Сайту требуется оплата, собираем посильную помощь ПОЖЕРТВОВАТЬ
Дышу Православием
<a href="http://thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts">ИНТЕРЕСНОЕ</a>

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Деяние сто тридцатое третье

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Деяние сто тридцатое третье


К оглавлению

К разделу


Деяние сто тридцать третье

11 (24) июля 1918 года

1. Заседание открыто в соборной палате в 11 часов утра под председательством митрополита Новгородского Арсения в присутствии 163 членов Собора, в том числе 23 епископов.

На повестке заседания: 1) Текущие дела. 2) Доклад Отдела о церковной дисциплине — «Об участии женщин в жизни Церкви».

2. Председательствующий. Вашему вниманию будет предложен доклад Отдела о церковной дисциплине — «Об участии женщин в жизни Церкви». Докладчиком вместо протоиерея С. Н. Щукина будет протоиерей П. А. Миртов.

3. Докладчик протоиерей П. А. Миртов. По вопросу об участии женщин в жизни Церкви я выступаю здесь докладчиком совершенно случайно и экспромтом. Докладывать Священному Собору выработанные постановления по данному вопросу Отдел о церковной дисциплине поручил протоиерею С. Н. Щукину, но он на Собор до сих пор не явился, и Отдел в своем заседании, состоявшемся сегодня пред открытием Собора, этот труд переложил на меня. Сознавая свою неподготовленность к настоящему докладу, обращаюсь ко всем членам Отдела, чтобы они в тех местах, где мне изменит память и где я не смогу во всей полноте воспроизвести ход суждений Отдела помогли бы мне своими разъяснениями и дополнениями.

Внимание Отдела по вопросу об участии женщин в соборной жизни Церкви остановил особый доклад на эту тему, внесенный и прочитанный в одном из заседаний Отдела о. протоиереем Галаховым. В своем докладе он указал на умаление прав женщины и на слишком большое ограничение ее деятельности в строительстве жизни церковной, совершенно не отвечающее переживаемому нами моменту. Если ограничение прав женщины и угнетенное положение ее по сравнению с мужчинами еще понятно в государстве, которое живет и действует на основах естественного человеческого права (juris humani), где право силы нередко господствует над силой права, то такое ограничение и стеснение женщины в строительстве церковном, такое приниженное ее положение здесь непонятно, ибо Церковь строит взаимные отношения между своими членами и вообще всю свою жизнь на основах другого, не человеческого, естественного права, а на основах права Божественного (juris divini). Переходя к тому, как учение Христа Спасителя изменило взаимные отношения между людьми, как оно влило совершенно новые начала в жизнь человеческого рода, докладчик особенно выдвинул положение Апостола Павла о том, что пред Христом Спасителем «несть мужеский пол, ни женский», что здесь и мужчины и женщины должны пользоваться одинаковым положением, и женщины, по выражению Апостола Павла, являются «сонаследницами» мужчин в вечной жизни. Это основное положение, провозглашенное Апостолами и принятое вселенским сознанием, докладчик дополнил некоторыми историческими справками, которые действительно показывали, что женщине в Евангельской истории открывался широкий доступ к служению Христову и к сотрудничеству в деле христианского благовестия. Некоторые из членов Отдела в своих речах, особенно Высокопреосвященный председатель Отдела, приснопамятный теперь священномученик митрополит Владимир, ярко оттенили живое, широкое и близкое участие женщины в первых шагах христианской истории. И в самом деле, не Евангельские ли женщины шествовали всюду за Христом Спасителем? Не они ли у ног Его слушали Его Божественное слово? Не они ли привели целый город к Источнику воды живой для того, чтобы напоить глаголами живота вечного жителей Самарии? И когда мы вспомним самый высокий момент из жизни Христа Спасителя — Его крестный путь на Голгофу, то не представляется ли нам здесь Божественный Крестоносец окруженным женщинами в то время, когда почти все мужчины оставили Христа Спасителя одного в Его крестном подвиге. Когда умер Христос Спаситель, то опять-таки здесь женщины являются первыми и самыми усердными служительницами для погребения тела Христова. Они, таким образом, никогда не оставляли своими заботами Христа Спасителя. И в первые века христианства, когда Апостолы вышли на дело Евангельской проповеди, их сотрудницами здесь являются женщины. И история рядом с Апостолами отмечает равноапостольные подвиги христианских благовестниц, которые даже кровию запечатлели свою преданность великому делу благовестия.

Женщины, таким образом, приобщили себя к апостольскому подвигу, женщины приняли самое близкое участие в жизни и подвигах учеников Христа и вообще в строительстве жизни Древней Церкви. Те благотворительные и просветительные учреждения, которые создавались под сенью Церкви, видели в своих стенах прежде всего женщин. Женщины, которые следовали за Христом Спасителем и были непосредственными сотрудницами Его Апостолов, принимая живое участие в их апостольских подвигах, эти женщины остались верны своей любви и преданности делу Христову и после. Женщины помогали даже священнослужителям при совершении некоторых таинств в звании диаконисс. Впоследствии участие женщины в церковной деятельности значительно сократилось и потом почти сошло на нет. Но в настоящее время наступили обстоятельства, указывающие на необходимость привлечения женщин к самому широкому участию в жизни церковной. Теперь, когда волна кровавых гонений на Церковь Христову вновь поднимается и растет, когда требуется напряжение всех сил Церкви для отражения силы вражией, когда дорог каждый воин, стоящий на своем посту, когда Церковь должна выявить всю полноту своей творческой мощи, когда необходимо участие всех членов и организаций Церкви для того, чтобы перенести крест тяжелых испытаний, постигших Церковь Христову, теперь особенно вопрос об участии женщин в жизни Церкви является вопросом жизненным. И если мы наблюдаем, что ослабевает вера и гаснут священные огни одушевления в суровом сердце мужчин, если мы видим, как равнодушие к Евангельской истине охватывает многих из них, то этого, хотя с некоторыми ограничениями, нельзя сказать о женской половине верующих членов Церкви Христовой. Женщины еще сохранили живую восприимчивость к вере Христовой; они еще полны горячей преданности Церкви, они, по крайней мере, в своей массе еще не тронуты тлетворным влиянием учений века сего. И в эту надвигающуюся ночь неверия, когда Церковь испытывает небывалые стеснения, когда с горящими светильниками все верующие должны идти на сретение Небесного Жениха, не приспело ли время призвать женщину к самому широкому участию в жизни Церкви?

Вот канва тех мыслей, которые высказывались в Отделе как докладчиком, так и другими ораторами, выступавшими в Отделе. И Отдел, базируясь на этих положениях, выдвинутых докладчиком и дополненных, освещенных в речах следующих за докладчиком ораторов, нашел, что возвращение к церковному делу этой утраченной теперь силы — силы женской веры и любви ко Христу Спасителю в настоящее время в высшей степени полезно. Основываясь на этих кратко очерченных мною положениях, Отдел о церковной дисциплине счел благовременным привлечь женщину к участию почти во всех родах общественной церковной деятельности за некоторыми исключениями и предложить на утверждение Священного Собора следующие положения.

А. Признать за женщиною:

1) право на участие во всех Приходских Собраниях и Советах с решающим голосом;

2) такое же право участия в Благочинническом и Епархиальном Собраниях;

3) право участия во всех просветительных, благотворительных, миссионерских и церковно-хозяйственных учреждениях, за исключением судебно-административных и Епархиального Совета.

