Дышу Православием
<a href="//thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts">Популярное</a>

Как восстановить целомудрие?

http://azbyka.ru/dictionary/22/tselomudrie-all.shtmlВ апостольских писаниях и в писаниях святых Отцов под целомудрием подразумевается чаще всего чистота от всякой плотской греховной скверны, а также здравие ума и души (свят. Иоанн Златоуст). В их писаниях целомудрие обозначается греческим словом (sophrosune). Первоначально значение этого слова было: благоразумие (2 Мак. 4:37; Деян. 26:25; 1 Пет. 4:7), здравомыслие, здравомудрие, премудрость в жизни и слове 
Целомудрие – это «полная мудрость, сколько умственная, столько же и нравственная» (Федоров Н.Ф.). Отец Павел Флоренский писал — «По своему этимологическому составу греческое слово «целомудрие» указывает на здравость, неповрежденность, единство и вообще нормальное состояние внутренней духовной жизни христианина, цельность и крепость личности, свежесть духовных сил, духовную устроенность внутреннего человека» 

По определению святого Григория Нисского, «целомудрие вместе с мудростью и благоразумием есть благоустроенное распоряжение всеми душевными движениями, гармоническое действие всех душевных сил».

Целомудрие – это то, что оберегает дух человека от погружения его в плоть; это самосохранение человеческого у духа, без чего человек становится плотяным, животным, теряет все человеческое (св. Ефрем Сирин).

Противоположным целомудрию является состояние развращенности, развороченности души. Целина личности разворочена, наружу вывернуты низменные потребности и похоти плоти, а душа завалена, подавлена плотским, страстным, греховным. Развращенный человек – как бы вывернутый наизнанку, бесстыдно выставляющий наружу постыднейшее. Вместо стыдливости здесь бесстыдство и цинизм Бесстыдство – указатель испорченности и растленности души. (Слово растление происходит от славянского тло, означающего дно, пол, основание. Говорят: «Его обокрали дотла», то есть дочиста, до основания; «хлеб сгнил дотла», то есть весь, сколько было. Очевидно, что глаголы «тлеть» и «тлить» относятся к процессу гниения, разрушения, происходящему до основания строения, до земли. В таком случае по отношению к человеку растление обозначает или совершенное нетление, т.е. уничтожение души до конца, дотла, или же, что правильнее, как и развращенность, – порчу основания существа человека, его души, развращение до дна, последнюю степень испорченности, развинченности, распад личности, расшатанность, разброд, развал духовной жизни, ее раздробленность, состояние мучительной неустойчивости; одним словом, это – «начинающееся еще до геенны разложение личности, ее рассечение грехом» (Мф. 24:51; Лк. 12:46) (свящ. П. Флоренский). В развращенном человеке остается только личина человека, ибо дух постепенно умирает, угасает.

Ветхий (греховный) человек истлевает в обольстительных похотях (Еф. 4:22), т.е. страстях, которыми обычно живет самоугодливый человек. «Эгоистическая жизнь в самоугодии и страстях разлагает, истощает и снедает естество человеческое» (свят. Феофан Затворник). Особенно это касается грехов плотских.

«Прочие грехи, – говорит святой Афанасий Великий, – одной душе причиняют вред, а любодей и тело растлевает и разрушает, истощая душевную и жизненную силу».

По словам преподобного Ефрема Сирина, «греховное растление служит к пагубе, потому что, проникая скрытно в глубину, производит в природе неисцельную гнилость, которая кажется малою, но делается необъятною, потому что распространяет, подобно закваске, действие свое с ног до головы». Душа человека растлевается не только плотскими грехами, но и сребролюбием, славолюбием (тщеславием), завистью и ненавистью, гневом, дерзостью и жестокосердием, ложью, лихоимством и богозабвением, и всяким другим злом, ненавистным Богу (преп. Ефрем Сирин).

Христиане, будучи освящены в животворной купели крещения, очищенные от всякой нечистоты древней заразы, суть храмы Божий (1Кор. 3:16-17), которые никем и ничем не должны быть растлеваемы и оскверняемы. «Мы, – говорит священномученик Киприан, епископ Карфагенский, – искуплены дорогою ценою – кровию пострадавшего за нас Господа Иисуса Христа и призваны повиноваться воле своего Искупителя во всех действиях своего служения Ему, прославляя и нося Господа в чистой душе и неоскверненном теле» (сщмч. Киприан Карфагенский).

Обыкновенно добродетель целомудрия противопоставляется плотской и распутной жизни (преп. Симеон Новый Богослов), и тогда называется чистотою целомудрия или чистотою души и тела (преп. Иоанн Лествичник). Однако, под целомудрием подразумевается не одна только нравственная чистота души и тела. «Целомудрие есть воздержание и преодоление (всяких) похотей борьбою» (свят. Иоанн Златоуст).

