Сайту требуется оплата, собираем посильную помощь ПОЖЕРТВОВАТЬ
Дышу Православием
<a href="http://thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts">ИНТЕРЕСНОЕ</a>

Поместный Собор — Константинопольский (Двукратный) 861г.

Поместный Собор — Константинопольский (Двукратный) 861г.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

О Соборе

Двукратный собор 861 года (греч. Πρωτοδευτέρα Σύνοδος) иначе Перво-Второй — поместный собор Константинопольской Церкви, состоявшийся в церкви Святых Апостолов в Константинополе в мае 861 под председательством патриарха Фотия в присутствии императора Михаила III. На Соборе присутствовали 318 епископов, включая папских легатов. Соборные акты не сохранилось: они были сожжены на соборе в 869 году сторонниками патриарха Игнатия.

Относительно названия собора, предполагают, что он назван «Двукратным», так как собирался дважды. О причинах перерыва в соборных заседаниях достоверно ничего неизвестно. Рассказ Зонары, о том, что на соборе были беспорядки, вызванные «инославными», других подтверждений не имеет и достоверным не считается.

Правила Собора, хотя и не являющегося вселенским, входят в «Книгу правил» Православной Церкви и таким образом суть документы её внутреннего права (канонического кодекса).


1. Созидание монастырей, дело толико важное и достохвальное, древле блаженными и преподобными отцами нашими благоразсудно изобретенное, усматривается ныне худо производимым. Ибо некоторые, дав своим имениям и усадьбам имя монастыря, и обещавшаяся посвятити оныя Богу, пишут себя владельцами пожертвованнаго. Они ухищренно умыслили посвятити себя Богу единое наименование: ибо не стыдятся усвояти себе ту же власть и после пожертвования, какую не возбранялось им имети прежде. И такое корчемство примешалось к сему делу, что к удивлению и огорчению видящих, многое из посвященнаго Богу явно рождается самими посвятившими. И не токмо нет в них раскаяния о том, яко попускают себе властвование над тем, что единожды уже посвятили Богу, но и другим безстрашно передают оное. Того ради святый собор определил: да не будет позволено никому, созидати монастырь без ведения и соизволения епископа, но с его ведением и разрешением, и с совершением подобающей молитвы, якоже древле Богоугодно законоположено, монастырь да созидается; все же к нему принадлежащее, купно с ним самим да вносится в книгу, которая и да хранится в епискоском архиве. И пожертвователь без воли епископа отнюдь да не имеет дерзновения, самаго себя, или вместо себя другаго поставити игуменом. Ибо аще не может кто либо быти обладателем того, что подарил человеку, то како может быть попущено кому восхищати обладание тем, что он освящает и приносит Богу?

Никодим (Милаш).  Два главных предмета утверждаются в этом правиле, а именно, что не может быть основан ни один монастырь без ведома и благословения подлежащего епископа, которому, согласно правилам, непосредственно подчинены как все монастыри, так и все монахи, и затем, что монастыри и монастырские имущества должны навсегда остаться неприкосновенными, т.е. не могут быть обращены на какие-либо другие цели, или перейти в частную собственность. Это установлено было еще на предшествующих соборах (см. толкования параллельных правил), и на двукратном соборе это было повторено и только сильнее выражено, сообразно с обстоятельствами времени, равно и потому, что многие потеряли из виду канонические предписания о сооружении монастырей и о монастырских имуществах.
   Сооружение или основание (οικοδομή, aedificatio) монастырей почиталось всегда богоугодным делом; отцы же настоящего собора называют его почтения достойным и почетным (σεμνόν και τίμιον) делом. Кто бы, по своему благочестию, пожелал построить монастырь и давал бы все нужное для содержания, таковому благочестивому христианину церковь разрешала осуществить свое намерение и даже вменяла ему это в заслугу (VII всел. 17). Построенный монастырь и все то, что пожертвовано было для его содержания, переходили тотчас под власть подлежащего епископа, который заботился, чтобы в монастыре жизнь текла согласно правилам, чтобы монастырское имущество сохранялось неприкосновенным и управлялось согласно каноническим предписаниям (IV всел. 24). Были, между тем, и такие, которые, по словам данного правила, строили монастыри и заявляли, что известные имущества и угодья жертвуют построенному ими монастырю, но в то же самое время считали себя и далее собственниками того, что пожертвовали, и даже продавали впоследствии оное, так что монастырь оставался без всего и, конечно, приходил в запустение. А это, по словам правила, возбуждало у благочестивых христиан, которым довелось видеть это, удивление и огорчение (θάμβος και μίσος). отцы собора обращают внимание на такое беззаконие и, напоминая существующие канонические предписания об этом, постановляют, чтобы никто, без ведома и благословения подлежащего епископа, не мог строить монастырь; а раз епископ согласится и даст кому-либо разрешение построить монастырь и снабдить его всем, что нужно для его существования, тогда самый монастырь и все то, что ему принадлежит, вписывалось в инвентарную книгу (βρεβιψ έγκαταγράφεσθαι), долженствующую храниться в епископском архиве, чтобы на все времена было известно, что составляет имущество монастыря, которое оставалось навсегда в полном обладании оного (ΙV всел. 24; трул. 49; VII всел. 13). Лицо, построившее и снабдившее монастырь всем нужным (см. толкование 17 правила VII всел. собора), уже по тому самому переставало быть собственником того, что пожертвовало монастырю, и тем более собственником самого монастыря, следовательно переставало иметь какое бы то ни было право собственника и не могло присваивать себе ту власть над монастырским имуществом, каковой, по словам правила, пользовалось раньше, до построения монастыря и пожертвования ему угодий. Ибо, прибавляет правило, если кто-либо не может быть обладателем того, что подарил кому-либо, то как может тот, кто что-либо посвятит и принесет Богу, позволить себе добиваться снова власти над оным.
   Кроме присвоения себе права обладания монастырем и его имуществом, основатель (ктитор, строитель) монастыря (δομήτωρ τοδ μοναστηρίου) присваивал себе право самовластно назначать себя или кого-либо другого игуменом этого монастыря. Порицая и это, как второе злоупотребление, правило предписывает, чтобы известный основатель (ктитор, строитель) монастыря мог это делать только с ведома местного епископа. Согласно общим правилам монастырского общежития, игумен избирается братством оного, причем выбор утверждается епископом. Из данного правила явствует, что были и исключения, а именно, что основатель монастыря мог поставить (καβισταν) игумена, конечно с ведома и согласия местного епископа; иными словами, разрешалось основателю монастыря представлять епископу лицо, которое он желал бы видеть игуменом. Это преимущество церковь признала за отдельными, особенного внимания достойными, основателями монастырей, как награду за их доброе дело, и это преимущество, между прочими, упоминалось тогда в основательском (ктиторском) уставе (τυπιχόν). Эти основательские или ктиторские уставы упоминаются Вальсамоном в толковании данного правила, причем он приводит разные по этому вопросу мнения, в числе коих и такое, которое показывает, что злоупотребления, о которых говорит правило, проникали и в эти основательские уставы. Вальсамон признает за основателями (ктиторами, строителями) монастырей право на составление для подлежащих монастырей основательских (ктиторских) уставов, только в этих уставах должно быть все согласно с каноническими предписаниями о монастырях; если же в этих уставах окажется что-либо противозаконное и неканоническое (παρανόμως καί άκανόνίστως), то таковое не может иметь никакой силы (ου κρατήσοοσιν). основательские (ктиторские) уставы для монастырей, обыкновенно, после описаний – как монастырь основан, кто основал его и что ему пожертвовано, – содержат: правила о богослужении, о пище и питии в монастыре, о постах и праздниках, о преимуществах (серб. «повластицах») монастыря, о назначении лиц для управления монастырем и священнослужения, о монастырской жизни монахов, о заупокойном богослужении по ктиторах и братии, о принятии в иноческий чин новой братии, о милостыне нищим, о больнице и больных, о соблюдении предписаний устава и о том, чтобы монастырский устав читали в начале каждого месяца.


