Дышу Православием http://dishupravoslaviem.ru О православии с любовью... Миссионерский портал. Здесь вы найдете множество ответов на самые разные вопросы о православии Sat, 20 Jan 2018 13:45:50 +0000 ru-RU hourly 1 https://wordpress.org/?v=4.8.5 В сети появились фейковые страницы «Дышу Православием» http://dishupravoslaviem.ru/v-seti-poyavilis-fejkovye-stranicy-dyshu-pravoslaviem/ Sat, 20 Jan 2018 13:45:50 +0000 http://dishupravoslaviem.ru/?p=8268 В сети появились фейковые страницы «Дышу Православием» Друзья, в сети появились страницы и сайты с одноименным названием нашего миссионерского проекта «Дышу Православием». Эти сайты, как и страницы, созданы для того, чтобы обливать грязью Церковь и духовенство. Так же на этих ресурсах можно встретить откровенное богохульство и кощунство. Во избежание недоразумений, выкладываю адреса наших групп в […]

Запись В сети появились фейковые страницы «Дышу Православием» впервые появилась Дышу Православием.

]]>
В сети появились фейковые страницы "Дышу Православием"В сети появились фейковые страницы «Дышу Православием»

Друзья, в сети появились страницы и сайты с одноименным названием нашего миссионерского проекта «Дышу Православием». Эти сайты, как и страницы, созданы для того, чтобы обливать грязью Церковь и духовенство. Так же на этих ресурсах можно встретить откровенное богохульство и кощунство. Во избежание недоразумений, выкладываю адреса наших групп в соц сетях:

Группа в «одноклассниках»:

https://ok.ru/dishupravoslaviem

Группы в «вконтакте»:

https://vk.com/dishupravoslaviem (основная)

https://vk.com/public64639861 (православные аудиокниги и лекции)

https://vk.com/public64689539 (православные книги и статьи)

Проект «Дышу Православием» не располагается в фейсбуке, твиттере, инстаграме, телеграмме и пр. социальных сетях. Если мы решим создать группы или сообщества помимо указанных адресов, то мы обязательно оповестим вас здесь на сайте.

 

Анатолий Баданов
администратор миссионерского
проекта «Дышу Православием»

Запись В сети появились фейковые страницы «Дышу Православием» впервые появилась Дышу Православием.

]]>
Крещение — 33 вопроса о крещении http://dishupravoslaviem.ru/kreshhenie-33-voprosa-o-kreshhenii/ Tue, 09 Jan 2018 10:52:11 +0000 http://dishupravoslaviem.ru/?p=8259 Крещение — 33 вопроса о крещении Что такое Крещение как Таинство? Как оно происходит? Крещение – Таинство, в котором верующий, при троекратном погружении тела в воду с призыванием Бога Отца и Сына, и Святого Духа, умирает для жизни плотской, греховной и возрождается от Духа Святого в жизнь духовную. В Крещении человек очищается от первородного греха […]

Запись Крещение — 33 вопроса о крещении впервые появилась Дышу Православием.

]]>
Крещение - 33 вопроса о крещенииКрещение — 33 вопроса о крещении

Что такое Крещение как Таинство? Как оно происходит?

Крещение – Таинство, в котором верующий, при троекратном погружении тела в воду с призыванием Бога Отца и Сына, и Святого Духа, умирает для жизни плотской, греховной и возрождается от Духа Святого в жизнь духовную. В Крещении человек очищается от первородного греха – греха прародителей, сообщаемого ему через рождение. Таинство Крещения может совершаться над человеком только один раз (равно как человек только один раз рождается на свет).

Крещение младенца совершается по вере восприемников, на которых лежит святая обязанность научить детей истинной вере, помочь им стать достойными членами Церкви Христовой.

Крестильный набор вашему малышу должен быть таким, какой Вам порекомендуют в том храме, где вы будете его крестить. Там без труда вам подскажут, что необходимо. Главным образом это крестильный крестик и крещальная рубашечка. Крещение одного младенца длится около сорока минут.

