Дышу Православием
<a href="//thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts">Популярное</a>

Как отговорить от аборта?

iiRZa8YQy80Наверное, главное, что подталкивает женщину к аборту, — это смутное убеждение, что тот, кто мешает каким-то твоим планам, еще никакой не человек, и человеком станет еще очень не скоро. В спорах, которые стихийно возникают на интернет-форумах, убежденные сторонники этой позиции встречаются довольно часто.

Они говорят так: «Вся эта теория на тему того, что как только эмбрион образовался — это уже человек, — это же просто фикция! Эмбрион на начальной стадии — просто кучка клеток. С таким же успехом можно ужасаться операциям по удалению опухолей».

Или так: «Очевидно, что оплодотворенная яйцеклетка — это еще не человек… Дождевой червяк тоже имеет свою кровеносную систему, а ядро лесного ореха напоминает сморщенное лицо человека…»

В общем, варианты могут быть разными, но все они схожи в одном: не человек это! Клетки какие-то или головастик, похожий на всех зародышей животных. Ведь и мы сами на уроках биологии в 9-м классе видели в школьном учебнике рисунок, на котором рядом изображены зародыш рыбы, ящерицы, курицы и человека. «Нелегко ответить на вопрос, кому принадлежит данный зародыш», — говорит учебник.

Уточняя у экспертов мнение науки, мы неожиданно получили четкие и однозначные ответы. На вопросы отвечает заведущий кафедрой эмбриологии МГУ профессор Владимир Голиченков.

— Владимир Александрович, на каком сроке человеческий эмбрион похож на эмбрионы животных (как в учебнике биологии: на ящерку, рыбку, курицу) и насколько похож?

— Ни насколько не похож. Просто в эмбриональный период у человека улавливаются переходные анатомические черты, которые в функциональном виде существуют у тех, кого вы перечислили. Все эти жаберные щели и т.д. потом преобразуются в другие органы. Но и на раннем этапе эмбрионы не похожи. Нужно быть знатоком сравнительной анатомии, чтобы это сходство уловить. Нужны специальные знания и подготовка, а так, на обычный взгляд — ничего общего.
Ребенок на шестой неделе развития...— Но уж если взять человекообразную обезьяну, то ее, наверное, на такой стадии от человека отличить невозможно?
— Вы имеете в виду, если вскрыть утробу, покрыть операционное поле марлей и спросить, кто это? Любой акушер отличит, несмотря на морфологическое сходство. У человека, прежде всего, голова гораздо больше, чем даже у человекообразной обезьяны. Ведь у человека колоссальный мозг, который не сравнить с мозгом других позвоночных, а чем крупнее и развитее орган у взрослого организма, тем раньше он закладывается и тем больше размер у этой закладки. Много и других различий, но это самое яркое.

— Скажите, а в науке есть точные определения эмбриона? Это еще не человек? Пока не человек?

— Безусловно, это — человек! Это всегда и только человек на вот этой стадии развития, и ничем другим он не является. Генетически тождественным человек становится в яйцеклетке, оплодотворенной сперматозоидом, когда появляется зигота — первая клетка нового организма. И уже это — человек, человек на стадии зиготы.
...на восьмой неделе...— Но обычно про эмбрион на этой стадии говорят, что это просто скопище клеток…
— Ничего подобного! Зигота — это одноклеточный зародыш. Но и на стадии нескольких клеток (ранний зародыш) эти клетки не являются простым скопищем. Почему люди так говорят, я не знаю. Вы приведите их сюда, мы им все покажем и объясним! Это пример того, как важна биологическая грамотность. Дело все в том, что такие «скопища клеток», как правило, представляют собой закладки будущих органов. Клетки в этих закладках чрезвычайно похожи друг на друга, но они все с разной судьбой. Внешне, на уровне микроскопа, вы увидите большое сходство, но если будете углубляться на молекулярный уровень, то там увидите различия. Их ядра по-разному работают, программируя синтезы разных белков. И все эти клетки очень тесно и сложно взаимодействуют.

— Есть еще такое мнение: эмбрион еще не может по-человечески чувствовать. Вот когда начнет чувствовать — тогда станет человеком.