2. Некоторые восприемлют на себя образ токмо жития монашескаго, не ради того, да в чистоте послужат Богу, но ради того, да от чтимаго одеяния восприимут себе славу благочестия, и тем обрящут безпрепятственное наслаждение своими удовольствиями. Отринув одни свои власы, они остаются в своих домах, не исполняя никакого монашескаго последования, или устава. Того ради святый собор определил: отнюдь никого не сподобляти монашескаго образа, без присуствия при сем лица, долженствующаго прияти его себе в послушание, и имети над ним начальство и восприяти попечение о душевном его спасении. Сей да будет муж Боголюбивый, начальник обители, и способный спасти душу новоприводимую ко Христу. Аще же кто обрящется постригающий кого либо не в присутствии игумена, долженствующаго прияти его в послушание: таковый да подвергнется извержению из своего чина, яко не повинующийся правилам, и разрушающй монашеское благочиние; а неправильно и безчинно постриженнный да предастся на послушание в монастырь, в который заблагоразсудит местный епископ. Ибо неразсудительныя и поргешительныя пострижения и монашеский образ подвергали неуважению, и подали случай к хулению имени Христова.

Никодим (Милаш).  Во времена иконоборства монашество чрезвычайно распространено было на востоке и за свои заслуги в защите православия пользовалось большим почетом. Однако, почет и значение свое не все монахи умели сохранять, как это, в виду святости своего звания, должны были бы делать. Много беспорядков как в жизни отдельных монахов, так и вообще в жизни монастырей обнаружилось еще тогда, когда иконоборство только что начало падать, а потому VII вселенский собор вынужден был издать несколько правил для восстановления добрых порядков в монашестве (прав. 17–22). Однако, беспорядки и после того продолжались, так что и настоящий собор вынужден был напомнить о существовании прежних канонических предписаний о монахах и к таковым несколько новых прибавить. Побуждение к изданию этих правил выражено в заключительных словах данного правила, а именно, что значение монашеского чина пало, вследствие чего и подверглось поруганию имя Христово. Между другими непорядками в монашестве правило обращает внимание на торопливое и неосмотрительное принятие многих в монашеский чин. Подобно тому, как в отношении священнослужителей существовало правило, по которому никого нельзя было рукополагать (IV всел. 6) без назначения (άπολελυμένως) на определенное место, так и относительно монахов, т.е. что никого нельзя постричь в монахи без назначения ему монастыря, в котором он будет принят в число братии. Существовало также правило, изданное еще Василием Великим, согласно которому при пострижении в монахи должен был непременно присутствовать один из старейших монахов, который бы принял, как послушника, новопостриженного монаха, поучал бы и утверждал его в монашеском житии. Всем этим многие пренебрегали и, не имея ни малейшего призвания к монашеской жизни, все же постригались и облачались в монашеское одеяние, однако, вовсе не для того, по выражению правила, «да в чистоте послужат Богу,» а для того, чтобы в обществе приобресть имя и почет святого монашеского звания и чтобы легче получить «наслаждение своими удовольствиями»; они жили вне монастыря, в частных домах, и ничего монашеского не исполняли. Для предупреждения подобных непорядков, правило предписывает, никого не принимать в чин, т.е. не удостаивать монашеского пострижения (τινά άποχείρεσθαι μοναχόν) без присутствия игумена монастыря, в братство которого поступит новопостриженный, равно без присутствия нарочитого старейшего монаха, который принял бы (άναδέχεσ&αι) его под непосредственное свое руководительство, поучал и утверждал в точном исполнении всех монашеских правил. Этот старейший монах в Кормчей назван поручником, а в 79 правиле Большого Требника – приимцем (ανάδοχος, восприемником), подобно восприемнику, который при крещении берет на себя попечение о воспитании своего крестника. Настоящее правило определяет и наказания за ослушание, а именно: извержение тому, кто примет кого-либо в монашеский чин противно правилам, и перевод в другой монастырь на послушание – тому, кто принят в монашеский чин не по правилам.


3. Разсуждено исправляти и сие неблагоустройство, допущенное, и что еще хуже, по несмотрению и небрежению распространяющееся. Аще который настоятель монастыря, подчиненных себе монахов отбегающих, не взыщет с великим тщанием, или нашедши не восприемлет, и не потрудится приличным и недугу соответсвующим врачевством возстановити и укрепити падшаго: таковаго святый собор определил подвергати отлучению от таинств. Ибо аще имеющий в смотрении безсловесныя животныя, вознерадив о стаде, не оставляяется без наказания, то приявший пастырское начальство над паствою Христовою, и своим нерадением и леностью расточающий падение их, како не подвергнется наказанию за свою дерзость? Призываемый же возвратитися монах, аще не повинется, да будет отлучен епископом.

Никодим (Милаш).   В настоящем правиле повторяются предписания 46 правила трулльского и 21 правила VIII всел. соборов. Этим правилом предназначается также и наказание для игумена, который не заботится о возвращении в монастырь ушедших из него монахов, а именно: таковый игумен подлежит отлучению (αφοριστώ). в Пидалионе, равно и в Книге правил, указано в данном правиле наказание и для монаха, который оставил свой монастырь и не хочет вернуться. В Афинской Синтагме нет этого последнего добавления, но в Синтагме (тоже и в других сборниках) оно содержится в следующем 4 правиле этого собора.


