми всегда руководствовалась древняя Церковь при избрании, утверждении и рукоположении во епископа), сводится к тому, что хиротония англикан не может быть признана действительной с этой точки зрения.

Со всем вниманием относясь к современному нам движению среди многих представителей англиканства, направленному к восстановлению связей и общения верующих Англиканской Церкви с Вселенской Церковью, мы определяем, что современная англиканская иерархия может получить от Православной Церкви признание благодатности ее священства, если между Православною и Англиканской Церквами предварительно установятся формально выраженное (как сказано выше) единство веры и исповедания. При установлении такого вожделенного единства признание действительности англиканской хиротонии может быть осуществлено по принципу Икономии волеизволением всей Святой Православной Церкви. И мы молимся о том, чтобы сие, по неизреченной милости Божией, совершилось.

Переводчик: Владыка предлагает свой контрпроект, который просит заслушать.

Перевод проекта резолюции, предложенный епископом Антимом:

«Комиссия, уполномоченная Московским церковным Совещанием, изучить и сделать предложение по поводу действительности хиротоний в Англиканской Церкви под

председательством Преосвященного епископа Антима Бузеуского (Румыния), заслушав вышеуказанные доклады, предлагает Совещанию следующую резолюцию:

1. Согласно исследованиям, которыми она располагает до сего времени, Православная Церковь полагает, что для нее пока не представляется возможным, с точки зрения вероучительной и канонической, признать в принципе действительность хиротонии в Англиканской Церкви

2. Если Церкви Константинопольская, Иерусалимская, Кипрская, Церковь Румынская и другие Автокефальные национальные Церкви дали свое согласие на признание действительности этих хиротоний, то мы констатируем, что это признание является условным, и что оно требует быть признанным всеми Православными Церквами.

3. Верные духу нашей Святой Церкви, которая смотрит с любовью и симпатией на все движения по сближению между Церквами и, в частности, с Англиканской Церковью, мы желаем, чтобы отношения между нашими Церквами и Церковью Англиканской были дружественными.

4 Мы ждем, чтобы эта Церковь уточнила свое вероучение, в особенности свою подлинную концепцию Святых Таинств и специально таинства хиротонии.

5. В ожидании уточнения порядка догматического, канонического и экклесиологического мы думаем, что единственная власть, которая должна произнести свое слово по поводу действительности хиротоний в Англиканской Церкви, есть Вселенский Собор, который будет иметь последнее слово.

6. Мы молим Господа, чтобы Он внушил всем дух любви и благорасположения, при котором всякие труды, имеющие отношение к единству Церквей, могут быть благотворными».

Владыка просит высказаться по поводу этого контрпроекта.

При обсуждении проектов резолюций оживленный обмен мнений вызвал третий пункт резолюции, предложенный Л. Н. Парийским — о Паркере.

Большинством голосов было принято решение исключить из резолюции 3-й пункт о Паркере.

Владыка Антим после такого результата голосования Поздравляет Комиссию с принятием такого решения, потому что этот вопрос считается чрезвычайно важным. То, что этот пункт не включен, имеет большое значение. Резолюция будет более авторитетною.

Полный текст резолюции по вопросу «Об англиканской иерархии», принятый после его обсуждения в Комиссии см. на стр. 431—432.

Митрополит Вениамин: От имени всех здесь присутствующих, как старейший по хиротонии, считаю долгом выразить председателю нашей Комиссии Преосвященному Антиму глубокую благодарность за то, что он так терпеливо вел собрание, иногда даже уступая. Мы очень благодарны и очень рады, что все так хорошо кончилось.

