Сайту требуется оплата, собираем посильную помощь ПОЖЕРТВОВАТЬ
Дышу Православием
Популярное:
<a href="http://thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts"></a>

Послание Паисия Константинопольского к патриарху Никону

Деяния Поместного Собора 1654 г. Московского


К оглавлению

К разделу


Паисий, милостию Божиею архиепископ Константинополский, новаго Рима, и вселенский патриарх

Преблаженнейшему и благочестивейшему патриарху московскому, великия же и малыя России, и многих епархий, сущих по земли и по морю всея северныя страны, господину Никону, брату и сослужителю нашему, сообщнику же и съпастыреначалнику соборныя христовы и апостольския Церкве восточныя, благодать и мир и милость от Бога-Отца, и Господа нашего Иисуса Христа, и Святаго Духа, единаго божества и господства, со всем сущим под ним стадом, священным же всем и мирским.

Многое благодарение дахом и даем на всяк день Богу, отнележе прияхом грамоты преблаженства твоего возлюбленным нашим чадом Еммануилом, ибо от тех познаваем изящное твое к Богу благоговение и божественную и горящую ревность, юже имаши в вещех православныя твоея веры и в чинех Церкве нашея. Их же сих соклевретствуеши (яко же общая слава приходящих оттуду проповедает) и крайним твоим разумом и целомудрием непорочным, и со всяким иным благоденствием, еже украшает истиннаго пастыря Христовых овец. Препрославлено да будетъ имя Господа нашего Иисуса Христа ныне же во вся веки, Иже на всяк род и род воздвизает человеки достойныя, да работают Ему ко устроению Церкве Его и совершению стада Его. Благодать Его да соблюдет тя на многих лет обращения, да пасеши богоугодно овцы твоя, яко же начал еси, даже до конца и да предпоставиши непорочное стадо твое пастыреначалнику Иисусу. Таковаго убо познавающе тя мы с радостию отвещаем тебе о прошениих, яже от нас ищеши по благодати, юже имать вдыхати в нас Дух Святый, Егоже призываем всегда на всякое наше начинание, моляще преблаженство твое, аще явится вам в начале некий ответ, иже не согласует с вашими обычаи, да не приидете абие в некое безместно сумнение, аще не пишете паки к нам, да разумеете намерение наше. Да будем всегда соединени: яко же во единой вере и во едином крещении, тако жде да будем и во едином исповедании, тожде глаголюще всегда единеми усты и единем сердцем, без еже разньствовати между собою в некоей вещи. Ибо и Христос молих Отца Своего, да будут едино елици имутъ веровати в Него. И Павел, толкуяй сие едино, глаголет: «Молю вы, братие, именем Господа нашего Иисуса Христа, да то жде глаголете вси, и да не будут в вас раздоры, будите же совешени в том же уме и в той жде мысли». Показуяй, яко подобает имети нам единомыслие сие в том жде исповедании веры, тем же умом и тою жде мыслию. Сие глаголю, ибо вижду в грамотах преблаженства твоего, и жалится зело о несогласии неких чинов, иже бывают в неких церквах, и непщует, яко тии различнии чинове растлевают веру нашю. О нем же хвалим смысл, ибо который боится преступления малых погрешений, сохраняется от великих. Но исправляем намерение, ибо елико о еретицех имама веление от апостол, да бегаем их по первом и втором наказании, яко развращенных, подобие и раздорников, иже аще и являются, яко согласуют в вящших догматех православных, но имут и некая своя, чюждая от соборныя мысли церковныя. Но аще случится и некое церкви разньствовати от другиа и в неких чинех, не нужных и существителных веры, сиречь не прикасающихся свойственным составом веры, — но малых, яко же есть время литургии и подобных, — ни единое разлучение творит, токмо егда сохраняется тая жде вера непреложно. Ибо не взят Церковь наша изначала образ сей последование, еже держит ныне, но помалу, ибо (яко же глаголет святый Епифаний Кипрский, в слове, еже написует краткое истинное слово о вере соборныя и апостольскиа церкве, близ конца) прежде читаху в церкви токмо единна десять псалмов, таже вящшыя, и имяху различныя степени постов и мясоядений. И великий Василий в 29 главе о Дусе Святом глаголет о церкве неокесарийской, яко не приложиша отнюдь в последовании своем ниже деяние некое, ниже слово, ниже образ тайный, кроме оного, его же предаде им архиерей их чюдотворец Григорий. Сего ради глаголет и многия вещи, яже совершаются от оных, зрятся быти скудныя, древности ради постояния, еже прияша изначала, и того ради неприяша елика прочыя церкви последи прияшя. Но ниже антифоны, яже сотвори Златоуст, и на едином коемждо водружашеся крест, не имат их ныне церковь. И прежде святых Дамаскина, и Космы, и иных творцов ниже тропари, ниже каноны, ниже кондаки певахом. Обаче зане сохраняшеся непреложно тая жде вера от всех прочих церквей, не возможе сие разньство чина творити, да вменят тогда еретическия или раздорныя. Не подобает убо ниже ныне непщевати, яко развращается вера наша православная, аще един творит последование свое, мало различное от другаго, в вещех, яже не суть существительныя, сиречь составы веры. Токмо да согласит в нужных и свойственных с соборною Церковию. И да познаваюся кая суть сия, яже глаголем нужная и существительная веры нашея, сложи святый собор наш едину книгу во общий язык, написанную «Православное исповедание веры соборныя и апостольския Церкве восточныя», в ней же заключихом вся составы древния нашея веры. И ту утвердивше, подписаша вси архиерее сея страны и клирицы, вкупе с тогдашним предстоящим собору блаженыя памяти господином Парфением, глаголю, старым. Подобие и прочий три патриарси, приходяще по временам в Константинь град, четше ю, подписаша и утвердиша и тии, яко же обретается в нас. И аще требуете ю, яко нужда есть требовати ю, да будем и пять патриаршеств во едином и том жде единомыслии, послем едину подобие писанную. Но ныне пишем токмо о чинех, яже просите от нас. И первее о чине божественыя литургии, по обычаю, его же держим во всем востоце, приложивше всегда во всякой службе и некое малое толкование, да шествуетъ чин благопутно.

Первое прошение

Подобает убо ведати, яко от словес Христа и Бога нашего, Иже рече, егда предаяше тело и кровь Свою в виде хлеба и вина, рек: сие творите в Мое воспоминание, святая Церковь приятъ не токмо силу и власть, еже мощи преложити хлеб и вино в тело и кровь Христову, но и предзре творити всегда над оным телом и кровию Христовою воспоминание всего таинства воплощеннаго смотрения, сиречь смерти и воскресения Его, и прочих. Ибо никто же да непщует, яко творим воспоминание сие, да паки воспомянем токмо просто тело и кровь Его. Якоже и смерть Его без еже быти поистинне и по вещи смерти, но самое оно тело Его есть настоящее поистине и по вещи, и в том творим воспоминание смерти Его и прочих таинств. Яко же Павел толкует сие глаголя: елижды бо ащеядите хлеб сей, и чашю сию пиете, смерть Господню возвещаете. Но понеже смерть Его предполагает рожество Его, проповедание Евангелиа, чюдеса, избрание апостолом и прочая таинства, яже сотвори прежде страдания и воскресения, их же ради и распятся, — сего ради потщася Церковь сложити литургию сию образом, им же да обдержит все таинство вочеловечения сына Божия от начала даже до конца — от рожества, даже до вознесения и одесную седения Бога и Отца – сия да предпоставит вещественными знаменми и видимыми чювством чад своих, яко да наставляются сими в невещественная и премирная. И повнегда не бе удобно употребити толикия вещественыя вещи, елика бяху дела и страдания Господня, его ради соединяет во единой той жде вещи многая знаменуемая по различным временем, и местом, и словесем. Яко же аки рещи покрову чаши знаменовати иногда едино таинство, иногда ино, яко же имамы видети доле. И ниже той жде чин таинства сохраняется в литургии по чину лета, имже Христос предаде я, но иная глаголются прежде, иная последи. Яко же святое причащение, еже Христос даде учеником Своим прежде страдания, и мы причащаемся по воспоминании смерти и воскресения Его. Начало убо таинств начинает от зде.

