Сайту требуется оплата, собираем посильную помощь ПОЖЕРТВОВАТЬ
Дышу Православием
<a href="http://thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts">ИНТЕРЕСНОЕ</a>

Обрядоверие или благоговение?

Обрядоверие или благоговение?Обрядоверие или благоговение?

В среде православных верующих часто можно встретить желание помолиться непременно перед чудотворной иконой, съездить в самое благодатное место, привезти земли с могилы того или иного святого, засушить и оставить дома подаренную батюшкой просфорку и т.д. Насколько такие моменты приближают нас к язычеству, или же они просто – свидетельство благоговения перед Божественным? Почему одни люди никак не воспринимают иконы определенной традиции, а для других это не имеет значения? Как вообще научиться разбираться в церковном искусстве, и для чего это нужно? Беседуем об этом с преподавателем Сретенской духовной семинарии, доцентом Московской духовной академии Олегом Викторовичем Стародубцевым.

– Олег Викторович, существует ли разница, перед какой иконой молиться: перед бумажной или написанной на дереве?

–В Писании сказано: «По вере вашей да будет вам» – начнем с этого. Любые чудотворные иконы, которые посылает нам Бог, даются нам за наше неверие – чтобы нашу веру укрепить. Поэтому перед любым образом мы можем молиться с верой, ведь мы обращаемся не к доске, не к бумаге, не к фреске, не к мозаике, а к образу, а через него – к Первообразу.

Молитва может быть сердечной и без иконы. Икона есть проявление внутреннего духовного состояния человека. Вот почему современный человек может сказать: икона XII века мне не так нравится, как икона века 17-го. Человек воспринимает то, что ему ближе. Но в наше время вообще все перемешалось: у нас порой ищется не образ, а стиль, или оценивается не икона, а ее цена. «Это вот дорогая икона, такая икона мне нужна для венчания…» или «это икона такого-то художника» и т.п.

Когда начинают гнаться за определенным стилем или эпохой, я полагаю, это не совсем правильная позиция, и о глубине нашего духовного мира она не говорит. К иконе нужно относиться с пониманием ее внутреннего содержания. Даже если она бумажная. Ведь и бумажные иконы мироточат, мы об этом знаем.

Обрядоверие или благоговение?

– Очень распространено такое явление, как стремление иметь, скажем, сухарики, освященные на мощах или личных вещах святого, песочек с могилки святого и так далее. Как к этому относиться?

– Подобная практика пришла к нам из Европы. Именно там, в силу секуляризации общества, еще в XVIII – XIX веке стали появляться подобные предметы, которые были памятью о какой-то святыне. Это были мелкие предметы: флакончики, брелочки и так далее. Постепенно это вошло и в нашу традицию. Но не будем забывать о том, что и наши предки еще в XII – XIII веках, побывав в святых местах, привозили с собой землю, например. Эта практика всегда была. Например, люди привозили землю из Иерусалима для того, чтобы положить ее на кладбище, и это кладбище считалось наиболее «престижным»…

Что касается современной жизни, лично я, например, не принимаю ни от кого никаких мелких вещей: иконки с календарями, брелки со Святой земли и прочее. Я не воспринимаю ничего того, что мне будет не нужно. Потому что такие вещи, в конечном итоге, заполняют наше пространство и святынями перестают быть. Пусть икон будет две-три, те, которые напоминают мне о моих предках, о моей бабушке и дедушке, и так далее. Пусть этих вещей будет минимальное количество. Не должно быть у православного человека кучи засохших просфорок, сухариков разных, камушков.

Может быть, на каком-то определенном этапе духовного становления это и нужно. Но если человек из этого состояния не выходит, накапливает все это, считает, что в этих мелких предметах – его традиция и православная культура, то, я полагаю, это путь уже языческий, и это неправильно.

Обрядоверие или благоговение?

– А как вы относитесь к виртуальным иконам? Сегодня многие ставят в социальных сетях, к примеру, иконы вместо своих фотографий на страничке. Является ли это благоговением? Ведь интернет такое пространство, где встречается много негативного и порою кощунственного…

– Мы, люди моего поколения, – счастливые люди, потому что жили в те времена, когда не было ни мобильных телефонов, ни интернета. Мы читали, общались, писали письма, записки и прочее. Как ни странно, для меня ничего не изменилось. Хотя я тоже пользуюсь интернетом, и телефоном, и другими новшествами. Но вот этот виртуальный мир, вы меня простите, но он обманывает нас с вами. Это – тварный свет, исходящий изнутри, электрический, который создает впечатление более яркой, чем мир окружающий, картинки. И когда человек погружается в этот виртуальный мир, ему кажется, что там вся жизнь. Он переписывается без конца, общается… Я даже слышал уже о таком явлении, как исповедь по интернету. Осталось только поклониться этому идолу!

Сомневаюсь, что можно приобщиться благодати, выслушав правило по интернету. Человек хочет быть в курсе церковной жизни, просматривая православные сайты и сайт Патриархии? Конечно, он должен быть в курсе современной жизни, но это не должно заменять ему настоящую церковную благодатную жизнь. Интернет дает некую иллюзию свободы, ведь я могу любую страничку открыть, найти любую информацию, любому написать. Безумный человек!..

