Сайту требуется оплата, собираем посильную помощь ПОЖЕРТВОВАТЬ
Дышу Православием
<a href="http://thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts">Easy Random Posts</a>

Как спорить по православному?

Как спорить по православному?Как спорить по православному?

Для духовного преуспеяния христианина, для успешной борьбы со страстями крайне важно уметь справиться со своим языком, набросить на него узду, что, по свидетельству апостола Иакова, дело очень трудное. Между тем, в нашей жизни всегда много разговоров: с родными дома, с сотрудниками на работе, в блогах в интернете. Иногда беседа носит спокойный характер, но нередко мы принимаемся обсуждать животрепещущие вопросы: далеко ли до конца света, как нам обустроить Россию, можно ли есть в пост осьминогов и т. п. И вот, иногда сами не заметив как, мы уже вовлечены в жаркую дискуссию. Но так ли мы уверены в своей правоте? А если и уверены, то не проявление ли это гордости — пытаться убедить других, что ты прав? Полезно ли это для твоей души и для того, с кем ты споришь?

О чем мы спорим?

О самом разном. Часто о совершенно не важных вещах. К примеру, я в разговоре процитировал знаменитые строки из «Евгения Онегина» с описанием первого снега и, желая блеснуть эрудицией, указал, что это из пятой главы. Мой собеседник возражает: нет, из четвертой. Я, конечно, точно знаю, что из пятой. Но что изменится от того, что я докажу свою правоту? И ведь доказать-то ее нетрудно: даже если под рукой нет книги, заходим в интернет через компьютер или мобильник, ищем нужные строки, убеждаемся — и что? Собеседник вынужден признать свое поражение.

Если это человек с легким характером, то все пройдет без последствий. Если же ему не чужда обидчивость, мнительность и другие подобные качества, то вслед за проигрышем в этом никчемном споре может последовать серьезное охлаждение отношений. Стоит ли этого точная ссылка? Стоит ли этого «истина»? Навряд ли. Поэтому применительно к таким случаям можно лишь повторить вслед за Дейлом Карнеги: «Избегайте острых углов!» То же касается и так называемых споров о вкусах. Несмотря на расхожую народную мудрость, о них спорят, и довольно часто. «Вы знаете, я терпеть не могу Достоевского. Да, это великий писатель и все такое, но — не могу читать». Вряд ли будет умно бросаться что-либо доказывать. Подумаем: что мы хотим доказать? Что нашему собеседнику все-таки приятно читать Достоевского? Но это же абсурд! Следовательно, и спорить не о чем.

Куличи и спасение

Наиболее острые для христианина ситуации спора — это дискуссии по вопросам веры в самом широком смысле этого слова: могут обсуждаться основы христианского вероучения, различия между конфессиями, богослужение и обряды, те или иные тенденции в церковно-общественной жизни, поступки и высказывания официальных представителей Церкви и т. д.

Порой моим оппонентом будет такой же православный христианин, как и я сам, однако имеющий свою точку зрения на различные явления церковной жизни. В каких-то случаях это может быть человек, у которого, как часто говорят, «Бог в сердце» и который не доверяет РПЦ с ее «попами на мерседесах». А иногда (это случается редко, но тем и интереснее) мы можем оказаться лицом к лицу с настоящим атеистом и материалистом. И чем более «внешним» по отношению к Церкви является мой оппонент, тем больше на мне ответственности как на человеке, представляющем, в глазах моего визави, Церковь. И с моей стороны будет разумно, если я забуду о своих личных амбициях, если не позволю возобладать надо мною страстям (гордости, тщеславию, гневу), вылезающим изо всех щелей под благовидным предлогом защиты Бога и Церкви от поношения, но буду действовать по отношению к моему ближнему исходя из принципа «не навреди».

В ходе нашего спора мы можем прийти к каким-то взаимоприемлемым выводам, а можем и не прийти — но мы должны разойтись так, чтобы у моего собеседника не пропало желание к дальнейшему общению. Может быть, сегодня он поговорил с Иваном Петровичем о куличах, и услышал довольно неожиданную вещь: не в куличах спасение, а во Христе. А то, что столько внимания и сил уделяется благословению праздничной еды — ну это так сложилось, однако в наши дни мало кто среди церковных людей считает это нормальным. И вот сегодня — разговор с Иваном Петровичем, а завтра — с отцом Василием, а там, глядишь, и первая исповедь. Исходя из этой главной цели — не оборвать общение, а дать шанс ему продолжиться — мы должны выстраивать и стратегию спора.