Первее приносят в церковь просфору и знаменует деву Марию, егда родителие ея принесоша ю в храм Господень. И священник, подражаяй пророка Захарию, полагает внутрь во святая святых, тамо на едином месте, яко же быти готовой просфоре проскомидии ради, да прообразует лета, яже тамо внутрь поживе Дева. Оттуду вземляй ю священник, приносит ю в предложение, знаменуяй течение, еже сотвори пресвятая со Иосифом в Вифлеем, да подпишется, и тамо сущая непразднена (его же ради и просфора имать изображено имя Иисуса Христа) роди в вертепе. Ибо не имяше иного места странноприимства странствовати, множества ради людей. И сие знаменует начертание предложения, еже есть выдолблено и изваянное отвнутрь. Тогда мати Его возложи в яслех Отроча, и есть блюдо во образ оных яслей. Покрови же являютъ пелены, о них же глаголет Лука, яко обви Его пеленами и возложи Его въ яслех. Звездица же являет звезду, яже явися волхвом. Кадилница же и кадило, еже влагает в ню, носят образ даров волхвовымх: злата, и Ливана, и смирны. Но понеже пророк Исайа глаголет, яко егда Сын (сиречь Божий) бысть Отроча и дадеся нам, имяше начало, сиречь царствие на раме своем, — еже являет крест, им же воцарися в языцех. И Сам Христос глаголет, яко не родися человек иного ради конца, токмо да умрет: ибо Сын человеческий не прииде служим быти, — но служити и дати душю Свою избавление вместо многих. Сего ради Церковь соединяет во едино время и место воспоминание рожества и смерти Иисусовы. Наипаче, егда раждает Его от Девы, вземлет его копием, глаголющи: «яко овча приведеся» и прочая словеса владычняго страдания, елика предрекоша пророци, яко имут быти, и апостоли свидетелствоваша, яко быша. И повнегда священник изобразит заклание Иисусово в мягкости хлеба, яко в гортани агнца, — тако бо закаляется агнец: гортанию, обращенною вспять, — прободает и одесную ребро Его. И повнегда изыде кровь и вода, Иоанн же, предстояй, виде а; взят (якоже пишут нецыи) от сосудов оных, иже имяху желчь и оцет, и во оном сохрани кровь Христову и воду. И соблюдаются в некихъ местех даже доднесь. Во образ же сосуда оного имать Церковь святую чашю, в нюже вливает ныне в начале вино и воду. Последи же от освящения бывает образ оныя чаши, ею же Господь преподаде учеником кровь Свою. И по двема сима таинствома, сиречь рожеству и распятию, бывает предложение, да знаменует две вещи: вертеп за едино и голгофа — за другое; и покрови подобие за Рожество, убо являют пелены, за крест же — новая плащаница и сударий. Воспоминаем еще в предложении, яко Сей рождейся и распныйся Иисус воцарися крестом во всех языцех, и Царствия Его не будет конца. И понеже Он моли Отца Своего, яко идеже есть Он, да будут и слуги Его, сего ради полагаем окрест Его вся чины святых, начинающе от Девы, яже предстоит одесную Его, и под оною — частицы Предтечи и святых по чину: апостолов и пророков, мучеников и учителей, и прочих, во образ троический, яко же предстоят Ему и чинове ангельстии на небеси. Понеже священнодействие по нам есть подражание небеснаго священноначалиа, яко же глаголет священный Дионисий Ареопагит. Доле же троических сих собраний полагаем еще частицы живых и усопших, ихже хощем, воспоминающе, яко имать прийти Судия живых и мертвых Иисус Сей. И по сему паки предложение являет престол Царствия Господа нашего Иисуса Христа и престол благодати Его, ему же ныне убо предстоим, просяще оставление грехов наших, будущему же пришествию имамы предстояти воздати слово дел наших. От сих четырех вещей, их же воспоминание творим во святом предложении: сиречь рожества, страдания, престола благодати и престола суда – иная оставляем во своя времена и места. И обращаемся в рожество, и от него начинает божественая литургиа сим образом. Первие убо, кадя священник святое же предложение и весь жертвеник, благодарит Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, Иже тако восхоте и тако повеле, да будет; таже возсылаяй к человеколюбию Его славу ону, юже ангели даша в рожестве Его, еже: слава в вышних Богу, тайно. Ибо и ангели токмо пастырем особно открыта е. Затворяет нижний двери, завес же оставляет отверст, сиречь горнюю дверь, да покажет, яко долний мир и народ многий простый не познаше тогда вначале рожество Христово и смотрение Его, — токмо высоции и боговиднии, им же и откры е, яко же бяху пророци и патриарси, Дева и Иосиф, пастырие, волхвы. И тогда глаголет: «Благословено царство Отца и Сына и святаго Духа». Понеже воплощенным смотрением навыкохом таинство святыя Троицы. И вечерню убо, яже знаменует темный разум и началный боговидения нашего, начинаем со еже: благословен Бог наш. Утренюю же, яже являет свет древняго закона, со еже: слава святей, и единосущней, и животворящей, и неразделней Троице. Святую же литургию, со еже: благословено царство Отца, и Сына, и Святаго Духа. Ибо первие изыдохом от идолослужения, внегда познавати, яко есть Бог истинный в мире, Творец всея твари. Второе, яко есть триипостасный, по сенным проповеданием пророческим. Последи же, по вочеловечении Слова Божия, открыся яве нам, яко три сия ипостаси Божества иныя не суть, токмо Отец, Сын и Дух Святый, — в них же крестившеся, совершихомся в боговидение. По сем глаголются мирная и молитвы. Ибо несть токмо божественная литургия воспоминание Христовых страданий (яко же рехом), но и ходатайство к Богу о наших гресех. И тогда певцы, образующе пророки, поют от древняго Писания: благослови, душе моя, Господа. И хвали, душе моя, Господа. Ибо аще и воплощенное Слова смотрение бе утаенное от иных человеков (якоже речеся), но пророком и праотцем бе открытое и чаемое и воспевашеся. И во елико глаголются песни сия, подлагаем, яко Христос воспитася и нача проповедание Евангелиа. И первое учение, еже сотвори, и яви Себе в мир, бе, еже: блажени нищий духом и прочая. И тогда отверзаются и долнии двери, и стоит священник пред ними, зря к людем, да знаменует Христа, проповедающа Евангелие народу. Но понеже не стояше токмо во Иерусалиме проповедатися, но хождаше и во иная места и страны, яко же глаголаше: «идем в ближния веси и грады, да и тамо проповедаю, на сие бо изыдох», сего ради священник, нося въ руце своей евангелие, исходит вон к людем, и глаголет: «премудрость, прости!». Сиречь: сие Евангелие есть истинная и правая премудрость, и неложная, и не яко оная еллинская, яже водяше человеки во идолослужение. И мы, язычестии людие, показующе, яко с радостию прияхом Евангелие, отвещаем, поюще: «приидите, поклонимся». Прейдет же священику лампада, и сия знаменует и предтечю Иоанна, о нем же писано есть: уготовах светилник Христу моему’, и вкупе с ним и иныя пророки, иже прежде Христа проповедаху пришествие Его. Являет же еще лампада сия, яко светилник ногам нашим есть закон сей Божий, и еже: ходите, дондеже свет имате, и веруйте въ свет, да сынове света будете. Проповедаяй же Иисус Евангелие, собра апостолы, и посла я, да проповедают и тии слово Его. Сего ради чтется Апостол. И паки Иисус благовествовашеся и чюдотворяше, — сего ради чтется Евангелие, — или от диакона, иже являет апостолы, или от священника, иже предпоставляет Христа. Еже Евангелие обдержит иногда убо учение Господне, иногда же чюдеса. Между же апостолом и Евангелием дается кадило, ибо слово Божие проповедуемое обоняет Церковь, о немже глаголаше Павел, учитель языков: Христово благоухание есмы Богови384. Даже до зде суть таинства, яже бывают, егда служит токмо священник, или и с диаконом. От них же яве бывает, когда подобает отверзатися великим дверем святаго олтаря, сиречь егда начинают блаженна. И стоят отверзены, дондеже начнут оглашенна. И тогда затворяются долнии двери. Ибо закрываются святая от оглашенных. Егда же архиерей служит, тогда поминаем и иная таинства. Ибо внегда архиерей облачится во священническую одежду вне жертвеника пред людми, являет Христа, пришедша в мир, да взыщет заблуждбшее Свое овча в горах. И остави на Небеси девятьдесятъ девять незаблуждыпыя, сиречь небесныя ангелы. Небо же сенно пишется от святаго олтаря. Обрет убо Иисус овча Свое на земли, взят е на Своя два рамена, сиреч на божество и человечество. Сего ради и архиерей налагает на два своя рамена омофории свои. Стоят же окрест его вси священници его и диакони, служаще по чину своему, яко ангели, иже служаху Христу на горе по крещении его, и по победе на диавола. Яко же Писание глаголет, яко: се, ангели приидоша и служаху Ему. Стоит же примикирий пред ним с лампадою, возженною; Господь бо глаголет: Аз есмь свет мира. И о апостолех Своих подобие глаголет: «Вы есте свет мира и тако да просветится свет ваш пред человеки». Сущу же архиерею вне святаго олтаря, двери святаго олтаря стоят отверзены изначала, являющыя врата небесная, яже отверзошася пришествием Христовым в мир. Его же ради рече Господь: «Отселе узрите Небо отверсто и ангелы Божия восходящыя и низходящыя на Сына человеческаго». И понеже, егда исполни проповедь Евангелиа, Господь взыде к Отцу Своему, по реченному от Него: «дело соверших, еже дал еси мне, да сотворю е; ныне же к Тебе гряду», грядет и архиерей по еже «премудрость, прости!» внити во святая святых, оставляли прежде благословение свое миру. Ибо и Христос, въземлься на небеса, воздвиг руце Свои, благослови ученики Своя. Входяй же целует святыя иконы, да покажет, яко Им примирихомся Богу и Отцу. И тако входит, исполняли образ слова оного, о нем же глаголет Павел, яко в не рукотворенная святая вниде Христос, местообразная истинных, но в самое небо явитися лицу Божию о нас. И егда достиже даже до Ветхаго дней, и пред Ним принесеся (яко же глаголет Даниил пророк), дадеся Ему начало, и честь, и царство. Сиречь особная оная слава, иже имяше и прежде вочеловечения, иже и еще обретайся в мире прошаше от Отца Своего, рек: «И ныне прослави мя Ты, Отче, у Тебе Самого славою, иже имех у тебе прежде мир не бысть». Сего ради ангели, покланяйщеся Ему, воспеваша Ему тою же песнию, ею же и прежде прославляху его, сиречь, еже: свят, свят, свят, ниже приложивше, ниже отложивше что от трисвятаго славословия. Сия и мы, яже от языков церковь подражающе, трисвятую песнь поем, емлюще, еже убо: «свят, свят, свят» — от серафимов, яже виде Исайа и слыша. А еже «Боже, и крепкий и безсмертный» от пророка Давида, иже глаголет: «Возжада душа моя к Богу крепкому, живому». Да покажем, яко и едина Церковь бысть ангелов и человеков и яко едино и то жде хваление дается согласно Христу. И от обоих и людие убо сице воспевают Господа нашего Иисуса, вкупе со Отцем и Духом Святым. Иерарх же, показуяй делом сицеве таинство, держит возженное трисвещие над Евангелием, с двема токмо светома, да покажет, яко сия песнь посылается к двема естествома Богочеловека-Слова, яко же научихомся от божественных словес прославляти Христа вкупе со Отцем и Духом Святым. И во еже: «сила святый Боже» (сиречь, в конечное трисвятое) паки возжигает третию свещю, зане спокланяемыи Сей Иисус Отцу и Духови научи нас светлому таинству святыя Троици. И с ним исходя в двери архиерей к людем, благословляет, моляся и преподая божественныя Дары обще и от трех ипостасей живоначалныя Троици. Писано бо, яко возшедый Иисус на высоту, сиречь небесную, пленив прежде крестом пленение, еже есмы мы, даде даяния человеком, яже суть дарования Духа. И егда даст благословение, приидет и седит на священном сопрестолии. И отлагает омофорий, показуяй, яко принесе овча Свое, человека, и предаде е Отцу Своему. Им бо приведение имамы ко Отцу. И сего ради Отец превознесе Его и посади Его одесную Себе на небесных, превыше всякаго начала, и власти, и силы, и господьства, и всякаго имене именуемаго, не токмо в веце сем, но и в будущем. И вся покори под нозе Его. Еже и Давид предвозвести, рекш: рече Господь Господеви моему: седы одесную Мене, дондеже положу враги Твоя подножие ногами Твоима. Тогда прилично бывает и слава царю, стоящу патриарху, образом молящуся; и самому патриарху, или иному архиерею, оному убо седящу, прочим же стоящым, аки в молитве. И славу сию глаголют трижды убо сущий во олтаре, трижды же певцы от вне.