— Ну что вы, как же «не может чувствовать»? Наш известный ученый Волохов как раз занимался физиологией (т.е. чувствованиями и ответами на воздействия) эмбрионов. Это все очень разработано, известно, на что и как эмбрион реагирует, и что реагирует он очень сложно, и чем дальше, тем сложнее реакция.
...на двенадцатой...
Человеческий эмбрион не похож на человека, а именно человек! Это все равно, что сказать, что старик похож на человека или младенец. И тот человек, и этот человек, только один в молодом возрасте, а другой — в позднем. А этот — человек в эмбриональном возрасте, в очень раннем.

На третьем месяце эмбрион становится плодом. Плод — это уже человек по всем критериям, только с другими пропорциями. У раннего же эмбриона действительно нет глаз, нет ушей, нет рецепторов, которые есть у более взрослого организма, но у него есть клеточные рецепторы, системные рецепторы, которые дают адекватную реакцию. Вы, например, знаете, сколько у вас реакций, которых вы не осознаете? У человека в автономном от сознания режиме работают кишечник, печень. И что же? Мы не говорим, что эти органы работают не по-человечески.

— Я читала критические замечания американских медиков по поводу антиабортного фильма «Безмолвный крик». Они считают фильм антинаучным, искажающим факты. В частности, они говорят, что 12-недельный эмбрион не может испытывать боль, как говорится в фильме.

— Вы знаете, боль может быть достаточно субъективным чувством. Боль — это сигнал неблагополучия. Но бывают патологии, когда человек вообще не испытывает боли. И что? Что он, не человек? Эмбрион ведет себя по-человечески, но соответственно своей стадии развития. Он также может испытывать неудобства, дискомфорт, но в тех физиологических проявлениях, которые присущи этой стадии. Старик и младенец, наверное, по-разному переносят боль, но на этом основании не будут же американские ученые говорить, что старик не чувствуют боли? Так что их логика ущербна.

Если даже в этом фильме что-то неверное говорится, здесь нужно просто определить свою позицию. Аборт — это хорошо или плохо? Это убийство или не убийство? Убийство!

— Это вы говорите как эмбриолог или просто как человек?

— Если живое превращается в неживое в результате некоего акта, то этот акт называется убийством. Правда, юридически разрешенное убийство называют казнью, убийство в остром эксперименте оправдывают целью эксперимента и тому подобное. Если убивают человека на любой стадии его развития, то это убийство человека. Если убивают лягушку на любой стадии ее развития, то это убийство лягушки. Мы много совершаем убийств лягушек, мышей, лабораторных животных в экспериментах. Многие защитники животных против этого возражают. И, кстати, реакция на это такая: теперь студенты нашего факультета имеют право не участвовать в острых опытах. Когда я учился, мы такого права не имели.

Что касается картинки из школьного учебника, то оказалось, что авторы учебника вкладывали в нее несколько другой смысл. Они подчеркивали общее сходство строения всех позвоночных независимо от их возраста. Это нам объяснил преподаватель гимназии кандидат биологических наук Сергей Глаголев: «Головной мозг человека состоит из тех же отделов, что и, например, головной мозг рыбы. Поэтому чисто морфологически, по строению, сравнивать даже взрослого человека с рыбой достаточно легко». Так что нам с вами, дорогие взрослые, обольщаться на свой счет не приходится: биологи и нас с таким же успехом сравнивают с животными для выведения каких-то своих закономерностей.

Конечно, взрослого человека ни с кем не спутаешь, в реальности его не усомнишься, потому что — вот он, у всех на виду.

Есть, правда, люди, которые видят и нерожденных детей еще до того, как они родились.

ЛУЧШЕ ОДИН РАЗ УВИДЕТЬ

В последние годы в западных странах появились новые медицинских специалисты — перинатологи. Их пациент — нерожденный ребенок. В нашей стране за его здоровье обычно отвечают акушеры-гинекологи. На приборах ультразвуковой диагностики они наблюдают за тем, как ребенок развивается в утробе матери.

