Сайту требуется оплата, собираем посильную помощь ПОЖЕРТВОВАТЬ
Дышу Православием
<a href="http://thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts">ИНТЕРЕСНОЕ</a>

Поместный Собор — Сардикийский 344г.

Поместный Собор — Сардикийский 344г.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

О Соборе

Сардикийский собор — поместный собор христианский церкви, состоявшийся в Сардике (современная София). У Сократа Схоластика и Созомена этот Собор датируется 347 годом, но в XIX веке исследователи пришли к выводу, что Сардикийский собор состоялся в 343 или 344 году. Эта датировка была принята А. С. Павловым и Никодимом (Милашем).

Собор был созван по совместному желания императоров Константа и Констанция II на границе Восточной и Западной Римских империй. В работе Собора приняли участие как западные (94 делегата), так и восточные (76 делегатов) епископы. Председательствовал Осий Кордовский. Второе место на Соборе занимал сардикский епископ Протоген. О причинах созыва Собора Иоанн Зонара пишет:

Сардикийский Собор был в царствование Констанция, сына Константина Великого. Он, приставши к ереси ариан, употреблял усилия к извращению догматов и определений Первого Собора. Узнав о сем из донесения тогдашнего папы, брат его Констант, владычествовавший в старом Риме, письмом угрожал брату войною, если он не перестанет волновать Церковь и колебать православную веру.

Присутствовавшая на соборе арианская партия попыталась добиться осуждения Афанасия Великого, также прибывшего на собор, но западные епископы, согласные с никейским вероучением, оправдали Афанасия (среди защитников Афанасия был Серватий Маастрихтский). Ариане оставили Сардику и удалились в Филиппополь, где открыли свой особый собор, на котором осудили святителя Афанасия и деяния Сардикийского собора. Об оставшихся в Сардике Сократ Схоластик сообщает, что они «прежде всего осудили их за удаление, потом лишили сана обвинителей Афанасия, и наконец, удержав исповедание никейское, отвергли слово „неподобный“, ещё яснее подтвердили единосущие и, написавши об этом послания, разослали их повсюду».

Собором были приняты 20 правил, вошедших в Православной церкви в общий свод церковного права. Правила были сразу составлены на двух языках: латинском и греческом. Решения собора посвящены вопросам церковного управления и некоторые из правил касаются порядка управления исключительно в западных церквях. Ряд правил собора (3-5) предоставляют в случае споров между епископами обращаться папе римскому для их разрешения. На Западе правила Сардикийского собора некоторое время приписывались Первому Вселенскому собору для придания им особого авторитета.


1. Осий епископ града Кордувы рек: подобает из самых оснований искоренити не столько худое обыкновение сколько вреднейшее разстройство дел церковных. Никому из епископов да не будет позволено из малаго града преходити в иный град. Ибо в сем деле явна причина, для коей оно предпринимается: потому что никогда не можно было обрести ни единаго епископа, который бы из великаго града во град меньший переведен быти тщался. Отселе явствует, что таковые пламенною страстью многостяжания возжигаются, и гордости более работают, да получат большую, по видимому власть. Итак, будет ли угодно всем, да суровее наказуется толикое развращение; мню же, яко таковым не должно имети общения ниже наравне с мирянами. Все епископы рекли: угодно всем.

Никодим (Милаш). Правило ссылается на пагубное расстройство церковного управления (ή βλαβερωτάτη των πραγμάτων διαφθоρά), преисходившве вследствие того, что некоторые епископы, стремясь перейти на другие кафедры, оставляли те, на которые раньше были поставлены. Причиной, по которой так поступали епископы, была страсть к большим материальным выгодам и желание достигнуть большей власти, потому что, как говорит правило, никогда не нашлось епископа, который бы настаивал на перемещении из большого города в меньший, из богатой епархии в бедную, но всегда обратно. Подобные переходы епископов осуждались и до этого собора (Ап. 14; I всел. 15); но, как видно, некоторые епископы плохо соблюдали канонические постановления, вследствие чего отцы сердикского собора признали необходимым усилить эти постановления, почему и предписывают поступившего таким образом епископа не только извергнуть из сана, но запретить ему даже пользоваться в церкви правами мирянина, т.е. лишить всякого общения с верными.


2. Аще же обрящется кто толико безумен или дерзновен, яко возмнит некое извинение приносити в таковом деле, утверждая, что от народа прислано к нему послание: явно есть, яко могли немногие некие, прельщенные воздаянием и ценою, скопище составити в церкви, аки бы желая имети его епископом. Посему полагаю, сии ухищрения и козни всеконечно наказывати, да никто из таковых, ниже при кончине своей, не будет удостоиваем общения, даже наравне с мирянами. Угодно ли мнение сие, отвещайте? И отвещали: изреченное приемлем.

Никодим (Милаш). Это правило является продолжением первого. По существовавшей тогда канонической практике народ участвовал при избрании епископа, и вообще хиротонию епископскую получал тот, кого желал и требовал народ (I всел. 4 и толков.). Чтобы уклониться от канонических наказаний, епископы, желавшие перейти из меньшей епархии в более богатую, ссылались на то, что народ данной епархии прислал им письменные приглашения перейти в их епархию. Правило не придает никакого значения таким доводам, находя вполне возможным, что в таких случаях несколько подкупленных лиц могут приглашать кого-либо, якобы по желанию народа. Такие поступки правило называет явным обманом (ραδιоυργία), за который следует подвергать строжайшему осуждению и наказанию, а именно правило определяет, что такой виновный не может удостоиться хотя бы мирского общения даже в час своей смерти (μηδέ εν τω τέλει λαϊκής γоδν άξιоδσθαι κоινωνίας). Такое наказание Аристин называет страшным (φρικτόν), потому что человек не может удостоиться святого причастия даже на смертном одре, притом и нет другого правила, которое налагало бы такое наказание за какой-либо иной грех. Подобная тяжесть наказания объясняется тем, что в поступке, о котором говорит правило, сливается несколько преступлений: стремление к наживе, гордость, подкуп, обман и сверх всего этого – симония. Впрочем, при этом надо иметь в виду постановление 13 правила I всел. собора, что необходимо удостоить святого причащения каждого кающегося при смерти человека.