По таинствах сих, яже рехом, последует прилежная молитва обще о христианех всех, и особно о оглашенных, иже еще не крестишася. И егда глаголется: «да и тии с нами славят», простирается антимисий. Ибо знаменует гроб Господень, егоже Иосиф убо, яко оглашен, а не еще совершен ученик, сече новый про себе (яко же есть и платно антимисиа), но последи святи Христу. По молитвах же сих приидем в таинство крестное, и обретающе Иисуса на предложении распятаго, яко же в Голгофе, кадит иерарх святилище все ко благодарению толика дара Божия, глаголя: «помилуй мя, Боже», даже до «ублажи, Господи». Прочее же глаголет по отложении божественных Даров на святую трапезу. Отлагаяй миттру от главы своея, взимает частицы о царе, и архиереех, и людех, — откровенъ, дондеже приимет святая. И понеже той приносить образ Христовъ, не вземлет сам святая вход творити с ними, но даетъ я священнику и диакону, иже являюта Иосифа и Никодима. Тогда воздух являет плащаницу и прочая два покрова: сударий же, им же обвиша главу Христову, и прочыя гробныя пелены, или саваны. Кадилница же носится за смирну и алой, яже купиша погребателие Его. И помазаша тело Его, и понеже не погребоша Его на своем месте, идеже бе крест, но принесоша его в вертеград, и в нем бе вертеп, и в вертепе — гроб. Отходит священник от предложениа, аки от Голгофа, и исходит со святыми вон в храм соклевретствован, с лампадами сопреди и созади, яже знаменуетъ и предшедшыя пророки, последовавшыя апостолы. И поминаяй разбойника, иже мало прежде глаголаше: «помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем», молит о всех людех, глаголя: «всех вас да помянет Господь Бог во Царствии Своем». Подобие и людие молятся тожде со всяким благоговением и умилением, покланяющеся низко, не яко непщуют, яко суть совершена святая, но яко плачют со рвением сердца, поминающе грехи своя и просяще смерти ради Христовы прощения о них, из глубины души, подобие с разбойником. Приходящее же тело Господа Иисуса во святый олтарь дает нам поминати таинства погребения. Убо антимисий являет гроб, яко же рехом, святая же трапеза являет вертоград. Покров же чаши, егоже простирает священник внутрь антимисиа, являетъ плащаницу. Покров же блюда являет сударий, иже бе на главе Иисусове. Сего ради обвивает и, и полагает и внутрь антимисиа на едином месте. Воздух же, иже даже доныне знаменоваше плащаницу, емлется, аки бе великий камень, егоже вали Иосиф в двери гроба. Сего ради им покрывает святая и кадит я за мира, паки смирны и алой. Затворяяй двери олтаря и горния и долния, да явит долними тайное Иисусово во ад низхождение, и горниими — кустодию, иже поставиша иудее на гробе, да не приидут ученицы и украдут тело Иисусово. Пребывает же и звездица над гробом, да знаменует печать, юже положиша, запечатлевше камень с кустодиею. По сих последуют паки молитвы. Хотящу же Иисусу явити воскресение свое, бысть трус велий; и по нем отверзеся гроб, и хранителие от страха убегоша. Сего ради, егда глаголет диакон: «двери, двери, премудростию воимем», подъемлют священницы воздух и трясут и над гробом, приклоняющуся под ним архиерею. И отверзает горния двери олтаря, являяй отверзение гроба, и трус, и бегство, и хранителей. И, яко архиерей, спогребается Христу, да и совоскреснет вкупе с ним. Сего ради священницы преносят и воздухи верху главы архиереовы. Людие же тогда глаголют символ православныя нашея веры, еже есть: «верую во единаго Бога-Отца вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым; и во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия единороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век, света от света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, не сотворенна, единосущна отцу, Им же вся быша; нас ради, человеков, и нашего ради спасения сошедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии девы, и вочеловечьшася; распятаго же за ны при понтийстем Пилате, и страдавша, и погребена; и воскресшаго в третий день по Писанием, и возшедшаго на небеса и седяща одесную Отца; и паки грядущаго со славую судити живымъ и мертвым, Его же Царствию не будет конца; в Духа Святаго Господа животворящаго, Иже от Отца исходящаго, Иже со Отцем и Сыном спокланяема и сославима, глаголавшаго пророки; во едину, святую, соборную и апостольскую Церковь; исповедую едино крещение во оставление грехов, чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века. Аминь».