Б. Находя особенно полезным привлечение женщин к непосредственному участию в заботах о чистоте и благолепии храма и в чинном отправлении Богослужения в качестве чтеца и певца, Отдел находит возможным:

1) предоставить женщине право на занятие должности церковного старосты на одинаковых правах с мужчиною;

2) в особых исключительных случаях допускать женщину к исполнению должности псаломщика со всеми правами и обязанностями штатных псаломщиков, но без включения в клир.

4. Председательствующий. Предлагаю желающим высказаться по общим основаниям доклада.

5. В. Г. Рубцов. Пред нами как бы новое положение. Отдел предлагает, чтобы женщина приняла живое и горячее участие в строительстве нашей церковной жизни.
Но если обратить внимание на этот принцип, то в монастырях это явление не новое, а давно существующее. Там женщины — чтецы и певцы, входят в алтарь. Мы хотим применить этот принцип и к сутолочной приходской жизни. Но мне кажется, что это поведет и к нежелательным результатам. Во-первых, как отнесутся к такому явлению, вдова или девушка, если они будут занимать должность псаломщика, то необходимо будет им входить и в алтарь. Таким образом произойдет новое, невиданное в приходской жизни. Не будет ли это резко? Мы хотим в противовес неверующему мужчине выдвинуть неослабевшую в вере женщину. Но не будет ли здесь некоторой искусственности?

Для подтверждения прав женщины на участие в церковной жизни ссылаются на слова Апостола Павла в Послании к Галатам. Конечно, всем предоставлено право пользоваться таинствами, и участие это не ограничено. Но другое дело, как и кем совершаются таинства. Здесь права женщин ограничены. И в Священном Писании есть места об ограничении прав женщины. «Женщина да молчит», говорит Апостол. Сектанты стараются использовать женщину, потому что это такое щупальце, которое может проникнуть в любую семью и привлечь членов ее в секту. Наши миссионеры настаивают на том, чтобы женщинам не позволялось проповедывать, ссылаясь на слова Апостола «жене учити не позволяю». Я не знаю, будет ли с нашей стороны правильным — разрешить женщине проповедывать и входить в алтарь. Мне думается, что от этого ничего хорошего не будет. Затем, по моему мнению, если и можно еще допустить женщин с правом голоса на Приходские Собрания, то на Епархиальные собрания нельзя. Назначение женщины — воспитывать семью, быть около семейного очага. Мне кажется, нужно отказаться от таких прав, которые не принесут пользы Церкви. Церковь имела большие основания не допускать женщин к широкому участию в церковной жизни, кроме живущих в монастырях. Женщина может быть чтицею в церкви, но не должна занимать должность штатного псаломщика и входить в алтарь. И пусть она проповедует, но не в храме, а во внебогослужебных собраниях, пусть она участвует на Приходских Собраниях, но на Епархиальные Собрания женщин допускать не следует.

Я нахожу, что хорошо привлечь женщин к участию в церковной жизни, но такое смелое постановление преждевременно и неполезно. Я против этого.

6. Протоиерей А. В. Суворов. Вполне разделяю мнение о необходимости привлечения женщин наравне с мужчинами к делу служения в церковной жизни, но я хочу сказать еще об этом с приходской точки зрения. Наше приходское сознание установило, что женщины являются самыми сильнейшими ревнительницами о Церкви и благочестии. Наш Приходский Совет постановил образовать вместе с братствами и сестричества для служения Церкви, чтобы они заботились о благочинии в храме и поддерживали чистоту.

Я разделяю мнение доклада, но желал бы включить пункт о том, что Приходские Советы могут ходатайствовать об утверждении сестричеств с целью следить за благочинием в церкви и о предоставлении по избранию одной из членов сестричества из вдов или девиц права входа в алтарь.

7. Л. К. Артамонов. Сама жизнь уже подтверждает значение, какое имеет женщина в период настоящей церковной разрухи и какое она имеет влияние на тех, кто производит эту разруху.

Я не буду долго останавливаться на примерах, хотя сам состою членом трех Приходских Советов; скажу только, что женщины принимали самое энергичное участие в приходской жизни, но в то же время сохранили ту скромность, которая не позволила ей делать то, что не допускается церковными правилами.

Мне пришлось много хлопотать об устройстве полумонашеской женской общины, которая составилась из достойных девушек и вдов, но не удалось закончить этого дела при несочувствии некоторых членов Св. Синода и по другим причинам. Теперь, когда вопрос о диакониссах будет решен Священным Собором, мне кажется, что не только в интеллигентных, но и в простых крестьянских семьях найдется много желающих и вполне достойных девушек и женщин, которые возьмут на себя труд и заботу следить за порядком и чистотой в храме. Я видел церковь, где обязанности низших клириков исполняет женщина, и вся церковная служба от этого стала благолепнее и трогательнее. Остается только сделать так, чтобы женщины получили право входа в алтарь. Я предлагаю добавить статью о предоставлении женщинам, не моложе 40 лет, вступить в общину диаконисс со всеми присвоенными им правами и правом входа в алтарь. Такие женщины могут занимать и штатные должности псаломщиков.

8. С. А. Котляревский. Мне кажется, что в тех пределах, в каких настоящий доклад устанавливает права женщин на участие в церковной жизни, не может возбуждаться сомнения. Жизненный смысл подсказывает его принять. Если женщина может участвовать на Приходских Собраниях, то почему ей не участвовать на Собраниях Благочиннических, Епархиальных? Сомнение могут возбуждать только предоставление женщине должности псаломщика, но и здесь сомнение может быть устранено установлением рясофорности и разрешением в каждом подобном случае епархиальной власти. Предлагаю принять законопроект по существу и перейти к постатейному чтению.

9. А. Д. Самарин. Я горячо приветствую этот доклад по существу. Давно пора призвать женщину к церковной деятельности. Здесь раздавались речи о том, чтобы женщин не допускать на Епархиальные Собрания. Но мне кажется, что после тех постановлений, которые приняты на Соборе об Епархиальных Собраниях, говорить о недопустимости на них женщин — немножко поздно. Собор в статье 134 и 135 об Епархиальных Собраниях ни слова не говорит, что на этих Собраниях не могут быть женщины, а исключает только тех, которые в течение года не исполняли христианского долга исповеди и святого причастия, до опороченных по церковному или гражданскому суду. Дальше, пожалуй, по докладу можно указать только на то, что штатные псаломщики возлагают на себя облачение, что, конечно, для женщины канонически невозможно.

Предлагаю принять доклад по существу и перейти к постатейному чтению.

10. М. Ф. Глаголев. В Петроградском Епархиальном Собрании участвовало несколько женщин, и это не произвело соблазна. Женщины главным образом принимали участие в вопросе о воспитании, а воспитание, конечно, область женщины. Если женщина будет и псаломщиком, это тоже не соблазнительно. Должность псаломщика должна быть вместе с богослужебной и просветительная. Теперь должно быть всеобщее обучение Закону Божию, и в этом деле женщина может иметь огромное значение.

11. М. А. Семенов. Горячо приветствую предложения Отдела. Не вижу канонических препятствий к проведению этого законопроекта в жизнь. Наоборот, подчеркиваю тот исключительный религиозный подъем, какой в эти страдные дни гонений на все чистое и святое проявила женщина. Побольше внимания и доверия к ней! Она того заслужила. И потому все ограничения женщин в церковной жизни, не основанные на Слове Божием и канонах Церкви, должны быть устранены. Из законопроекта должны быть устранены слова «за исключением судебно-административных». Не надо предварять жизнь ненужными и даже обидными ограничениями прав тех, кто в дни гонений на Церковь проявил столько стойкости и преданности ей. Сама жизнь внесет те или иные поправки в рассматриваемый законопроект.