Крестильный набор для девочки имеет, как ряд общих черт, так и ряд отличий от такового для младенца мужского пола. Самой главной его частью является, конечно же, нательный крестик, который малышке дарит ее крестный отец. Но помимо него необходим и комплект соответствующей крестильной одежды, в который входит косыночка, платьице и полотенце (крыжма). Оно необходимо для того, чтобы завернуть крошку после окунания в купель. Крестильные наборы для девочек нередко украшаются вышивкой и другими декоративными элементами. Но следите, чтобы их не было много. Это может создать неудобство и для девочки, и для крестных во время Крещения. Крестильный набор для мальчика, как правило, более сдержанный в декоре и состоит из крестильной рубашечки, шапочки и опять же, полотенца-крыжмы. И, само собой разумеется, нательного крестика. Иногда крестильные наборы дополняются еще и пинетками. Приобретая крестильный набор для мальчика, обращайте внимание, чтобы все вещи были максимально удобными. Это актуально, как для одежды для девочки, так и для мальчика.

Состоит это таинство из Оглашения (чтения над готовящимся к крещению особых молитв – «запрещений»), отречения от сатаны и сочетания Христу, то есть соединения с Ним, и исповедания православной веры. Здесь за младенца соответствующие слова должны произносить крестные.

Сразу по окончании Оглашения начинается последование Крещения. Самый заметный и важный момент – троекратное погружение младенца в купель с произнесением слов: «Крещается раб Божий (раба Божия) (имя) во имя Отца, аминь. И Сына, аминь. И Святаго Духа, аминь». В это время крестный (одного пола с крещаемым), взяв на руки полотенце, готовится принять своего крестного от купели. Принявший Крещение после этого облачается в новую белую одежду, на него надевается крест.

Сразу после этого совершается другое Таинство – Миропомазания, в котором крещаемому при помазании освященным Миром частей тела во имя Святого Духа подаются дары Святого Духа, укрепляющие его в жизни духовной. После этого священник и крестные с новокрещенным трижды обходят вокруг купели в знак духовной радости соединения со Христом для вечной жизни в Небесном Царстве. Затем читаются отрывок из послания апостола Павла к Римлянам, посвященный теме крещения, и отрывок из Евангелия от Матфея – о послании Господом Иисусом Христом апостолов на всемирную проповедь веры с повелением крестить все народы во имя Отца и Сына и Святого Духа. После миро омывается священником с тела крестившегося специальной губкой, омоченной в святой воде, с произнесением слов: «Оправдался еси. Просветился еси. Освятился еси. Омылся еси именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего. Крестился еси. Просветился еси. Миропомазался еси. Освятился еси, во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь».

Далее священник крестообразно постригает волосы новокрещенного (с четырех сторон) со словами: «Постригается раб(а) Божий (имя) во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь», складывает волосы на восковую лепешку и опускает ее в купель. Пострижение символизирует собой покорность Богу и одновременно знаменует ту небольшую жертву, которую новокрещаемый приносит Богу в благодарение за начало новой, духовной жизни. После произнесения прошений о крестных родителях и новокрещенном Таинство крещения завершается.

Обычно сразу же за этим следует воцерковление, обозначающее первое принесение в храм. Младенец, взятый священником на руки, проносится им по храму, подносится к Царским вратам и вносится в алтарь (только мальчики), после чего отдается родителям. Воцерковление символизирует собой посвящение младенца Богу по ветхозаветному образцу. После крещения младенца следует причастить.

Почему в алтарь вносят только мальчиков?

В принципе и мальчиков туда не должны вносить, это лишь традиция. Шестой Вселенский собор определил: Никому из всех, принадлежащих к разряду мирян, да не будет позволено входить внутрь священного алтаря… (правило 69). Известный канонист еп. Никодим (Милаш) дает этому постановлению такой комментарий: «В виду таинственности приносимой в алтаре бескровной жертвы, воспрещено было, с древнейших времен церкви, входить в алтарь всякому, кто не принадлежал к клиру. «Алтарь предназначен только для священных лиц».

Говорят, что, прежде чем крестить своего ребенка, следует исповедаться и причаститься.

Даже безотносительно Крещения ребенка православные христиане призываются Церковью к тому, чтобы регулярно приступать к Таинствам исповеди и святого Причащения. Если вы не делали этого до сих пор, то хорошо будет первый шаг навстречу полноценной церковной жизни сделать, предваряя Крещение собственного младенца.