Ибо изрядное таинство веры нашя есть смерть и воскресение Господа Бога нашего, ему же последуют и прочая. Печать же, иже являет звездица, тогда подъемлется, егда ангельская песнь поется, еже: «свят, свят, свят Господь Саваоф». Понеже беловидни ангели служиша сим всем. И паки молитвы примирителныя и благодарныя, и освящение честныхъ Даров, да причастятся вернии христиане совершенным телом и кровию Христовою. Но прежде святаго причащения, да сотворит священник и образъ воскресения, яко же и прочих таинств: воздвизает мало от блюда святой хлеб и делы показуетъ, яко воста Господь и словесы Своими учит христианы внимати в причащение страшных сих таинств, ибо сицевая святая токмо связым даются. Отнели же священнии причастятся внутрь жертвеника, яко же апостоли в тайней вечери, исходит вон к людем священник или архиерей, со святою чашею токмо. Ибо в ней еста соединена оба вида тела и крови Господни, яже Господь предаде, да причастимся. И обою и причащает убо и люди, со священным преподаянием. И знаменует еще, и яко воскрес Иисус от гроба, яви Себе апостолом жива, и теми — всему миру. Но понеже не живяше всегда со ученики Своими, яко и прежде страдания, но деньми четыредесятми иногда являшеся, и иногда таяшеся от очес их, понеже по воскресении бе прославлено тело Его, сего ради входит паки священник со святыми во олтарь и являет, яко никогда же являшеся в мире, воскрес от мертвых. Последи же, егда явися апостолом, бе на горе Елеонстей, от неяже вознесеся. Сего ради и священник, паки обращся к людем со святыми, глаголет возгласно: «всегда, ныне, и присно, и во веки веков», являя еже на небеса вознесение Господне, и с сими словесы конечными и делы, имиже преносит тело Христово от святыя трапезы во святое предложение, аки от земли на небо. И тогда трапеза пребывает аки престол Бога и Отца; предложение же — аки одесную седение величества в высоких. И понеже обеща Господь учеником Своим, яко во Царствии Своем сотворит, да седят на трапезе Его ясти и пити с Ним тайная оная брашна премудрости и новая пития, — яже знаменова, егда рече, яко: не имам пити отселе от сего рождения лознаго, даже до дне оного, егда е пию с вами новое во Царствии Отца Моего, являя совершеншее наслаждение блаженства. Сего ради приходит паки священник или диакон и причащается второе Господня тела и крове. И повторяет (яко же глаголют) святая, да знаменует тогда будущее тайное и совершенное пирование. По отшествии же Христове от мира сего пребысть Дева Мария утешения ради верных. Сего ради разделяется людем глаголемый антидор во образ Пресвятыя Богородици от просфоры, из неяже изыде агнец. И тако совершаются вкупе со священной литургиею и вся таинства воплощеннаго смотрения. Но понеже дело святаго причащения имать некия особныя вещи в себе, яже требуют толкования, повторяюще слово, глаголем, яко хотя архиерей причаститися, снимает митру, зане тогда не носит образ Царя Христа, но человека, подлежащего немощи и смиреннаго, и стоит откровен, донДеже сотворит священное преподаяние. Отнеле же убо знаменует образ воскресния, внегда воздвизати освященный хлеб от блюда, раздробляет и в четыре части. Ибо сей хлеб есть тело оно Христово, еже режется и разделяется, да рзделится верным без еже умалитися благодати обоженныя плоти, за еже рече: сие есть тело Мое, еже за вы ломимое. Тогда вземлет едину частицу священник от оных четырех и влагает ю во святую чашю, ибо в воскресение сходятся и соединяются вси уды человеческаго тела и бывают едино. И тогда вливает и телплую воду, глаголя: «теплота, исполнь веры», и прочая вкупе, и «баня божественная пакибытия». Первее, да покажет, яко Дух Святый, Иже в божественном Писании сеннопишется всегда огнем и реками вод, есть он, иже творит таинство воскресния. Ибо глаголет пророческий глас: низпослеши духа Твоего, и созиждутся, и обновиши лице земли. Второе, да сотворит и во вкушении кровь и воду теплу, яко же бе, егда изыде от ребра Иисуса Христа, да даст нам разумети, яко от живаго тела исходит. И третие, да покажет, яко сие две — кровь и вода — есте, яже совершаете нас в благодать Божию, святым крещением и божественным причащением, назнаменующе нас духом Святым. Тогда архиерей первее причащается, глаголя тайныя молитвы, яже обдержит причащение, и изрядно, еже: «верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистинну Христос, Сын Бога живаго», яже суть свойственная словеса, яже отвеща Петр ко Иисусу, егда вопроси апостолы, кую мысль имут о Нем? И рече: «Ты еси Христос, Сын Бога живаго». Ибо хлеб, егоже причащаемся, есть сам Христос, Его же видяху апостоли тогда и свидетельствоваху с верою сею, и лепым умилением, и страхом. Яко причащаяйся усты своими плоти и божества Иисусова и стелесен бывъ Христу, причащается святаго убо хлеба единою, святыя же чаши — трижды, глаголя: «во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа». Зане егда Христос приходит вселитися в человека, не приходит един, но и со Отцем, и Духом. Подобие причащаются и прочий архиерее, и священницы, и диакони, преподающу им архиерею хлеба единою, чаши же – трижды. И тогда во время преподаяния носит митру, сиречь кидар, во образ крайняго Архиереа, Иисуса. И по божественном причащении, взем диакон блюдо и глаголя воскресныя песни, сиречь: «Воскресение Христово видевше» и «Светися, светися, Новый Иерусалиме», «О Пасха великая и священнейшая, Христе», собирает губою прочая тела Христоа и преносит я от блюда в чашю вкупе со всеми частицами святых и человеков, живых и усопших. За еже укоряют нас зело латини, яко соединяем человеки вкупе со обоженным телом Иисусовым и яко бывают негли и человецы тело Христово, — но непорочная и православная нашя Церковь не вреждается от сицевых оглаголаний. Зане несть возможно когда быти единому и тонкому человеку, Богу по естеству, яко же бысть преложся хлеб, Духом Святым. Но аще и прилепится Иисусу и соединитася два воедино, яко же бываетъ и егда человек причащается божественныхъ сих таинствъ, — но не прелагается человек в Бога естеством, токмо емлет божественную благодать от Христа, пребывает же паки человек, человек. И аще емлет и благодать божества, но не бывает и по естеству Бог, яко же Христос, но по благодати. И сего ради подобает священнику внимати, да никоему христианину преподаст от части человеков, да не падет во идолослужение. Мысль же Церкве нашея есть, яко влагает частицы человеком в чашю, да отмыет грехи поминаемых честною кровию владычнею. И есть толико, елико аще бы взял (яко рещи) Иоанн, иже предстояще кресту, кого-либо грешника привести его под язвы Иисусовы, и с капающыя кровь, да отмыет его ею. Ибо тогда человек он не бываше Христос по естеству, но токмо очищен и омовен от греха кровию Христовою. Сего ради и мнози в нашей епархии, иже ведают настоящую мысль церковную, глаголют, егда влагают частицы во святую чашю по воскресных молитвах словеса сия: «Отмый, Господи, грехи поминавшихся зде кровию Твоею честною, молитвами святых Твоих». И аще и вси не глаголют сия, но внегда кровь Христова имать силу, еже очистити прегрешения верных, творит она всегда действие свое, — аще глаголем мы сие, аще не глаголем, — и в сем стоит вся сила священства. Зане егда священник приносит жертву сию к Богу и молится о душевном спасении коего любо человека, живаго или усопшаго, не уповает на добродетель свою получити тою просимое, но на силу и благодать излиявшияся о нас крове Владычни. И сие есть слово пророка Захарии, иже глаголет: «и Ты, в крови завета Твоего, испустилъ еси узники Твоя от рова, не имущаго воды». Ибо не токмо тогда, во время распятия Своего, изъят от ада плененныя Своя кровию, юже излия на кресте, но и ныне кровию новаго завета, яже изливается тайно в божественном священнодействии, избавляются и усопший от ада, о нихже жертва приносится, и живыи — от всякого душевнаго вреда диаволя. Зане ни едино разнство имать кровь сия от оныя: но есть тая жде всячески.

