Дышу Православием
<a href="//thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts">Популярное</a>

Как проповедовали апостолы?

Как проповедовали апостолы?Какими миссионерами были апостолы? Почему люди, в том числе и только что кричавшие «Распни», сбегались на проповедь, каялись и обращались?
Проповедь апостолов стала ответом на призыв Христа: «идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам» (Мф. 28:19-20) — по сути, единственное задание, которое Он им оставил.

Да, но как это сделать? Книга Деяний с самого начала приводит и другие слова Христа: «…вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Деян. 1:8). В этих кратких словах изложена вся суть апостольского миссионерства: действовать будут они сами, но сила проповеди будет заключаться не в их собственных умениях или выдающихся достижениях, а в Духе, Которого они примут, но и Дух будет действовать именно через них. Проповедь начнется в самом священном городе, она будет обращена прежде всего к своим (иудеям), но ими не ограничится. Сначала апостолы пойдут к соседним народам (самарянам), а потом доберутся и до стран, о которых еще ничего не слышали.

Но самые главные слова — «будете Мне свидетелями». Суть проповеди будет заключаться в свидетельстве о Христе, и свидетельстве не только словесном. Вся их жизнь будет отныне показывать людям, что нового принес в мир Христос и что значит быть его учеником. Не случайно это слово, «свидетель» (по-гречески ??????), стало впоследствии обозначать мученика — того, кто готов принять мучительную смерть, если только так сможет он явить людям Христа.

Конечно, перенестись во времена апостолов (или их перенести в наше время) невозможно. Тогда, около двух тысяч лет назад, апостолы предлагали людям новое учение, писали историю Церкви с чистого листа, — сегодня так уже не получится, христианство воспринимается как нечто давно и хорошо известное, и зачастую под этим «известным» понимается грубая карикатура. К тому же мы сегодня оказались хранителями огромного исторического и культурного наследия, оно привлекает людей само по себе, и нередко возникает желание говорить именно о нем, а не о Христе. Но тогда это уже культурное просветительство, а не христианская проповедь.

Апостолы путешествовали налегке, без всего этого багажа… или все-таки со своим багажом? Ведь они проповедовали не папуасам, не эскимосам, которые слыхом не слыхивали о Едином Боге и нуждались в разъяснении самых азов. Они приходили к иудеям, ожидавшим прихода Мессии, а потом и к эллинам, среди которых эти иудеи жили (судя по всему, первыми тут были не язычники, а прозелиты, принявшие веру в Единого и потому уже знакомые с религией Израиля). Апостолы говорили на языке людей того времени, отвечали на их сомнения и вопросы, говорили о том, что исполнились их давние ожидания, и потому они были услышаны.
Проповедь Христа, а не правил поведения

Собственно, они сначала и не отправлялись ни в какие миссионерские поездки. Они просто собирались вместе: не только молились, но и жили единой общиной. И в день Пятидесятницы на них сошел Дух, и все, кто собрались из разных стран на праздник в Иерусалим, услышали, как апостолы говорят на их родных языках. Одни прислушались и задумались, другие сочли апостолов пьяными, но в любом случае именно это событие стало подлинным началом миссии. Община жила подлинной христианской жизнью, и она испытала воздействие Духа, и это не осталось незамеченным. Теперь надо было объяснить людям, что же такого особенного было в этой общине.

Еще не раз в книге Деяний прозвучит напоминание: формального крещения недостаточно, необходимо действие Духа, которое не обеспечивается соблюдением правил и ритуалов. Но где есть Церковь, там будет и Дух.

Речь Петра во второй главе Деяний — краткое изложение проповеди, которую апостолы несли своим собратьям, народу Израиля. Апостол начинает с ветхозаветного пророчества и показывает, что оно сбылось здесь и сейчас. Затем он говорит только об одном: о Христе. Удивительно, если задуматься! Люди были привлечены чудом, они заинтересовались общиной — и как легко можно было начать их «воцерковлять», объяснять молитвы, правила поведения и т. д. Но Петр не говорит об этом ни слова, а только о Христе. Он, как чистое оконное стекло, не приковывает взглядов к себе, но позволяет увидеть Главное: весть о Христе, путь к спасению.

А что же воцерковление, как называем мы это сегодня? Проповедь имела огромный успех: «…охотно принявшие слово его крестились, и присоединилось в тот день душ около трех тысяч. И они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах» (Деян. 2:41-42). Обращение стало началом их церковной жизни, и в этой жизни апостолы стали для обращенных наставниками, но книга упоминает об этом мимоходом, не уточняя, как именно все это происходило. Она только подчеркивает, что первые христиане жили единой общиной, не только молились сообща, но и «были вместе и имели все общее» (Деян. 2:44). Именно этот идеал впоследствии возьмут на вооружение коммунисты, отбросив веру как нечто лишнее.

Формы церковной жизни для автора книги второстепенны: это все как-то устроится при содействии Духа, а как именно, не слишком важно. Не говоря ничего о богослужении, аскетике и прочих вещах, которые мы сегодня считаем первостепенными, автор книги апостол Лука (ведь и он состоял в этой общине!) рассказывает прежде всего о социальном служении: как верующие продавали свое имущество и делили его меж собой, как была организована ежедневная раздача пищи неимущим. Именно для этого были впервые поставлены диаконы — тогда это слово означало, по сути, социального работника.