3. Нужно и сие присовокупити, да никто из епископов не приходит из своея области во иную область, в которой есть свои епископы, разве токмо будет позван от братий находящихся в оной, да не возмнимся затворяти двери любви. Подобает же и сие предусмотрети: аще в коей области, кто либо из епископов имеет дело с братом своим и соепископом: ни который из них не призывает в посредники епископов из иныя области. Аще же кто из епископов, в некоем деле, окажется осуждаемым, но возмнит себе не неправое имети дело, а праведное, да и паки возобновится суд: то, аще угодно вам, любовию почтим память Петра апостола, и да напишется от сих судивших к Иулию епископу Римскому, да возобновится, аще потребно, суд чрез ближайших к той области епископов, и да назначит он разсмотрителей дела. Аще же обвиняемый не возможет представити дела своего требующим вторичнаго суждения: то единожды присужденное да не разрушается, но, что сделано, то да будет твердо. (Шестым правилом перваго вселенскаго собора, по древнему обычаю, предоставлены в подчинение Римскому епископу многия епархии на Западе, подобно как Александрийскому и Антиохийскому многия епархии на юге и востоке. Согласно с сим разделением, Осий епископ Испанскаго города Кордувы, принадлежа к области Римскаго епископа, предлагает относить на его рассмотрение сомнительные случаи западных епархий: и в сем смысле принял его предложение поместный Сардикийский собор, не отступая от 6 правила перваго вселенскаго собора).

Никодим (Милаш). Западные канонисты делят данное правило на три, что совершенно оправдывается его содержанием, так как в действительности оно говорит о трех предметах, из которых каждый может стоять совершенно самостоятельно. Первая часть правила говорит о том, что ни один епископ не имеет права переходить в другую область для совершения какого-либо священнодействия без приглашения епископа данной области. Вторая говорит о том, что споры между епископами должен решать собор той области, к которой принадлежат епископы данной, но отнюдь не должно призывать для этого епископа другой области. Третья часть правила говорит о том случае, когда осужденный епископ, считая свое дело правым, заявляет о своем недовольстве по поводу приговора его епархиальных епископов. В таком случае правило предписывает обратиться к римскому епископу Юлию, которому предоставляется решить, нужно ли возобновить суд, и в утвердительном случае назначить надлежащих судей из епископов соседних епархий. Если же римский епископ Юлий не найдет нужным возобновить суд, то решение первого суда остается неизменным. Такое разделение сердикского правила мы находим в главных чертах и у Вальсамона, который в толковании данного правила, после изъяснения первой его части, приводит вторую главу (έτερоν κεφάλαιоν) правила, т.е. выше упомянутую его вторую часть, после чего говорит о третьей части, т.е. о случае, когда епископ бывает недоволен решением первого суда.
   Относительно предмета, затрагиваемого в первой части правила, уже во время антиохийского собора было издано подробное постановление (13 прав.) на основании 35 Ап. правила, и толкования этих правил (Ап. 35 и антиох. 13) и служат толкованием к этой части дан-ного сердикского правила.
   Другой предмет этого правила был утвержден еще 5 правилом I вселенского собора, постановление которого и повторяется в главных чертах в этом правиле.
   Третий предмет этого правила совершенно новый и исключителен по своему существу. Он был затронут данным, а также 4 и 5 правилами сердикского собора, в силу религиозных отношений того времени и в интересах известной личности. Как таковое, это (3) правило, так же как и два последующие, не принадлежать к γενικоили καθоλικоί κανόνες, т.е. к таковым, которые имеют важность для всей вселенской церкви и во все времена, но относятся к ιδικоί κανόνες или еще точнее к πρоσωπικо(личные), имеющим значение и важность только при существовании известных условий. В этой части данное правило предписывает, что Юлию, епископу римскому, надлежит решить, нужно ли в известных случаях возобновить суд над епископами, следовательно признает за римским епископом право принимать некоторого рода апелляцию против решения данного епархиального собора, Для того, чтобы лучше понять подобное постановление, необходимо иметь в виду те обстоятельства, при которых и ради которых был созван сердикский собор. Как мы видели (I, 28), сердикский собор был созван по делу Афанасия Великого, незаконно свергнутого противниками Никейского вероучения, главным образом евсевианами (средняя арианская партия, названная так по имени ее весьма влиятельного вождя Евсевия, епископа никомедийского), и имел целью с одной стороны восстановить Афанасия Великого, с другой – осудить неправославных, осмелившихся восстать против этого «столпа православия.» Исполнить эту задачу должны были на соборе западные епископы под руководством римского епископа Юлия (337–352) и под покровительством западного императора Константина; эта задача была возложена на западных епископов потому, что большинство восточных находилось под влиянием противника Никейского вероучения, пользуясь при этом защитой и покровительством восточного императора Констанция, злейшего врага Афанасия Великого. Вследствие этого местом собора был избран город Сердика, находившийся на границе между восточною и западною империями и принадлежавший в то время «юрисдикции римского епископа.» Этим объясняется многочисленность на соборе западных епископов, а также и то, что председателем его был западный, кордубский (в Испании) епископ Осий. Чтобы оградить, при таком положении вещей, православных епископов, подчиненных римскому патриархату, от арианского самоволия, сердикские отцы были вынуждены, сделав исключение из общей канонической нормы, существовавшей относительно самостоятельности суда епархиальных епископских соборов и выраженной в 5 правиле I вселенского собора, ограничить власть этих соборов для всех областных церквей римского патриархата, также в большей или меньшей степени зараженных арианством, или имеющих хоть по одному епископу, склонному к арианству. а особенно для церквей, находившихся преимущественно в восточном Иллирике (Iliiricum orientale). Председатель этого собора Осий, всецело преданный Афанасию и другим православным епископам, зная по опыту, как часто многие православные епископы, без всякой причины, а исключительно по злобе ариан, свергались со своих кафедр, предложил собору предоставить кому-либо власть подвергать пересмотру решения областных соборов против их епископов и назначать новый суд, если первое решение не будет им одобрено. Вполне естественно, что тем епископом, которому собор мог бы вверить упомянутую власть, был старейший епископ того патриархата, к которому принадлежал город Сердика, а именно епископ римский, особенно же тогдашний римский епископ Юлий, открыто защищавший Афанасия Великого и показавший в одном письме к евсевианам, насколько он осуждает их общение с последним и с остальными православными епископами. Однако, Осию казалось нелегким принудить весь собор к ограничению уже утвержденной самостоятельности суда епархиальных соборов и потому, чтобы склонить на это отцов собора, он обращается к ним с просьбой (ει δωκεΐ υμών τη αγάπη, si vestrae dilectioni videtur, если угодно вашей любви), говоря, что таким поступком они воздадут почтение памяти святого апостола Петра. Предложение Осия было принято собором и на основании его было издано данное правило, смысл которого теперь нам ясен и станет еще яснее, когда мы рассмотрим 4 и 5 правила этого собора. Для большей ясности приводим и схолию к данному правилу из Κниги правил: Шестым правилом первого вселенского собора, по древнему обычаю, предоставлены в подчинение римскому епископу многие епархии на западе, подобно как александрийскому и антиохийскому многие епархии на юге и востоке. Согласно с сим разделением, Осий епископ испанского города Кордубы, принадлежа к области римского епископа, предлагает относить на его рассмотрение сомнительные случаи западных епархий. И в сем смысле принял его (Осия) предложение поместный собор сердикский, не отступая от шестого правила первого вселенского собора.