Сей есть чин, его же мы держим в литургии нашей, его же надеемся, яко и вы держите. Или аще разньствует нечим, да согласуете и вы с нами по законоположению сему, еже изначала преданное неизменно храним, — да единеми усты, и единым сердцем прославим обои единаго Бога и Отца и Того единороднаго Сына, Господа нашего Иисуса Христа, со Пресвятым Духом.

Сие есть первое вопрошение писания, еже посласте нам. От него же познавается, и когда отверзаютъся или затворяются двери святаго олтаря. Еже вопрошаете в десятом вопрошении. И иная некая сеятелно, яко же видите.

Второе вопрошение

О времени же литургии, еже есть второе, и вопрошаете и во едино надесятом. Глаголем, яко добре творите, начинающе от третияго часа дне, по правилом, и совершаете даже до седмаго или девятаго, по днем, зане елико вящше кто упраждняется в славословии Господни, толико наипаче и ползуется, и хвалится, яко небеснии ангели, иже непрестанно хвалят Господа. Но не суть всегда определени часы сии, яко же не имети волю служити во ин час, токмо в третий. Ибо и во святый и великий день светлый, и рожества Христова, и святаго богоявления рано бываетъ литургиа. И в великий четверток, и в великую субботу прияхом служити при вечере, неких ради иных таинств дней оных, о них же несть ныне глаголати. И в монастире неусыпаемых мало не на всяк час служаху. Сего ради пишем: аще прейдет и третий час, или и прежде третияго часа, за некую спешную нужду, да не прейдет литургиа, яко же и мы имамы обычай в церквах наших. Зане благодать Духа не определяется от лета времене.

Третие вопрошение

О третием же, когда вжигает лампадарий лампаду звати архиереа в церковь, глаголем, яко абие в начале всякого последования да приходит всегда архиерей первый, яко столп огненный, наставляяй новаго Израиля на землю обетования, горняго Иерусалима. И в вечерне убо стоит возженна лампада, дондеже начнет лик пети: «Господи, возвах». И егда приидет во еже: «вонми гласу моления моего», творя поклон лампадарий, вкупе с канонархом, иже стоит близ его, да возмет время, отходит лампадарий с лампадою, зане уступаетъ ветхий свет в новый. Подобие и во утрени, абие отходит лампадарий, отнележе станет архиерей на престоле. И паки вжигает во «хвалите», и приидет пред него, и стоит даже до конца утрени, за еже явися благодать Божия, спасителная всем человеком. В литургии же, егда архиерей не священнодействует, стоит лампада возженна, дондеже рекут: «благословено Царство Отца». И паки вжигает ю в киноник, даже до конца, и проводит архиерея до келлии его. Аще же служит, стоит возженна, дондеже внидет архиерей во святый олтарь. Глаголетъ бо Писание: вы есте свет мира. Обаче подобает ведати, яко он, иже зовет архиереа в церковь лампадоносяй, не глаголется «лампадарий», но «приммикирий» благочинии. Лампадарий же есть первый певец втораго лика, и именовашеся тако, ибо носяше глаголемый дивампуд, иже бе един сосуд, потребный во святая, с лампадою позлащенною.

В четвертом же, когда или кую службу творит кийждо от священников и архиереов во священном тайнодействии, егда служит патриарх, отвещаем, яко иподиакон убо ничтоже ино творит, токмо держит лохань и рукомой со убрусом, на нейже мыется архиерей, егда имать рукоположити или изимати частицы во время херувимскиа песни; и предходит прежде святых Даров, глаголя: «елицы вернии». От диаконов же архидиакон глаголет первая мирная, и вход творит со Евангелием, и чтет е на амвоне, подемлет святая, носит омофорий патриаршеский на руках, егда он отложить и. Прочий же диакони, кийждо глаголет последованная мирная, по чину своему кийждо. Протопоп же, яко екдик, и первый олтаря, и нося вторая от архиерея, начинает: «благословенно царство Отца», и глаголет и три по чину возглашения. Прочий же началницы и архиерее стоят вне олтаря с патриархом, молящеся тайно молитвами литургии, и егда внидут во святый олтарь, ино возглашение не глаголют, токмо первопрестолный епископ, еже: «да и тии с нами славят», и еже» «в первых помяни, Господи, патриарха нашего имярек. Тожде глаголет и вторый второе, и по чину вси архиерее же, и священницы — по чину своему. Патриарх же глаголет вся прочая возглашения. И прочий архиерее и священницы ни едину иную службу творят, токмо тайными молитвами сослужат, глаголюще тая жде с патриархом, единомудренно убо, но невозгласно, да сохранится несмешенное благочиние церковное.

В пятом же отвещаем, яко митру носит патриарх изначала, отнели же облачится во всю священническую одежду, являяй тайное и небесное Царство Господа нашего Иисуса Христа. За еже и егда налагает ю на главу свою, глаголет: «Господь воцарися, в лепоту облечеся». И облагает ю, токмо егда взимает частицы во время, егда поется херувимская песнь, и егда освящает пречистая таинства, и егда причащается сам. И повнегда причастится сам, паки налагаетъ ю и с нею преподает сослужителем своим святый хлеб и святую кров. И сие бывает всегда на всякую литургию всего лета.

В шестом глаголем, яко патриарх или ин архиерей никогда же един служит, без диакона и трех священников, или менее дву, да бывают несмешене вся знамения священныя литургии, и тако прияхом изначала. Но аще бы кто архиерей от многаго своего благоговения желал служити и един, яко простый священник, сие святый собор в грех не вменяет, зане горний чинове имут превосходне и силы низших. Обаче должньствует тогда служити наедине, да сохранит великолепие архиерейства.

7. О распрях, яже имате о чине божественнаго тайнодействия, яко же пишите в седмомъ прошении. Молим именем Господа нашего Иисуса Христа, да утолит их преблаженство твое разумом твоим. «Рабу бо Господню не подобает сваритися», наипаче же в вещех, яже не суть собственныя и существителныя, и составы веры. И совещавай их прияти сей чин, иже пишем вам, иже держится во всей восточней Церкви, изначала в нас по преданию достиже, кроме еже ни едину вещь преложити нам. И сию похвалу имамы, зане прочия убо Церкви, яже раздрашася от нас, прияша и приемлют на всяк день многая новины и новыя догматы. Мы же ничто же растлевахом, помощию Святаго Духа, отнелиже прииде седмый собор и запечатле чин наш. Сего ради, яко же суть ветхия наши книги, яже пишют литургию златоустову и василиеву, яже обретаются в различных книгохранителницах, тако жде суть и новыя кроме единаго разнства. Но аще и ваши суть несогласны с нашими в вещех нужных, а не во оных, яже оставляет устав на волю настоятеля, пишите нам, кая суть. И разсудим и о сих соборне.