4. Многообразно усиливался лукавый привести в поношение досточтимый монашеский образ, и нашел для сего великое пособие во времени прежде бывшей ереси. Ибо ересью угнетаемые монашествующие, оставляя свои обители, переселялись в другия, а некоторые и в жилища мирских людей. Но что делали они тогда ради благочестия, и что по сему делало их достойными ублажения, то обращаяся в безразсудный обычай, являет их достойными посмеяния. Ибо еще и ныне, когда благочестие повсюду уже распространилось, и Церковь избавилась от соблазнов, отходят некоторые из своих монастырей, и, как некий неудержимый поток, туда и сюда уклоняяся и переливаяся, исполняют обители многим неблагообразием, вносят с собою великий безпорядок, и благолепие послушания разстроивают и разрушают. Прескеая их непостоянное и непокоривое стремление, святый собор определил: аще который монах, отбежав из своея обители, прескочит в другий монастырь, или вселится в мирское жилище: таковый равно и приявший его, да будет отлучен от общения церковнаго, доколе бежавший не возвратится в обитель, из которой преступно удалился. Впрочем, аще епископ неких из монахов, свидетельствуемых во благочестии и честности жития, восхощет превести в другий монастырь, ради благоустройства обители, или же заблагоразсудит послати и в мирский дом, ради спасения живущих в нем, или благоизволит поставити в ином каком месте: чрез сие не делаются виновными, ни сии монашествующие, ни приемлющие их.

Никодим (Милаш).  Причина беспорядков в монашеской жизни, о которых говорится в этом правиле, та же самая, которая вызвала и издание 18 правила VII всел. собора, а именно – иконоборство. Данное правило говорит вобщем о том же предмете, о котором говорит и предшествующее правило этого собора, причем подвергает отлучению (άφωρισμένος εΐη) всякого монаха, который оставит свой монастырь, равно и того, кто его к себе примет; согласно же 23 правилу трулльского собора, таковый монах, если не захочет вернуться в свой монастырь, имеет быть со стороны экдика подлежащей церкви силой изгнан из города и возвращен в монастырь.
   Очень важно предписание, содержащееся в заключении данного правила. Согласно правилам (см. параллельные данному правилу правила), монах должен оставаться в своем монастыре навсегда; исключение из этого указано в заключении настоящего правила, согласно которому епископ может, по своему усмотрению, разрешить монаху жить и вне своего монастыря и исполнять внемонастырскую службу. Об этом мы уже говорили в толковании 4 правила IV всел. собора. Вальсамон, в толковании настоящего константинопольского правила, подробно говорит об этой власти епископа, присовокупляя в заключении, что монахи, с разрешения епископа и по его усмотрению (κατά προτροπήν και δοκιμασίαν έπισκοπικήν), могут состоять на какой угодно внемонастырской службе, какова бы она ни была (οία και αν ώοιν).


5. Обретаем, яко отречения от мира, без разсужденияи испытания, много вредят монашескому благочинию. Ибо некоторые опрометчиво повергают себя в монашеское житие, и пренебрегши строгость и труды подвижничества, снова бедственно обращаются к плотоугодной и сластолюбивой жизни. Того ради святый собор определил: никого не сподобляти монашескаго образа, прежде нежели трехлетнее время, предоставленное им для испытания, явит их способными и достойными таковаго жития, и сие повелел собор всемерно хранити, разве когда приключившаяся некая тяжкая болезнь, понудит сократит время испытания, или разве кто будет муж багоговейный, и в мирском одеянии провождающий жизнь монашескую. Ибо для таковаго мужа к совершенному испытанию довлеет и шестимесячный срок. Аще же кто поступит вопреки сему: то игумену, по лишении игуменства, состояние подчиненности да послужит наказанием за отступление от порядка; поступивший же в монашество да предастся в другий монастырь, в котором сторого соблюдается устав монашеский.

Никодим (Милаш).  Как 2-е правило настоящего собора, так и это направлено против неосмотрительных и торопливых пострижение в монашеский чин. Некоторые вступали в этот чин, а впоследствии раскаивались и возвращались опять в мирское звание, чем, конечно, производили соблазн в народе и подрывали значение монашества. В предупреждение этого, данное правило предписывает, чтобы никого не удостаивать монашеского чина (μηδένα τοδ μοναχικού καταξιοδσθαι σχήματος), пока не выдержит трехлетнего искуса (δοκιμασία, probatio, novitiatus) в монастыре и не докажет на деле, что его решение отдаться монашеской жизни неизменное, и, наконец, что он достоин монашеского чина. Исключение допускалось, если испытуемый опасно заболевал, так что игумену позволялось без всякого промедления принять его в монашеский чин. Допускается исключение также и тогда, когда в этот чин вступить желает лицо набожное, отличавшееся и в миру примерной жизнью, причем правило предписывает, что время искуса для такого лица может быть сокращено до шести месяцев. В случае, если игумен поступит против этого предписания, правило определяет лишить такового игуменства и низвести в разряд низших монахов, а принятого без достаточного искуса в чин – переместить в другой монастырь, в котором строго соблюдаются монашеские правила.
   Вальсамон в толкованиях данного правила, а также в статье Περί ρασοφόρων, рассматривает вопрос о том, какое одеяние должны носить послушники (δοκιμαζόμενοι). При этом он замечает, что некоторые послушники облачались в монашеское одеяние, и то при совершении в церкви определенного на тот конец обряда, впоследствии же, когда они не пожелали принимать чин, снимали монашеское одеяние и возвращались в мир в прежнем мирском своем платье. Осуждая это, как бесчинство, служащее только к унижению монашеского чина, Вальсамон замечает, что послушник, в течение своего послушания, имеет право носить мирское платье; если же послушник, каким бы то ни было образом, облачился в монашеское одеяние (μελανειμονήσαντα) и живет по монашески то не имеет права возвращаться более в мирское звание, а должен быть силой принужден к пострижению.
   Это мнение Вальсамона усвоено и церковью и, между прочим, в 80 правиле при Большом Требнике читаем: «Искус (имеющего сделаться монахом) с мирскими одеждами должен есть быти, а не с иноческими.»


6. Монахи не должны имети ничего собственнаго, но все им принадлежащее да утверждается за монастырем. Ибо блаженный Лука о верующих во Христа, и представляющих собою образ монашескаго общежития, глаголет, яко ни един что от имения своих глалолаше свое быти, но бяху им вся обща (Деян.4,32). Посему желающим монашествовати предоставляется свобода завещавати о имении своем прежде, и передавати оное, каким восхотят лицам, которым, то есть, закон не возбраняет. Ибо по вступлении в монашество, монастырь имеет власть над всем их имуществом, и им не предоставлено распоряжати ничем собственным, ни завещавати. Аще же кто обрящется усвояющий себе некое стяжание, не предоставив онаго монастырю, и порабощенный страсти любостяжания: у таковаго игумен, или епископ да возьмет оное стяжание, и, в присутствии многих продав, да раздаст нищим и нуждающимся. А того, кто положил в сердце своем, подобно древнему оному Анании, утаив сие стяжание, святый собор определил вразумити приличною епитимиею. Явно же есть, яко постановленныя святым собором правила о монахах, праведным признал он соблюдати и о женах монашествующих.