4. Аще который епископ, судом епископов в соседстве находящихся, извержен будет от сана, и речет, что он паки возлагает на себя долг оправдания: то не прежде поставляти другаго на его место, разве когда епископ Римский, дознав дело, произнесет свое определение по оному.

Никодим (Милаш). Это правило находится в тесной связи с последней частью 3 правила настоящего собора, относительно права Юлия, епископа римского, подвергать новому суду решения областного собора о спорах между епископами. Правило говорит, что если какой-либо епископ, будучи недоволен приговором областного собора, обратится по этому поводу к Юлию римскому и последний найдет необходимым подвергнуть этот приговор новому пересмотру, то до произнесения соответствующего приговора, после вторичного судебного разбирательства, не должно поставлять нового епископа на кафедру прежнего. Слова этого правила: χρίσει των επισκόπων των εν γειτνία τυγχανόντων (judicis episcoporum qui sunt in vicinia), переведенные «судом епископов в соседстве находящихся,» послужили поводом к двоякому толкованию этого правила. По мнению одних, они означают суд, составленный из епископов соседней епархии, а именно такой суд, о котором упоминается в 3 правиле этого собора: των γειτνιώντων τη επαρχία επισκόπων (propinqui provinciae episcopi). По мнению других, те же слова означают суд епископов, состоящий из епископов той же епархии (митрополичьей области), откуда и обвиняемый епископ, т.е. соседних ему епископов и зависящих от одного с ним митрополита. Существенная разница в этих двух мнениях состоит в том, что по первому – суд Юлия римского являлся бы в данном случае третьей инстанцией, а по другому – только второй. Гефеле и многие другие считают второе толкование данного сердикского правила более правильным. Мы также считаем его правильным, потому что при таком толковании сохраняется полная связь и последовательность между этим и 3 и 5 правилами того же собора, которые говорят об одном и том же предмете и в известной последовательности случаев. В том же смысле изъясняет данное правило и Аристин, говоря только о των επαρχιωτών επισκόπων (provinci аles episcopi), приговоривших к извержению какого-либо епископа, и не упоминая о других епископах из соседней епархии (митрополичьей области), о которых, как о второй инстанции, говорит 3 правило этого собора11. После подобного истолкования этих противоречивых слов, данное правило становится совершенно ясным. Оно есть ни что иное, как дополнение и разъяснение 3 правила относительно епископа, который, будучи осужден надлежащим собором и считая приговор последнего несправедливым, обратился с ходатайством о новом суде к Юлию римскому, причем правило предписывает оставить его кафедру не занятой, до тех пор, пока по предписанию римского епископа не будет объявлен новый приговор со стороны соседних епископов данной митрополичьей области.


5. Аще будет на котораго епископа донос, и епископы окрестные собравшись низложат его с его степени, а он, перенося дело, прибегнет к блаженнейшему епископу Римския церкви, сей же восхощет вняти ему, и признает праведным возобновити изследование дела о нем: то должно и сие положити, да благоволит написати к сопредельным той области епископам, дабы они тщательно и с подробностию вникнули во все обстоятельства, и, по убеждении в истине, произнесли суд о деле. Аще же кто востребует, чтобы дело его паки выслушано было, и, по прошению его, заблагоразсуждено будет Римским епископом от себе послати пресвитеров: да будет во власти сего епископа, поколику за лучшее и должное признает и определит, для суждения вместе с епископами, послати заступающих место пославшаго. Или же аще достаточным признает бывшее разсмотрение и решение дела о сем епископе: да учинит, что благоразумнейшему его разсуждению за благо возмнится. Отвещали епископы: изреченное приемлем.