Я ни в коем случае ни вас, ни наших читателей не пытаюсь вернуть в каменный век. Но человек должен владеть ситуацией, а не интернет должен владеть им.

– Есть в православной среде такое расхожее словосочетание – «благодатное место». Говорят, «там благодатное место» или «вот там еще благодатнее».

– Этот термин правильный. И он говорит о нашей с вами слабой вере. Бог вездесущ, но по нашему неверию Господь посылает нам чудотворные иконы, являет чудеса. Поэтому нам кажется, что блаженная Матрона услышит нас только в Покровском монастыре в Москве, а в другом месте – не услышит. Но, с другой стороны, когда человек действительно проделал этот путь к монастырю, к мощам, к чудотворным иконам, путь веры, в этом действительно что-то есть. Как сказал один иностранец, посетивший наше богослужение: «Вы знаете, я теперь понял русского человека! Вы выстаиваете свою веру ногами!». Поэтому какие-то паломничества к благодатным местам имеют место быть. Но это все для укрепления веры!

Обрядоверие или благоговение?

– А когда говорят об иконах. К примеру, эта икона благодатнее…

– Ну, пусть будет так. Если человек через проделанный путь или через молитву, над которой он потрудился, получает милость Божию, то пусть называет это, как хочет.

– Как современному молодому человеку развить вкус к церковному искусству?

– Здесь я могу посоветовать, хотя именно вам этот совет, может быть, и не подходит, а вот другим – да. Поступайте в Сретенскую семинарию! Получайте комплексные знания. Потому что привить вкус к чему-то одному нельзя. Нельзя человека научить просто любить балет. Есть история балета, традиции, есть люди, хореографы, балетмейстеры. Когда целиком человек почувствует русский балет, тогда он сможет отличать истинное искусство от пошлости, настоящие постановки – от бездарности. Необходимо, чтобы человек сам, своим внутренним миром, научился давать правильную оценку. Невозможно рассказать обо всем, что такое хорошо, а что такое плохо.Так вот, чтобы чувствовать икону, нужно знать историю Церкви, историю нашего Отечества, историю появления тех или иных икон.

– Но ведь не все могут в семинарию поступить…

– Есть еще Православный Свято-Тихоновский университет. Там тоже замечательно учат.

– То есть надо расширять свой кругозор?

– Именно так. Только таким способом. Человек должен сам собирать информацию. Откройте тот же интернет и посмотрите – там полторы тысячи икон! Вот это будет польза от него. Смотрите не только русские иконы, ведь в Европе тоже имеются совершенно потрясающие шедевры духа – Микеланджело, Рафаэль.

Микеланджело творил, пока папа Римский его использовал, стравливал великих художников. После работы над Сикстинской капеллой Микеланджело превратился в дряхлого старика, у него впала грудь. А он все это время был разменной монетой в интригах. Но ведь как талантливо сделана его роспись!

– Куда можно съездить в Москве, чтобы увидеть настоящие произведения церковного искусства?

– Вот недавно был отреставрирован Новоиерусалимский монастырь под Москвой. Это колоссальный проект. Вот красота! XVII век. Или взять храм Животворящей Троицы, что в Никитниках. Тоже – какая красота! Успенский собор Кремля. Шестьдесят восемь икон – где вы еще такое увидите, где почувствуете такую мощь? Архангельский собор, где покоятся русские князья и цари. Благовещенский собор, где полы выложены драгоценной яшмой. В Москве огромное количество храмов, куда можно сходить, потом – изучить историю храма, биографию архитекторов, художников, и тогда у вас будут целостные знания. Тогда вы уже сможете отличать то, что вам понравилось, и сможете это обосновать.

– А в Третьяковской галерее?..

– Там вы увидите, как русская икона вырвана из церковного контекста и поставлена под музейные софиты. Как сиротливо она выглядит там…

– У вас есть любимая икона?

– У меня большая коллекция икон XIX века. Я как художник и реставратор склонен к традиции этого времени. Если говорить о конкретной иконе, то мне очень нравится икона в нашем Трапезном храме в Троице-Сергиевой лавре, привезенная из какого-то закрытого храма. На ней изображен святитель Николай. Икона примерно полтора метра высотой, это пример академической живописи, ничего особенного вроде нет… Но мне эта икона особенно близка, потому что мне еще мой духовник когда-то сказал: «Пойди, помолись перед ней». Ее особенность в том, что святитель Николай на ней изображен так, что одна ножка у него чуть впереди, а второй не видно, поэтому ее называют «святитель Николай на одной ноге». Но это просто иконописец так изобразил святого. Вот эта икона мне очень близка по духу.

— Спасибо, Олег Викторович, за ваши ответы!

Беседовал Алексей Лысенко
Сретенская Духовная Семинария

Радио «Вера»


© 2015-2017. dishupravoslaviem.ru. Все права защищены.

Разработка сайта — студия Zanaat


Статистика просмотров сайта