Целомудр тот, кто соблюдает себя в чистоте от всякого греха и в мыслях, и в чувствах, и во всех желаниях, намерениях, и в самых действиях (иеросхим. Мордарий). У апостола Павла это названо чистотою (1Тим. 5:2) – когда «при телесном целомудрии сохраняют и душевное и не причиняют себе никакого нравственного вреда посредством зрения или слуха» (свят. Феофан Затворник). По словам митрополита Филарета Московского, «жить целомудренно., означает жить под управлением целого, неповрежденного, здравого мудрования, не позволять себе никакого удовольствия, которое не одобряется здравым рассуждением, соблюдать ум от осквернений нечистыми мыслями, сердце не зараженным нечистыми желаниями, тело не растленное нечистыми делами», а также осязания и проч. Преподобный Ефрем Сирин говорит, что истинно целомудр тот, кто не только все тело хранит от блуда, но когда каждый телесный член (например, глаза, язык) соблюдает целомудрие и во внутреннем человеке душевные помышления не входят в сочетание с порочными мыслями. Поэтому, чтобы быть целомудренным, надо заботиться о преуспеянии во всякой добродетели, чтобы Дух Святой, почив на добрых плодах, присоединил нас к Царству Небесному (преп.Ефрем Сирин).

Таким образом, целомудрие в широком смысле слова состоит в том, чтобы «соблюдать целыми все добродетели, наблюдая за собой во всех действиях, словах, делах, помыслах» (преп. Амвросий Оптинский). Преподобный Иоанн Лествичник говорит, что собственно целомудрие обнимает все добродетели: «Целомудрие есть всеобъемлющее название всех добродетелей» и есть не что иное, как непорочность (свят. Феофан Затворник). Подобно говорит и святой Иоанн Златоуст: «Целомудрие состоит не только в том, чтобы воздерживаться от прелюбодеяния, но и в том, чтобы быть свободным и от прочих страстей. Следовательно, и любостяжательный – не целомудрен; как тот (прелюбодей) пристрастен к телесному наслаждению, так этот (любостяжательный) к богатству; даже последний невоздержаннее первого». «Целомудрие все страсти укрощает, удерживает бессловесные (животные, чувственные) стремления души и тела и управляет их к Богу» (преп.Петр Дамаскин). «Целомудрие требует самоотверженной жизни со всесторонним попранием эгоизма и всякого самоугодия, все к себе стягивающего» (свят. Феофан Затворник).

В связи с приведенными определениями целомудрия (в узком и широком смысле) у святых Отцов находим указания на некоторые внутренние и внешние признаки целомудрия.

Священномученик Киприан Карфагенский пишет: «Заповедь о целомудрии относится, во-первых, к телу и вообще к нашей внешности и, во-вторых, к душе и ее внутренним помыслам. Что касается до целомудрия внутреннего, то оно состоит в том, чтобы все доброе мы делали для Бога и пред Богом, а не для людей (по человекоугодию), чтобы подавляли в себе самом зародыши зловредных мыслей и пожеланий; считали всех лучшими себя, никому не завидовали, не предполагали ничего сами от себя, но все относили к воле и расположениям Промысла Божия; памятовали всегда о присутствии Божием, привязаны были к одному Богу, сохраняли свою веру чистой и недоступной никаким ересям и внутреннюю чистоту приписывали не себе, но Спасителю нашему Иисусу Христу, которой Он и есть источник. Внутреннее целомудрие состоит в том, чтобы мы, пока живем, не считали себя завершившими и окончившими подвиг добродетели, но подвизались бы до тех пор, пока смерть не окончит наших дней; чтобы вменяли в тщету труды и печали настоящей жизни, не привязывались и не любили на земле ничего, кроме ближних, и ожидали награды за свои добрые дела не на земле, но от одного Бога на небе» (сщмч. Киприан Карфагенский).

По словам преподобного Иоанна Кассиана, признак истинной чистоты внутреннего целомудрия состоит в том, чтобы в бодрственном состоянии не допускать греховного услаждения плотскими чувствами, даже и во сне, в сонных мечтаниях пребывать без страстного движения чувств.

Кто стяжал совершенное целомудрие, говорит преподобный Исаак; Сирин, тот не только борьбою уцеломудривает свой помысл, но уже постоянной чистотой, «истинностью своего сердца уцеломудривает зрение ума своего, не позволяя ему простираться к непотребным помыслам», при этом «стыд, как завеса, висит в сокровенном вместилище помыслов и непорочность (души) его, как целомудренная дева, соблюдается Христу верою» (преп. Исаак Сирин).

Внешнее целомудрие, по словам святого Киприана Карфагенского, состоит в том, чтобы избегать всего, что может положить и малейшее пятно на чистоту души, не предаваться неумеренному смеху и не возбуждать его в других, не говорить ничего, что оскверняет приличие и истину, избегать общества людей зазорной жизни, не блуждать взорами и не рассеивать их по сторонам, не выступать горделиво, не принимать кичливого или сладострастного вида, не издеваться над страстями или недостатками других, не говорить, чего не знаем, а равно и не говорить бессмысленно и неуместно всего, что знаем (сщмч. Киприан Карфагенский).