Таким способом можно увидеть даже мелкие подробности жизни маленького человека. Например, как шестинедельный младенец длиной всего 4-5 мм уже может вытягивать и поворачивать голову, двигать руками и ногами. Или рассмотреть лицо ребенка на восьмой неделе, когда он величиной с ягоду клубники (22-24 мм): на этом сроке уже заметен кончик носа, вырисовываются ноздри, образуется рот, уже есть язык, видно наружное ухо… Недавно пресса сообщила о новом ультразвуковом сканере, изобретенном в ... и на шестнадцатой.Великобритании. С его помощью на мониторе можно в красках увидеть, как эмбрион зевает, улыбается и плачет (раньше считалось, что до рождения ребенку не свойственны подобные действия).

Врач-акушер Роман Гетманов: «Дети, которых абортируют, выглядят как куклы, которыми играют маленькие дети. 11-недельный ребенок, если подсолить околоплодную воду, в которой он живет, будет ее выплевывать, если подсластить — будет ее глотать, пить. Он может сосать палец, он реагирует на все эмоции мамы. 14-недельный ребенок перекачивает в сутки 24 литра собственной крови — вы только себе представьте: 24 литра! Какой же это головастик?!»

К концу 22-й недели ребенок весит около 500 граммов, рост его — 20-25 см. Он уже учится понимать, как сгибать ручки и ножки, как двигать ими, как они соотносятся. Если ему хочется пососать палец, он способен либо поднести палец ко рту, либо наклониться к нему головкой. А еще он иногда икает после того, как глотает околоплодную жидкость.

Вплоть до 22-й недели женщина все еще может сделать аборт «по социальным показаниям» (см. справку на стр. 75). При этом практически таких же детей, родившихся после полных 22 недель, врачи уже умеют выхаживать. У такого ребенка есть свой собственный врач — неонатолог, или, как их еще называют, микропедиатр. Вообще неонатология — это наука о выхаживании новорожденного. Но чтобы выхаживание протекало успешно, нужно наблюдать за пациентом еще тогда, когда он постепенно растет в утробе матери. О своей работе рассказывает главный неонатолог комитета здравоохранения Москвы доктор медицинских наук Дмитрий Дегтярев: «Мы настроены на то, чтобы поддерживать жизнь любого недоношенного ребенка с признаками сердечной деятельности начиная после полных 22 недель беременности, т.е. с начала 23-й (это уровень возможностей современной медицины). Раньше жизнеспособными считались только те дети, которые после рождения могли дышать самостоятельно. Сейчас даже если новорожденный не дышит, но бьется его сердце, или есть другие признаки кровообращения — мы начинаем искусственное дыхание делать, поддерживать его жизнь.

Кто-то говорит, что зародыш — не самостоятельный организм, что это часть организма матери. Но как же: вот материнский организм, женщина выглядит здоровой, а внутри — другой организм, и он болеет. Конечно, это отдельный человек, страдающий, больной, нуждающийся в нашей помощи. Сейчас, например, медики научились делать плоду операции, исправляющие некоторые пороки развития, или делать ему внутриутробное переливание крови.

Что касается отношения к плоду, то те, кто работает в нашей профессии, относятся к этому вопросу примерно так же, как и верующий человек. У нас нет границы: вот до этих пор он не человек, а здесь он человек. В нашей клинике есть отделение перинатальной диагностики. Там неродившийся человек очень хорошо виден на экране телевизора. У него свое поведение и в 9 недель, и в 15 недель — с 15 недель у него все больше и больше индивидуальных отличий. Благодаря новым диагностическим возможностям изменилась и тактика акушеров-гинекологов: они вынуждены относиться к плоду как к внутриутробному пациенту, как к человеку».

Для выхаживания глубоконедоношенных детей разработано сложнейшее оборудование. Их помещают в специальный инкубатор — кувез, в котором поддерживается оптимальная температура. При нарушениях дыхания ребенку помогает аппарат искусственной вентиляции легких. Специальный насос очень медленно и равномерно вводит питательные вещества в кровь. А на приборах, установленных около каждого кувеза, регистрируется артериальное давление ребенка, электрокардиограмма, частота сердечных сокращений.

