Дышу Православием
<a href="//thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts">Популярное</a>

Проблемы воспитания или когда в родителях согласия нет

wYAC0agwTcgМамы жалуются на интернет-форумах и в блогах, обсуждая неразрешимые семейные конфликты: а наш папа считает, что:
— двухлетний ребенок должен быть «взрослым»;
— ребенку можно в час ночи смотреть триллер по телевизору;
— его долг заключается в воскресной часовой прогулке с ребенком;
— грыжа у ребенка из-за крика;
— ремнем иногда можно.

Мужчины тоже жалуются, хотя реже: жена решила, что:
— детям нужна собака;
— ребенка пора окрестить;
— ребенок болен… и повела его к невропатологу, а он навыписывал лекарств! А ребенок здоров!
Продолжать можно бесконечно: список взаимных претензий у родителей неисчерпаем, а идти на компромисс они не готовы, особенно когда дело касается благополучия горячо любимого ребенка. Разногласия разрушают не только душевное спокойствие ребенка, но и его здоровье, психическое и физическое.

Врачам известно, что отцы и матери по-разному оценивают благополучие ребенка и серьезность его проблем, что может привести к ошибкам в диагностике и лечении. Например, педиатры из Медицинского колледжа Университета Цинциннати (США) Лангберг, Эпстейн, Саймон и их коллеги выяснили, что мамы и папы расходятся в оценке симптомов дефицита внимания и гиперактивности своих детей: мамы замечают их чаще и испытывают больший стресс из-за поведения детей. И физическую боль ребенка родители воспринимают по-разному. Врачи Маллиган, Этеридж и другие из Лондонского университетского колледжа обнаружили, что матери и отцы дают настолько разные оценки состояния детей, больных артритом, что это мешает получить точную картину и оценить ход лечения. А ученые из Университета Северной Каролины установили, что родители полугодовалых детей по-разному оценивают причины их плача: мамы больше ориентируются на ребенка, а папы — на себя. То есть, по-видимому, мамы, думают, что плачущему ребенку плохо, неудобно или хочется есть, а папы предполагают, что вредные дети просто требуют, чтобы родители взяли их на ручки.

При этом у каждого своя правда. И не из вредности родители противоречат друг другу, а потому, что так они устроены: они — разные. Но как доказать папе, что он не прав? Как донести до мамы, что она неправильно воспитывает ребенка?

Кого растим?

Виталий Матусевич, психолог и семейный психотерапевт, первым делом спрашивает: а что такое «правильное воспитание»? Правильное с точки зрения папы, мамы или верующей семьи в целом? Кем определяется, что правильно, а что нет? Для чего нужно раннее развитие, карате или подготовка к школе? Важно ли для этой семьи воспитать, к примеру, хорошего гражданина? Ценности у близких людей обычно общие или схожие, а именно ценностями определяется педагогическая позиция. В какой-то момент родителям все-таки стоит обсудить, чего они хотят, кого собираются растить, как ни странно это звучит.

«Можно даже записать, — говорит Виталий Матусевич, — скажем: мы хотим, чтобы ребенок был добрый, умный, здоровый… Чтобы имел много друзей, умел постоять за себя, научился рыбачить — скажет папа. Чтобы ладил с окружающими, был счастлив, завел семью, был хорошим мужем и отцом — скажет мама. Несовпадения стоит обсудить, но, скорей всего, разницы большой не будет. Папино “умение постоять за себя” не противоречит маминому желанию “чтобы ребенок не был агрессивным”, и секция карате, может оказаться, служит и той цели, и другой, и еще учит ребенка общаться с окружающими».

Разумеется, не стоит обсуждать фундаментальные принципы воспитания, когда бушуют страсти: оба родителя только наговорят друг другу ненужных слов и останутся каждый при своем, а то и укрепятся в своей позиции.

Настоятель храма Казанской иконы Божией Матери села Пучково Московской области протоиерей Леонид Царевский, сам отец четверых детей, советует родителям: «Прежде всего надо понять свою ответственность за ребенка перед Богом и у Него каждый раз в молитве спрашивать, что нужно делать? Молитва может быть совместной, а может, если один из супругов не желает в ней участвовать, и личной: пусть молится тот, кто хочет, напряженно молится, даже если речь идет о самых простых вещах. Родителям необходимо духовное понимание, что всем управляет Бог. И обязательно надо советоваться со своим духовником — или духовниками, если они у родителей разные».

Живым примером для детей

Понятно, что человек сможет нормально жить в обществе в том случае, если он умеет успешно разрешать конфликты с окружающими и устанавливать с ними мирные отношения. А для этого ребенка надо учить мирному сосуществованию. И нужен именно живой пример родителей, а не хорошие слова: их дети чаще всего пропускают мимо ушей. «Способность к сотрудничеству очень важна для адаптации ребенка в обществе, и ее можно демонстрировать на примере общения между собой. Для ребенка это будет очень показательно», — говорит Виталий Матусевич.