Никодим (Милаш). Данное правило является заключением того, о чем говорят 3 и 4 правила. Лучше сказать: оно представляет подробное разъяснение того, что сказано в 3 правиле относительно вторичного суда, предписанного Юлием римским, вследствие обращения к нему епископа, осужденного надлежащим епархиальным судом. А именно, правило говорит, что, если какой-либо свергнутый своим собором епископ обратится к Юлию римскому, тогда последний, найдя уместным внять просьбе этого епископа, должен предписать подлежащим епископам митрополичьей области, ближайшей к той области, к которой принадлежит осужденный, чтобы они одни или еще с каким-либо посланным Юлием пресвитером, подвергли жалобу новому рассмотрению и произнесли соответствующий приговор.
Право, предоставленное сердикскими отцами Юлию римскому подвергать своему суду решения епархиальных соборов римского патриархата в тех случаях, когда могло возникать подозрение относительно того, что арианские или склонные к арианству епископы произнесли несправедливый приговор над каким-либо православным епископом к унижению Афанасия Великого и в ущерб православию, – это право римские епископы хотели присвоить себе вне границы своего патриархата и во всех случаях, как будто им принадлежала власть принимать апелляции епископов всего мира и в последней инстанции произносить над каждым свой приговор. Характерный пример этого предлагает нам римский епископ Зосима (417–418), по поводу известного дела Апиария, пресвитера сикского в проконсульской Африке, который, будучи низвергнут своим епископом Урбаном за разные преступления и будучи недоволен этим, обратился с жалобой в Рим, прося защиты. Проконсульская Африка, с главным городом Карфагеном, составляла самостоятельную церковную область, совершенно автономную в своем внутреннем управлении. Зосима римский прекрасно знал, насколько должны уважаться привилегии церквей, точно утвержденные еще на I вселенском соборе (I всел. 6); однако, он все же нашел возможным принять жалобу Апиария и подвергнуть своему суду решение, произнесенное надлежащей властью в церкви, не находящейся под его юрисдикцией. Основанием к этому могло бы ему послужить только одно из правил какого-либо вселенского собора; такое правило он нашел среди правил I вселенского собора. Но так как среди достоверных правил этого собора такого найти не было возможности, то он отыскал его в имевшемся у него сборнике и, удовольствовавшись таким основанием, не только взял под свою защиту низвергнутого Апиария, но когда африканские епископы напомнили ему о том, что последнее является с его стороны нарушением существующих правил, послал особых легатов в Карфаген, которые, якобы властью верховного старейшины церкви, должны были подвергнуть новому пересмотру все, решенное на этом соборе африканскими епископами. Это послужило поводом к созыву знаменитого карфагенского собора 419 года (VIII поместный собор), на котором было доказано, что правило, послужившее основанием Зосиме к проявлению его прав, вовсе не было никейское, а данное сердикское (5), которое в Риме пронимали за никейское, т.е. считали его постановлением вселенского собора. Ход этого дела описан нами в другом месте, а самый ответ карфагенского собора (424) по поводу того же дела приводим в конце его правил. В Риме признали свою ошибку и в течение долгого времени не предъявляли больше права верховного суда римского епископа в делах, не подлежащих его ведению. Так продолжалось главным образом до папы Николая I (858–867), или скорее до лже-Исидора, когда в римской церкви все совершенно изменилось и стало господствовать новое право.


6. Аще в единой области, имеющей многих епископов, случится единому епископу замедлити, и он, по некоему небрежению, не восхощет быти в собрании и согласитися на поставление епископов, собравшееся же множество людей будет просити, да поставится требуемый ими епископ: подобает во-первых, чрез послание экзарха области (разумею епископа митрополии), воспомянути оному замедлевшему епископу, яко просят людие дати им пастыря. За благо признаю ожидати, да прибудет и он. Аще же, и чрез послание быв прошен, не приидет, и ниже отпишет, то подобает удовлетворити желанию народа. Но и от ближния области должно призвати епископов к поставлению епископа митрополии. Напротив того отнюдь да не будет позволено поставляти епископа в какое либо село или в малый город, для коего довлеет и единый пресвитер. Ибо не нужно поставляти тамо епископов, да не уничижается имя епископа и власть. Но епископы области должны, как изречено мною выше, епископов поставляти в те грады, в которых и прежде были епископы. Аще же обрящется некицй град, многим числом людей толико возрастший, что признан будет достойным имети епископа: да приимет. Согласны ли на сие все? — отвещали все: согласны.

Никодим (Милаш).  У Аристина, а также и в Кормчей, это правило подразделяется на три правила. В таком подразделении нет ничего ошибочного, так как в действительности это правило, судя по нашему (т. е. по Афинской Синтагме) тексту, говорит о трех предметах: а) об избрании епископа, б) о поставления митрополита и в) о том, что не должно поставлять епископов в незначительные места. В первой части этого правила в основном говорится то же, о чем говорит и 4 правило I всел. собора, – и толкование последнего служит вообще толкованием к первой части данного правила. В толковании упомянутого правила (I всел. 4) мы говорили и доказали, что в избрании епископов имел право голоса и народ, т.е. наиболее уважаемые лица, представители народа. Новым доказательством последнего служит нам данное сердикское правило, категорически говорящее о народе, избравшем или точнее предложившем известное лицо в качестве своего епископа, причем по вине одного из епископов той же епархии этот избранник не может быть немедленно поставлен (чтобы совершилось поставление, γίνβσθαι την κατάστασιν, ut fiat constitutio). Что это доказательство имеет большое значение, видно в достаточной мере из слов Аристина, который в толковании данного правила говорит: «теперь (ХII век) потеряло силу постановление, чтобы избрание епископов совершалось клириками и первыми в городе.»
   Для поставления (πρоς την κατάστασιν) митрополита, говорит далее наше правило, необходимо пригласить епископов и из соседней епархии. Так бывало, говорит в толковании данного правила Вальсамон, ради важности митрополичьего сана.
   Третье постановление этого правила повторяет в главных чертах 57 лаодикийское правило относительно того, что не должно поставлять епископов в небольшия местечки и села. Цель последнего, как говорит правило, не умалять имени и власти епископа (ίνα μη κατευτελίζηται τо τоυ επισκόπоυ όνоμα και ή αύδεντία). если же народонаселение известного места увеличится и само оно окажется заслуживающим иметь своего епископа, то правило допускает, чтобы таковой был туда поставлен.