Показывая всю эту сложную и дорогостоящую аппаратуру, Дмитрий Николаевич сказал: «Это, конечно, парадокс: мы предпринимаем совершенно титанические усилия, чтобы спасти жизни этих младенцев, а где-то рядом совершенно таких же абортируют, и в несравнимо больших количествах. Это трудно понять».

НУЖНЫЕ СЛОВА

Ученые и врачи могут многое рассказать о ребенке, который еще не родился. Кажется, что, если бы об этом узнали все, никто больше не захотел бы пойти на аборт.

Впечатление это, наверное, слишком идеалистическое. Но все-таки есть люди, в том числе врачи, которые вполне успешно разубеждают женщин делать аборт. Какие аргументы оказываются действенными, мы спросили у Натальи Бойко, врача-гинеколога с более чем 20-летним стажем. Наталья Николаевна, работая участковым врачом, была «кризисным центром» в одном лице: по собственной инициативе беседовала с женщинами, приходящими на аборт, пытаясь предостеречь их от этого шага. Недавно Наталья Николаевна стала директором православного центра «Жизнь».
— Наталья Николаевна, по каким причинам чаще всего сегодня приходят на аборты?
— По моим наблюдениям, на первом месте — житейские проблемы: несогласие мужа, свекрови, родителей женщины… Кто-то учебу хочет завершить, у кого-то поездка на море в связи с беременностью отменяется. Это не преувеличение, приходят и с такими случаями: вот у нас с мужем запланирована поездка в Турцию, в Италию, а я беременная поехать не могу. Поэтому сейчас я беременность прерываю, мы отдохнем, а где-нибудь к зиме забеременею.
— И что вы говорите в таких случаях?
— Во-первых, я, как гинеколог, обязана предупредить женщину о последствиях аборта. Ведь это большая травма для женского организма: воспалительные процессы, дисфункции, изменения в щитовидной железе, в костной системе и т.д., возможный исход — бесплодие. Медицина сейчас очень часто ссылается на то, что существуют новые методы лечения бесплодия. Да, есть разные методы, но лучше ведь не доводить себя до этого! Когда женщине это объяснишь, то иногда уже это ее останавливает. И нередко в ответ слышу: «А почему же мне раньше не объяснили?.. Я, если бы знала, и предыдущий аборт не сделала бы…»

Потом, у нас есть муляжи плодика на различных сроках беременности: пять недель, семь, двенадцать, двадцать. Этого ребеночка можно подержать в руках, посмотреть. Я показываю женщине, какой у нее сейчас ребеночек на этом сроке. И смотришь, женщина пальчиком этого ребеночка погладит, на глазах — слезы, и уходит очень часто настроенной на сохранение.

Ну а в остальном все очень индивидуально, каждый случай — неповторимый. Иногда и с мужьями беседую. Например, как-то обратилась ко мне спортсменка-альпинистка, у которой муж тоже альпинист. У них был запланирован поход в горы. Женщина пришла ко мне с рыданиями: «Мне — на аборт! Потому что иначе я и мужа подведу, и группу…» В общем, всех она подведет. А в беседе с ней выясняется, что в общем-то, если бы не все это, то она бы обязательно родила. Мне пришлось созваниваться с мужем, приглашать его, беседовать. Говорю ему: «Горы — это очень хорошо, и группа ваша — тоже. А кто у вас в группе?» Называет. Я спрашиваю: «Семейный?» — «Да». — «Дети есть?» — «Да». — «А у этого?» — «Тоже». — «Ну а Софья-то? — говорю, — Софья тоже сейчас уже — мама, у нее уже чувства материнские появились. Если бы она была равнодушна к ребенку, она бы не плакала в кабинете». В результате оставили они беременность, родился ребенок замечательный.