Никодим (Милаш).  Один из обетов, которые дает монах при пострижении, есть нестяжательность. Василий Великий, в своих правилах для монахов, предписывает, между прочим, чтобы монахи ничего своего не имели, и это свое предписание основывает на Священном Писании (Деян. 4:32). Данное правило повторяет это предписание Василия Великого и лишь подробнее развивает его. В частности, оно предписывает, что лицо, желающее принять монашеский чин, имеет полное право распорядиться предварительно своим частным имуществом, уступив его кому хочет, если только это последнее лице может, согласно закону, принять таковое (карф. 22, 81). Если же принимающий монашество не сделал этого до пострижения, то по пострижении теряет право уступать постороннем свое имущество, а таковое переходит в собственность монастыря. В случае, если монах восхотел бы удержать за собой, в частную собственность, прежнее свое имущество, все или только часть его, то игумен или епископ должны взять у него это и продать публично и полученные деньги от продажи раздать нищим; если же монах из этого все же утаил для себя кое-что, тогда он должен быть подвергнут примерному наказанию, а это наказание, согласно 13 правилу монашеских епитимий, предписанных Василием Великим, есть отлучение от общения.
   В заключении этого правила есть замечание, что все то, что настоящий собор установил и предписал для монахов (прав. 2–6), должно иметь силу и для монахинь.
   Данное правило (6), как видно, говорит вообще о лице, которое имеет что-либо в миру и вступает в монашество, но оно не касается случаев: 1) когда таковое лице имеет детей или родителей и 2) когда оно получит в наследство что-либо после вступления в монашеский чин. Касательно первого случая существовали предписания гражданского права, которые настоящее правило принимает и признает, о втором же впоследствии издано было специальное соответствующее распоряжение.
   Касательно лица, которое желает поступить в монахи, а имеет в живых жену и детей, CXXIII новелла Юстиниана предписывает, чтобы имущество такового разделено было, согласно закону, между детьми, и только часть, оставшаяся от этого раздела, переходит в собственность монастыря. Это же относится и к родителям вступающего в монашеский чин. Касательно второго случая, т.е. что надлежит делать с имуществом, полученным монахом по наследству или иным каким-либо законным способом, – император Лев Мудрый (886–911) издал специальную новеллу, предписывающую, что монахи, получившие что-либо по принятии монашеского чина (μετά το υπελθεΐν τήν Αοναδικήνπολιτείαν), могут располагать таковым по желанию (είναι αυτούς περί των ύστερον τροσκεχτημένων κυρίους καθώς προαιρ οι ντο πάντα δωικεΐν), если дали кое-что и монастырю, когда поступали в него: если же ничего не дали, надлежит разрешить им распоряжаться этим (что впоследствии получили) по собственному усмотрению (αυτούς μενπερί τοδ διμοιροο εχειν optξsiv αδεκχν), но третью часть должны оставить монастырю. Михаил Атталиат, во второй половине XI века, внес эту новеллу, как обязательную для всех, в свой Ποίημα ναμιχόν, составленный по приказанию императора Михаила VII Дуки. Точно также приводит эту новеллу и Вальсамон в толковании настоящего правила.


7. Видим, многия епископии в упадке, и в опасности совершеннаго запустения от того, что предстоятели оных требуемое оными попечение и тщание обращают на созидание новых монастырей, и истощая еископии, и ухищряя присвоение доходов, стараются о приращении монастырей. Того ради святый собор оределил: да не будет позволено никому без епископов созидати особеннаго для себя монастыря, к разорению всея епископии. Аще же кто обрящется дерзающрий на сие: таковый да подвергнется приличной епитимии, а его новое построение, яко не получившее даже правильнаго начала к тому, чтобы монастырем быти, да причислится к епископии, как ея собственность. Ибо ничто вкравшееся, вопреки закону и порядку, не может восхищати себе преимущества дел, произведенных согласно с правилами.

Никодим (Милаш).  Многие правила предписывают епископу хранить ноприкосновенным имущество церкви, к которой поставлен (Ап. 38 и др. парал. правила). В настоящем правиле говорится специально об епископии, т.е. о кафедральной епископской церкви и о доме, в котором имел пребывание епископ, об имуществе епископии, доходами с которого содержались церковь, епископ и его двор. Некоторые епископы не употребляли эти доходы на нужды епископии, а на сооружение зданий для собственной надобности, давая этим зданиям имя монастырей. Против этого восстает настоящее правило, предписывая, чтобы епископ, сооружающий, в ущерб епископии, монастыри, подвергнут был соответственному наказанию; а так как таковые монастыри сооружены были неканоническим способом, то монастырями они не должны признаваться, а должны быть приписаны к епископии в качестве ее собственности.


8. Божественное и священное правило святых апостол признает скопящих самих себя за самоубийц, и аще суть священники, извергает, аще ли же ни суть, заграждает им вхождение на священство (Апост. прав. 22 и 23). Отсюду явным становится, яко, аще скопящий сам себя есть самоубийца, то скопящий другаго, без сомнения есть убийца. Можно же праведно рещи, яко таковый оскорбляет и самое создание. Того ради святый собор определил: аще который епископ, или пресвитер, или диакон, обличен будет, яко оскопил кого либо своеручно, или чрез повеление: таковый да подвергнется извержению из своего чина: аще же мирянин, да отлучится от общения церковнаго, разве приключившаяся болезнь принудит оскоплению болящаго. Ибо как первое правило Никейскаго собора, подвергающихся отсечению членов по болезни, не наказует ради их болезни: тако и мы ни священников, повелевающих болящим оскоплятися, не осуждаем, ни мирян, своеручно производящих скопление, не обвиняем, поелику признаем сие врачеванием от болезни, а не злоухищрением противу твари, или предосуждением творческому действию.

Никодим (Милаш).   См. толкования параллельных правил.


9. Апостолькое и Божественное правило подвергает извержению священников, дерзающих бити верных согрешивших, или неверных нанесших обиду (Апост. прав. 27). Ухищряющиеся угодити своему гневу, и превращающие апостольские установления, разумеют сие токмо о биющих своеручно, хотя оное правило ничего такого не назнаменует, и правый смысл тако разумети не попускает. Ибо по истине было бы неразсудительно, и весьма поргешительно, аще бы нанесший своеручным биением три или четыре удара, подвергаем был извержению, а между тем, по данной свободе бити посредством повеления, простерший истязание до жестокости и до смерти оставался бы ненаказанным. Итак поелику оным правилом определяется наказание за биение вообще: то и мы согласно определяем. Подобает бо священнику Божию вразумляти неблагонравнаго наставлением и увещаниями, иногда же и церковными епитимиями, а не устремлятися на тела человеческия с бичами и ударами. Аще же некие будут совершенно непокоривы, и вразумлению чрез епитимии не послушны: таковых никто не возбраняет вразумляти преданием суду местных гражданских начальников. Понеже пятым правилом Антиохийскаго собора постановлено, производящих в церкви возмущение и крамолы обращати к порядку внешнею властию.