Соглашайтесь с чем можно

Надо помнить, что спорим мы почти всегда с каким-то конкретным человеком. И если мы рассуждаем об искусстве спора с христианской точки зрения, то (и это вовсе не излишний пафос) нам необходимо видеть в нашем оппоненте прежде всего человека, нашего ближнего, образ Божий — одного из тех, за кого умер Христос. При таком подходе содержание спора оказывается на втором месте, а на первый план выступает тот тон, тот язык, который мы выбираем для общения с человеком.

Худшим вариантом дискуссии будет тот, при котором мы гневно обрушиваемся на оппонента, возвращая ему сторицей каждый его удар. «Вы знаете, — говорит нам собеседник, — мне как-то странно и неприятно видеть, что Церковь фактически захватывает территории, захватывает имущество. Вот тут была школа — а теперь школы нет, зато есть огромный собор. А здесь была поликлиника — ее тоже вытеснили. А недалеко от моего дома просто огородили забором немаленький кусок земли. Раньше тут все могли гулять, а теперь просто так не зайдешь». В ответ от православных людей нередко можно услышать нечто вроде этого: «А что вы хотите? После того как у Церкви все отобрали, она теперь возвращает себе свое. Все по закону! Вам, наверное, не нравится сильная Церковь? Сразу видно, что ваши деды были безбожники, священников расстреливали. Все, кончилось ваше время! Сейчас торжествует справедливость! Скоро придет православный царь и возродится Святая Русь!» Такая горячность будет воспринята оппонентом — и справедливо! — как элементарная глупость, а то и хамство. И спор после этого, даже если и продолжится, вряд ли будет конструктивным.

Но какой способ ведения спора приведет к более позитивным результатам? Исходя из собственного опыта я бы посоветовал следующее: соглашаться со всем тем, с чем можно согласиться — это даст основу для дальнейшего обсуждения.

К примеру: «Церковь участвует в имущественных спорах?» — «Да, участвует». — «А случается ли такое, что справедливость притязаний со стороны церковных структур выглядит сомнительной?» — «Еще бы!» — «А вам не кажется, что Христос не одобрил бы подобного рвения в деле возвращения церковной недвижимости?» — «Скажу честно: кажется, и нередко».

Тут наш собеседник на некоторое время в недоумении замолкает. В самом деле, странно: вроде бы православный, а рассуждает здраво. И вот здесь христианину самое время выступить в роли проповедника, миссионера: рассказать собеседнику о Христе, о Церкви, о том, что она отнюдь не тождественна земной организации, представители которой нередко совершают сомнительные поступки, познакомить собеседника с эпизодами из жизни святых (лучше всего — кого-нибудь из новомучеников). Нет, не стоит думать, что человек «с Богом в душе» на следующий день побежит исповедоваться и причащаться, а атеист — креститься. Скорее всего, этого не произойдет. Но наш оппонент получит возможность убедиться: в Церкви есть разные люди, не все думают одинаково, диалог вполне реален. Ведь для современного человека очень важна сама возможность обратной связи, дискуссии, диалога, да и просто живого, искреннего, уважительного, заинтересованного разговора.

Конечно, не всякий раз нам приходится спорить с «внешними», не каждый спор повод для проповеди. Но с кем бы мы ни дискутировали, на первом месте для нас должен быть человек. Иногда гораздо полезнее для нас самих не говорить, не спорить, а просто слушать. И уже одно это способно вызвать симпатию и к нам самим, и, возможно, к нашей точке зрения.

Помню, мне было лет пятнадцать-шестнадцать. Я не так давно принял крещение, т. е. был неофитом и, разумеется, «консерватором». Как-то раз мы были гостях у друга моего отца. Его церковный стаж измерялся к тому времени уже не одним десятком лет, а его взгляды можно было охарактеризовать как «либеральные». Разговор зашел на одну из острых тогда тем. Я старался не обострять ситуацию, кивал, соглашался — а потом стал излагать свою позицию. Нет, мы тогда ни к чему окончательному так и не пришли, но на прощание дядя Вова сказал мне: «Слушай, Федька, а с тобой, оказывается, можно говорить!»

о. Феодор Людоговский

Радио «Вера»


© 2015-2017. dishupravoslaviem.ru. Все права защищены.

Разработка сайта — студия Zanaat


Статистика просмотров сайта