Часто женщина просто хочет удержать мужчину, который не хочет ребенка. Например, пришла ко мне женщина 34 лет, живет в гражданском браке, забеременела. Вопрос встал об аборте, потому что мужчина был старше ее, у него уже взрослые дети — ребенок ему был уже не нужен. Мы с этой женщиной обсуждали ее ситуацию. Я ее спрашиваю, должна она вообще быть матерью? Оказалось, она в принципе этого хочет. Если она сделает аборт сейчас, сможет ли она вообще забеременеть? И где гарантия, что мужчина захочет ребенка в следующий раз? И ждать будет уже поздно, ей уже по возрасту может быть поздно рожать.

Когда об этом вместе говоришь, женщина воспринимает свою ситуацию по-другому. И отказывается от аборта. Той женщине мы предложили материальную поддержку. Кстати, хочу сказать, что очень часто женщины, даже замужние, первым аргументом в пользу аборта выставляют свое материальное положение. Все очень любят фразу: «Зачем нищету плодить?» Но когда предлагается материальная поддержка — почти все отказываются от денег. Тем же, у кого действительно трудное положение, мы помогаем.

— А бывают ли случаи, когда женщину не удается отговорить? Почему это происходит?

— Да, бывают, конечно. Даже если женщина сама настроена рожать, но муж — против. И так как он основной кормилец в семье, то он выставляет жене материальные условия: кормить не буду, обузу такую на меня не вешай, я уйду, а ты сама будешь крутиться…

Бывали случаи, когда мужчины сначала настаивали на аборте, а потом меняли свое отношение. Это очень часто происходит: жену заставляет делать аборт, а потом ему хочется ребенка, он считает себя уже оперившимся и вставшим на ноги, но жена просто не в состоянии родить. И очень часто такие семьи распадаются.

СПРАВКА: 11 августа 2003 года вышло новое постановление правительства РФ «О перечне социальных показаний для искусственного прерывания беременности». В предыдущем, действовавшем до августа 2003 года, предусматривалось 13 «социальных показаний» для аборта. В новом их список сократился до четырех: 1) наличие решения суда о лишении или об ограничении родительских прав; 2) беременность в результате изнасилования; 3) пребывание женщины в местах лишения свободы; 4) наличие инвалидности I-II группы у мужа или смерть мужа во время беременности. До этого возможность сделать поздний аборт предусматривалась в т.ч. для женщин, не состоящих в браке, или для семей с тремя и более детьми.

В моей практике был случай, когда муж просто за руку отвел жену на аборт, настоял… Их сыну было, наверное, лет пять. Женщина была уже на большом сроке беременности и понимала, что ребенка убивает, но просто перешагнула через себя. Через некоторое время после того, как этого ребеночка извлекли, она пошла в туалет и ошиблась дверью: зашла в служебное помещение. Там она увидела, как корчился, умирая, ребенок. У женщины после этого был ярко выраженный «постабортный синдром», как называют это медики. Она запила. С мужем они развелись, причин точных я не знаю. Спас ее второй брак и рождение второго, вернее, третьего ребенка. Но вот этого, второго, она помнит до сих пор, хотя столько времени прошло: «Мне даже снится, — говорит, — что я — убила…»
— Вы этим женщинам ничего о вере не говорите?
— Всегда по-разному. Во-всяком случае, никогда не начинаю с обвинений: вот вы что творите, Бога не боитесь. Спрашиваю, крещеная ли, ходит ли в церковь. Хотя могут и тут оборвать: мол, не надо меня агитировать. А бывает, что хорошо реагируют даже неверующие или женщины других конфессий (где тоже, конечно, аборт не поощряется). Один раз протестантка, которая так и не сделала аборт, перешла в Православие, один раз мусульманка, которая тоже от аборта отказалась, приняла крещение — ей очень понравилось в нашем храме.

Так что с верой — очень индивидуально. Но в любом случае я говорю о том, что аборт — это убийство, что уничтожается ребенок, объясняю, что он боль ощущает, могу посоветовать посмотреть фильм «Безмолвный крик», но тоже далеко не каждой женщиной, чтобы в худшее состояние не вогнать.

— Значит, не все средства хороши, чтобы от аборта отговорить?