Это не формальное требование, а естественная внутренняя норма – потому что, приобщая ребенка к церковной жизни через таинство Крещения, вводя его в ограду Церкви – что же будем сами оставаться вне ее? Ибо взрослый человек, который много лет, или никогда в жизни не каялся, не приступал к принятию Святых Христовых Тайн, – на этот момент является очень условно христианином. Лишь побудив самого себя к жизни в таинствах Церкви, он актуализирует свое христианство.

Каким православным именем назвать младенца?

Право выбора имени ребенка принадлежит его родителям. В выборе имени Вам могут помочь списки имен святых – святцы. В святцах имена расположены в календарном порядке.

Нет однозначной церковной традиции выбора имен – часто родители выбирают имя младенцу из списка тех святых, которые прославляются в самый день рождения ребенка, или на восьмой день, когда совершается чин наречения имени, или в период сорока дней (когда обычно совершается Таинство Крещения). Разумно выбрать имя из списка имен церковного календаря из тех, которые достаточно близко находятся после дня рождения ребенка. Но впрочем, это не какое-то обязательное церковное установление, и, если есть какое-то глубокое желание назвать ребенка в честь того или иного святого, или какой-то обет со стороны родителей, или еще что-то, то это вовсе не препятствие.

При выборе имени можно ознакомиться не только с тем, что означает то или иное имя, но и с житием того святого, в честь которого вы хотите назвать своего малыша: что это за святой, где и когда он жил, каков был образ его жизни, по каким дням совершается его память.

Почему в некоторых храмах закрывают храм на время совершения таинства Крещения (не делая этого при других Таинствах) или просят не входить в него людей не посторонних, а называющих себя православными?

Потому что во время Крещения взрослого человека не очень приятно самому крещаемому или крещаемой, если на него, в достаточной мере телесно разоблаченного, будут смотреть посторонние люди, наблюдать за величайшим таинством, любопытным взглядом те, которые к этому не имеют никакого молитвенного отношения. Думается, и благоразумный православный человек не пойдет просто зрителем на чужое Крещение, если его туда не звали. А если такта у него не хватает, то благоразумно поступают церковные служители, удаляющие любопытных из храма на время совершения таинства Крещения.

Что должно прийти сначала – вера или Крещение? Можно ли креститься, чтобы поверить?

Крещение – это Таинство, то есть особое действие Бога, в котором при ответном желании самого человека (непременно самого человека) он умирает для греховной и страстной жизни и рождается в новую – жизнь во Христе Иисусе.

А с другой стороны, глубокая вера – это то, к чему крещеный и воцерковленный человек должен стремиться всю свою жизнь. Все люди грешны, и нужно стремиться к такому стяжанию веры, с которой сочетаются и дела. Вера, помимо всего прочего, – это усилие воли. В Евангелии один человек, который встретил Спасителя, воскликнул: «Верую, Господи! Помоги моему неверию». (Мк. 9:24) Этот человек уже верил в Господа, но хотел верить еще больше, крепче, решительнее.

Укрепляться в вере будет проще, если жить церковной жизнью, а не смотреть на нее со стороны.

Почему мы крестим младенцев? Они же еще не могут сами выбирать религию и сознательно следовать за Христом?

Человек спасается не сам по себе, не как индивидуум, единолично решающий, как ему быть и действовать в этой жизни, а как член Церкви, сообщества, в котором все друг за друга отвечают. Поэтому взрослый человек может поручиться за младенца и сказать: я постараюсь сделать так, чтобы он вырос добрым православным христианином. И пока он не может сам за себя ответить, за него залогом дают свою веру его крестный отец и крестная мать.

В любом ли возрасте человек имеет право креститься?

Крещение возможно для человека любого возраста в любой день года.

В каком возрасте лучше крестить ребенка?

Крестить человека можно в любое время от первого и до самого последнего его вздоха. В древности существовал обычай крестить ребенка на восьмой день от рождения, но это не являлось обязательным правилом.

Удобнее всего крестить ребенка в течении первых месяцев от рождения. В это время малыш еще не отличает маму от «чужой тети», которая будет держать его на руках во время Крещения, да и «бородатый дядя», который все время будет к нему подходить и «что-то с ним делать», не страшен для него.