7. Осий епископ рек: безвременныя, весьма частыя и несправедливыя прошения наши сделали то, что мы не имеем толикая благодати и дерзновения, каковыя имети долженствуем. Ибо многие из епископов не престают приходити в воинский стан, а наипаче африканские, которые, как мы уведали от возлюбленнаго брата нашего и соепископа Грата, полезных советов не приемлют, но презирают так, что един человек приносит в воинский стан прошения множайшия и различныя, не могущия быти на пользу церквам, пособствует и покровительствует, не бедным и простолюдинам, или вдовицам, как было бы должно и прилично, но мирских достоинств и должностей ищет для некоторых. Таковое невежество причиняет нам ущерб, не без соблазна и некоего и зазора. Приличнейшим же почитаю, чтобы епископ помощь свою подавал тому, кто от кого либо утесняется, или есть ли которая вдова обиду претерпевает, или сирый кто либо лишается принадлежащаго ему, есть ли притом и по сим предметам прошение бует справедливое. Аще убо, возлюбленные братия, угодно сие всем, то утвердите, яко ни един епископ не должен приходити в воинский стан, кроме тех, которых благочестивейший царь наш призовет своим писанием. Но поелику многократно случается, что некоторые, за преступления свои, на заточение или на остров осужденные, или иному какому либо осуждению подверженные, прибегают к церкви, требуя милосердия: таковым не надлежит отказывати в помощи, но немедленно и без сомнения просити для них снисхождения. Аще и сие угодно, преподайте на сие согласие все. Ответствовали все: да будет постановлено и сие.


8. Поелику было рассуждаемо, дабы кто из епископов не подпал осуждению, приходя в воинский стан: сего ради, аще которые из них имеют такие прошение, о каковых мы выше упомянули, да препосылают их чрез своего диакона. Ибо служебное лице не подлежит укорению и скорее может донести то, что ему поручено будет. Ответствовали все: и сие да будет постановлено.


9. Аще которыя области епископы, брату и соепископу своему, доставят прошения: то пребывающий в большем граде, то есть в митрополии, да препроводит и диакона их и прошения, дав ему и представительныя письма, то есть писав последовательно к братиям и соепископам нашим, пребывающим в то время в тех местах или градах, в которых благочестивый царь лично распоряжает общественными делами. Аще же кто из епископов имеет другов во дворе цареве, и восхощет о чем либо подобающем просити: то да не возбранится ему, чрез своего диакона и просити и заповедати им, да подадут ему в его прошении благую помощь. Приходящие же в Рим, как выше речено мною, прошения, которыя имеют принести царю, должны представляти возлюбленному брату нашему и соепископу Иулию, да первее разсмотрит, не суть ли некия из них безстыдны, и потом пошлет оныя в воинский стагн, присовокупляя и свое предстательство и попечение. Все епископы ответствовали, яко угодно им сие, и приличнейший есть совет сей.

Никодим (Милаш). Все, сказанное нами в толковании 11 правила антиохийского собора, достаточно и для толкования этих трех правил.


10. Подобает со всякою точностию и тщанием наблюдати, да богатый кто либо, или ученый, от светскаго служения, удостоиваемый епископом быти, не прежде поставляется, разве когда совершит слуджение чтеца и диакона, и пресвитера, дабы проходя чрез каждую степень, аще достойным признан будет, мог взыти на высоту епископства. Очевидно же, что для каждой степени чина должно быть предоставлено не слишком малое время, в продожение котораго могли бы усмотрены быти его вера, благонравие, постоянство и кротость, и он, быв признан достойным Божественнаго священства, получил бы величайшую честь. Ибо не прилично, дерзновенно и легкомысленно приступати к тому, чтобы поспешно поставляти или епископа, или пресвитера, или диакона; и ни знание, ни поведение не дает на сие права. Понеже таковаго по справедливости почли бы весьма новым (1 Тим.3,7), а не утвержденным, наипаче, когда и блаженнейший апостол, который учителем языков был, является возбраняющим скорыя поставления в церковныя степени: поелику дознание в должайшее время достовернее показати может и поведение и нрав каждаго. Рекли все, яко им усие угодно, и сего нарушать отнюдь не дожно.

Никодим (Милаш). Из толкований 80 Апостольского правила и 2 правила I всел. собора мы видели, как строго воспрещается поставлять на высшие иерархические степени лиц, которые не имеют достаточных ручательств того, что они непоколебимы в вере и способны поучать своим словом, а жизнью служить примером для других. Возобновляя все это в главных чертах, данное правило, подобно двум приведенным выше, напоминает Апостольское постановление относительно того, что не должно поставлять на церковное служение лиц, только что перешедших из явычества и крестившихся (νεόφυτоς, 1 Тим. 3:6), упоминая при этом и о других Апостольских постановлениях, воспрещающих рукополагать (ταχέως) поспешно (1 Тим. 5:22). Цель данного правила заключается в том, чтобы строго хранить упомянутые постановления Священного Писания при поставления кого-либо в епископы, особенно, когда последнее касается какого-либо богача или ученого из гражданского звания. Богатый (πλоύσιоς), обладая достаточными средствами к жизни, обыкновенно бывает изнежен, более бедного предан мирским наслаждениям и имеет больше страстей, вследствие чего правило предписывает с особенною точностью и заботливостью обратить на такового внимание. проверив, действительно ли данное лицо способно к священнослужению и вообще подходяще ли оно для этого. То же предписывает правило и относительно ученых гражданского звания (σχоλαστικός από της αγоράς, ex foro scholasticus). здесь нужно подразумевать людей, которые, получив светское образование, ведут беседы на публичных светских собраниях или в качестве адвокатов, или как руководители общественных дел, вследствие чего понятно, что такие люди могут быть мало пригодны для священства. Кормчая подразумевает в данном случае также и людей, занимающихся торгами и вообще богатых торговцев. Если бы случилось, что такой человек по желанию народа (quia per populum postalatus) должен бы был быть поставлен во епископа, то правило допускает исполнение этого лишь в том случае, если этот человек вообще достоин епископства и в порядке постепенности прошел все низшие степени священства: чтеца, диакона и пресвитера, показав своим поведением на каждой из этих степеней, что достоин стать епископом. Для того, чтобы иметь полную возможность убедиться в этом, т.е. приобрести полную уверенность в том, что вера такового непоколебима, что его поведение похвально, что он постоянен в своих убеждениях, кроток, не придирчив и не вспыльчив, т.е. обладает всеми качествами, требуемыми от епископа, правило предписывает, чтобы он на каждой из упомянутых степеней провел достаточное время (оυκ ελαχίστоυ χρόνоυ μήκоς, non minimi temporis longitudinem), или, как говорит 17 правило IX (конст. 861 г.) поместного собора, – законом прописанное время (νενо-μισμένоν χρόνоν, tempus praestitutum). Сколько в действительности времени должен провести таковой на каждой из этих степеней, или, употребляя выражение римского церковного права, interslitium, сколько времени должно пройти между получением одной и другой степени, в правилах точно не говорится. Если примем во внимание канонические предписания относительно возраста, в котором известное лицо может быть поставлено на разные церковные степени, то увидим, что чтец должен иметь 18 лет, иподиакон 20, диакон 25, пресвитер 30 и епископ 35 лет (трул. 14 и 15 и толков.), на основании чего можно сказать, что interstitium между чтецом и диаконом равняется приблизительно 7 годам, между диаконом и пресвитером 5 и между пресвитером и епископом также 5; следовательно, лицо, которое будет поставлено во епископа, должно провести во священстве 17 лет или по крайней мере 15 (предположив, что таковой одновременно стал чтецом и иподиаконом в 20 лет). Этот пятнадцатилетний срок был предписан также и императором Юстинианом для лиц, состоявших прежде на государственной службе. Впрочем, продолжительность пребывания известного лица на какой-либо иерархической степени предоставлена усмотрению церковной власти (Ап. 80; I всел. 2; трул. 14 и 15 и толков.) Во всяком случае время это ни под каким видом не должно быть особенно коротким, а тем более в том случае, о котором говорит данное сердикское правило, потому что, как замечает оно, ни знания, ни прекрасное поведение какого-либо человека не дают права на то, чтобы решать о нем скоро и тотчас же с места поставлять его в епископа, пресвитера или диакона, не убедившись основательно в том, каковы его вера, нрав и поведение.


