В чем смысл Петрова поста?

В чем смысл Петрова поста?

В чем смысл Петрова поста?

Для меня, человека несущего послушание миссионера, этот праздник всегда проходит с налетом какой-то грусти. Ведь сегодня большинство людей совершенно не понимает смысла сегодняшнего праздника ни смысла самого Петрова поста. Ведь если это обыкновенное чествование святых апостолов, то почему нет поста в память Иоанна Богослова и пр. апостолов? Некоторые не особо умудренные семинарским образованием, начинают с амвона говорить, что этим постом мы подражаем тому, как постились апостолы. Это да, апостолы постились, только в чем же наше подражание им? Разве только в посте? Сам пост называется апостольским, но это же не пост ради самого поста. И не пост ради празднования памяти апостолов Петра и Павла. Если так рассуждать, то всё становится крайне странно.

Буквально сегодня в храмовой проповеди прозвучало — «Прежде чем пойти на проповедь Евангелия, апостолы постились, а потом пошли проповедовать. Вот и мы следуем их примеру». Так и хотелось сегодня сказать — а примеру чего? Апостолы постились не ради самого поста, а ради проповеди Евангелия. Пост это путь, а не цель. Цель всегда в конце поста. И в итоге, сегодня с амвонов, телеканалов, радио и пр., нас убеждают, что постясь мы подражали апостолам… в чем..(?), по сути, в их подготовке к проповеди Евангелия? Это все равно, как если бы воинов готовили бы к сражению, а перед самым сражением всех отправили бы на уикенд, кушайте мол и разговляйтесь на здоровье.

(…читать дальше →)

Любовь и справедливость

Любовь и справедливость

Любовь и справедливость

Мы все прекрасно знаем за собой, что некоторым людям нам легко и приятно делать добро, а другим нет. Для некоторых мы даже палец об палец не ударим. Разве что только, такой человек начнет умалять и просить, и то, тогда мы сделаем то что он просит, чтобы только отстал. Мы очень лицеприятны. Кто-то нам приятен, кто-то нет, а этого вообще не видел бы и не слышал. Но, если мы решили опытно стать христианами, то лицеприятия не должно быть в нашей жизни. Но, как же опытно этого достичь? Что толку от того, что мы узнали про это, ведь на сердце, как было лицеприятие, так оно и осталось. Для любимого батюшки или ещё кого-нибудь, мы все сделаем, лоб об землю расшибем, а для другого может и сделаем что-то, но совершенно с другим сердцем, а то и вообще откажем. Так как же быть?

Оказывается, этого и не нужно делать. Господь призывает нас делать добро и оказывать любовь не ради человека, а ради Господа — «истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Матф.25:40), потому что Он Сам есть добро и Любовь. Ради Господа, а даже не ради ближнего, который бывает часто по справедливости вообще недостоин никакой любви и хорошего отношения. Но ради Господа, ради того, что и этот человек, каким бы он не был, является Его образом.

(…читать дальше →)

Без любви не может быть Церкви

Без любви не может быть Церкви

Без любви не может быть Церкви

Представим себе такой монастырь, в котором нет плодов христианской жизни в Духе Святом. Нет желающих исполнять заповеди, нет любви, уступчивости, кротости, смирения и пр., а есть только желание реализовывать свои похоти, жить только так, как выгодно мне, как мне удобно, как я считаю правильным. Что будет с таким монастырем? Он развалиться, рухнет община, ничего хорошего не выйдет. По сути, монастырь от мирского церковного общества, отличается только стенами. Не нужно думать, что только там христиане должны жить единой семьей. К этому мы призваны везде. Не важно где ты оказался в миру или в монастыре. Церковь это не здание, не строение. Это, в мистическом смысле, как учит апостол Павел, тело Христа, мы всего члены этого тела, а Христос его Глава.

Но увы, сегодня мы разделились на миллионы индивидуально плавающих клеток христианского организма. Точнее сказать, это с большой натяжкой можно назвать единым организмом. Конечно, богословски мы единое целое, и на Литургии мы поем все вместе один Символ Веры, всё это понятно. Только нет этого единства по факту. Холод, эту дистанцию христианских сердец, обличал ещё Златоуст в 4 веке. Он упрекал христианские общины за то, что они причащались из одной Чаши, даже не зная, как друг друга зовут. У нас пошел какой-то протестантский дух, мы стали считать Христа личным Спасителем. Но Христос спасает Церковь, богочеловеческий мистический организм, который скреплен любовью, по венам которого течет Его Кровь.

(…читать дальше →)