Дети постарше уже достаточно осознанно воспринимают действительность, видят, что их окружают незнакомые им люди, а мамы или вовсе нет или она почему-то к ним не идет, и могут испытывать тревогу по этому поводу.

Нужно ли заново креститься, если человека «крестила бабушка на дому»?

Крещение – это единственное Таинство Церкви, которое в случае крайней необходимости может совершать и мирянин. В годы гонений на Церковь случаи такого крещения были не редки – храмов и священников было мало.

Кроме того в прежние времени повивальные бабки иногда крестили новорожденных малышей если их жизни угрожала опасность: например, если ребенок получал родовую травму. Такое крещение обычно называют «погружением». Если ребенок после такого крещения погибал, то его хоронили как христианина; если же выживал, то его приносили в храм и священник восполнял совершенное мирянином крещение необходимыми молитвами и священнодействиями.

Таким образом в любом случае крещенному мирянином человеку надлежит «восполнить» крещение в храме. Однако, в прежние времена повитух специально обучали как правильно совершать крещение; в советские же годы зачастую совершенно неизвестно кто и как крестил, был ли этот человек обучен, знал ли, что и как следует делать. Поэтому, ради уверенности в действительном совершении Таинства, священники чаще всего крестят таких «погруженных» так, как если бы существовало сомнение в том, крещены они или нет.

Могут ли родители присутствовать на Крещении?

Вполне могут, и не просто присутствовать, а молиться вместе со священником и крестными о своем малыше. Никаких препятствий к этому нет.

Когда совершается Крещение?

Крещение может совершаться в любое время. Однако в храмах по разному устанавливается порядок совершения Крещения в зависимости от внутреннего распорядка, возможностей и обстоятельств. Поэтому Вам следует заранее обеспокоиться о том, чтоб узнать о порядке совершения Крещения в том храме, в котором Вы хотите крестить своего ребенка.

Что нужно взрослому человеку желающему принять Таинство Крещения?

Для взрослого человека основанием для Крещения является наличие у него искренней Православной веры. Цель Крещения — соединение с Богом. Поэтому приходящему к купели Крещения нужно решить для себя очень важные вопросы: нужно ли это ему и готов ли он к этому? Крещение неуместно, если человек с его помощью ищет каких-то земных благ, успешности или надеется решить свои семейные проблемы. Поэтому еще одним важным условием для Крещения является твердое желание жить по-христиански.

После совершения Таинства человек должен начать полноценную церковную жизнь: регулярно бывать в храме, узнавать богослужение, молиться, то есть учиться жизни в Боге. Если этого не произойдет, Крещение не будет иметь никакого смысла.

К Крещению необходимо готовиться: как минимум внимательно ознакомиться с данными огласительными беседами, прочесть хотя бы одно из Евангелий, знать наизусть или близко к тексту Символ Веры и молитву «Отче наш».

Было бы просто замечательно подготовиться к исповеди: вспомнить о своих грехах, неправоте и дурных наклонностях. Многие священники делают очень правильно, исповедуя оглашенных перед Крещением.

Можно ли крестить во время поста?

Да, можно. Более того, в прежние времена посты служили подготовкой не только к определенному празднику, но и ко вступлению в Церковь новых членов, т.е. к Крещению оглашенных. Таким образом в древней Церкви крестили в основном накануне больших Церковных праздников, в том числе во время поста. Следы этого до сих пор сохраняются в особенностях богослужений праздников Рождества Христова, Пасхи и Пятидесятницы.

В каком случае священник может отказать человеку в Крещении?

Священник не только может, но и должен отказать человеку в Крещении, если тот не верит в Бога так, как учит веровать Православная Церковь, поскольку вера – непременное условие для Крещения.

Среди оснований для отказа в Крещении может быть неподготовленность человека и магическое отношение к Крещению. Магическое отношение к Крещению – это желание с его помощью защититься от сил зла, избавиться от «порчи» или «сглаза», получить всевозможные духовные или материальные «бонусы».

Крестить не станут лиц в нетрезвом состоянии и ведущих аморальный образ жизни вплоть до их покаяния и исправления.