Никодим (Милаш).  В толковании 27 Ап. правила мы видели, что, согласно Священному Писанию Нового Завета, священнослужитель не должен никого бить. Говоря подробно об этом, «Книга о должностях пресвитеров приходских» приводит (§ 60) слова Златоуста из толкования на послание апостола Павла к Титу: «учитель врач душ есть: врач же не биет, но болезненного и уязвленного врачует и исцеляет.» Как видно из настоящего правила, некоторые старались иным образом понимать предписание 27 Апостольского правила, уверяя, что оно издано лишь против тех, которые собственноручно других бьют, а что оно не упоминает, следовательно и не возбраняет, чтобы священнослужители приказывали другим бить кого-либо. Через это таковые священнослужители пытались избегнуть наказания, определяемого упомянутым Апостольским правилом, и в то же самое время дать удовлетворение своему гневу, своей страсти к побоям. Против таковых издано настоящее правило, истолковывающее подлинный смысл Апостольского правила и воспрещающее, под угрозой извержения, священнослужителям бить кого бы то ни было, собственноручно ли или посредством других лиц. Правило указывает далее, как должен поступить священник с ослушником; в случае, если нравственные меры и духовные наказания не помогут, то ослушник предается гражданскому начальству для наказания, священник же не должен ни сам бить, ни приказывать другим его бить.
   Настоящим правилом порицается практика церковных судов, применявших, особенно в средние века, для особого рода преступников телесное наказание, что видно из слов правила: «по данной свободе бити посредством повеления,» т.е. тех, которые отдавали приказания, чтобы известные преступники подвергаемы были телесным наказаниям. В римском праве существовало телесное наказание, как впоследствии и в византийском. Из этого права телесное наказание перешло и в практику церковных судов, сначала западной, а потом и восточной церкви, особенно же тогда, когда государственной властью предоставлено было духовным судам судить самостоятельно за различные преступления. Введено это в церковные суды вследствие злоупотребления властью, причем таковое наказание преступников превращалось иногда в чудовищное истязание, которому подвергались наказуемые. Это случалось обыкновенно в монастырях, куда посылались преступники на епитимью, где их безжалостно подвергали ударам палками, розгами, кнутом, так что часто случалось, что наказуемый от множества ударов умирал, причем не делалось исключения даже для больных и старух. Но что это было большим злоупотреблением и что телесное наказание противно и божественному и церковному праву, – об этом говорите настоящее правило, а еще лучше и яснее 27 Ап. правило.


10. Явно предавшиеся страстям своим не токмо не ужасаются наказания, определяемаго священными правилами, но дерзнули даже ругатися над оными. Ибо они превращают оныя, и, ради страстныя воли своея, искажают смысл их, дабы по избытку страстнаго обольщения, как речено Григорием Богословом, зло казалось у них не только осудительным, но даже божественным (Св. Григорий Нисский, правило 8). Апостольское правило глаголет: сосуд златый или сребряный освященный, или завесу, никто уже да не возмет на свое употребление: беззаконно бо есть. Аще же кто в сем усмотрен будет: таковый да накажется отлучением (Апост. прав. 73). Сие правило, излагая к своему оправданию в беззакониях, они глаголют, яко не должно судити достойными извержения тех, кои досточтимое облачение святыя трапезы претворяют в собственный хитон, или в некую иную одежду, ни даже тех, кои святую чашу, (о нечестия!) или священный дискос, или подобное сему, иждивают на свою потребу, или оскверняют. Ибо, глаголют они, правило справедливым признает впадающих в сие преступление подвергати отлучению, а не извержению. Но кто может снести столь великое кощунство и нечестие? Ибо правило подвергает отлучению взимающих освященное токмо для употребления, а не совершенно похищающих: а они и расхищающих святая святых, и святотатствующих освобождают от извержения, так же оскверняющих досточтимыя дискосы или святыя чаши, употреблением для обыкновенных брашен по своему разсуждению, признают не подлежащими извержению, тогда как сие есть явное осквернение, и очевидно, что сие делающие подлежат не токмо извержению, но и вине крайняго нечестия. Того ради святый собор определил: те, кои святую чашу, или дискос, или лжицу, или досточтимое облачение трапезы, или глаголемый воздух, или какой бы то ни было из находящихся в олтаре священных и святых сосудов или одежд, восхитят для собственной корысти, или обратят в употребление не священное, да подвергнутся совершенному извержению из своего чина. Ибо едино из сих есть осквернение святыни, а другое святотатство. А взимающих для себя или для других, на не священное употребление, сосуды или одежды, вне олтаря употребляемыя, и правило отлучает, и мы купно отлучаем: совершенно же похищающих оныя подвергаем осуждению святотатцев.

Никодим (Милаш).  Согласно 73 Ап. правилу, содержащемуся в настоящем правиле, подлежит отлучению (άφορισμψ) всякий, кто берет из церкви, для домашнего употребления (εις οίκείαν χρήσιν), какую-либо освященную вещи). Это Апостольское правило своеобразно толковали некоторые, привыкшие пользоваться лично, или для внецерковных целей, церковной утварью, и в этом, по словам 8 правила Григория Богослова, до того извратились, что считали зло добром. Ссылаясь на упомянутое Апостольское правило, они оправдывали таковых, указывая, что не подлежат извержению (καδαιρέσει), а только отлучению (άφορισμψ) даже и те, которые из облачения святой трапезы делают себе платье, святой чашей пользуются в домашнем обиходе, вообще присваивают себе церковные вещи, не обращая внимания на то, священные ли это предметы (ίερά και αγία αράγματα), или вещи, служащие для украшения или содержания церкви. Против таковых, извративших смысл упомянутого Апостольского правила, восстает настоящее правило. Оно делает различие между употреблением в домашнем обиходе некоторых церковных вещей и присвоением себе этих вещей, причем последнее называет кражей, хищением, ограблением церкви, и, разъясняя и дополняя смысл означенного Апостольского правила, подвергает полному извержению всякого, кто осмелится взять и себе присвоить какую бы то ни было церковную вещь и, следовательно, осквернить ее, ибо таковые относятся к разряду ιερόσυλων (sacrilegorum), святотатцев; а отлучению правило подвергает тех, которые находящиеся вне алтаря и служащие для украшения или других надобностей церковные вещи употребляют, не присваивая их себе, для не церковных, не святых целей, тех, следовательно, которые не могут быть названы в строгом смысле слова – ιερόσυλοι.