12. Протоиерей К. М. Аггеев. Представленный доклад настолько жизнен, что спорить о нем не приходится. Но я хочу поднять один вопрос. Еще в студенческие годы, когда я изучал религию Персии и ее отношение к Ветхому Завету, а затем и к Новому Завету, для меня явился вопрос: какое основание имеет запрещение женщине входить в алтарь. Я обратился с этим вопросом публично в аудитории к профессору Дмитриевскому, и тот мне не нашелся на него ответить. Затем, уже в бытность мою законоучителем в Смольном институте, я обращался к митрополиту Антонию с вопросом: почему я должен в алтаре терпеть пьяных сторожей и не могу допустить туда воспитанниц, которые чище не только сторожей, но даже и меня? И Владыка Антоний согласился со мною и даже разрешил мне в случае нужды допускать воспитанниц в алтарь. Я не вижу, чтобы были какие-либо канонические или вообще христианские основания недопущения женщин в алтарь. Я предлагаю вопрос о недопущении женщин в алтарь передать на рассмотрение в Отдел о церковной дисциплине.

13. Председательствующий. В 44-м правиле Лаодикийского Собора ясно сказано: «Не подобает жене в алтарь входить».

14. Н. И. Остроумов. Останавливают на себе внимание слова Апостола «жене учить не позволяю», «женщины да молчат». Апостолы вообще предостерегают от притязаний на учительство. Но мы нигде не встречаем запрещения женщине участвовать в молитве, в общественном Богослужении, чтении и пении в церкви. Вместе с Апостолами в молитвенных собраниях участвовали женщины. Перу христианских женщин принадлежат многие молитвы и песнопения. Женщину полезно допустить как помощницу пастырей к участию в чтении и пении за Богослужением. Я помню, как в селах, за неимением чтецов, читали и пели женщины и девушки, и это не вносило никакого соблазна. Предлагаю принять доклад.

15. Председательствующий. Поступило предложение за подписью 31 члена Собора о прекращении записи ораторов и другое предложение о прекращении прений. Ставлю на голосование предложение о прекращении записи ораторов.

16. ПОСТАНОВЛЕНО: запись ораторов прекратить.

17. Председательствующий. Ставлю на голосование предложение о прекращении прений.

18. ПОСТАНОВЛЕНО: предложение отклонить.

19. Председательствующий. Угодно ли будет Собору ограничить прения 10 или 5 минутами?

20. ПОСТАНОВЛЕНО: ограничить прения 5 минутами.

21. И. М. Громогласов. Я взял слово лишь для краткой канонической справки по вопросу о праве женщин входить в алтарь. Возражающие против предложенного Отделом доклада ссылаются, между прочим, на каноны. В 69-м правиле VI Вселенского Собора говорится: «Никому из всех, принадлежащих к разряду мирян, да не будет позволено входить внутрь священного алтаря, но по некоему древнейшему преданию отнюдь не возбраняется сие власти и достоинству пастырскому, когда восхощет принести дары Творцу». Правило совершенно ясно и точно говорит, что «никому из мирян» нельзя входить в алтарь. Если руководствоваться буквальным текстом правила, то не только женщины, но и мужчины-миряне не имеют права входа в алтарь. Если же жизнь выработала иную практику и мужчины-миряне стали допускаться в алтарь, то это совершилось в обход правила, но такой же обход мог бы быть сделан и для женщин. Если от канонических правил мы обратимся к древней церковной практике, то увидим живое участие женщин в церковной жизни и долго утверждавшийся в Византии особый разряд диаконисс, отнюдь не являвшихся простыми мирянами. У Матфея Властаря в Синтагме мы находим описание особого чина поставления диаконисс. Епископ, возлагая руки на голову посвящаемой в диакониссы, произносил молитву: «Божественная Благодать, всегда немощная врачующая…», возлагал на шею диакониссы орарь, т. е. освященное облачение. Этот орарь препоясывался крестообразно, так что оба конца его приходились спереди. Но этого мало: диаконисса причащалась сейчас же после диаконов, а по окончании причащения епископ передавал ей чашу, и она ставила ее на Святую Трапезу, значит, прикасалась к ней. Таким образом, ни каноны, ни древняя практика не содержат правил, безусловно препятствовавших женщине входить в алтарь и принимать некоторое участие в богослужении.

Вопрос о включении женщин в клир решался византийской практикой тоже в благоприятном для них смысле. В списках Великой Константинопольской церкви мы находим, наряду со священниками и диаконами, и диаконисс. В одной новелле Юстиниана указано 60 пресвитеров, 100 диаконов, 40 диаконисс, 90 иподиаконов, 100 чтецов, а в новелле императора Ираклия 612 года указано 80 пресвитеров, 150 диаконов, 40 диаконисс. Ввиду сего я не находил бы никаких препятствий и в настоящее время для включения в клир женщины, допущенной к исполнению должности штатного псаломщика. Поэтому я вношу предложение изменить пункт 2 литеры «Б» проекта в том смысле, чтобы слова «но без включения в клир» были устранены. Если женщина допущена к исполнению должности штатного псаломщика, допущена со всеми правами и обязанностями штатных псаломщиков, то нет оснований останавливаться перед простой формальностью включения в клир.

22. Епископ Старицкий Серафим. К обстоятельной справке профессора И. М. Громогласова я хочу сделать только небольшое добавление, как в жизни Русской Церкви относились к рассматриваемому вопросу. Сказать определенно, что церковные каноны безусловно воспрещали, без всяких исключений, женщинам входить в алтарь, едва ли возможно. Если мы обратимся к 66-му правилу нашего Номоканона при Большом Требнике, в лучшем исследовании его профессора Павлова, то увидим, что Номоканон, ссылаясь на 69-е правило VI Вселенского Собора, требует: «мирстии — ни мужие, ни жены во св. алтарь да не входят, инокиня же входит». Трулльский Собор делает исключение из своего правила для царей, по уважению, как говорит Вальсамон, к тому, что император есть помазанник Господень. Так и св. Никифор в 15-м правиле делает исключение для монахинь. Но в Московских первых двух изданиях Номоканона текст 66-го правила снабжен был заметкой: «а в велицей России обретохом то правило 9-е, и Никифор не повелевает входити инокиням во св. алтарь». Так правило св. Никифора излагалось и в наших старинных Кормчих, где оно читалось: «не подобает инокиням входити во св. алтарь». В таком виде оно принято и в печатную Кормчую 1653 года (глава 58, а в синодальном издании глава 57). Если же обратимся, повторяю, к Номоканонам, то даже в издании 1658 года мы найдем разрешение инокиням на вход в алтарь. Устойчивого, определенного запрещения не было. В дальнейших изданиях Номоканона и особенно в правилах Тимофея Александрийского указывалось, при каких обстоятельствах женщина не могла входить в алтарь.

Так как определенного запрещения нет, то нам необходимо разрешить этот вопрос в смысле дозволительности женщинам входить в алтарь.

Далее, относительно пользы допущения женщины к миссионерской деятельности не может быть никаких сомнений. Старообрядцы издавна и прекрасно оценили значение женщины для церковной жизни. У них женщины не только убирают храмы и алтари, но и несут службу чтиц и певчих и даже наставниц.

Насколько у нас улучшилось бы благолепие храмов и богослужения, если бы вместо грязных, часто неряшливых и неумелых сторожей храмы убирались бы заботливыми руками женщин и если бы женщины занимались церковным чтением и пением!

Я всецело поддерживаю поэтому доклад Отдела о церковной дисциплине и горячо приветствую допущение женщин к занятию должности псаломщика.

