Дышу Православием
<a href="//thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts">Популярное</a>

Святой, который НИКОГДА не смеялся.

Святой, который НИКОГДА не смеялся.«Господи и Владыко живота моего…» Любой христианин, хоть раз бывавший в храме Великим постом, без труда назовет автора этой молитвы — преподобный Ефрем Сирин. Святой, живший в IV веке, оставил после себя текст, который в русской культуре является столь же значимым символом покаяния, как и 50-й псалом. Благодаря стихотворному переложению Пушкина «Отцы пустынники и жены непорочны» об этой молитве слышали люди, которые никогда не заходили в церковь и не подозревали о существовании преподобного Ефрема.

Для средневековых христиан ситуация была противоположной: Ефрема Сирина знали практически все, а вот список его трудов установить было невозможно. Историк Церкви Созомен рассказывает, что сочинения преподобного состоят из трех миллионов строк. Авторитет преподобного Ефрема был столь велик, что больше тысячи лет ему продолжали приписывать авторство все новых и новых сочинений. В те времена считалось нормальным приписывать важные идеи авторитетному святому, чтобы доверие к последнему делало аргументацию более убедительной.

По сравнению с этим обилием произведений биографические сведения о святом весьма скудны. На русском языке до сих пор не издано ни одного древнего жития подвижника. В самом популярном агиографическом многотомнике — Житиях святых по святителю Димитрию Ростовскому житие Ефрема Сирина представляет собой искусственное объединение разных источников, в том числе и весьма поздних. Если же обратиться к текстам самого преподобного Ефрема, то можно найти интересные сведения из его жизни, которые не попали в популярные жизнеописания.

Непосредственным поводом для обращения молодого человека, родившегося в самом начале IV века, стало ложное обвинение в краже овец. В ожидании приговора судьи святой провел в заключении больше двух месяцев и получил несколько откровений от Бога, в которых ему напомнили старый грех — шутки ради он до смерти загнал корову бедняка-соседа. Впоследствии размышления о покаянии и плач о грехах станут излюбленными темами его проповедей и молитв.

Верующие очень рано оценили значение текстов святого. Еще при его жизни многочисленные проповеди, толкования Священного писания, антиеретические сочинения и молитвы переводились на греческий, латинский, арабский, коптский, эфиопский, армянский, грузинский, славянский и другие языки. Почти сразу у святого появились и подражатели. Его авторитет был столь высок, что его творения фактически приравнивались к библейским текстам. Блаженный Иероним, составлявший в 392 году жизнеописания святых мужей, отмечает, что сочинения Ефрема пользовались большой славой: их читали гласно, в церкви, тотчас после Священного Писания.

Литературная слава была предначертана святому с самого рождения. Один из агиографических памятников рассказывает о виноградной лозе, выросшей во рту ребенка. Этот сон видели родители преподобного Ефрема. В древнем сирийском житии есть сходный эпизод — видение старца, в котором ангелы просят преподобного Ефрема съесть свиток.

Несмотря на то что поедание свитка в качестве символа красноречия было традиционным житийным топосом (достаточно вспомнить поговорку «Твоими устами бы да мед пить»), в случае с преподобным Ефремом эта метафора как никогда уместна. Святой был величайшим представителем сирийской литературы и в своих творениях использовал изощренную литературную технику, основанную на повторах, использовании устной речи и созвучий. Сергей Аверинцев в статье, посвященной преподобному Ефрему, называл его поэзию «пророческой», находил ей аналогии в текстах Ветхого и Нового Завета, а также приводил примеры каламбурного построения фраз на сирийском языке.

Использование каламбуров в поэзии Ефрема Сирина позволяло ему бороться с распространением лжеучений. Некий еретик проповедовал свое учение с помощью песен, сложенных на популярный мотив. Святой использовал этот стихотворный размер для проповеди Православия, о чем специально говорил в заглавии своих сочинений. Более того, будучи музыкантом, преподобный Ефрем иногда указывал, на какой мотив нужно исполнять тот или иной гимн.