Переводчик: Владыка, закрывая заседание, хочет выразить свою радость и благодарность за ту милость Божию, которая выпала на его долю. Он смог посетить нашу страну и побывать в нашей прекрасной столице — славном городе Москве. Он видел здесь много отрадного. Его благоприятно поразила и церковная жизнь и храм, где он был, и контакт с православными русскими людьми, и в частности та обстановка сотрудничества, которого он был соучастником в эти дни, работая в нашей Комиссии. Служа в церкви благочинного отца Стефана Маркова в это воскресенье, он говорил проповедь об общении во Господе Иисусе Христе, и именно это общение, в котором мы все нуждаемся, было явлено в максимальной степени на этом Московском совещании Представителей почти всех Православных Церквей.

Добрый прием, который здесь был оказан всей Румынской делегации и ему, в частности, и братский дух, который проявляется со всех сторон, таковы, что он никогда этого не сможет забыть и будет постоянно хранить в своей памяти.

Владыка говорит, что он должен констатировать отрадный факт возрождения Русской Церкви.

Среди румынских священников есть много таких, которые думают, что Церковь не должна быть бесполезной, что она должна выполнять свою социальную роль. Владыка присоединяется к мнению этих священников, он думает, что на нашем Совещании заложены основы единства православного мира, он даже надеется, что заложена основа православного фронта, потому что в противоположность католическому фронту нам нужно создать свой православный фронт, который подчеркивал бы единство православного мира.

Что касается нашей Комиссии, то он выражает свое удовлетворение и благодарность за то внимательное и добросовестное отношение, которое было проявлено со стороны всех членов нашей Комиссии, за то духовное общение, которое он имел возможность неоднократно констатировать во время работ нашей комиссии, и в частности в особенности он выражает благодарность переводчику Н. А. Полторацкому за то, что это общение было возможно благодаря тому, что переводчик со всей максимальной точностью передавал его мысли и слова Собранию и также передавал ему мысли и слова Собрания со всей максимальной точностью, насколько это было возможно.

Комиссия заканчивает свои занятия общей молитвой.

Заседание закрывается.

________________________

1.Пуллер, Непрерывность Английской Церкви, СПБ, 1913, стр. 45.

2. Ibidem, стр. 43.

3. Ib dem, стр. 45.

4. В. Соколов. Иерархия Англиканской Епископальной Церкви. Сергиев Посад, 1897, стр. 244.

5. О непрерывности епископского рукоположения в Англиканской Церкви, «Православное Обозрение» 1866, т. XIX.

6. «Болгаро-английский обзор», № 31, 1931, апрель, стр. 7—8.

7. Георгий Бенигсен, К вопросу о действительности англиканского священства, Париж, 1927, стр. 86—87.

8. Георгий Бенигсен, К вопросу о действительности англиканского священства, Париж, 1927, стр. 88.

9. Ст. Цанков, Англиканская Церковь и мы, православные, «Церковный Вестник» 1935, № 21, стр. 249.

10. Бенигсен, К вопросу о действительности англиканского священства, Париж, 1927. ,стр. 98—100.

11. Проф. Н. Н. Глубоковский, Вопрос о присоединении англиканства к Православию, «Православный Миссионер», София, 1933.

12. Бенигсен, К вопросу о действительности англиканского священства, Париж, 1927, стр. 100 — 101.

13. Граф Ю. Граббе, Англиканская и Православная Церковь, Варшава, 1930, стр. 11.

14. С т. Цанков, Англиканская Церковь, «Церковный Вестник», 1935, № 20.

15. Священник магистр Василий Михайловский, Англиканская Церковь и ее отношение к Православию, 1864, СПБ, стр. 23.

16. Протоиерей И. В. Васильев, Материалы по вопросу об Англиканской Церкви, «Христианское Чтение», 1897, июль, стр. 33.

17. «Болгаро-английский обзор», 1931, № 31, апрель, стр, 7—8.

18. Англиканское послание, составленное священником Тальботом, журнал «Экуменика», Лондон, 1939, июль, стр. 134—137.

Радио «Вера»
Наши друзья


© 2015-2019. dishupravoslaviem.ru. Все права защищены.


Статистика просмотров сайта


Яндекс.Метрика