23. Председательствующий. Список ораторов исчерпан. Прежде чем предоставить слово докладчику, я хотел бы сказать несколько слов. Священному Собору предложен доклад, предоставляющий женщинам широкое право участия в церковной жизни. Женщинам, согласно проекту, разрешается занимать даже должности псаломщиков и они получают, таким образом, возможность входа в алтарь. Широкая любовь и стремление к уравнению женщин в правах с мужчинами служит основанием проекта. Однако подобная мера находится в прямом противоречии с канонами, а слишком широкая любовь может повести к неблагоприятным последствиям и соблазну.

В древнее время правила канонов исполнялись строже, гораздо строже. 44-е правило Лаодикийского Собора несомненно запрещает женщинам входить в алтарь. То обстоятельство, что 69-е правило VI Вселенского Собора содержит запрещение входа в алтарь для всех вообще мирян, конечно, не может обосновать права для женщин входить в алтарь. Напротив, следовало бы придерживаться древней практики, охраняющей святость алтаря и поддерживающей к алтарю должное благоговение. Древняя практика отражается с очевидностью на самой архитектуре храмов старинной постройки. Алтарь — самое святилище, устраивался совершенно отдельно от жертвенника и диаконника и отделялся стеною с дверью или завесой. Такое устройство мы можем видеть в старейших храмах Пскова, Новгорода и Москвы. Это разделение на три части способствовало благоговейному отношению к самому святилищу. В алтарь нельзя было пройти прямо, а нужно было пройти через жертвенник. В связи с этим мы находим древний благочестивый обычай поминовения. Православный христианин, подходя к жертвеннику, сам совершал поминовение своих живых и умерших. Такое непосредственное молитвенное поминовение представляется мне гораздо лучшим, чем механическое писание имен на записочках и чтение этих имен диаконом.

Лишь в последующее время архитектура храмов изменилась, и жертвенник стали ставить в самом алтаре. Многоалтарность же храмов появилась в монастырях и была вызвана жизненной потребностью. Жертвователи непременно желали иметь храмы в честь различных святых. Отказываться от пожертвований монастырям не приходилось, но вместо особых храмов стали устраиваться в храмах по нескольку алтарей.

В канонах, повторяю, святость алтаря особо охраняется. В 44-м правиле Лаодикийского Собора сказано: «Не подобает жене в алтарь входити», а в 69-м правиле VI Вселенского Собора сказано: «Никому из всех, принадлежащих к разряду мирян, да не будет позволено входити внутрь священного алтаря. Но по некоему древнейшему преданию отнюдь не возбраняется сие власти и достоинству царскому, когда восхощет принести дары Творцу». Вальсамон в толковании на это правило говорит: «Настоящее правило запрещает мирянам входить внутрь божественного алтаря, потому что он отделен для одних священнических лиц. Но царю, хотя он и мирянин, по некоему древнему преданию, дозволено, когда он пожелает, принести дары Богу. А каким образом в божественное святилище преславного храма Господа нашего Иисуса Христа на острове Халки беспрепятственно входит всякий желающий, я не знаю. А о латинянах знаю, что не только миряне-мужчины, но и женщины входят в святый алтарь. Заметь настоящее правило и никак не дозволяй на основании оного мирянам входить в святой алтарь». Комментатор, таким образом, с порицанием относится к такому нарушению канонов и говорит, что совершенно не знает, как могли произойти такие предосудительные явления.

В настоящее время, при некотором упадке церковной дисциплины, когда иной раз не замечается должного благоговения к святости алтаря, что выражается в оставлении там платья, галош и т. п., надо быть особенно осторожным в проведении новых мероприятий.

Даже мусульмане охраняют святость своих мечетей и не входят в них обутыми. Тем более нам следовало бы заботиться о поддержании благоговения к святости алтаря и избегать утверждения мер, способных повести к излишнему соблазну.

Перехожу теперь к вопросу о праве женщин на учение православной вере. Женщина может поучать вере Христовой, но не в церкви, а только в собрании верных.

Если каноны читать черным по белому, а не перетолковывать их по своему разумению и желанию, то с несомненностью явствует некоторое ограничение прав женщины.

Возражая против слишком широкого, несогласованного с канонами представления женщинам права участия в богослужении, я не могу не признать ту громадную пользу, которую способны принести и приносят уже женщины в церковной жизни. В последнее время, при различных осложнениях с церковными сторожами, с уборкой храмов и т. д., деятельность сестричеств достойна величайшей похвалы и одобрения.

Итак, представляя слово докладчику, я обращаю еще раз внимание на то, что с новыми мероприятиями надо быть особенно осторожными и осмотрительными, дабы не умножать соблазн в церковной жизни. Я высказал свое мнение и этим облегчил свою совесть.

24. Докладчик протоиерей П. А. Миртов. Большинство выступавших здесь ораторов приветствовали доклад. Некоторые из них высказывались даже за еще большее расширение прав женщин в строительстве жизни церковной, а некоторые стояли за изменение лишь деталей проекта. Однако, слышались и возражения. Но самое, так сказать, острие возражений было направлено не на существо доклада, а на ту психологическую обстановку, которая может создаться вокруг предлагаемых Отделом положений. В речах возражавших слышалась тревожная нотка и их возражения сводились, в общем, к опасению того, как бы новые мероприятия не породили общественного соблазна в церковной жизни. Это опасение правильное и законное. Но Отдел имел его в виду все время при своих работах.

Ограниченность человеческой природы, ее немощь и слабости, то «жестокосердие», которое составляет историческую черту не одного только еврейского народа, все это учитывалось Церковью, когда она вводила в жизнь новые начала христианской мысли, веры и морали. Церковь всегда сознавала, что Царство Христа «не от мира сего», что его надмирные принципы человечество не в силах воспринять во всей их безграничной широте, что начала Христовой веры лишь постепенно усвояются человеческим сознанием и претворяются в жизнь. Нужен ряд веков, чтобы в историческом процессе человечества воплотились вечные истины Христовы. В истории христианской жизни иногда наблюдается такое явление. Вот провозглашен со всей безусловностью и широтой тот или другой принцип христианской морали и мысли. Но немедленного жизненного явления он не получает. Непосредственного воплощения его в те или другие конкретные формы долгое время мы не замечаем. Так было с принципом общей христианской свободы, братства и равенства. Христос явился Спасителем не отдельных народов, а всего мира. И Апостолам он заповедал: «шедше научите вся языки». И Апостолы исповедали, что пред Христом Спасителем «несть эллин, или иудей, обрезание или необрезание, варвар и скиф, раб и свободь, но всяческая и во всех Христос». Но рабство, как продукт внешних социально-экономических отношений, продолжало долгое время существовать, как особый институт, строго охраняемый государственными законами. А национальное самоопределение, национальная рознь продолжают разделять человечество доселе. Вселенское же братство народов, мировое всеединство предполагаются только как идеал, едва ли даже осуществимый в условиях нашей грешной тварной ограниченности. И тот же Апостол Павел, который учил, что пред Христом стираются, падают все социальные и национальные перегородки, писал рабам,
чтобы они повиновались своим господам, работали на них не только за страх, но и за совесть, покорялись не только добрым господам, но и строптивым. Бежавшего же от Филимона раба Онисима он возвращает прежнему господину, хотя и пишет ему, чтобы он принял его не как раба, но как брата.

Так обстояло с провозглашением христианского принципа братства и равенства во Христе по отношению к разным политическим и социальным группам. Так же обстоит дело и с вопросом о равноправии женщин во Христе Спасителе. С одной стороны, Апостол пишет, что пред Христом Спасителем «несть мужеский пол, или женский». С другой, он же заповедует: «жене учити не повелеваю». И Православная Церковь, с одной стороны, ублажает Пресвятую Деву, как Честнейшую Херувим, поет, что «в Ней побеждаются естества уставы», с другой стороны, всячески ограничивает участие женщины в церковно-общественной деятельности. Это объясняется тем, что Церковь — враг одних механических переворотов, что она, как сила органическая, растет, ширится процессом биологическим. Церковь не всегда находит возможным давать провозглашенным ею принципам полноту выражения, в конкретных формах жизни, чтобы не соблазнить малых сих. Это соображение приложимо и к объяснению того, что принцип равноправия женщины не получил, да конечно и никогда не получит своей полной реализации в исторической жизни.