До сих пор исследователи спорят, знал ли сирийский подвижник греческий язык. По одной из версий преподобный Ефрем знал его с молодости и даже оставил на нем несколько текстов, по другой — святой чудесным образом стал понимать и разговаривать на греческом языке во время беседы со святителем Василием Великим.

О самой встрече прославленного сирийского аскета с архиепископом Кесарийским также рассказывают поразному. Все началось с того, что преподобный Ефрем в молитве получил откровение встретиться со столпом веры по имени Василий. Святой вместе с одним спутником прибыл в Кесарию и пошел в храм, где святитель совершал богослужение.

В житии, изложенном по творениям святителя Димитрия Ростовского, рассказывается, что преподобный Ефрем стал громко восхвалять архиепископа в церкви, и окружающие люди говорили: «Этот монах хочет что-то получить от епископа». Ближе к реальной ситуации более древняя версия. Святой мысленно выразил недоумение, как столпом веры может быть человек, одетый в столь пышные одежды и пользующийся таким почитанием. В этот момент святитель Василий посылает своего архидиакона с просьбой к преподобному Ефрему пройти в алтарь. Первый раз святой отказывается, во второй идет в алтарь и уже там произносит фразу «Воистину велик Василий».

Подвижники наслаждаются беседой друг с другом, и, по одной из версий, святитель Василий совершает диаконскую хиротонию преподобного Ефрема. От иерейской хиротонии монах по смирению отказался.

Отметим, что древние источники сохранили не только упоминание о диаконском сане сирийского подвижника, но и его словесный портрет. По словам Сергея Аверинцева, «о нем сохранилась живая память как о низкорослом, лысом и безбородом человеке с необычайно сосредоточенным выражением лица, которого невозможно было развлечь или рассмешить».

Последняя фраза — скорее часть образа преподобного, чем его реальная черта. Автор многочисленных молитв и покаянных слов, по мысли средневековых христиан, просто не мог быть веселым человеком.

О молитвах Ефрема Сирина нам известно и много, и мало. Автор «Толкового Типикона» Михаил Скабалланович пишет: «В “Актах (житии) св. Ефрема” говорится, что “он возвышенными и духовными песнями (odas) своими преподал учение о Рождестве Христовом, Крещении, посте, страдании (Христовом), Воскресении, Вознесении и прочих таинствах оного Божественного промышления; сюда он присоединил и другие гимны — о мучениках, о покаянии, об умерших”». По мнению Скабаллановича, преподобному Ефрему принадлежит и еще целый ряд молитв, включая и Великопостную молитву Ефрема Сирина.

Первые достоверные письменные сведения о том, что молитва «Господи и Владыко живота моего» должна читаться Великим постом, восходят к Иерусалимскому типикону Х века, но, скорее всего, текст этот был известен в Церкви гораздо раньше. Значение главной молитвы Великого поста она приобрела лишь в Русской Церкви, когда ее стали многократно и гласно повторять. Достаточно открыть Постную триодь, чтобы убедиться в частотности ее употребления.

К сожалению, в тексте жития преподобного Ефрема не удалось найти обстоятельств написания этой проникновенной молитвы, зато можно привести косвенное доказательство того, что текст принадлежит перу «сирийского пророка». Некоторые древние памятники рассказывают о том, что сирийский отшельник просил у Бога умерить в нем умиление — «ослаби ми волны благодати Твоея». Просьба очень странная для обычного христианина и очень характерная для преподобного Ефрема, который большую часть жизни так искренне говорил о покаянии, что его проповеди на эту тему до сих пор остаются излюбленным чтением монахов и мирян.

Андрей Зайцев


На сайте вы можете бесплатно скачать все тома преподобного Ефрема Сирина — перейти

Мы выложили отдельные издания Ефрема Сирина по толкованию на книги ветхозаветных пророков — перейти

 

Календарь
Цитата
Радио