11. Епископ, когда от единаго града преходит в другий град, или от единыя области в другую область, ради тщеславия подвизаяся о собственной повале или о совершении богослужения с вящею важностию, и хощет пребыти тамо долгое время, тогда как епископ того града не искусен в учении: да не пренебрегает его и да не проповедует часто, тщася постыдити и уничижити лице местнаго епископа. Ибо сей предлог обыкновенно производит смятения, и таковою хитростью епископ старается чуждый престол себе преобручити и восхитити, не колеблясь оставити порученную себе церковь и прейти во иную. Итак должно на сие определити известное время: поелику и не принимати епископа показалось бы делом не человеколюбным и жестоким. При сем воспомяните, что в предшествовавшее время отцы наши определили: аще кто мирянин, пребывая во граде, в три воскресные дни, в продолжение трех седмиц, не придет на собрание, да будет удален от общения церковнаго. Итак аще сие постановлено о мирянах, то не дожно, не прилично, и не полезно епископу, не имеющему никакой важной нужды или дела труднаго, оставляти церковь свою на время более продолжительное, и огорчати вверенный ему народ. Все епископы рекли: и сие мнение весьма прилично.

Никодим (Милаш). Определение данного правила относительно того, что епископ не должен оставлять свою епархию и переходить в другую для проповедии или служения, содержится в главных чертах в 14 Апостольском правиле. Как мы уже говорили в толковании нескольких правил, народ имел право высказывать свое желание по поводу назначения епископа, каковым обыкновенно и становилось желаемое народом лицо, вследствие чего желающий получить известное епископское место старался прежде всего расположить к себе народ данного места. Так делали и некоторые епископы, которые, находясь на бедных и менее почетных епископских кафедрах, стремились перейти на более богатую и почетную, несмотря на то, что ее законный епископ был еще жив и здоров. В намерении осуществить свое желание, особенно, если епископ известной епархии не был вполне искусен в проповедании слова Божия и церковном служении, один из таких епископов отправлялся туда без приглашения и старался тем или иным способом подорвать влияние и унизить законного епископа, привлекая на свою сторону народ, с тем, чтобы он, отвергнув законного епископа, избрал его на место последнего. Чтобы прекратить подобное зло, правило определяет, сколько времени может продолжаться отсутствие епископа из его области и пребывание в другой, так как, говорит правило, и «не принимали епископа показалось бы делом не человеколюбным и жестоким.» Чтобы определить более точным образом время допускаемого отсутствия епископа из его области, правило припоминает каноническое постановление прежнего времени, изданное для мирян, а именно: подлежит отлучению каждый, кто в течении трех недель не был ни одного воскресения в церкви, не имея к тому основательной причины. Если подобное постановление существует для мирян, то тем большее значение должно оно иметь для священных лиц вообще и особенно для епископов, так как весьма вредно и неуместно, чтобы епископ покидал на продолжительное время свою церковь, огорчая этим вверенный ему народ. Впоследствии 16 правилом IX (конст. 861 г.) поместного собора это время было определено в точности, причем предписывается, что ни один епископ не имеет права оставлять своей кафедры более чем на 6 месяцев.
   Упоминаемое правилом древнее каноническое постановление относительно обязанности мирян посещать церковь есть не что иное, как 21 правило поместного собора в Эльвире (Eliberitanum, в Испании) 307 года, на котором одним из выдающихся членов был тот же Осий, председатель сердикского собора, по предложению которого и было постановлено настоящее правило. Трулльский собор возобновил это правило (пр. 80), распространив его постановление на всех членов клира, от епископа и ниже.


12. Некоторые из братий и соепископов во градах, в которые они поставляются во епископы, имеют, повидимому, очень малую собственность им принадлежащую, а в других местах стяжания великия, из которых могут вспомоществовати бедным. Полагаю, что естьли они восхотят приити в свои владения, и произвести собрание плодов, то надлежит позволити им сие с тем, чтобы они три воскресные дни, то есть три седмицы пребывали в своих владениях, но чтобы в ближайшй церкви, в которой совершает службу пресвитер, присутствовали и служили, да не явятся остающимися без церковнаго богослужения, и чтобы часто не приходили во град, в котором есть епископ. Ибо таковым образом и собстенныя их дела не потерпят никакого вреда от их отсутствия, и очевидно избегнут они обвинения в гордости и тщеславии. Все епископы рекли: угодно и сие постановление.