Кажется, что сегодня, как это было прекрасно разъяснено и многими выступавшими здесь ораторами, приспело благоприятное время для открытия христианской женщине доступа к более широкому участию в строительстве жизни церковной. Ввиду этого Отдел о церковной дисциплине и разработал новые положения, определяющие круг деятельности христианской женщины в той сфере, которая долго была почти закрыта для нее, но которая давно уже ждала ее верующего творчества и энтузиазма. Это — сфера отношений ее к Церкви, которая вывела женщину из ее приниженного положения и подняла ее на такую высоту, о которой в языческую эпоху нельзя было и мечтать. Но открывая христианской женщине новые перспективы в церковной деятельности, Отдел свои принципиальные положения ввел в те границы, какие подсказывались чувством педагогической осторожности и душепопечительства и в которых, я надеюсь, они являются вполне приемлемыми для Священного Собора и для сознания верующего народа.

Перехожу теперь к разбору отдельных возражений, сделанных против предложенного вниманию Собора доклада. Некоторые ораторы указывали на неосуществимость проповедывания женщинами Слова Божия в церкви. Но Отдел и не предполагал выводить женщину на церковный амвон, хотя завещание Апостола Павла, на которое многие ссылались, имеет не догматический, а исторический характер. Не с церковного амвона в храме, а в других местах церковно-общественных собраний христианская женщина может и должна возвышать свой верующий голос на благо церковного устроения. Во всех учреждениях просветительных, благотворительных и даже миссионерских расширение деятельности христианских женщин, освященной к тому же вековым опытом, по мнению Отдела, только принесет церковному делу пользу и обогатит наличный состав деятелей приливом новых творческих сил, так нужных для Церкви в переживаемый ею момент. Пусть встанет сейчас пред сознанием членов Собора великий равноапостольный подвиг нашей отечественной княгини Ольги, память которой Церковь празднует сегодня, и он наглядно покажет, что может дать Церкви верующая христианская женщина. И ради исторических заслуг перед Церковью всех таких равноапостольных жен, много послуживших делу просвещения народов светом веры Христовой, является и вполне справедливым и нужным для блага Церкви призвать современную женщину к более широкому участию в церковной просветительной работе.

Второе возражение направляется против доступа женщин в Епархиальные Собрания. Один из возражавших заметил: «И мужчины мало посещают эти собрания, зачем пускать туда женщин?» Именно потому-то их и надо звать сюда. Если мужчины проявляют мало рвения и заботливости о делах Церкви, то пусть женщинам будет открыта дорога сюда, пусть им дана будет возможность приложить здесь свой труд, свои знания и свое горячее рвение к устроению дел церковных. И это тем более, что и в древней жизни христиан женщинам не была возбранена такая деятельность. В одной из бесед св. Иоанна Златоуста на послания Апостола Павла мы находим упоминание о том, что женщины присутствовали при избрании св. Апостола Матфея на место отпавшего Иуды.

Третье возражение, выслушанное нами здесь, обратного характера. Оно стоит не за умаление, а за увеличение прав женщин, за допущение их к участию в учреждениях судебно-административных и в Епархиальном Совете. По отношению к этому возражению я нахожусь несколько в затруднительном положении. В Отделе я лично высказывался за возможное расширение прав женщины в церковной деятельности и не находил оснований отстранять ее от участия даже в церковном суде. Мне вспоминается здесь мнение известного представителя нашей отечественной юриспруденции А. Ф. Кони, который полагал, что участие чуткой женской совести и женского сердца в делах светского суда может быть только очень полезным здесь. Если же вообще естественные дарования женщины, ее психика и женский такт могут внести в картину нашего гражданского судопроизводства, то не богаче ли еще будет вклад в сокровищницу церковной правды и милости, которая так похвальна на суде, от женщины верующей, просвещенной Евангельскими истинами и облагодатствованной духом любви Христовой. Однако Отдел, по основаниям той же душепопечительности, находил более осторожным в настоящий раз несколько ограничить широту применения в церковной работе женского участия теми рамками, которые очерчены в положениях, сегодня предложенных на уважение и утверждение Священного Собора. Этим я закончу свои замечания по поводу сделанных здесь возражений.

25. Председательствующий. Угодно ли Собору перейти к постатейному рассмотрению доклада об участии женщины в жизни Церкви?

26. ПОСТАНОВЛЕНО: перейти к постатейному чтению.

27. Председательствующий. Я считаю своей обязанностью просить о том, чтобы при постатейном рассмотрении не особенно множились словеса. Уже все пункты доклада обсуждены. Отделом о церковной дисциплине предлагаются следующие положения: «Признать за женщиною на равных правах с мужчиною право на участие во всех Приходских Собраниях и Советах с решающим голосом». Несогласных с этим положением прошу встать.

28. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 1 лит. «А» в изложении Отдела.

29. Председательствующий. Статья 2: «Признать за женщиною на равных правах с мужчиною такое же право участия в Благочинническом и Епархиальном Собраниях». Ставлю на голосование статью 2 лит. «А».

30. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 2 лит. «А» в изложении Отдела и передать в Редакционный Отдел для согласования с ранее принятым определением Собора об епархиальном управлении.

31. Председательствующий. Статья 3: «Признать за женщиною на равных правах с мужчиною право участия во всех епархиальных — просветительных, благотворительных, миссионерских и церковно-хозяйственных учреждениях, за исключением судебно-административных и Епархиального Совета». К статье 3 поступили две поправки. Поправка В. Г. Рубцова: «Женщина имеет право участия во всех епархиальных благотворительных и церковно-хозяйственных учреждениях, а также в деле миссии принимает участие вне храма и святого амвона». Поправка М. А. Семенова: исключить слова «за исключением судебно-административных». Ставлю на голосование поправку В. Г. Рубцова.

32. ПОСТАНОВЛЕНО: поправку отклонить.

33. Председательствующий. Голосую поправку М. А. Семенова.

34. ПОСТАНОВЛЕНО: поправку отклонить.

35. Председательствующий. Ставлю на голосование статью 3 в изложении Отдела.

36. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 3 в изложении Отдела.

37. Председательствующий. Литера «Б»: «Находя особенно полезным применение женщин к непосредственному участию в заботах о чистоте и благолепии храма и в чинном отправлении Богослужения в качестве чтеца и певца, Отдел находит возможным предоставить женщине право на занятие должности церковного старосты на одинаковых правах с мужчиною. Это положение принципиально принято уже Собором. Согласование же изложения его с принятым Положением — дело Редакционного Отдела.

38. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 1 лит. «Б» в изложении Отдела.

39. Председательствующий. Член Собора Л. Г. Архангельский предлагает предоставить женщинам право участвовать в архиерейских хорах в качестве хористок. Я думаю, что эту поправку в проект вносить не следует, так как если признается полезным привлечение женщины к непосредственному участию в отправлении Богослужения в качестве чтеца и певца, то, разумеется, нет никаких препятствий к участию женщин во всяких церковных хорах. Статья 2: «В особых исключительных случаях допускать женщину к исполнению должности псаломщика со всеми правами и обязанностями штатных псаломщиков, но без включения в клир». Сюда относится предложение К. М. Аггеева подвергнуть обсуждению вопрос о праве входа женщин в алтарь.