11. Пресвитеров или диаконов, приемлющих на себя мирския начальственныя должности или попечения, или в домах мирских начальственных лиц звание управителей, Божественныя и священныя правила подвергают извержению. То же и мы подтверждая и о прочих, принадлежащих к клиру, определяем: аще кто из них вступит в мирския начальственныя должности, или в домах начальственных лиц, или в градских предместьях приемлет на себя звание управителя: таковый да изженется из своего клира. Ибо, по реченному от Самаго Христа истиннаго Бога нашего, и неложному слову, никтоже может двема господинома работати (Мф. 6, 24).

Никодим (Милаш).  См.толкования Ап. 81, IV всел. собора 3 и прочих параллельных правил. В настоящем правиле делается только дополнение, согласно которому и низшие клирики не могут заниматься мирскими делами, следовательно, никто, кто зачислен в каталог священноцерковнослужителей.


12. Святый и вселенский шестый собор подвергает извержению тех из клира, которое без соизволения епископа, литургисают, или крещают в молитвенных храминах, внутри дома находящихся (Шестой вселен. собор, прав. 31); согласно с сим и мы определяем. Ибо тогда, как святая Церковь право правит слово истины, и оное преподает и защищает, и соблюдает честность жития, и поучает оной, не прилично и преступно было бы попустити живущим в безначалии и ненаказанности поныряти в домы, и разрушати благочиние церкви, и исполняти оную многим смущением и соблазнами. Того ради настоящий священный и Богосодействуемый собор, согласно со святым вселенским шестым собором, определил: да будут назначаемы литургисающие в молитвенных храминах, в доме находящихся, явно же есть, яко назначение сие дается им от епископа того места. Аще же кто кроме сих, без соизволения епископа, вторгаяясь в домы дерзнет коснутися совершения литургии: таковый да извержется, а бывшие с ним в общении да подвергнутся отлучению.

Никодим (Милаш).  В настоящем правиле повторяется предписание 31 правила трулльского собора, по которому пресвитеры не имеют права служить литургию или совершать таинство крещения в домовых церквах, без разрешения местного епархиального епископа; в случае ослушания, виновник подлежит извержению. Данное каноническое предписание объяснено было выше в толковании упомянутого трулльского правила. Постановление последнего настоящее 12 правило двукратного собора дополняет тем предписанием, чтобы подлежащий епископ назначал нарочитых пресвитеров, долженствующих совершать службы в домовых церквах, и для этого назначения должно быть письменное предписание епископа. Ныне домовые церкви имеются обыкновенно при больницах, при казематах, при разных учебных и благотворительных заведениях и учреждениях, где имеются обыкновенно специально назначенные для совершения в них служб священники.


13. Вселукавый, посеяв в Церкви Христовой семена еретических плевел, и видя, яко оне мечем Духа посекаются из корени, вступив на другой путь козней, покушается безумием раскольников разсекати тело Христово; но и сей его навет совершенно воспящая, святый собор определил ныне: аще который пресвитер или диакон, по некоторым обвинениям, зазрев своего епископа, прежде соборнаго изследования и разсмотрения, и совершеннаго осуждения его, дерзнет отступити от общения с ним, и не будет возносити имя его в священных молитвах на литургиях, по церковному преданию: таковый да подвергнется извержению, и да лишится всякия священническия чести. Ибо поставленный в чине пресвитера, и восхищающий себе суд, митрополитам предоставленный, и, прежде суда, сам собою осуждати своего отца и епископа усиливающийся, не достоин ни чести, ниже наименования пресвитера. Последующие же таковому, аще суть некие от священных, токожде да лишены будут своея чести: аще же монахи или миряне, да отлучатся вовсе от церкви, доколе не отвергутся сообщения с раскольниками, и не обратятся к своему епископу.

Никодим (Милаш).  Предписания о каноническом послушании клира своему епископу содержатся во многих правилах, начиная с Апостольских и до настоящего собора IX века (см. параллельные правила). В прежние времена случалось, что отдельные пресвитеры возводили несправедливо обвинения против епископа, будто его деяния направлены против благочестия и правды (εν ευσέβεια και δικαιοσύνη), и отделялись от своего епископа и производили раскол (σχίσμα). за это как эти пресвитеры, так равно и все их споспешники, подвергаемы были строгим взысканиям (Ап. 31). Когда подобным беспокойным пресвитерам не удавалось обвинить в ереси своего епископа, и на основании этого отделиться от него и в послушании ему отказать, тогда таковые нашли бы причину обвинить его в каких-либо преступлениях, но, не ожидая, что эти преступления будут расследованы и доказаны, самовольно прерывали общение со своим епископом, переставали поминать при богослужении его имя и создавали раскол. Против таковых беспокойных пресвитеров издано настоящее (13) правило, которое предписывает, чтобы извержены были и лишены всякой священнослужительской чести пресвитеры и диаконы, которые осмелятся отказать в послушании своему епископу прежде, чем их преступление будет соборно разобрано и доказано, прежде, чем подлежащий церковный суд произнесет свой окончательный приговор; ибо, говорит правило, не достоин ни чести, ни имени пресвитера тот, кто голословно и без судебного разбирательства обвиняет своего епископа и отца, и этим присваивает себе власть митрополита, исключительно призванного судить о преступлениях епископов. Таковому наказанию подвергает настоящее правило и всех прочих клириков, которые присоединятся к раскольническим пресвитерам; относительно же монахов и мирян предписывает, чтобы отлучены (άφοριζέσθωσαν; были от церкви, пока не опомнятся и не возвратятся к своему законному епископу.


14. Аще который епископ, поставляя предлогом вину своего митрополита, прежде соборнаго разсмотрения, отступит от общения с ним, и не будет возносити имя его, по обычаю, в Божественном танодействии: о таковом святый собор определил: да будет низложен, аще токмо обличен будет, яко отступил от своего митрополита, и сотворил раскол. Ибо каждый должен ведати свою меру: и ниже пресвитер да пренебрегает своего епископа, ниже епископ своего митрополита.

Никодим (Милаш).  Что 13 правило настоящего собора говорит об отношении пресвитеров и прочих клириков к своему епископу, то же самое предписывает данное правило (14) об отношении епископа к своему митрополиту.


15. Что определено о пресвитерах и епископах и митрополитах, то самое, и наипаче, приличествует патриархам. Посему, аще который пресвитер, или епископ, или митрополит, дерзнет отсупити от общения со своим патриархом, и не будет возносити имя его, по определенному и установленному чину, в Божественном тайнодействии, но прежде соборанго оглашения и совершеннаго осуждения его, учинит раскол: таковому святый собор определил быти совершенно чужду всякаго священства, аще токмо обличен будет в сем беззаконии. Впрочем сие определено и утверждено о тех, кои, под прдлогом некоторых обвинений, отступают от своих предстоятелей, и творят расколы, и расторгают единство Церкви. Ибо отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некия ереси, осужденныя святыми соборами или отцами, когда, то есть, он проповедует ересь всенародно, и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборнаго разсмотрения, не токмо не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей, и не расколом пресекли единство церкви, но потщились охранити церковь от расколов и разделений.