Никодим (Милаш). Это правило является дополнением 11 правила, и как то содержит постановление о епископах, отправляющихся в чужие области, так это говорит, что епископы, имеющие в чужих областях свои владения, могут свободно отправляться в них для собирания плодов, с тем, чтобы помогать неимущим, причем могут оставаться не более трех недель, по истечении которых должны возвращаться в свою область. Во время своего пребывания в поместьях данный епископ должен избегать частых поездок в город, в котором находится резиденция постоянного еписиопа, с тем, чтобы не произошло то, о чем говорит 11 правило, т.е. чтобы не причинить какой-либо неприятности постоянному епископу города. Находясь в своих владениях, этот приезжий епископ должен еженедельно посещать приходскую церковь, ближайшую к его поместью, и в ней служить (λβιτоυργειν). Это «служить,» по словам Зонары в толковании этого правила, не значит, что он должен приносить безкровную жертву, т.е. совершать литургию, но значит, что он должен присутствовать на литургии, совершаемой подлежащими пресвитерами, и молиться вместе с остальными, потому что, совершая эту литургию или какую-либо другую архиерейскую службу в чужой епархии без разрешения надлежащего епископа, он погрешил бы против постановления 36 Апостольского правила.


13. Осий епископ рек: аще кто, диакон, или пресвитер, или кто либо из причетников будет лишен общения церковнаго, и прибегнет к иному епископу знающему его, знающему и то, что он своим епископом удален от общения: не подобает, с обидою для епископа и брата своего, подовати ему общение. Аще же дернет сие сотворити: да знает, что подвергает себе ответу пред епископами, когда они соберутся.

Никодим (Милаш). См. толкование 32 Апостольского правила.


14. Аще обрящется некий епископ, склонный ко гневу (что в таковом муже не должно имети места), и внезапно быв раздражен на пресвитера, или диакона, восхощет изринути некоего их церкви: подобает предохранение употребити, да не тотчас таковый будет осуждаем и лишаем общения. Все епископы рекли: извергаемый да имеет право прибегнути к епископу митрополии тоя области. Аще же епископа митрополии нет на месте, прибегнути к собственному епископу и просити, да со тщанием изследуется дело. Ибо не должно заграждати слуха от просящих. А епископ оный, праведно или неправедно извергший таковаго, благодушно сносити должен, да будет изследование дела, и приговор его или подтвержден будет, или получит исправление. Но прежде нежели тщательно и верно изследованы все обстоятельства, отлученный от общения до разсмотрения дела, не должен присвояти себе общения. Аще же сошедшеся некоторые из клира увидят в нем пренебрежение власти и надменность: то (поелику неприлично попускати обиду или неправедное порицание) долженствуют несколько суровыми и тяжкими словами обращати его к порядку, да соблюдается покорность и повиновение повелевающему должное. Ибо как епископ обязан являти подчиненным искреннюю любовь и расположение: таковым же образом и служащие обязаны непритворно исполняти долг служения епископам.

Никодим (Милаш). Цель этого правила придти на помощь пресвитерам и диаконам, которые считают, что епископ, в ведении которого они находятся, во время раздражения извергнул и отлучил их без всякой основательной причины, вследствие чего правило дает им право жаловаться на это епархиальному митрополиту. Об этом в главных чертах говорит и 5 правило I вселенского собора. Данное сердикское правило прибавляет, что, в случае отсутствия своего митрополита, изверженный может обратиться к другому ближайшему митрополиту (επί τоν πλησιόχωρоν χατατρέχειν, ad fmitimum concurrendis) для подробного расследования дела. Впрочем, не должно понимать последнего в буквальном смысле, потому что митрополит другой епархии никогда не может судить в качестве надлежащего судьи о распре между епископом и священником, иерархически не подчиняющимся этому митрополиту (IV всел. 9, 17 и др.), но, по толкованию данного правила Вальсамоном, это нужно понимать в том смысле, что случайно отсутствующий подлежащий епархиальный митрополит уполномочил соседнего митрополита расследовать распрю, или же епископ и священник, ведущие распрю, сами избрали одного из соседних митрополитов быть судьей-посредником (αίρετόν δικαστήν, electum judicem). далее правило замечает, что подлежащий епископ, справедливо или несправедливо осудивший какого-либо клирика, должен спокойно отнестись к тому, что постановление его подвергнется расследованию и приговор его будет подтвержден или изменен, потому что этого требует как беспристрастность, которая должна отличать епископа при разборе дел, касающихся подчиненных, ему клириков, так и вообще достоинство и значение епископского суда (Ап. 74; I всел. 5; VII всел. 4 и др.). Во все время продолжения расследования, пока митрополит не выскажет своего решения относительно приговора, к которому епископ присудил какое-либо подчиненное ему духовное лицо, последнее должно оставаться под тем наказанием, какому его подверг епископ, потому что в противном случае, т.е. при ожидании нового суда или апелляции, мог бы нарушиться церковный порядок и не исполнялись бы самые справедливые приговоры, произнесенные властью епископа над подчиненными ему клириками. Если же осужденный таким образом клирик начнет говорить что-либо против епископа, грубо хвастаясь своей правотой и утверждая, что был оскорблен и осужден несправедливо, то в таком случае, говорит правило, необходимо подвергнуть клирика резкому замечанию, научив его, что он должен быт послушным, покоряясь тому, кто имеет власть повелевать, и без возражения исполнить всякое постановление своего епископа.


15. Аще который епископ, из инаго предела чуждаго служителя церкви восхощет поставити на какую либо степень, без соизволения его епископа: то таковое поставление да почитается недействительным и нетвердым. Аще же некоторые сие позволят себе: то от братий и соепископов должны быти увещеваемы, и исправляемы. Рекли все: и сие определение да будет непоколебимо.

Никодим (Милаш). См.толкование 35 Ап. правила.