40. А. В. Васильев. Мне кажется, что предложение протоиерея К. М Аггеева касается женщин непосвященных и может быть передано в Отдел о церковной дисциплине. Рассмотрение же обсуждаемой статьи проекта Отдела нет оснований откладывать. Ее надлежит рассмотреть независимо от предложения протоиерея К. М Аггеева.

41. П. А. Миртов. Предложение протоиерея К. М. Аггеева может быть предметом самостоятельного рассмотрения, независимо от обсуждаемой статьи. Право входа в алтарь не мыслится неразрывно с должностью псаломщика, так как и некоторым псаломщикам-мужчинам, по правилам церковным, закрыт доступ в алтарь.

42. Протоиерей К. М. Аггеев. Я тоже выражаю желание, чтобы мое предложение обсуждалось самостоятельно.

43. Председательствующий. Угодно ли предложение протоиерея К. М. Аггеева передать для обсуждении в Отдел о церковной дисциплине?

44. ПОСТАНОВЛЕНО: принять предложение Председательствующего.

45. П. И. Астров Статью 2 лит. «Б» я принимаю в том виде, в каком она выработана Отделом, именно с ограничением в смысле недопущения включения женщины в клир. Включая женщину в клир, мы перешли бы из положения жизненного в положение иерархическое. Когда женщине будут предоставлены права древних диаконисс, тогда возможно будет и положительное разрешение вопроса о включении женщины в клир.

46. Председательствующий. Поступили следующие поправки к статье 2: А. В. Васильев предлагает эту статью изложить так: «Допускать женщину к посвящению в псаломщицы, с предоставлением всех прав и обязанностей штатных псаломщиков». И М Громогласов предлагает из обсуждаемой статьи исключить слова «но без включения в клир». В. Г. Рубцов предлагает изложить пункт 2 в следующем виде: «Женщины могут быть допущены исполнять должность псаломщика, но без права входить в алтарь». А. В. Суворов предлагает присоединить после рассматриваемой статьи еще пункт: «Приходским Советам предоставить право ходатайствовать пред местным Преосвященным о созидании при храмах сестричеств из избранных женщин и предоставлении права одной из избранных вдов или девиц сорока лет входить и в алтарь для водворения должной в нем чистоты». Поправки В. Г. Рубцова и А. В. Суворова будут переданы в Отдел о церковной дисциплине, так как обе они затрагивают вопрос о входе женщины в алтарь.

Ставлю на голосование поправку W. М. Громогласова, соответствующую части поправки и А. В. Васильева, об исключении из статьи 2 слов «но без включения в клир».

47. ПОСТАНОВЛЕНО: поправку отклонить.

48. Председательствующий. Ставлю на голосование поправку А. В. Васильева.

49. ПОСТАНОВЛЕНО: поправку А. В Васильева отклонить.

50. Председательствующий. Голосую статью 2 литеры «Б» в изложении
отдела.

51. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 2 литеры «Б» в изложении Отдела.

52. В 1 час 25 минут объявляется перерыв.

53. Заседание возобновляется в 2 часа дня.

54. Председательствующий. Объявляю заседание Собора при закрытых дверях. Прошу членов Собора и секретариат озаботиться, чтобы на заседании посторонние лица не присутствовали. Подлежит обсуждению мнение протоиерея П. И. Лахостского по поводу слова Святейшего Патриарха, произнесенного им в Казанском соборе 8 июля в день празднования Казанской иконе Божией Матери. Не угодно ли кому-нибудь высказаться по этому вопросу?

55. В. Г. Рубцов. Божиею милостью уже третью сессию мы присутствуем в стенах этого здания. Все время мы старались избегать политических демонстраций, ибо знали, что на нашей совести лежит исторический долг не поддаваться этому жизненному течению. Мы знаем, что случилось и что может еще случиться, но мы готовы ко всему. Я буду откровенен: нужно ли производить политическую демонстрацию? Если Святейший Патриарх сказал речь, обличающую власть за убийство бывшего Императора Николая II, то это ему свойственно как главе, первосвятителю Русской Церкви. Положим, и мы разделим сказанное Святейшим Патриархом по поводу убийства бывшего Царя. Но как отнестись к этому делу мне, мирянину, мужику и представителю Тверской епархии, которая меня сюда послала не для того, чтобы производить политические демонстрации. Мы не должны упускать из вида, что у нас задачи чисто церковные. В этом вопросе об убийстве бывшего Императора будут разбираться историки, будут говорить о том, что была борьба между различными партиями и бывшим Императором, жертвой каковой борьбы он и пал.

Если стать на точку зрения нравственного характера, то нужно сказать, что нас целыми барками расстреливали по вине того, кому Господь судил и самому стать мучеником. Имя бывшего царя в народе непопулярно. Когда он в 1905 году подписывал манифест, но потом отбирал данные им народу права, он напоминал купца, не платящего по своим торговым обязательствам. (Голоса с мест: Довольно, довольно!) Нам, мне кажется, не нужно становиться на скользкую почву политических демонстраций. Не дело Отбора расписываться под словами Святейшего Патриарха. Это отзовется впоследствии скорбным эхом. Я не разделяю взгляда, высказанного Святейшим Патриархом. Пусть Патриарх взял на свою совесть обличение убийства бывшего Императора, но Священный Собор не должен идти к политической демонстрации. Я умываю руки от этой вредной демонстрации.

56. Князь Е. Н. Трубецкой. С чувством глубокой душевной боли я прослушал речь предыдущего оратора В Г. Рубцова, законченную словами Пилата, умывшего руки при осуждении Невинного Страдальца Христа. Мы здесь не для того, чтобы умывать руки.

Слова Пилата не могут быть словами Собора. Если Святейший Патриарх обличил убийство бывшего Императора, то это подвиг, за который мы должны поклониться ему земным поклоном. Он показал себя достойным преемником величайших святителей Земли Русской, Патриарха Гермогена и митрополита Филиппа. Неужели Собор будет молчать? История впоследствии скажет, что Патриарх исполнил свой долг. Что же делали члены Собора? Разбежались, подобно ученикам Христа, каждый в свою сторону, или, но соображениям житейского благоразумия стали «клятися, яко не знают человека сего». Да не будет с нами этого стыда. Мы должны стать вокруг Святейшего Патриарха. Мы должны сказать всю правду, хотя бы за это и грозил расстрел. Мы должны признать, что все сказанное в слове Святейшего Патриарха выражает мысли и чувства всего русского православного народа. Говорят, что Собор производит этим политическую демонстрацию. Но разве демонстрации производятся в закрытом заседании? Мы должны сказать, что сказанное в слове Святейшим Патриархом по поводу убийства бывшего Императора Николая II не только его личный голос, а голос всей Русской Церкви; если мы не решимся этого сказать, мы будем недостойны носить звание членов Священного Собора: мы будем солью, потерявшею силу. Да не будет сего.

57. Священник А. Попов. Бывают такие обстоятельства, когда молчать нельзя. В данном случае Святейший Патриарх своевременно и мужественно поднял свой голос против жестокого и бессмысленного убийства бывшего Государя Императора Николая II, судьбою которого вся Россия интересовалась и внимательно следила, что с ним будет. И вот каков оказался конец его несчастной жизни. Неужели кто-либо из здравомыслящих русских людей скажет, что «так ему и надо». Нет, бывшего Государя пожалеют и убийство его осудят. И я думаю, как и большинство русских людей, что Святейший Патриарх в произнесенной им проповеди действительно явился выразителем чувств русского народа, осудив это жестокое убийство. Но я осмеливаюсь расширить этот вопрос. В настоящее время есть волна восстания против советской власти, против этой, можно сказать, языческой власти. Восстание охватывает многое местности и города и повстанцы жестоко поступают с побежденными представителями советской власти.