— Не все, ни в коем случае, надо быть очень тактичным. Вообще у беременной женщины идет такая перестройка в организме — и гормональная, и психическая, и психологическая. Женщины, которые уже родили, говорят: «Мы находились в такой, как нам казалось, неразрешимой ситуации, что малейшее подталкивание к какому-то решению могло вызвать непредсказуемую реакцию».

— А как же плакатики центра «Жизнь» со страшными стихами:

Врачи, производящие аборты,
Убийцы неродившихся детей!
Пусть после вашей дьявольской работы
У вас сочится кровь из-под ногтей!

Они ведь тоже вызывают обратную реакцию!

— К центру «Жизнь» это не имеет никакого отношения, центр бы себе такого никогда не позволил, хотя многие уверены, что это наши листовки. Такие методы действительно всех раздражают, поэтому лично я воспринимаю это как провокацию в отношении центра.

СПРАВКА: Медико-просветительский центр «Жизнь» основан в апреле 1993 года для того, чтобы противодействовать убийству нерожденных детей и информировать общество по вопросам семьи, брака, по проблемам биомедицинской этики.
Сотрудники центра проводят просветительские беседы и лекции для школьников, студентов, их родителей, для специалистов образования и медицины в разных городах и регионах России (за сентябрь-октябрь 2003 года в разных регионах России — от Москвы до Петропавловска-Камчатского — было проведено 257 лекций, которые прослушало 3532 человека. Центр также выпускает видеокассеты, книги, брошюры, листовки и другие печатные материалы по проблеме.

Я считаю, что давить на женщину ни в коем случае нельзя. Я больший упор делаю на то, что пациент должен быть полностью информирован — о психологических последствиях, медицинских осложнениях. И о том, что человека убиваешь. Еще я обязательно говорю женщине, что ответственность за решение все-таки берет на себя она. В основном любая женщина, может быть, даже подсознательно настроена на рождение ребенка.

— Даже несовершеннолетняя?

— А несовершеннолетние, мне кажется, даже из какого-то любопытства чаще настроены ребенка родить. Просто они часто подчиняются общественному мнению. Одна мама привела ко мне на аборт беременную дочку, которой не было 16 лет. Мама была начальником в гороно. Но сама девочка хотела родить. В результате ребенка она сохранила, вышла потом замуж за молодого человека, от которого была беременна. Сейчас в этой семье уже трое детей.

СПРАВКА: Благотворительный фонд защиты семьи, материнства и детства, основанный в 2001 году, оказывает помощь одиноким матерям, многодетным семьям, но главная целевая группа фонда — беременные женщины в кризисных ситуациях. Для них проводятся беседы с психологом, медицинские и юридические консультации, может быть предоставлена материальная помощь (денежные пособия, коляски, кроватки, детские вещи), в исключительных случаях — временное жилье.
Сотрудники фонда постоянно работают в четырех родильных домах Москвы и одной женской консультации. В результате этой работы в 2003 году 110 женщин, планировавших сделать аборт, сохранили беременность.
При организации действует телефон доверия для беременных женщин, оказавшихся в кризисной ситуации: (095) 790-77-99.

Бывает, конечно, что женщина заходит во врачебный кабинет
с каменным лицом, решительно настроенная на аборт. От врача ей нужно только направление. Такой иногда очень трудно бывает с любой стороны предложить помощь. Но если женщина заходит за направлением: «Я — на аборт», а при этом слезы в глазах, то тут обязательно нужно выяснять: почему слезы? И хочу сказать, что ни одна, родив, не сказала: «Зачем я родила?» Наоборот — приносят мне недельных младенцев из роддома похвастаться, звонят — даже из других городов, благодарят…

КАЗНИТЬ НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ

Бывают ситуации, когда от родителей, кажется, ничего не зависит. Потому что это врач дает медицинское заключение: беременность — прервать, роды опасны для здоровья женщины, или ребенок родится больным.

Конечно, даже и в этом случае решение принимает сама женщина. Мы не хотим сейчас говорить о ее моральном праве на то или другое решение — выбор бывает действительно труден и часто предполагает реальные жертвы. Но мы решили спросить у самих врачей, насколько часто возникает настоящая угроза, какие случаи можно считать однозначным приговором.