8. О епископе же коломенском Павле и о протопопе Иоанне Неронове, аже глаголюта, яко несогласуета с вами ниже книги их, ниже литургиа их, ниже знамение их; и оболгаюта молитвы нашя, яко бывают страха ради человеческаго, а не страха ради Божия; яко инако молится патриарх в литургии от прочих священников, сиречь смиреннее и худее страха ради Божия. И ищет и иных молитв, разнствующих от оных, яже имать литургиа нашя. Наипаче же (глаголетъ) о убогих, яко же пишете во осмом и девятом прошении.

9. Отвещаем: яко сия вся суть знамения ереси и раздора. И который сицевая глаголет и верует, есть чюждь православныя нашея веры. Зане который не согласует с равенством, яве, яко той есть стропотный и развращен, а не равенство. «И аще показуется и ангел с небесе», не подобаетъ прияти его, яко же апостол заповедует. Убо или да приимут нелицемерне, елика держит и догматствует православная нашя Церковь, или по первом и втором наказании, пребывше неисправлени, да отвержете и разлучите их извержением от овец Христовых, да не питают я смертною пажитию. И будете имети и нас, и весь о нас собор тажде мудрствующыя в сем. Ибо в коем соборе или в коем древнем святом обретошя, яко молитвы Церкве нашея бывают по человекоугождению и суть оскудныя, сего ради ищут, негли тии исполнити их? Блюдитеся крепко от сицевых псов, или рещи свойственне, волков, ибо тии под образом исправления, яко негли хотят исправити недостаточное Церкве, ищут принести в ню ядовитыя своя плевелы. Тако и ариане творяху и лицемерствующе, яко хотят исправити, еже «единосущнаго», еже святии отцы возгласиша во священном символе, по первому собору, ибо глаголаху, яко бе негли варварское. И тии избраша вящшее избранное имя и понуждаху всех глаголати его: «подобносущнаго». И со оным малым речением приношаху в церковь всю погибель. Подобие и нынешний калвини и лютори, иже и еще сто лет не суть, отнели же начата ереси своя, стыдящеся, яко глаголют их, яко разлучишася от древния веры Христовы, именуются преобразителие и исправителие ветхия веры, и под образом сим исправления ни едино догма церковное оставиша недвижимое и истинное. То жде и тии тщатся творити принести нам новины своя и сокровенныя своя молитвы, яко исправление. Сии суть яко врата адова, яже низводят в Геенну огненую горящую последующих им. Сего ради отсекутся от Церкве, яко уди согнилии и не исцелнии, пребывше без покаяния, зане сицевыя их молитвы имамы яко хулы. Понеже полагают в сумнение и святых наших моления, и тщатся творити и чины новыя, имже никогда же учихомся от отец, иже предаша нам веру.

10. О десятом, когда отверзаются двери святаго олтаря, отвещахом в первом.

11. О времени же божественнаго священнодействия, когда начинает, еже просите в первонадесятом, рехом ответ во втором.

12. О второнадесятом же, еже вопрошаете, аще приятна есть жертва священника оного, иже служай хранит соблазн памятозлобия в сердце своем, отвещаем от словес Христа, иже глаголет в Матфеи: «аще принесеши дар твои пред жертвенник и тамо воспомянеши, не яко ты имаши нечто на брата твоего (ибо сие творит человека всячески осуждена), но яко он имат что на тя, остави тамо дар твой пред жертвеником, и иди первие и примирися с братом твоим; и тогда пришед, принеси дар твой». От сего разумеваем, яко Бог не приемлет дары от сердца соблазненнаго, яко же глаголет и во Исайи: «аще принесете Мне семидал, суетно кадило, мерзость Мне есть». И отращаяйся праздников и жертв, и постов и моления их, прилагаетъ вину, глаголя, яко «руки вашя суть исполнени крове», сиречь дела бо вашя (тако бо руки у Писания емлются) суть исполнена ярости и гнева. И паки инде глаголет: «в судах и сварах поститеся, и биете пястми смиренаго». И по малех: «сего ради несть приятен пост ваш». И сие бывает в сенных жертвах Ветхаго закона. Но егда бывает в страшной сей истинной жертве Агнца непорочнаго и несквернаго, Христа, колико есть вещь страшныиая, яко кроме единаго сравнения паче храма и Соломона есть зде. Елико от части убо священника, иже приносить недостойне и со страстию священную литургию, несумненно священник он есть осужден. Но понеже кровь Спасова бывает избавление верующим в Него, изливаема о нас и многих, яко же глаголет Сам. Действует литургиа во оных, о них же приносится, и не возбраняется благодать Спасовы крове за недостоинство приносящаго священника. Тако и книжницы и фарисее завистною и убителною страстию пожроша Иисуса на древах креста, приносяще руками неправедными праведную жертву о всем мире, но не возмогоша возбранити всемирное спасение от страсти оныя. Но они убо осудишася — мир же спасеся веровавый. И Каиафа, зане бе архиерей лета оного, пророчествова в ползу людей, и словеса убо его совершишася, яко истинная и пророческая — сам же осужден бысть, яко христоубийца. Сего ради «кийждо да искушает себе, — глаголет Павел, — и тако от хлеба да яст, и от чаши да пиет». Зане который причащается их недостойно, осуждается. Сего ради, видим, и недугуют мнози, и умирают; ибо аще быхом разеуждали себе, не быхом были осуждени от Бога, но сего ради разеуждаемся от Господа, наказуемся в мире сем к покаянию, да не осудимся в другой жизни.

13. О кровотечении же и во сне искушении, еже вопрошаете в тринадесятом вопрошении, аще возбраняют священника от божественнаго священнодействия, глаголем, яко о кровотечении убо (сиречь егда течетъ кровь или от уст блеванием, или от носа, или доле кровотечение яко) не обретеся в законе особно о сем, негли яко сицевыя немощи не раждают душевную нечистоту в человеце. Обаче понеже суть скверны плотския, добро есть да воздержится священник от дейтсва литургии, елико время имать сицевую немощь: понеже ниже мирский причащается пречистых таинств, аще случится ему подобно, разве аще есть при смерти.

О искушении во сне, глаголем вкупе со святым Афанасием, иже пишет к некоему Аммуну, яко аще прииде искушение от страстных помышлений, и пианств, и многоядений, есть нечистота, и возбраняет божественное тайнодействие. Но аще прииде или от многаго труда, им же ослабеша бубрези, или от излишества Семене, еже многажды не чювствуетъ человек, токмо отнелиже возбудится, обретается сквернен, — несть нечистота, якоже ниже егда изъгоняет естество и прочая излишества. И тогда ни едино возбранение творит во еже служити священнику.

14. О разстоянии времене причащения, еже даете мирскому воздержатися от жены своея, егда имать причаститися (якоже пишете в четверто на десятом прошении) непщуем, сие зело добро. Ибо в то время имать определение поститися, творити молитву, прийти ему умилению, творити поклоны, яже суть нужьная быти прежде причащения, ко уготовлению таковаго приобщения. Аще и Павел, иже дает совет о сем ошаянии жены во время молитвы, не определяет количество дней, но глаголет: «не лишайтеся друг друга, разве аще что по согласию по времени, да упражняетеся в молитве». Но Ветхое писание глаголетъ во Исходе: «будите готови три дни, не приступайте к жене». И еда причастятся они, (кое бо причащение имяху?) Но токмо да слышат и да мечтатся (sic) пришествие Божие на гору. И Авиафар архиерей не дерзну дати Давиду и сущым с ним хлебы предложения, ясти их, иже бяху образ настоящаго таинства, разве исповедаша и реша, яко «от жены воздержахомся вчера и третий день». Внегда изыти мне в путь быша вся отрочата чиста. Наше же таинство колико разньствует от оных, убо подобает и вящшими денми воздержатися Христианом, иже имут причаститися Его. И сие да бывает с согласием дву лицу. Зде в нашей стране воздержаваются осми дней не менее; подобно и вас советум, да поущаете людей. Moгий же вместити, да вместит. Обаче не подобает менее триех дней — наипаче, аще святое причащение не бываетъ часто, токмо трижды или четырежды в лето.