И вот я думаю, что Священный Собор должен осудить всякое убийство, как носитель закона Христова: «вземши меч мечем погибнут». В Ярославле местные жители подняли меч восстания, и вот в настоящее время советская власть, усмиривши восстание, говорит, что ею будут приняты в отношении восставших самые жестокие меры. Да, конечно, Священный Собор должен осудить убийство бывшего Государя, но он должен также осудить и всякое убийство, от кого бы оно ни исходило.

Далее. Известно, что уже пятый год ведется кровопролитная война, христиане всего мира с ожесточением уничтожают друг друга. И не должен ли Священный Собор и здесь возвысить свой голос и сказать воюющим христианам: остановитесь, опомнитесь, не надо убийств. Таково мое мнение. Я думаю, что если Собор выступит с грозным словом осуждения всякого убийства и обратится с призывом к миру и любви, то это будет иметь благодатные последствия и Господь благословит этот призыв.

58. Н. Д. Кузнецов. Уже предшествующий оратор обратил внимание на то, что вопрос об убийстве бывшего Государя Николая II не может быть поставлен особо, не может обсуждаться в отдельности. В самом деле, то, о чем здесь говорил князь Трубецкой, бессмысленные убийства и жестокости совершаются ежедневно уже на протяжении 8-9 месяцев во всех местах нашей обширной Родины. Я вам приведу один пример. В городе Ельце Орловской губернии священник Тихомиров, по распоряжению местной власти, был расстрелян и, может быть, при обстоятельствах не менее ужасных, чем Государь. Этот расстрел ни в чем не повинного священника, расстрел без суда и без предъявления обвинений также ужасен и вопиюще несправедлив, как и бессмысленное жестокое убийство Николая II. И вот, если Священный Собор хочет выступить сейчас с протестом вообще против вражды и жестокости, которые широкою волною разлились по Руси, причем убийство Государя является лишь толчком к таковому протесту, то это приемлемо. Если же в данном случае речь идет только об убийстве Николая II, не касаясь кошмарных явлений нашего времени, то в этом случае мы сойдем с правильного пути. В самом деле, что нам сейчас предлагают. Патриарх произнес проповедь, в которой осудил одно из кошмарных явлений современной действительности — убийство Николая II и высказал свой взгляд на это убийство. И вот от нас требуют соборного одобрения этой проповеди, предлагают, чтобы мы открыто заявили, что мнение Патриарха является выражением церковного сознания. Но чтобы иметь право делать такое заявление, нам необходимо знать все обстоятельства убийства бывшего Государя, все подробности этого чудовищного дела. Ведь представители советской власти говорят, что был раскрыт контрреволюционный заговор, в котором принимал участие Николай II, вот поэтому его расстреляли.

И если вы посмотрите на это убийство с точки зрения текущего момента, с точки зрения революционного правосознания, то убийство Николая II ничуть не более жестоко, чем расстрелы священников и других лиц, которые были убиты лишь по одному только подозрению и конечно без всякого суда над ними. Эти последние бесчеловечные жестокости также грубо нарушают Божеские и человеческие законы. И если в этом вопросе вы станете на точку зрения вечных христианских принципов, то вы должны осудить вообще всякое убийство, от кого бы оно ни исходило и должны призвать всех к миру и любви, а между тем здесь предлагается осуждение убийства только Николая II. Духовною властью сделано официальное распоряжение отслужить во всех церквах панихиды по Николае II, причем на этих панихидах поминают почему-то «бывшего Императора Николая II». Боюсь, что это обстоятельство будет чревато последствиями. И когда участники этих панихид будут схвачены и посажены в тюрьмы, то вытащить их оттуда будет весьма затруднительно.

Верно сказал здесь Рубцов, что наше выступление будет политической демонстрацией. Князь Трубецкой заявляет, что какая же это демонстрация, если мы обсуждаем вопрос даже в закрытом заседании. Но ведь наши Деяния будут отпечатаны и опубликованы по всей России. Далее. Патриарх произносил и будет произносить много хороших проповедей, но не можем же мы присоединять все эти проповеди к нашим Деяниям. И ни одна из этих проповедей не будет одобрена Собором, не будет присоединена к нашим Деяниям, только эта проповедь по поводу убийства Николая II, и конечно это произведет на всех впечатление в том смысле, что здесь дело не в защите христианских начал, а в имени бывшего Императора Николая II. Протоиерей Лахостский в прошлом заседании сказал, что Патриарх в своей речи явился выразителем народного сознания, но ведь Лахостский видел в Казанском соборе человек 100-200, я же видел тысячи людей в Москве и должен откровенно сказать, что народ в общей массе цинически равнодушен к убийству бывшего Царя. Я еще повторяю, что если убийство Николая II служит лишь толчком к тому, чтобы Собор выступил с обличением против жестокости и с призывом к миру и любви, то это приемлемо, если же мы выступим исключительно по поводу одного убийства Николая II, то это послужит лишь к возбуждению политических страстей и этого делать не следует.

Ведь мы здесь спокойно сидели и сейчас сидим, а посмотрите, как всякие постановления отражаются на местах. Священник, исполняя распоряжение высшей церковной власти, прочитает послание, а его за это тянут в тюрьму. Вот в Калуге одного священника присудили за это в тюрьму на 10 лет, а бывает и хуже — расстреливают. И я думаю, что если мы примем то, что предлагает протоиерей Лахостский и примем предложенный им проект постановления, то мы сами, может быть, будем в стороне, может быть, останемся целыми, но количество арестов и расстрелов церковных деятелей несомненно увеличится.

Если вы хотите вообще стать на почву осуждения и обличения правящей власти, это дело другое, тогда обличайте, открыто говорите, что она нарушает законы. Но я думаю, что эти выступления будут иметь только печальные плоды. В данном случае самый важный вопрос — это поднять нравственное сознание у народа, которое теперь в упадке. Если бы это сознание было развито у народа, то он понимал бы, что подобные акты жестокости со стороны правящей власти нарушают Божеские законы и сам бы осудил это убийство. Но в этом направлении мы ничего не сделали. И вот народ цинично радуется совершенному убийству бывшего Царя. И если мы теперь выступим и скажем «не убий», то нам на это ответят: «Что же вы молчали раньше? Вот уже пятый год проводится кровопролитная война, и все это время вы давали благословение на убийство врагов». Если мы заговорим о правах и неприкосновенности человеческой личности, то нам напомнят о смертной казни, которая существовала при Царе. И в конце концов они будут думать, что мы говорим и выступаем лишь потому, что дело идет об убийстве бывшего Царя, что мы контрреволюционеры.

Вот поэтому я считаю, что предложение протоиерея Лахостского должно быть отклонено.

59. В. К. Недельский. Богомудрые архипастыри, отцы и братие. То, что было высказано членом Собора Рубцовым и что мы выслушали из уст члена Собора Н. Д. Кузнецова подсказано соображениями переживаемого ныне момента, соображениями, может быть, и очень вескими, и очень ценными, но это взгляд под таким углом зрения, который совершенно неприменим к той великой проблеме, которую мы рассматриваем. Рубцов в недоумении, как отнестись к призыву Святейшего Патриарха ему, простому мужику, ему, как представителю от Тверской епархии. Ом стоит на узкой точке зрения, он посмотрел на себя как на мужика, говорю его словами, но здесь нет ни мужиков, ни благородных, ни образованных, ни простолюдинов, а одни только христиане. Мы явились сюда потому, что христианские святыни, христианские ценности для нас выше и дороже всего, мы считаем себя обязанными всячески охранять их.