16. Летий епископ рек: не безызвестно вам, какова и сколь велика Фессалоникийская митрополия. Часто приходят в оную из иных епархий пресвитеры и диаконы, и не довольствуясь кратковременным пребыванием остаются, и всегдашнее жительство тамо имеют, или едва после весьма долгаго времени принуждены бывают возвратитися к своим церквам. И так и о сих определению быти должно. Осий епископ сказал: те определения, какия постановлены относительно епископов, да сохраняются и относительно сих лиц.

Никодим (Милаш). Постановления 11 и 12 правил настояцого собора относительно отсутствующих из своих областей епископов применяются этим правилом к пресвитерам и диаконам.


17. Аще который епископ, претерпев насилие, неправедно извержен будет, или за свои познания, или за исповедание кафолическия церкви, или за то, что защищал истину, и, избегая опасности, будучи невинен и обвинению подвержен, придет во иный град: то заблагоразсуждено, да не возбраняется ему пребывати тамо, доколе не возвратится, или возможет обрести избавление от нанесенныя ему обиды. Ибо жестоко и весьма тяжко было бы не приимати нам потерпевшаго неправедное изгнание: напротив того с особенным благорасположением и дружелюбием должно приимати таковаго.

Никодим (Милаш). Это правило составляет исключение из 11 и 12 правил этого собора, что епископ не может покидать свою кафедру более чем на три недели. По замечанию западных канонистов, это правило было издано ради Афанасия Великого, которого евсевиане, поддерживаемые императором Констанцием, изгнали из его церкви и принудили его искать убежища в других местах. В остальном правило совершенно ясно само по себе.


18. Гавдентий епископ рек: знаеши, брате Летие, что при поставлении твоем во епископа процветал мир. Дабы не осталось неких следов разномыслия о служителязх церкви, благо быти мнится, и поставленных Мусеем и Евтихианом, поелику в оных никакия вины не обреталось, всех приимати. Осий епископ рек: моея мерности мнение таково: поелику долженствуем быти миролюбивы и терпеливы, и довольное ко всем имети милосердие: то произведенных однажды в причт церковный некоторыми братиями нашими, тогда токмо не приимати, когда не восхотят возвратитися к церквам, к которым наречены были. Евтихиан же да не присвояет себе ниже имени епископа; ниже Мусей де не почитается епископом. Аще же общения в чине мирян просити будут: в сем не должно им отказывати. Рекли все: согласны.

Никодим (Милаш). Правило это, разделенное в Афинской Синтагме и у автора на два (18 и 19), говорит об одном и том же предмете, касающемся солунской церкви современного собору момента. Когда епископом солунским был поставлен Афтий, два пресвитера, Мусей и Евтихиан, стали предъявлять оба свои права на получение той же солунской кафедры. Оба, хотя и не были хиротонисованы (άχειρоτόνητоι δντες), однако, говорит Вальсамон, как епископы, рукоположили некоторых клириков. Когда на сердикском соборе был возбужден об этом вопрос, то Гавдентий, епископ наисский, с целью сохранения мира, предложил признать действительными клириками всех, рукоположенных этими двумя лицами, так как клирики эти не знали, что Евтихиан и Мусей не были законными епископами, и следовательно лично на них не было никакой вины. Предложение Гавдентия не было принято (пр. 18), так как председатель собора Осий заявил, что хотя и необходимо быть снисходительными и умеренными, но истинными клириками все же можно признать только тех, которые рукоположены истинными епископами (παρά τίνων τη άληθεία μεν όντων επισκόπων). если же впоследстаии эти епископы за какие-либо преступления были бы извержены из сана, причем клирики, рукоположенные этими епископами, еще тогда законными, не были бы замешаны в этих преступлениях, то их (клириков) необходимо признать законными, за исключением тех случаев, когда они не повинуются своей власти и противятся ее постановлениям. Относительно клириков, рукоположенных Евтихианом и Мусеем, Осий заявил, что за ними может быть сохранено мирское общение, т.е. что они могут находиться в церковном общении только как миряне, потому что рукоположившие их не только не были епископами, но не достойны и епископского имени. Это предложение Осия было принято собором (пр. 19). Постановление, подобное этому, находим на II вселенском соборе по поводу Максима Циника (пр. 4).


19. Гавдений епископ рек: сии спасительныя и благоразсудныя постановления, и нашему священническому достоинству приличныя, и угодныя Богу и человекам, не возмогут удержати силы и крепости своея, аще произнесенныя решения не будут сопровождены страхом. Ибо мы и сами знаем, что нередко по причине безстыдства немногих, Божественное и досточтимое имя священства подвергалось пренебрежению. И так, аще кто, в противность признанному всеми, дерзнет что либо иное творити, стараясь угождати гордости и тщеславию паче, нежели Богу: тот да знает уже, что он поставляет себя повинным судебному ответу, и теряет честь и достоинство епископа. Все отвещали: сие мнение прилично, и нам угодно.


20. Сие же наипаче дознано и исполнено будет таковым образом: есть ли каждый из нас, поставленных епископами на припутиях, или на путях водных, увидев епископа, вопрошати будет о причине мимошествия, и куда направляет он путь. И аще уведает, что он шествует в воинский стан: то да вопросит по разрядам вышепоставленных (сего же собора правила 7,8,9). И аще идет будучи зван: то идущему ему никакого препятствия не будет. Аще же, по тщеславию, как прежде речено любви вашей, или по просьбам некоторых, поспешает в воинский стан: то ни на граматах его да подпишется, ниже да сообщается с таковым. Все ответствовали: да будет определено и сие.

Никодим (Милаш). Данное правило, как видно из его начальных слов, является продолжением и дополнением 19 (Аф. Синт. 20) правила. Оба правила находятся в связи с постановлениями 7, 8 и 9 правил этого собора, направленных против епископов, которые стремились из-за всякого дела отправляться в императорский дворец; цель всех этих правил охранить епископское достоинство и значение.

Радио «Вера»


© 2015-2018. dishupravoslaviem.ru. Все права защищены.


Статистика просмотров сайта


Яндекс.Метрика