15. О церквах, яже не имут мощей мученических во освящении свое. Нужда есть обновитися и паки исполнитися положением священных мощей. Зане, яко же глаголет седмое правило седмаго собора сие, яко пребышя многия церкви не освященныя, бывает от иконоборцов, иже и иныя древния обычаи церковныя оставиша, да погубят неписанное законоположение. И сего ради святии отцы оного собора догматизствующе, пишут сице: «Елицы святии храми не освятишася от святых мощей мученических, повелеваем быти им положению мощей; а иже без святых мощей освящает храм, да извержется, яко преступив церковное предание». Тожде извержение последует и оным, иже употребляют неосвященных антимисий мученическими мощми.

16. О еже где полагается антимисий по божественной литургии: или верху, или долу святыя чаши, ответа не имамы, ибо мы оставляем антимисий, и стоит всегда на святой трапезе, зане ниже святый гроб преложися когда от места на место.

17. Седмонадесятое, еже глаголет полагатися в церкви мощем святых, ни единаго имать недоумения, но по собором, яже пишите, тако подобает быти.

18. О осмонадесятом, аще извергается священник, иже приносит священную жертву, на не освященную трапезу, или антимисий не освященный, рехом в пятойнадесятом.

19. Но и двобрачный священник бывает неосвященный, по седмонадесятому правилу святых апостол, глаголющему: «вященник двобрачный или наложницу питаяй, неосвященный да будет». И внегда обнажися вторым браком от всякого священническаго действа и достоинства, не может ниже епитрахилии налагати, ниже фелоний носити, ниже кадити люди. Зане третие правило шестаго собора глаголет: «священник двобрачный, и иже беззаконно женившеся, извергошася»; уязвленый бо не благословляет, сиречь ни едину благодать преподает. Аще и Лев Премудрый во осмьдесятъ девятой нове утвержает таковаго закона и дает им место во внешния службы олтаря, но ныне обычай сей не сохраняется. Но ветхий закон отеческий имать утвержение: толико наипаче самопоставлен, иже дерзну рукама неосвященными лгати пречистому телу и крови Господни, на него же и царский закон законополагает смерть. Како кадити не убоится, да не постраждет и само оно, еже пострадаша сто пятьдесят мужей, иже при Коре, егда изыде огнь от Господа, и снеде их, приносящих кадило несвященне? Или не трепещет случившагося Озии царю, иже прокажен бысть и изгнася и от Храма и от царствия, внегда восхоте кадити, не имеяй священства? Да не будет терпети Церковь сие когда, зане и та сопричастится осквернения. Глаголет бо десятое, и первонадесятое, и второнадесятое правило святых аопстол: «моляйся со отлученным, да отлучится; и моляйся со изверженным непокоривым, сомоосужден; и приемляй отинде неприятаго и той неприят». Яже сия вся аще кто испытает с прилежанием, обрящет я в самопоставленном.

20. Образъ четыредесятнаго поста, имже мы постимся во всех странах сих, по древнему обычаю есть: да воздержимся вси, обще мирстии же и священницы, не токмо от мяса, и яиц, и сыра, но и от рыб, и масла, и вина. И в пятих убо днех всякия седмицы постятся вси людие, дондеже чтется девятый час с вечернею, и тогда ядят единожды токмо в день сухоядение, разве быти кому болному, ясти прежде, — но никогда мясо или рыбу. В субботу же и неделю, разрешающе пост, ядят масло, и пиют и вино, с неким вареным зелием или черепокожными.

21. О антимисий же, еже просите в 21-м, когда развиваем и в преждеосвященных; и аще требе есть, да будут болши от единаго. Глаголем, яко и тогда развиваем и, егда глаголется, еже: «да и тии с нами славят». И един токмо антимисий употребляем на всяко место и время, ибо един токмо гроб познаваем Господень, иже аще и в преждеосвященных не приемлет мертво тело Господне, яко же в прочих литургиах, но востаемо. Обаче понеже по воскресении отверзоша и ангели, держим и мы отверст антимисий даже до конца, зане наипаче употребляем и и яко престол.

22. Чин последования усопших зде в странах константинополских изменися мало, внегда умалиша и от образа оного, егоже имамы в молитвословии, частых ради и великих моров, и не успевают священници погребати мощи, со всеми исходными чинми. Но подобает быти, яко же сказует устав, наипаче тамо, идеже не понуждает мор понудитися со тщанием.
О чине же крещения: бывает неизменно, яко же повелевает устав, иже есть в молитвословии, его же можете видети, на не разнствует нечим от вашего. Или да <ост>авите и вы между собою, или пишите к нам, да разсудим о нем соборне.

23. О благословении священника: аще бывает и у нас осязанием, или ни? Глаголемъ, яко овогда убо тако благословляем, овогда же не тако. Во святом убо крещении и исповедании, егда разрешаем кающагося от грехов его, простирающе на главы их, благословляем я; крещаемаго убо, зане аки саждаем в нем второе рождение, еже глаголется, и пакирождение, и пакибытие, и пакисоздание, яко же и Бог рукама своима созда перваго человека, — Его ради и вдуем на лице его, во образ вдухновения и души, юже даде ему, дающе и мы дуновением животворящую благодать Святаго Духа. По писанному, яко вдуну Господь, и рече: «приимите Духа Святаго». В кающагося же, зане особно в него молим, да приидет от Бога и грехов оставление, и сила да сохранить его в будущем, да не осквернится второе, сего ради и евангелие полагаем особно на главе его, егда чтем ему молитвомаслие, знаменующе им руку Господню. Прочия же люди не благословляем осязанием, егда глаголем в литургии: «благодать Господа нашего Иисуса Христа и любы Бога и Отца» и прочая; или егда глаголем: «и благословение Господне на вы». Зане ниже возможно есть множества ради людей, ниже пристойно смешеных ради, им же возможно не быти и православным, и негли родила бы вещь некий соблазн. Но тако издалеча благословляемии людие. Аще убо благословения достоин, пребывает в нем благословение. Аще же ни, обращается к благословящему особно же. Единаго по единому христианина благословити кому священнику осязанием есть похвално. Аще и во уставех наших не обретаем сие писано, но и Господь наш Иисус Христос овогда убо даяше благодать свою наложением богоносныма Своима рукама, овогда же, взем руце Свое и не прикасаяйся, благословяше ученики.

24. О двадесять четвертом же, еже вопрошаете, како подобает изъобразити христианину крест свой, сиречь которыми персты, глаголем, яко мы вси имамы обычай древний по преданию покланятися, имуще три первыя персты, совокупленны вкупе во образ святыя Троици, ея же просвещением открыся нам таинство воплощеннаго смотрения. И научихомся славити единаго Бога в трех составех: Отца, и Сына, и Святаго Духа, — и распинатися вкупе со крестом Господа нашего Иисуса, Сына Божия, с небес сошедшаго, и человечившагося, и плотию пострадавшаго нашего ради спасения. Являет же ся благословно, зане совокуплениемъ трех перстов воспоминаем таинство святыя Троици. И внегда изъобразуем на себе крест Господень, воспоминаем страдание и воскресение Его, ими же и их ради призываем от Бога помощь.