Что делать, если точно известно, что человек крещен, но никто не помнит то имя с которым его крестили? Второй раз крестить?

Подобная ситуация встречается довольно часто. Крестить второй раз человека не нужно – крестить можно только один раз. Но можно дать человеку новое имя. Сделать это вправе любой священник просто исповедовав человека и причастив его с новым именем.

Сколько раз можно креститься?

Однозначно — один раз. Крещение – есть духовное рождение, а родиться человек может только единожды. В Православном Символе Веры сказано: «Исповедую едино крещение во оставление грехов». Вторичное крещение недопустимо.

Что делать, если не знаешь, крещен ты или нет, и узнать не у кого?

Нужно Креститься, но при этом предупредить священника о том, что ты может быть и крещеный, но точно об этом не знаешь. Священник совершит Крещение по особому для таких случаев чину.

Какие есть у крестных отца и матери обязанности по отношению к своим крестникам?

У крестных по отношению к крестникам есть три основные обязанности:
1. Молитвенная. Крестный обязан молиться за своего крестника, а также по мере его возрастания научить молитве, чтобы крестник уже сам мог общаться с Богом и просить Его о помощи во всех своих жизненных обстоятельствах.
2. Вероучительная. Обучать крестника основам христианского вероисповедания.
3. Нравоучительная. На собственном примере, показать крестнику человеческие добродетели – любовь, доброту, милосердие, и другие, чтобы он возрастал настоящим добрым христианином.

Как нужно готовиться к Таинству Крещения будущим крестным?

Крестные являются поручителями за своего крестника. На них возлагается обязанность заботиться о духовном и нравственном воспитании своего крестника. Крестные обучают его основам Православной веры, молитве и образу жизни настоящего христианина. Следовательно, сами крестные должны хорошо знать и Евангелие и церковную жизнь, иметь хорошую молитвенную практику, регулярно участвовать в богослужениях и Церковных Таинствах.

Вы решились стать крестным, но не соответствуете требованиям? Сделайте так, чтобы это стало поводом для того, чтобы начать двигаться в этом направлении. Для начала прослушайте огласительные беседы в храме или на специализированных курсах организуемых в вашей епархии. Затем прочтите на выбор Евангелие от Марка или от Луки. Выберите сами — первое короче, второе понятнее. Найти их так же можно в Библии; точнее — в Новом Завете. Тщательно ознакомьтесь с текстом Символа веры – во время Крещения один из крестных читает его наизусть или с листа. Еще было бы хорошо если бы ко времени Крещения Вы знали наизусть молитву «Отче наш».

После Крещения углубляйте и расширяйте свои знания по Библейской истории, молитесь дома и участвуйте в церковных богослужениях – так вы постепенно приобретете практические навыки христианина.

Можно ли стать крестным заочно, не участвуя в Крещении младенца?

Первоначальное наименование крестных – восприемники. Такое название они получили потому, что «принимали» крещаемого от купели; при этом Церковь как бы делегирует им часть своей заботы о новом христианине и научении его христианской жизни и нравственности, поэтому не только обязательно присутствие крестных во время Крещения и их живое участие, но и их сознательное желание принять на себя такую ответственность.

Могут ли стать крестными представители других религий?

Однозначно нет. В Крещении восприемники свидетельствуют о Православной вере, и по их вере младенец принимает Таинство. Одно это уже делает невозможным представителей других религий становиться восприемниками при Крещении.

Кроме того крестные берут на себя обязанность воспитывать крестника в Православии. Представители других религий не могут выполнить этих обязанностей поскольку для нас христианство – не теория, а сама жизнь во Христе. Этой жизни могут научить только те, кто сами так живут.

Возникает вопрос: а могут ли тогда стать крестными представители других христианских конфессий, например католики или лютеране? Ответ отрицательный – не могут по тем же причинам. Восприемниками при Крещении могут стать только православные христиане.

Что из вещей нужно принести с собой на Крещение и кто из крестных это должен сделать?

Для Крещения понадобится крестильный набор. Как правило это нательный крестик с цепочкой или тесемочкой, несколько свечей, крестильная рубашка. Крестик можно приобретать и в обычных магазинах, но тогда следует попросить священника его освятить. Понадобится полотенце или пеленка, чтобы завернуть и вытереть малыша после купели. По неписаной традиции для мальчика крестик приобретает крестный отец, а для девочки – крестная мать. Хотя этого правила не обязательно придерживаться.