Наверное, если бы апостолы просто говорили о Христе, их проповедь не имела бы такого успеха. Они показывали действенный пример совершенно иной жизни, изобиловавшей верой, надеждой и любовью, — и люди хотели стать частью такой общины. Неудивительно, что духовные и политические вожди Иудеи увидели в этой общине вызов собственному благополучию и авторитету. Сначала они пытались с апостолами договориться, пусть и с позиции силы: живите себе как хотите, уж это ладно, только о Христе остальным ничего не говорите. Апостолы ответили: «…должно повиноваться больше Богу, нежели человекам» (Деян. 5:29). Они не обличали первосвященников, фарисеев и книжников за их грехи, не боролись с ними за власть — они просто отстаивали право быть собой и нести свое учение людям, не прибегая к насилию и бесчинству.
Чем измерить миссионерский успех

Тогда насилие было применено к ним: мы читаем о тюрьмах и казнях, о преследованиях, которые порой заставляли апостолов разойтись по окрестным городам, но это лишь означало, что пространство проповеди расширялось. А один из самых яростных гонителей по имени Савл сам обратился в новую веру, пережив мистическую встречу со Христом, Которого прежде гнал. И вновь это была личная встреча, личный выбор, личная вера — тогда как в том мире религия обычно «принадлежала» государству или народу. Иудей — значит, веришь в Единого, грек — приносишь жертвы Зевсу и Афине, римлянин — Юпитеру и Марсу.

Впрочем, в те времена уже и языческий мир был далеко не таким однородным. Люди знали о духовных поисках Сократа и других философов, слышали о Едином от рассеявшихся по Римской империи иудеев, и многие не были вполне довольны старой религией. По империи распространялись самые разные новые культы, в основном приходившие с Востока.

К таким людям и обратил свою проповедь Павел (именно под этим римским именем знаем мы иудейского юношу Савла). Впрочем, и он сначала приходил в синагоги по субботам со своей проповедью, но ее обычно не принимали. И не просто разочарование ждало в таких случаях Павла: его вместе со спутниками бичевали, бросали в темницу, даже пытались побить камнями… Он вставал и шел дальше: ведь он сделал для этих людей, что мог.

Неудача — это повод не опускать руки, а попробовать иной подход или уйти в другой город. Да и что такое «миссионерская удача»? Несколько тысяч обращенных во время одной проповеди? Или семена, которые были брошены в почву и начали медленно там прорастать, чтобы принести обильный урожай через поколение или два? Кто знает… В Деяниях мы читаем в основном о путешествиях Павла по Малой Азии и Греции, в конце книги он прибывает в Рим. Мы знаем, что он основал общины в Галатии, даже написал потом послание к ним. Казалось бы, вполне успешная миссия! Но кто сегодня слышал что-нибудь о Галатской церкви?

А вот выступление Павла в Афинах, главном городе греческих философов, было на первый взгляд полным провалом: его даже не дослушали до конца. Обратилось всего несколько человек… но со временем именно синтез греческой философии и христианской веры породил святоотеческое богословие. В дальней перспективе, возможно, выступление Павла в Афинах значило для распространения христианства больше, чем вся остальная его деятельность.

С язычниками он, конечно, говорил совсем не так, как с иудеями. «Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» — так он сам скажет об этом (1Кор. 9:22). Свою речь в Афинах он начал с того, что похвалил афинян за… набожность — после того, как его возмутило обилие языческих алтарей и статуй! Он стремился не опровергнуть их религию, но направить их к подлинному источнику, опираясь на то, что было им привычно и известно. И начал он не с обличения, как Петр делал с иудеями, а с похвалы. Со своими можно позволить больше резкости, чем с чужими…
Павел и государство

Отдельный вопрос — отношения Павла с римскими властями. Будучи римским гражданином (тогда такое звание носили далеко не все жители империи), он не стеснялся об этом напоминать, когда это требовалось для дела проповеди. Так, он потребовал, чтобы его судил лично император — и за казенный счет отправился в Рим. Но никогда не «подключал административный ресурс», чтобы быть услышанным. Впрочем, если христианство принимал человек высокого положения, его помощь принималась — но не потому, что он был начальником, а потому, что стал христианином.

И самое, может быть, удивительное, что Павел обычно зарабатывал на жизнь сам, мастеря палатки. При этом он, впрочем, не отказывал другим апостолам в праве жить за счет общины, в которой они трудились, — это была естественная плата за труд. Ведь миссионерские поездки не были стремительными «бросками», в Коринфе, например, Павел жил полтора года. Он не просто «родил во Христе Иисусе» коринфских христиан, как потом он это назовет (1Кор 4:15), но поставил юную общину на ноги, выпестовал ее — и впоследствии не оставлял своей заботой, навещая их, когда возможно, и оставаясь в переписке с ними. Апостольские послания, вошедшие в Новый Завет, — именно эта переписка, она показывает нам, какой сложной была обстановка в этих общинах, сколько проблем приходилось решать. Апостолы видели свою задачу не в том, чтобы покрестить как можно больше человек, но в том, чтобы основать жизнеспособные общины, которые продолжат распространение Слова «даже до края земли». Так оно и произошло.

Многое изменилось сегодня, но книга Деяний напоминает нам о принципах христианской миссии — не диктует, не задает единственно верного пути, потому что разными бывают и миссионеры, и их аудитории. Она показывает образцы, которым мы следуем с большим или меньшим успехом, и напоминает о главном смысле этой миссии.

Андрей ДЕСНИЦКИЙ

Календарь
Цитата
Радио