Дышу Православием
<a href="//thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts">Популярное</a>

Почему уходит любовь и доброта

Почему уходит любовь и добротаПочему уходит любовь и доброта

Когда посмотришь вокруг себя, с болью в сердце видишь: люди становятся все более нетерпимыми, бессострадательными. Причины, породившие это явление, многообразны: экономические неустройства, роскошь немногих и обнищание большинства, низкий уровень культуры и нравственности, конфликты на межнациональной почве, неуверенность в завтрашнем дне. Из-за пустяков возникают ссоры, на первого встречного обрушиваются обиды и раздражение.

Опыт показывает: человек, который, не раскрывшись в своих душевных качествах, начал строить здание духовных добродетелей, даже точно следуя святоотеческим предписаниям, воздвигает такую стену гордыни и эгоизма, которую потом крайне трудно разрушить.

Семидесятилетний разрыв преемственности Православной жизни привел к явлению, о котором пришла пора говорить во весь голос. Не став людьми любящими, заботящимися, добрыми, искренними, многие верующие возомнили себя не просто церковными, не просто Православными, а во всем без исключения правыми.

Плоды нашего «воздержания» — это зачастую разваливающиеся семьи, более или менее благополучные до «воцерковления» одного из супругов… Плоды нашего «благочестия» — наши ближние, которые, перестав быть нейтральными по отношению к Вере, стали ее врагами.

А может быть, виноваты в этом мы, а не «они»?

— Да, но вроде бы на нас сбывается Писание…

— А если честнее посмотреть на вещи? Вот к примеру, ты стала верующей, а муж запил?

— А я за него читаю акафист «Неупиваемая чаша»…

— За него или против него? Любишь ли ты его во время этого чтения? В чем конкретно проявляется твоя любовь?

— А как мне его, пьяницу, любить? В церковь идти не хочет, венчаться не хочет….

Вот такой диалог…

Не раскрывшись в супружестве, в отцовстве, в материнстве, не научившись быть благодарными детьми, открытыми, верными, любящими людьми, мы ищем духовного, а духовное не дается нам.

Используя наработанные в мирской жизни механизмы достижения поставленных целей, мы достигаем кое-чего в жизни церковной: одни — священного сана, другие — рабочего места в околоцерковных сферах, третьи — привилегированного положения в ближайшем кругу особо чтимых в народе духовников. Но при этом не решается главный вопрос: ради чего? Желание «стать»; восприятие церковной жизни как поприща для самоутверждения не дают увидеть главного: где же во всем этом место Христу, подвигу, заповеданной Им жертвенной любви к ближнему?

Старец отец Алексей Мечев так говорил об отношениях с ближними: «Будьте теплом и светом для окружающих: старайтесь сперва согреть семью, трудитесь над этим, а потом эти труды вас так завлекут, что для вас уже узок будет круг семьи, и эти теплые лучи со временем будут захватывать все новых и новых людей, и круг, освещаемый вами, будет все увеличиваться».

Казалось бы, все поставлено на цементе правильных формул: изречениях святых отцов, советах и благословениях духовников. При этом гордость окружающих будет отслеживаться и обличаться, а своя — никогда. Аскетика без любви похожа на замок Снежной Королевы — холодный, неприступный, но снаружи красивый.

За внешней церковностью, за церковной терминологией: «простите», «благословите», «искушение» и т.д., за церковной проблематикой (борьба с экуменизмом, масонством, сектантством) люди иногда хотят спрятаться от движения вглубь, от встречи с самим собой, настоящим….

Нет нам никакой пользы, если, воцерковившись, мы так и не засветимся любовью.

«Никто бы не оставался язычником, если бы мы были христианами, как следует», — сказал Иоанн Златоуст.

Если в неверующей семье один человек уверовал, у него есть лишь один способ привести к Вере остальных: если он не будет их чуждаться и противопоставлять «чистого себя» остальным «грешникам». Если он скажет: «Не приду я на вашу пьянку, празднуйте ваш семейный юбилей без меня, у меня пост!» — он навсегда останется в семье одним верующим.

Если он будет при каждом удобном и неудобном случае «проповедовать» — он тоже останется один. Помните: насилие ради любви убивает любовь. Но если они заметят, что твоя Вера помогает разрешению семейных проблем, если они увидят, что из храма ты возвращаешься светлее, чем пошел туда, если они увидят, что твой мир стал богаче и глубже, чем мир читателей газет — «глотателей пустоты», — то к Вере постепенно придут все ваши ближние.

Учите детей в первую очередь не тому, как правильно брать благословение у батюшки, а тому, чтобы уступить место старику, подать руку женщине, выходящей из автобуса, и делать все это ради Христа.

Перед рассказом о Небесном Отечестве научите детей любить Родину земную. Религиозное воспитание начинается не тогда, когда мать учит читать «Отче наш», а когда отец учит сына поблагодарить мать за выстиранную рубашку и приготовленный обед. Я намеренно не касался духовной глубины, которая проявляется в человеке по мере его воцерковления. Это была попытка подтолкнуть читателя разобраться в душевном устроении самого себя. И если во время чтения этой статьи вас вдруг попросят о каком-либо одолжении, бросьте чтение, оно подождет. Выполните человеческую просьбу, тем более, что это Сам Господь Иисус Христос через ближнего просит помощи.

о. Александр Овчаренко

Календарь
Цитата
Радио