И вот, если смотреть на предложенный нашему вниманию вопрос не с «мужицкой» точки зрения, тогда, может быть, и не прозвучали бы здесь слова злой памяти, слова раздражения к лицу, которое уже предстало пред нелицеприятным Судом Божиим, которое мы теперь уже не вправе судить, которое надо пожалеть и молиться об упокоении его души.

Но и Н. Д. Кузнецов посмотрел на этот вопрос с точки зрения преходящего исторического момента. Я конечно учитываю, что вследствие нашего выступления могут увеличиться злоба и ненависть против Церкви, увеличится число жертв жестокости, число священномучеников всех рангов, но этот момент пройдет. И мы должны приветствовать в речи Святейшего Патриарха не только великое героическое деяние, но отраднейший акт пробуждения христианской совести. Но нам говорят, что надо протестовать вообще против совершающихся ныне убийств и жестокостей. Это уже сделано Священным Собором, который еще в прошлом году возвысил свой голос против жестоких деяний правительственной власти, осудив совершаемые ею насилия. Но если раньше подобного рода обличения проходили без внимания и не оставляли глубокого неизгладимого следа в душе тех, к кому они обращались, то это лишь потому, что тогда еще не совершилось то, что произошло теперь. Некогда великая и славная Россия опозорена, Святая Русь отреклась от всего священного, Россия раскрестилась, Россия покрылась позором низких измен и отречений. Но теперь, наконец, можно сказать, что за этим позором и отречением все же просиявает ее древний священный лик. И поистине вдохновенно сказал князь Трубецкой, что Святейший Патриарх чрез свое мужественное слово достойным образом приобщается к сонму великих иерархов Русской Церкви — Патриарха Ермогена и митрополита Филиппа — и проявление христианского мужества Его Святейшества не может не пробудить усыпленную доселе религиозную совесть народных масс.

И вот, если Священный Собор объединится с Патриархом и в полном единодушии с ним произнесет слова осуждения тому, что осуждено им, то все почувствуют, что жив еще Бог в сердце России, что просыпается христианская совесть, что рано еще считать наше православие погибшим, что еще рано они издают свои безбожные декреты и, проливая кровь мучеников, льстят себя надеждой на скорую победу. А если эта кровь будет и еще пролита, то мы повторим известные всем слова — «кровь христиан есть семя христианства, и она принесет свой плод». И падшая Россия, пройдя чрез ужасы своей теперешней Голгофы, снова воскреснет. А мы, свидетели духовного торжества над злыми силами, скажем тогда: «Да воскреснет Бог и расточатся врази Его».

60. Протоиерей А. В. Суворов. Меня тоже вызвала сюда речь первого оратора. Я полагаю, что Священный Собор является выразителем мыслей и чувств православного населения и посему должен возвысить свой голос против убийства бывшего Государя.

Ведь все православное население видело в Николае II Помазанника Божия и внимательно следило за его судьбой. И теперь такое зверское отношение к нему со стороны Уральского совдепа встревожило умы населения и оно с нетерпением ждет, как отнесется к этому событию Священный Собор. И мы должны отнестись к этому факту также, как Святейший Патриарх. Мы должны радоваться решимости Патриарха, который мужественно сказал всю правду, обличил преступление власти, открыто заявил, что эта власть поступила против Божественных законов.

Мы со своей стороны должны твердо и во всеуслышание повторить, что убийство Николая II, совершенное без суда и без указания вины, дышит гнусной несправедливостью. Да и вообще мы должны смело творить от Собора и обличать все действия нынешнего правительства, которые направлены против веры Христовой. И здесь мы должны коснуться также и отношения к Церкви со стороны органов правительства на местах. Вместе с обличением известного постановления Центрального Исполнительного комитета мы должны потребовать от этого комитета, чтобы на местах все преследования против духовенства и членов Церкви не были беспочвенны, а непременно были основаны на решении гласного суда.

Кроме того, я прошу Священный Собор не оставаться глухим к походам советских газет против религии. Прочтите только в номере 4 «Красной газеты» … Она наполнена самыми возмутительными кощунственными суждениями и Боге, о Пресвятой Богородице, вообще о вере. И мы, конечно, должны выступить против таких гнусных деяний и писаний, и это будет не политическая борьба, не политическая демонстрация, а защита веры и Церкви Христовой.

61. Протоиерей Н. В. Цветков. Ни в слове Патриарха, ни в нашем согласии (если оно последует) с этим словом нельзя видеть политической демонстрации, потому что Святейший Патриарх в своей проповеди рассматривает убийство бывшего Государя Императора с точки зрения высших Божественных законов. По крайней мере, такое впечатление речь произвела на всех нас, слышавших эту речь. И конечно понятно, что Патриарх выступил со словом обличения этого бесчеловечного убийства. Ведь и на Соборе раздавались голоса о необходимости выступить по этому поводу. Так, профессор Титлинов заявил здесь, что нельзя ограничиваться одним служением панихиды по убиенном Государе, призвал Собор заклеймить позором это деяние, которое является преступлением.

Но я не понимаю, для чего включать слово Святейшего Патриарха в Деяние Собора от 7 июля, как это предлагает протоиерей Лахостский. Ведь это будет неправдоподобно.

В заседании 7 июля мы отслужили панихиду по убиенном Государе, слово Патриарха мы услыхали 8 июля и 9 июля протоиерей Лахостский сообщил об этом Собору. Если Собор решит, что ему надо выразить одобрение речи Патриарха, то в таком случае речь эту надо просто принять к сведению и приложить к Деянию 9 июля, когда она была заслушана. Но мне думается, что надо поступить не так, надо сделать то, что в подобных случаях делалось нами раньше — именно реагировать своим собственным посланием.

В прошлом году Святейший Патриарх выступил со словом протеста против насилий, чинимых большевиками, а затем Священный Собор самостоятельно издал по этому же поводу особое воззвание. Так и теперь Собору надо молчаливо согласиться с тем, что сказал Патриарх, но кроме того, надо составить Комиссию, которая выработала бы особое воззвание. Конечно, надо отозваться не только на убийство Николая II, но и на другие расстрелы и жестокости, совершающиеся теперь ежедневно. Нас, сидевших в тюрьме, особенно постоянно волновали расстрелы и запугивание ими. Были инсценировки расстрела. Но есть и много других деяний, на которые Собор должен реагировать. Это недопустимо хулительные статьи в органах печати против Церкви и ее служителей, возмутительное выселение из монастырей, недопущение верующих к Кремлевским святыням, аресты ни в чем неповинных людей… Найдется много фактов, на которые Собор должен реагировать. И я предлагаю, как было раньше в подобных случаях, образовать Комиссию, которая бы составила воззвание к православному населению по поводу совершающихся событий. В добавление укажу на еще одно гнусное деяние теперешнего правительства — это расширение и «углубление» гражданской войны.

62. Председательствующий. По этому вопросу осталось еще 8 ораторов. Угодно Священному Собору продолжать прения или же сейчас, ввиду позднего времени, прекратить заседание и отложить рассмотрение вопроса до следующего заседания, которое будет в пятницу.

(Голос с места: Отложить!)

В пятницу будет рассмотрен вопрос об изнесении святынь, тогда же будет известен результат постановления Приходских Собраний, и оба эти вопроса можно будет рассмотреть в одном закрытом заседании.

63. Заседание закрыто в 2 часа 50 минут дня (д. 136, лл. 64-119).

Радио «Вера»


© 2015-2018. dishupravoslaviem.ru. Все права защищены.


Статистика просмотров сайта


Яндекс.Метрика