Врач-акушер Роман Гетманов: «По медицинским показаниям» — это, на мой взгляд, довольно лукавая формулировка. Давно работая в этой области, я могу сказать, что не знаю ни одного медицинского показания к прерыванию беременности (не считая внематочной). Ни одного! Здесь столько бывает ошибок! Как врач могу привести множество примеров, когда мы рождали детей, которым врачи ставили пороки развития, и рождались здоровые дети. За свою 15-летнюю практику я лишь четыре-пять раз сталкивался с ситуациями, когда мы вынуждены были прервать беременность — из-за того, что состояние матери становилось угрожающим. Я сам лично знаю очень много случаев, когда женщины, переболев краснухой в первом, самом ответственном триместре беременности, рожали здоровых детей. Хотя сегодня по закону краснуха является показанием к аборту. Из-за краснухи у каждого четвертого возможны какие-то пороки. Но кто вам сказал, что вы убиваете каждого четвертого, а не первого, не второго, не третьего?..»

Неонатолог Дмитрий Дегтярев: «Те гинекологи, которые считают, что при малейшем подозрении на отклонения в развитии плода надо прервать беременность и дело с концом — это, скорее всего, люди, выросшие в пору, когда не было точных методов определения, есть порок или нет. Была статистика: при таком-то заболевании риск развития порока — 50%. Вы представляете — 50%! Половина-то плодов являются здоровыми!»

Врач-гинеколог Наталья Бойко: «Если приходит женщина с тяжелым заболеванием, врач обязан сказать, чем сохранение беременности будет опасно для здоровья этой женщины. Но задача врача — объяснить, а не подталкивать, потому что решение все равно остается за женщиной. И очень часто, несмотря на состояние, которое формально подлежит прерыванию беременности, женщина настаивает на ее сохранении. Потому что для нее это, возможно, единственный в жизни шанс родить ребенка. Я, например, могу назвать как минимум пять женщин, которые имели единственную почку, и по медицинскому заключению им была противопоказана и беременность, и тем более роды. Но они сохранили беременность и родили прекрасных детей. Был такой, например, случай: мама привела дочку, дочке 20 лет, замужем, первая в жизни беременность, единственная почка, и врач на участке сказал: «Вы по медицинским показаниям подлежите прерыванию беременности». Но мы сделали исследование функции ее работающей почки, сделали все анализы, оказалось — все хорошо. Женщина прекрасно носила всю беременность, родила сама. Сейчас, между прочим, вот тут рядом с колясочкой гуляет.

Был у меня случай, когда молодая женщина решила оставить ребенка, имея миому матки. Родила. А когда мальчику ее было, наверное, года два, у нее начался бурный рост миомы, и через полтора года матку пришлось просто удалить. Но женщина счастлива, что успела родить, говорит: «Если бы я не родила тогда, то осталась бы без детей…»

К медицинским показаниям относится, например, тяжелая форма ДЦП. Но в моей практике было много случаев, когда женщина, несмотря на этот диагноз, рожает, и причем абсолютно здоровых детей. Есть у меня такая пациентка, у нее достаточно ярко выраженная форма ДЦП: она ходит на пальчиках. Вопреки болезни и сопротивлению свекрови, она друг за дружкой родила сына и дочь. Дети совершенно здоровые, сыну уже 22 года, а дочке 20. Так что мне кажется, что важен именно настрой женщины».

В том, что многие появляются на свет вопреки прогнозам и советам врачей, вы можете убедиться сами, расспросив своих родных и знакомых. Мы, надо признаться, были удивлены таким мини-опросом: почти всем знакомым — и ровесникам, и родителям, и бабушкам — в тот или иной период беременности врачи убежденно советовали аборт! Вот что рассказала, например, о своей бабушке одна из сотрудниц нашей редакции: «У бабушки был порок сердца. Во время войны она работала в госпитале для моряков и постоянно сдавала для них кровь. Даже когда была беременна, но еще не знала об этом. Врачи были категорически против родов, убеждали ее сделать аборт, но она никого не послушала. Родилась моя мама».

Инна Карпова

Календарь
Цитата
Радио