25. О двадесят же пятом, еже вопрошаете, которыми персты подобает начертавати архиерею или священнику благословение, еже дает, глаголем, яко понеже обеща Бог с клятвою Аврааму, да благословятся вси языцы земстии в семени его, еже есть Иисус Христос; еже и Давид, к (sic) мессию вознося, глаголет: «и благословятся в Нем вся колена земная»; благословляет Церков всех, начертавающи рукою священническою имя мессиево, еже есть Иисус Христос, изобразующи I и С, еже являет въкратце «Iисус», и X и С, еже глаголет «Христос», и сие въкратце. И которыми персты начертавает кто сия четыре писмена, ничто же разньствует, токмо да имать мысли благословляяй и благословляемый, яко благословение сие сходит от Иисуса Христа рукою священническою и Иисус Христос — Иже дает дарование благословения к прошению оного, иже просит е с верою. Но пристойнее является, яко же живописуют Христа и благословляет, и<б>о (?) чище показует, еже Иисус Христос. Вторый и третий перста совокупляема знаменуюта «Иисус», а первый и четвертый совокупляема знаменуюта «X», и малый последний «С», еже являюта вкупе «Христос».

26. Устав поклонов, егоже держите, яко же обретается во изображенном Писании, еже к нам посласте, той жде есть, его же и мы держим. Разнствует токмо в сем, яко егда бывают великия поклоны, и по тех два на десять, творим мы первие три великия, и потом два на десять малыя; последи же един великий. И бывает всех шесть на десять, а не седмь на десять, яко же пишете.

27. Поведа нам из уст грамотописец вопрошение, яко о обычаи страны вашея, яко внутрь церкви собираются вкупе мужие же и жены во время последования. И вопрошаете, аще есть благословно или законно сицевое дело? И отвещаем от святаго Павла, уст Христовых, иже повелеваяй о благочинии церковном, глаголет в первом послании к Тимофею: «хощу убо молитися мужем на всяком месте». И о женах не глаголет: «на всяком месте». Но: «жена в безмолвии да учится, во всяком покорении». И паки: «жене же учити не повелеваю, ниже владети мужем, но да будет в безмолвии». Дважды повелевает им безмолвие, зане сия есть изрядная добродетель женам — безмолвствовати со всяким целомудрием и украшением. Сие же безмолвие невозможно есть хранити тамо, идеже множество других родов мужей стекаются, юноши и старцы, вернии и невернии. Сего ради и во особных местех церкви подобает молитися, и учитися, а никогда же учити пред мужми. Но ниже просто беседовати в церкви, но безмолвствовати во всякой честности. Еже во святилище древнем храняшеся, идеже бяху особно места дев, и вдов, и посягших. Еже зане не сохрани Захариа, отец Предотечев, в Пречистой Богородице, но и отнеле же роди Христа, учиняше ю на месте дев; убиша его между Храмом и жертвеником токмо за вину сию, яко же глаголют повести церковныя. Сей чин сохрани и Златоуст в церкви своей, внегда огради место женское от очес мужеских. Наипаче и яко видим своима очима, колика безместия бывают в церквах оных языков, иже терпят быти сицевому смешению.

Сего ради, преблаженство твое, да сотвориши всякий образ, еже изсещи злый сей обычай от страны вашея: и наказанми, и запрещенми, или отлученми, или яко есть возможно. Да подражаете и в сем вся наша по месту святыя церкви, яже не прощают никаковым образом женам стояти на ином месте храма, токмо на определенном женском. (Ибо подобает, яко же излагаем от Богослова Григория), особно быти пределом женским от оных мужеских. Глаголет бо святый сей в четверострочиих своих: «особно суть женская и мужеская ухания, си есть определения», по притчи.

Сия суть вопрошения ваша и ответи наши. И Господь мира и утешения, Иже разстоящая совокупляй во едино и то жде соединение веры, да даст благодать пребыти единомыслию сему Церквей наших даже до скончания века нерушиму. Прешедшая убо погрешения да простит Господь нами, малейшими Своими рабы, во исправление же, да дарует преспеяние и ращение в лучьшая. Молитеся же и о нас, братие, да избавимся от мучителства мирскаго и от беднаго утеснения, еже страждем. Якоже и мы непрестанно молим Бога, да утвердит в мире богоугодном царствие ваше победою победоносною на враги Его; архиерейство же ваше да наставит всегда на пути спасителныя в Самом Христе Бозе, Ему же слава и держава вовеки. Аминь.

Константинополский патриарх утверждает выше реченная.

Смиренный митрополит Кесарийский Анфим.
Смиренный митрополит Ефесский Игнатий.
Смиренный митрополит ираклийский Мефодий.
Смиренный митрополит Ки…цкий Анфим.
Смиренный митрополит Никомидийский Кирилл.
Смиренный митрополит Халкидонский Гавриил.
Смиренный митрополит Никейский Григорий.
Смиренный митрополит Адрианопольский Неофит.
Смиренный митрополит филиппопольский Гавриил.
Смиренный митрополит Прусийский Клим.
Смиренный митрополит Анхиальский Иоаким.
Смиренный митрополит Терновский Дионисий.
Смиренный митрополит Месемврийский Дамаскин.
Смиренный митрополит Селунский Феоклист.
Смиренный митрополит Мелениский (?) Феофан.
Смиренный митрополит Митилинский Григорий.
Смиренный митрополит Мефимский Анфим.
Смиренный митрополит Смиренный митрополит Варнский Анфим.
Смиренный митрополит Визинский Григорий.
Смиренный митрополитСозополский Митрофан.
Смиренный митрополит Мидийский Христофор.
Смиренный митрополит Силиврийский Мелетий.
Смиренный митрополит Писидийский Силвестр.
Смиренный архиепископ Приконийский Иеремиа.
Смиренный митрополит Коринфский Григорий.
Смиренный епископ Раидитцкий Кирилл.
Смиренный епископ Метрский Тимофей.
Смиренный епископКалиопольский Мелетий.
Мелетий Сириг, священномонах и учитель Великия церкве, иже и сложив настоящее сочинение повелением пресвятейшаго и вселенскаго патриарха, господина Паисеа, и всего сущаго с ним святаго собора.
Великий иконом Великия церкве Феолог священник.
Великий протосинкел Великия церкве Лаврентий священномонах.
Великий сакеларий Великия церкве Василий священник.
Великий книгохранитель Великия церкве Георгий.
Великий ветия Великия церкве Иоанн.
Сакеллий Великия церкве Андроник.
Протекдик Великия церкве Софиан.
Протонатарий Великия церкве Николай.
Логофет Великия церкве Димитрий.
Памятописец Великия церкве Константин.

Сея же ради епистолии святыя восточныя Церкве константинополскаго трону, архиепископа Паисии (sic) и всея вселенныя патриарха, вкупе всего Востока и Полудне патриархи, и со всеми сущими под ними архиереи подписавшимися, о ней же проси и моли их великий государь святейший Никон, архиепископ Московский и всея Великия, и Малыя, и Белыя России, и многих епархий, земли же и моря всея северныя страны патриарх, яко да пошлют ему о неких нужных церковных винах, яже суть вси на лице в ней изображены. Их же ради, не замедлив, собор собра повелением благочестиваго великаго государя царя и великаго князя Алексия Михайловича, всея Великия, и Малыя, и Белыя России, Востока и всея северныя страны самодержца, вкупе же по совету и по благословению всего освященнаго собора, во еже бы исправити в нужных чесом (sic), яко же святая восточная Церковь содержит. На нем же вси и согласившеся, возгласивше и судивше достойная по оноя святыя восточныя Церкве узаконоположению быти, и руками подписавшеся, яко же и в самом соборном деянии видети есть. И нужнее убо прежде всего вменив о крестном изображении, еже коими персты десницы изображати на лице мирянину, и коими осеняти священнику; ктому же о святом символе. Прекословящих ради сие и напечатати повеле, собрав не от себе, но от божественнаго Писания и древних святых, еще же и совопрошаяся с прилучившими ту святители восточныя Церкве: Антиохийским, (глаголю), патриархом и Сербским, и митрополитом Никейским, и Молдавским, яже и руки своя подписаша, яко же зде видети есть.


Источник — Скрижаль. Акты соборов 1654,1655,1656 годов. — СПб. «Свое издательство», 2013. — 640 с. ISBN 978-5-4386-5194-9

Радио «Вера»
Наши друзья


© 2015-2019. dishupravoslaviem.ru. Все права защищены.


Статистика просмотров сайта


Яндекс.Метрика