Никодим (Милаш).  Дополняя 13 и 14 правила настоящего собора, данное (15) правило предписывает, что если указанное отношение должно существовать у пресвитера к епископу и у епископа к митрополиту, то тем более должно быть таковое отношение к патриарху, у которого должны быть в каноническом послушании все митрополиты, епископы, пресвитеры и прочие клирики подлежащего патриархата.
   Определив это относительно послушания патриарху, данное правило делает общее замечание относительно всех трех правил (13–15), а именно, что все эти предписания имеют силу лишь в том случае, когда возникают расколы из-за недоказанных преступлений: патриарха, митрополита и епископа. Но если кто-либо из епископов, митрополитов или патриархов начнет проповедовать какое-либо еретическое учение, противное православию, тогда прочие священно – и церковно-служители вправе и даже обязаны тотчас отделиться от подлежащего епископа, митрополита и патриарха, причем за это не только не будут подвержены какому бы то ни было каноническому наказанию, наоборот, удостоены будут похвалы, ибо этим они не осудили и не восстали против настоящих, законных епископов, а против лже-епископов, лже-учителей, и не раскол образовали они этим в церкви, напротив, по мере сил освободили церковь от раскола, предупредили разделение. Архим. (впосл. епископ смоленский) Иоанн, согласно с историческим обстоятельствами русской церкви, совершенно правильно и в строгом смысле канонической науки, в толковании данного правила замечает, что пресвитер не будет виновен, но скорее похвалы достоин за отделение от своего епископа, если последний «проповедует какое-либо еретическое учение, противное православной церкви,» причем если а) «проповедует учение, явно противное учению кафолической церкви и уже осужденное святыми отцами или соборами, а не частную какую-либо мысль, которая могла бы показаться кому-либо неправильной и особенной важности в себе не заключает, так что легко может быть и исправлена, без обвинения в преднамеренном неправославии; затем б) «если лжеучение проповедуется (им) открыто и всенародно в церкви, когда, т.е. оно является уже обдуманным и направляется к явному противоречию церкви, а не частным только образом высказывается, когда еще таким же частным образом оно может быть обличено и отвергнуто, без нарушения мира церкви.» Если налицо нет этих условий, т.е. если, напр., какой-либо епископ выскажет какое-либо свое личное мнение по вопросам веры и нравственности, которое может показаться кому-либо неправильным, но которое не заключает в себе особенной важности и может быть легко исправлено, так что епископ еще не может быть обвинен в непреднамеренном неправославии; или же если епископ в тесном кругу отдельных лиц выскажет свое ошибочное мнение, которое здесь же может быть исправлено, без нарушения мира церкви, – в таких случаях никакой пресвитер не имеет права самовольно отделяться от своего епископа и производить раскол, а в случае ослушания, будет подлежать наказанию согласно с 31 Апостольским правилом.


16. По причине случающихся в Церкви Божией распрей и смятений, необходимо и сие определити: отнюдь да не поставляется епископ в той церкви, которой предстоятель жив еще, и пребывает в своем достоинстве, разве аще сам добровольно отречетсвя от епископства. Ибо надлежит прежде привести к концу законное изследование вины, за которую он имеет удален быти от епископства, и тогда уже, по его низложении, возвести на епископство другаго, вместо его. Аще же кто из епископов, пребывая в своем достоинстве, и не хощет отрещися, и не желает пасти народ свой, но, удаляяся от своея епископии, более шести месяцев остается в другом месте, не быв удерживаем ни царским повелением, ни исполнением поручений своего патриарха, ниже быв удержим тяжкою болезнию, делающею его совершенно недвижным: таковый ни единою из реченных причин не воспящаемый, но удалившийся от своея епископии, и в ином месте долее шестимесячнаго времени пребывающий, да будет совершенно чужд епископския чести и достоинства. Ибо нерадящему о врученной ему пастве, и в ином месте более шести месяцев закосневающему, святый собор определил совершенно быти чужду и архиерейства, в которое поставлен, дабы пасти, и на его епископию возводити другаго, вместо его.

