Дышу Православием
<a href="//thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts">Популярное</a>

Толкование молитвы «Царю Небесный»

pznYYIZib78«Царю Небесный» – пожалуй, одна из наиболее известных молитв, наряду с «Отче наш» (молитвой Господней) и 90-м псалмом царя Давида. Она входит в состав так называемого «обычного начала», т. е той последовательности молитв, которая звучит в начале многих служб и последований, в том числе в начале привычных нам утренних и вечерних молитв: «Царю Небесный», Трисвятое, «Пресвятая Троице», «Отче наш».

Молитва «Царю Небесный» – это еще и стихира службы Пятидесятницы. Мы призываем Святой Дух, чтобы Он пришел и вселился «в нас» и это можно понимать двояко: или мы  хотим, чтобы каждый из нас стал обителью Духа, либо – чтобы Святой Дух обитал между нами, объединяя нас в Тело Христово. Но одно не исключает другого.

МОЛИТВА
«Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша».

ПЕРЕВОД
«Царь Небесный, Утешитель, Дух Истины, везде пребывающий и всё наполняющий, Сокровищница благ и жизни Податель, приди и вселись в нас, и очисти нас от всякой скверны, и спаси, Благой, души наши.»

– Молитва «Царю Небесный» обращена к Третьему Лицу Святой Троицы – Святому Духу, Господу Животворящему, исходящему от Отца (см. Символ веры). Происхождение и авторство этой молитвы неизвестны, однако есть основания полагать, что она возникла ближе к концу первого тысячелетия христианской эры.

Кроме того, есть обычай читать «Царю Небесный», чтобы призвать Святого Духа перед началом какого-либо дела. Несмомненно, одно из таких дел – молитва, церковное богослужение. И этим, надо полагать, объясняется включение молитвы «Царю Небесный» в состав обычного начала.

Наконец, эта молитва является одной из стихир службы Пятидесятницы – и именно это обстоятельство стало поводом для сегодняшней нашей заметки. Однако рассмотрим сначала сам текст молитвы.

Мы обращаемся к Святому Духу как к Небесному Царю (ср. начало Господней молитвы: «Отче наш, сущий на Небесах…»). Это обращение, строго говоря, не является специфическим для Третьей Ипостаси. Так, например, на великопостной вечерне читается молитва «Небесный Царю, веру утверди…», которая, вероятнее всего, относится ко Христу – однако это не вполне ясно; можно думать также, что она адресована Святой Троице.

Далее следует обращение «Утешитель» (греч. παράκλητος). Так Спаситель назвал Святого Духа в беседе с учениками: «И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его; а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает и в вас будет» (Ин 14:16–17). Помимо очевидного значения «тот, кто утешает», это слово может пониматься также в значении «посредник», «ходай», «заступник».

О Святом Духе, как и Боге «вообще», мы говорим как о вездесущем: «Иже везде сый». Церковнославянское выражение, идущее следом – «вся исполняяй» – вероятно, многих сбивает с толку. Как видно из приведенного выше русского перевода, в данном случае речь идет не об исполнении наших молитв и желаний, а все о том же – о вездесущии Божества: «вся исполняяй» означает «все наполняющий Собой». Однако здесь можно усмотреть и нечто большее: Святой Дух не просто «механически» наполняет Собой вселенную, но Он оживотворяет ее, ежесекундно поддерживает ее существование – иначе бы все распалось и рассыпалось, поскольку видимый нами мир не имеет иной причины собственного возникновения и длящегося существования помимо Бога.

Есть еще одно выражение в церковнославянском переводе молитвы, которое, как можно предположить, многими понимается превратно: «Сокровище благих» вовсе не значит, что Святой Дух – некое сокровище для хороших людей. Нет, Дух Животворящий – это сокровищница благ, вместилище и источник всего благого, доброго.

Далее мы называем Духа подателем жизни – тут уместно вспомнить другое песнопение, довольно часто звучащее на всенощной: «Святым Духом всяка душа живится, и чистотою возвышается…»

Все те слова и выражения, о которых сейчас шла речь, – все это было обращение, которое занимает около двух третей молитвы. А дальше идет просительная часть.

О чем мы просим Бога Духа Святого? Мы просим Его, чтобы Он пришел и вселился «в нас». Последнее можно понимать двояко (и одно понимание отнюдь не исключает другого): или мы хотим, чтобы каждый из нас стал обителью Духа, храмом Бога; либо (ср. Ин 1:14) – чтобы Святой Дух обитал среди нас, между нами, объединяя нас в единое Тело Христово.

Затем мы просим, чтобы Дух, поселившись в нас, очистил нас от всякой скверны – т. е. от страстей, от греха – и чтобы Он, Благой (т. е. добрый) спас наши души, т. е. избавил бы нас от власти мира, диавола и, опять-таки, наших собственных страстей, и чтобы Он даровал нам Царство Небесное – т. е. Его собственное Царство (см. начало молитвы).

Как было сказано выше, молитва «Царю Небесный» входит в состав службы праздника Пятидесятницы (иначе, Дня Святой Троицы). Напомним, что эта молитва не читается в период от Пасхи до Пятидесятницы: в пасхальный период она заменяется троекратным чтением (или пением) тропаря Пасхи, а от Вознесения до Пасхи и вовсе ничем не заменяется – и это значимое отсутствие подчеркивает то напряжение, с которым Церковь всякий год ожидает дня ниспослания Святого Духа. И вот в день Пятидесятницы, после семи недель своеобразного воздержания, вновь звучит молитва «Царю Небесный» (нередко ее поют всенародно) – сначала на великой вечерне, в качестве предпоследней стихиры на стиховне, а затем дважды на утрене – после 50-го псалма и перед великим славословием (вместо обычного «Преблагословена еси, Богородице Дево…»). С этого дня «Царю Небесный» читается ежедневно вплоть до первого дня Пасхи.

о. Феодор Людоговский

Календарь
Цитата
Радио