К внешним признакам целомудрия относятся скромность поведения и стыдливость. «Стыдливость есть постоянная спутница целомудрия и нравственной чистоты, которые во взаимном своем соединении охраняют нашу нравственность (особенно в юном возрасте)… Стыд есть превосходный наставник и руководитель в хранении телесной чистоты» (свят. Амвросий Медиоланский).

Целомудренная скромность христианина проявляется не только в словах и поступках, но и в самых телодвижениях, в походке, в умении скромно вести себя в обществе. В наружности человека, во всех его телодвижениях отражается душа, как в зеркале, и все это служит для нас как бы отголоском или вывескою души, так что из внешних действий нашей телесной природы, по тесной связи души с телом, мы заключаем и о внутренних свойствах нашей духовной природы. Наглая походка, с разными кривляниями, нескромными позами и телодвижениями, служит выражением легкомыслия и нескромности (свят.Амвросий Медиоланский). «Ноги, идущие бодро (бесчинно), ненадежные свидетели целомудрия и обличают болезнь, ибо и в самой походке бывает нечто наглое», — говорит святой Григорий Богослов. Скромнoe положение тела, и вообще внешнее поведение – живое отображение благочестивого духа, благонравия и скромности христианина. Кротость ваша да будет известна всем человекам, – говорит Апостол (Флп. 4:5; срав.: 2 Кор. 10:1).

«Целомудрие, – говорит священномученик Киприан, епископ Карфагенский, – состоит не в одной только непорочности тела, но и в скромности и благопристойности одеяния», в скромном убранстве волос и др.

Целомудрие является и в слове – в чистоте нашего языка. Взор и слух целомудренного христианина отвращается от всякой нескромности (соблазнительных зрелищ, картин, книг, рассказов, нескромных плясок и веселья и т.п.). «Много срамного изрыгает язык (людей) похотливых (и развратных), много сокровенного и соблазнительного извергает он в уши слушающих» (свят. Григорий Богослов), повреждая души целомудренных.

Целомудренный христианин смотрит на все чистым оком (Тит. 1:15). «Как неповрежденный глаз все видит чисто, действительно так определяя, как что есть… так и чистая душа все видит неукоризненно и чисто, а душа возмущенная (оскверненная грехами), имея око, покрытое тьмою греха, и хорошего не может видеть хорошим» (преп.Ефрем Сирин), и (человека) чистого, целомудренного подозревает в лицемерии и скрытых пороках. Преподобный Исаак Сирин говорит, что «когда (христианин) видит всех людей хорошими, и никто не представляется ему нечистым и оскверненным, тогда подлинно чист он сердцем».

Красота человеческого тела не вызывает в целомудренном страстных чувств, но побуждает к прославлению Создателя. Так, из житий святых известно, что подвижники, прославившиеся целомудрием и святостью, когда встречали прекрасную лицом женщину или юношу, не прельщались телесной красотой, но своими помыслами возносились к верховной святейшей красоте, виновнице всякой красоты земной и небесной, т.е. к Богу, прославляя Его за то, что Он из земли делает такую красоту, удивляясь красоте образа Божия, сияющего даже в поврежденном грехом естестве человеческом Они мысленно созерцали неизреченную доброту лица Божия, красоту святых Божиих, святых Ангелов и Божией Матери, и тем более возгревали в себе чистую любовь к единому Господу Богу, «создавшему всякую красоту Себе ради» (св. прав. Иоанн Кронштадский).

«Поведал мне некто, – пишет преподобный Иоанн Лествичник, – об удивительной и высочайшей степени чистоты. Некто, увидев обыкновенную женскую красоту, весьма прославил о ней Творца, и от одного этого видения возгорелся любовью к Богу и пролил источник слез. Поистине удивительное зрелище! Что иному могло быть рвом погибели, то ему сверхъестественно послужило к получению венца славы» (преп. Иоанн Лествичник). Чистое целомудрие является источником внутренней духовной радости и мира. Это неизменные спутники чистой непомраченной совести; вовне оно проявляется в некоторой скромной веселости (свят. Гриорий Богослов пишет: к признакам целомудрия принадлежит и некоторая веселость). Целомудренный человек отличается воздержанием, терпением и мужеством в скорбях и напастях (свят. Григорий Богослов). Целомудрие – особенный дар Божий Человек не может своими только силами и старанием приобрести чистоту: только по милости и благодати Божией подается подвизаюшемуся освобождение «от брани плоти и господства обладающих страстей» (преп.Иоанн Кассиан Римлянин).

Истинное целомудрие возможно только в христианстве. В древности некоторые лучшие из язычников – языческие философы могли приобрести только некоторую частицу целомудрия – воздержание от блудных дел, но «внутреннюю, совершенную и постоянную чистоту духа и тела они не только делом не могли приобрести, но и думать о ней не могли; добродетель истинного целомудрия невозможно иметь иначе, как по благодати Божией, и ее имеют только те христиане, которые служат Богу с сокрушенным духом» (преп. Иоанн Кассиан Римлянин).

Азбука Веры

Календарь
Цитата
Радио