«Важно уступать друг другу и в духовном смысле, — убежден отец Леонид Царевский. — Господь велел нам идти навстречу друг другу, прощать, уступать. Не надо во что бы то ни стало настаивать на своей правоте. Особую мудрость здесь должна проявить женщина: показать, как идти навстречу, не спорить. Часто мудрая жена и согласится с неправильным решением мужа, а муж поступит по-другому — ну и пусть он не признает, что она права, пусть воображает, что он сам так решил. Не надо так уж настаивать на своей правоте, за этим всегда стоит гордыня. Если муж и жена воспитаны по-разному и придерживаются разных взглядов, но одинаково церковны — они должны понимать, что в большинстве случаев оба неправы. Все равно мы не видим обычно ситуацию полностью, не чувствуем ее. И в конфликте Бог нас испытывает: как мы решим, как себя поведем? Так давайте дадим Ему увидеть, что мы проявляем добродетели, которых Он ждет от нас. К сожалению, дьявол чаще всего все устраивает так, чтобы люди друг друга неправильно поняли. Поэтому не надо торопиться и скоропалительно принимать решения. Родители очень часто ударяются в одну из двух крайностей — или защищают своего ребенка во что бы то ни стало, или, наоборот, слишком болезненно к нему относятся: мой плохой, всегда что-нибудь натворит… Это тоже все от тщеславия. Надо избегать обеих крайностей, ведь ребенок может быть и виновен, и не виновен; надо разобраться очень тщательно и неторопливо: нашли у ребенка сигареты, сразу решили, что он курит, — а может оказаться, что его кто-то подставил… И наказывать не надо под горячую руку: надо успокоиться, привести себя в порядок, помолиться. И наказывать уже спокойно, чтобы ребенок видел, что наказывают его не потому, что родители раздражены, а потому, что он что-то плохое сделал. Спешить вообще не нужно, за исключением тех случаев, когда ребенок лезет в розетку».

Ты и я такие разные

И все же не всегда родительские несогласия друг с другом — это непременный вред для ребенка. Разница между родителями — это даже хорошо: «Что нам мешает, то нам и поможет, — говорит Виталий Матусевич. — Папа учит тому, чему не может научить мама, мама — тому, чему не может научить папа. Разница родительского восприятия и опыта обогащает опыт ребенка и дает ему больше возможностей, учит разным моделям поведения».

При этом конфликты часто возникают вовсе не из-за принципиально разных взглядов на воспитание детей. За ними могут стоять совсем другие причины, вообще не имеющие никакого отношения к детям.

«Конфликт из-за воспитания ребенка может быть симптомом испорченных отношений между родителями, — объясняет Виталий Матусевич. — А на ребенка выливается: “растишь такую же размазню, как ты сама”, “ты такой же слюнтяй, как твой отец”». Возможно другое — что конфликты возникают из-за особенностей одного из родителей: например, он злоупотребляет алкоголем, у него уже произошли личностные изменения, и его все раздражает. И когда он, к примеру, шпыняет жену, что она растит тряпку, а не мужчину, — дело не в ней и не в ребенке. Кроме того, родители могут просто мыслить по-разному: один сложнее, другой проще. Бывает, что родитель упорно отстаивает свою точку зрения, потому что находится в аффекте, или в силу своей интеллектуальной ограниченности, или каких-то выгод. «Ничего удивительного, что он такой нюня, это ты его воспитываешь, а мне не даешь», — утверждает отец, которому мать не дает пороть ребенка: ему выгодно переложить всю ответственность на мать.

Многие родители, даже независимо от уровня интеллекта, руководствуются убеждениями, которые когда-то усвоили как аксиомы: настоящий мужик должен то-то и то-то, хорошая мать делает так-то. «Кто сказал? Почему должен? Где источник этих убеждений? — говорит Виталий Матусевич. — Психологи называют такие убеждения дисфункциональными. Мы только вторим кому-то, берем на себя неподъемные обязательства и при этом сильно обобщаем: “Настоящая мать отдает детям всю себя”. И даже если сил уже у такой матери никаких нет, но ее неосознанное стремление “отдавать всю себя” ее подгоняет. Так и происходят подмены, так и появляется любовь сомнительная, мучительная, с оттенком самоистязания. Долженствование препятствует любви. Но любовь добровольна».

Если дело не в принципах

Иногда семья может проанализировать причины конфликта самостоятельно, иногда приходится обращаться к специалисту, который поможет найти решение, приемлемое для обоих родителей.