Никодим (Милаш).  Два канонических вопроса затрагивает настоящее правило: об отречении епископа от своей кафедры, и о продолжительности отсутствия епископа из своей епархии.
   Относительно первого вопроса данное правило предписывает, что нового епископа нельзя назначать в епархию, пока жив ее епископ и пока он пребывает в своем достоинстве (έν τη ιδία συνίσταται τιμή). нового епископа нельзя назначать даже и тогда, когда законный епископ откажется добровольно от своей епархии (εί μή αυτός εκών τήν έπισκοπήν παραιτήσεται); в таком случае надлежит предварительно каноническим (κανονικώς) путем исследовать причины, побудившие епископа отречься от кафедры, и только, когда доказано будет пред надлежащим собором епископов или синодом, что он в чем-либо виновен, и когда он будет устранен (μετά τήν αυτοΰ καθαίρεσιν), может быть поставлен на его место другой епископ. Иначе говоря, епископская кафедра считается свободной лишь в том случае, если епископ ее умер, или если он собором епископов низложен; простым добровольным отречением епископа от своей кафедры, таковая не становится свободной, а только тогда, когда в местном синоде доказана будет вина епископа, и он из-за таковой будет низложен и лишен чести епископской. Об этом вопросе было достаточно сказано в толковании Послания III всел. собора к собору памеилийскому, об этом же говорят и правила – 3 Кирилла Александрийского и 10 Петра Александрийского. Упоминая о некоем епископе Петре, отказавшемся от своей кафедры, Кирилл Александрийский, в упомянутом правиле, замечает, что «с церковными постановлениями несообразно, яко некие священнодействователи представляют рукописание отречения; ибо аще не достойны (ανάξιοι), да удаляются от служения не отречением (μή από παραιτήσεως), но паче осуждением по делам,» т.е. если они сделали какое-либо преступление, за которое собор епископов осудит их и низложит. В толковании данного (16) правила Вальсамон, упоминая о правиле Кирилла Александрийского и одобряя предписание его, замечает: «ибо если будет дозволено принимать отречения епископов, без разсмотрения причин, то, в силу ненормального хода дел, ех-епископов будет больше, чем епископов, что послужит к великому вреду для церковного благоустройства и, смею сказать, к оскорблению Самого Бога.»
   Сколь ни осуждают отречения епископов от своей кафедры древние церковные правила, все же настоящий двукратный собор, данным своим правилом, допускает возможность добровольного отречения епископа от своей кафедры. В случае, если епископ, вследствие каких-либо чрезвычайных внешних обстоятельств, подаст в отставку от своей кафедры и если подлежащий синод не примет таковой, ибо не может найти канонической вины у епископа, подавшего в отставку, следовательно не может осудить его и низложить, лишить чести, что делать тогда? Или что будет с епископом, подавшим в отставку от своей кафедры вследствие указанных обстоятельств, в течение времени, пока подлежащий синод не довел до конца канонического исследования вины, «за которую он имеет удален быти от епископства,» по выражению настоящего правила? Ответ на оба эти вопроса – весьма краткий, на основании общих канонических предписаний православного церковного права. В первом случае, если синод не примет отставки, вследствие ненахождения вины и невозможности изложения известного епископа с кафедры, последний должен снова вступить в управление епархией, осуществлять свои архиерейские права. Если же епискип откажется вступить в управление епархией, тогда, согласно предписанию 36 Ап. правила, подлежит изложению и лишению навсегда достоинства и чести епископской. Во втором случае, на известную подлежащую кафедру нельзя назначать, по случаю простой подачи в отставку епископа, нового епископа до тех пор, пока надлежащий синод не приведет к концу канонического исследования причины самого отречения. Оба эти решения вышеозначенных вопросов обусловлены отношениями, существующими между правительственной и духовной властью канонически поставленного епископа. Административная власть епископа зависит от его духовной власти, полученной им при хиротонии. Эта власть может прекратиться лишь тогда, когда подлежащий епископ, решением синода, лишен будет ее, т.е. когда он будет низложен. Если он не лишен синодским постановлением духовной власти, т.е. права священнодействовать, то он не может быть лишен и административной власти до тех пор, пока не совершит преступления, по своей тяжести, влекущего за собою низложение.
   Все до сих пор сказанное относится лишь к тому епископу, который подаст в отставку от управления епархией, вследствие каких-либо чрезвычайно трудных внешних обстоятельств. препятствующих ему мирно пасти стадо Христово, свободно исполнять свои архипастырские обязанности. Если же епископ подаст в отставку от управления своей епархией по необъяснимому своеволию, или чтобы освободиться от сопряженного с архипастырскою службою труда, дабы иметь возможность, без труда и забот, спокойнее жить, в таком случае таковой епископ не имеет права более и священнодействовать и за подобный поступок он подлежит лишению священства. В своем толковании на 10 правило Петра Александрийского Вальсамон приводит из первой половины XII века пример кипрского епископа Николая Музалона, который, без всякой нужды, отказался было от своей кафедры и несколько лет жил в Константинополе спокойно, совершая беспрепятственно все священнодействия и пользуясь епископской честью. Впоследствии этого епископа Музалона избрали на кафедру константинопольского патриарха, и он был несколько лет патриархом. Вальсамон строго осуждает настоящий случай, доказывая, что Музалон заслуживал самого строгого церковного наказания, так как оставил свою кафедру ради собственных удобств, а между тем его даже наградили, избрав патриархом константинопольским. Таковое суждение Вальсамона нельзя не назвать вполне правильным и канонически обоснованным.
   Правила упоминают еще и праздных (σχολάζων) епископов, хотя и очень редко, – и это тоже ненормальное явление в церковной жизни, могущее иметь место лишь в случае, когда внешние обстоятельства (напр., когда язычники завладели церковью, по словам Зонары и Вальсамона в толкованиях 16 правила антиохийского собора) препятствуют епископу исполнять свои архиерейские обязанности в его церковной области. Однако, и в таком случае этот временно праздный епископ удерживает всегда за собою все права на свою область, и на первом месте право рукополагать и поставлять священнослужителей в своей епархии.
   Второй вопрос, о котором говорит настоящее (16) правило двукратного собора, вопрос о том, как долго может епископ отсутствовать из своей епархии. Об этом упоминалось в толкованиях 11 и 12 правил сердикского собора. Данное правило определяет крайний шестимесячный срок отсутствования епископа из своей епархии, если, впрочем, не задержан каким-либо церковным делом, заставляющим его оставаться долыше вне своей епархии. Если такого дела нет и если епископ здоров и все же остается вне своей епархии свыше шести месяцев, то правило предписывает лишить его архиерейство и на его кафедру поставить нового епископа.


17. Прилагая попечение о соблюдении во всем церковнаго благочиния, мы признали необходимым и сие определили: чтобы впредь никто из мирян, или монахов не был внезапно возводим на высоту епископства, но чтобы каждый, по испытании прежде в церковных степенях, воспринимал рукоположение во епскопа. Ибо хотя доныне некоторе из монашествующих, или мирских, по требованию нужды, и были вскоре удостаиваемы епископския чести, и превзошли других добродетелию, и возвысили порученныя им церкви; однако редко бывающаго не поставляя в закон Церкви, определяем: отныне сему уже не быти, но правильно рукополагаемый да пройдет чрез все степени священства, исполняя в каждом положенное законом время.

Никодим (Милаш).  Отцы настоящего собора обращают внимание на то, что некоторые миряне или монахи «внезапно» поставляемы были в епископы, не проведя определенного, законом назначенного, времени на каждой из низших священнослужительских ступеней, причем считают таковые случаи вредными для церковного благочиния. Впрочем, такая практика, как уже мы видели, противна и другим св. правилам, а именно: 80 Ап. правилу и 10 правилу сердикского собора. Последнее говорит об этом подробно, и мы, в толковании его, сказали все, что нужно для понимания данного канонического вопроса. В нашем толковании 80 Ап. правила мы привели и примеры, как некоторые, вслед за их переходом в христианство из язычества, поставляемы были во епископы и все же, по выражению настоящего (17) правила, «превзошли других добродетелью и возвысили порученные им церкви.» Однако, «редко бывающее» нельзя сделать церковным законом, по словам настоящего правила, почему оно и предписывает, чтобы каждый рукополагаемый провел на всякой священнослужительской ступени «положенное законом время.» Как продолжительно должно быть «положенное законом время» (срок), мы старались пояснить в толковании 10 правила сердикского собора. В своем толковании 17 правила настоящего двукратного собора, Вальсамон упоминает о проповеди в день Пятидесятницы Григория Богослова, в которой этот святой отец говорит, что «священник совершается в семь дней,» и на основании этого он, Вальсамон, делает заключение, что «рукоположение на каждую степень по необходимости должно совершаться чрез семь дней; и тем более, что это принимает неписанный церковный обычай, допуская такие рукоположения на каждую степень.» Это заключение Вальсамона могло бы быть усвоено, однако, только для чрезвычайных обстоятельств; а при нормальном положении дел, думаем, что порядок должен бы быть тот, каковой мы указали в толковании 10 правила сердикского собора.


Радио «Вера»


© 2015-2018. dishupravoslaviem.ru. Все права защищены.


Статистика просмотров сайта


Яндекс.Метрика