Если дело в разных взглядах на воспитание, в межличностных конфликтах и ошибочных убеждениях — их надо обсуждать. «Это может быть хорошим упражнением для родителей. Если они оба психически здоровы — их цели расходиться сильно не могут, — говорит Виталий Матусевич. — Может расходиться их тактика. Особенно если мама или папа в чем-то заблуждается, злится, обижается, или они конфликтуют друг с другом: скажем, папа хочет упрекнуть маму за невнимание к себе. Если обсуждение возможно, оно обоим полезно. Имеет смысл дать слово и ребенку, предоставить ему выбор: а сам ты как думаешь? Чего хочешь? Пойти на карате или на шахматы? Пусть ребенок участвует в воспитании себя — после десяти лет он вполне может быть не пассивными объектом воспитания, как кусочек пластилина, может сравнить свои возможности со своими желаниями, проявлять инициативу, быть активным. Правда, тут не идет речь о случаях, когда ребенок готов воспитывать себя шоколадом и часами тренировать способность глядеть в монитор. Или когда взрослые вокруг ребенка выплясывают на цыпочках — это приводит к тому, что его жизнеспособность будет невысока».

Тяжелый вопрос — что делать, если папа или мама вот такие и их уже не переделаешь. Если конфликт объясняется личностными особенностями одного из взрослых, надо исходить из интересов ребенка. Насколько вредно для него постоянно сталкиваться с нерациональным поведением взрослого? Когда ребенка унижают, оскорбляют, бьют, предъявляют к нему невозможные для его возраста или состояния здоровья требования, то такое воздействие на психику рано или поздно проявляется физически: например, появляются тики или энурез. И по поведению ребенка легко понять, как он относится к «трудному» родителю: спрашивает ли о нем, встречает ли его с работы, звонит ли ему, чем занимается с ним вдвоем?.. Все это должно заставить родителей задуматься.

«Если один из родителей более адекватен, его задача — донести до второго, к примеру, что он не должен выдвигать требования, исполнения которых не может проконтролировать, — советует Матусевич. — Человек может согласиться с аргументацией сразу, может соглашаться постепенно, может сказать: “Делай что хочешь, воспитывай сама…” Но так не бывает, что поговорить совсем не удается. Если с этим можно жить — нужно жить, решать проблему, искать специалистов, если не справляетесь самостоятельно».

Ну и главное

«Из нашего обсуждения выпал ключевой элемент — время, которое родители проводят с ребенком, — напоминает Виталий Матусевич. — Даже если отец мало общается с ребенком, он может вырастить его достойным мужчиной. Правда, у пап здесь свои выгоды: если воспитанием в основном занимаются мамы — то это мама плохо воспитывает, а не папа! Значит, мама здесь может напомнить, что воспитание — это совместная ответственность и совместное участие; папе можно делегировать какие-то задачи. Если он вспыльчив и не может проверять у ребенка уроки или заниматься с ним алгеброй — надо искать другую форму общения: скажем, папа может научить его чему-то или хотя бы вместе проводить время за каким-то приятным занятием».

Со временем именно эти минуты общей радости будут потом вспоминаться как время самого большого счастья.

«Надо стараться жить в мире друг с другом, — говорит отец Леонид Царевский. — Я знал одну семью, вроде бы дружную и любящую, но у них была привычка подначивать друг друга — прямо при трехлетней дочери. Они перекидывались над ее головой ехидными шутками и говорили: а что тут такого, мы же любя. Но дьявол постепенно приучил их подмечать друг в друге плохое… Постепенно, как говорят, количество перешло в качество, и они разошлись. Не знаю, как это сказалось на их дочери, как она дальше будет жить. Ведь ребенок все это непосредственно запечатлевает. Особенно важно не потерять контакт с ребенком в подростковом возрасте, понимать его. Ко мне однажды пришла 13-летняя девочка и жалуется: родители меня не понимают. Переживания у ребенка могут быть очень сильными, и к ним следует относиться внимательно и деликатно. И важно избегать принуждения в духовных вопросах. Например, пост должен быть сознательным; нельзя заставлять ребенка поститься, если ему трудно и не хочется: лучше пусть он недопостится, чем перепостится и взбунтуется. Лучше выждать, пока он сам скажет: хочу поститься, мне это нужно. Бог нас любит и не требует от нас того, к чему мы не созрели, не требует возлагать на себя и своих детей “бремена неудобоносимые”. Главным всегда оказывается любовь и нелицемерная забота друг о друге, возможность быть рядом с любимыми людьми и радоваться вместе. Ведь ради этого, собственно, и создавалась семья».

Ирина Лукьянова

PS: Рисунок Дмитрия Петрова

Календарь
Цитата
Радио