Сколько у человека должно быть крестных отцов и матерей?

Один. Как правило одного с ребенком пола, то есть для мальчика – крестный, а для девочки – крестная. Возможность меть для ребенка одновременно и крестного отца и крестную мать является благочестивым обычаем. Иметь более двух восприемников не принято.

Как выбрать крестных для ребенка?

Главным критерием выбора крестного или крестной должно стать то, сможет ли этот человек впоследствии помогать в христианском воспитании воспринятого от купели. Степень знакомства и просто приязненность отношений тоже важны, но это не главное. В прежние времена забота о расширении круга людей, которые будут серьезно помогать родившемуся чаду, делала нежелательным приглашение в качестве крестных ближайших родственников. Считалось, что они и так, в силу природного родства, будут помогать ребенку. По этой причине родные бабушки и дедушки, братья и сестры, дяди и тети редко становились восприемниками. Тем не менее это не возбраняется, а сейчас становится все более частым явлением.

Может ли беременная женщина стать крестной матерью?

Может. Беременность не является препятствием для восприемничества. Кроме того, если беременная женщина сама хочет принять Таинство Крещения то она вполне может это сделать.

Кто не может быть крестным?

Несовершеннолетние; иноверцы; душевнобольные; совершенно несведущие в вере; лица в нетрезвом состоянии

Что крестные должны подарить крестнику?

Этот вопрос лежит в области человеческих обычаев и не касается духовной жизни, регулируемой Церковными правилами и канонами. Иными словами – это личное дело крестных. Можно и вовсе ничего не дарить. Однако думается, что подарок, если таковой все же будет иметь место, должен быть полезным и напоминать о Крещении. Это может быть Библия или Новый Завет, нательный крестик или икона святого, в честь которого назван ребенок. Вариантов много.

Если крестные не выполняют своих обязанностей можно ли взять других крестных и что для этого нужно делать?

В прямом смысле слова – нельзя. Крестным будет только тот, который воспринимал ребенка от купели. Однако в некотором смысле так можно поступить. Проведем параллель с обычным рождением: допустим, отец и мать, родив на свет своего малыша, отказываются от него, не выполняют своих родительских обязанностей и не заботятся о нем. В этом случае ребенка может кто-нибудь усыновить и воспитать, как родного. Этот человек и станет, хоть и приемным, но родителем в подлинном смысле этого слова. Так же и в рождении духовном. Если настоящие крестные не выполняют своих обязанностей, и есть человек, который может и хочет взять на себя их функцию, то ему следует получить благословение на это у священника и после этого начать всемерно заботиться о ребенке. И «крестным» при этом его тоже можно называть. При этом вторично Крестить ребенка нельзя.

Может ли молодой человек стать крестным у своей невесты?

Однозначно нет. Между крестным родителем и крестником возникает духовное родство, которое исключает возможность вступления в брак.

Сколько раз человек может становиться крестным?

Столько, сколько посчитает возможным. Быть крестным родителем очень ответственно. Кто-то может осмелиться взять на себя такую ответственность один или два раза, кто-то пять или шесть, а кто-то, возможно, и десять. Каждый сам для себя определяет эту меру.

Может ли человек отказаться стать крестным? Не будет ли это грехом?

Может. Если он чувствует, что не готов нести ответственность за ребенка, то будет честнее и перед родителями и перед ребенком и перед самим собой сказать об этом прямо, нежели стать формально крестным и не выполнять своих обязанностей.

Можно ли стать крестным у двух или трех детей из одной семьи?

Да, можно. Никаких канонических препятствий к этому нет.

азбука.ру

Запись Крещение — 33 вопроса о крещении впервые появилась Дышу Православием.

]]>
С чего ты взял, что Господь на твоей стороне? http://dishupravoslaviem.ru/s-chego-ty-vzyal-chto-gospod-na-tvoej-storone/ Fri, 01 Dec 2017 00:39:22 +0000 http://dishupravoslaviem.ru/?p=8219 С чего ты взял, что Господь на твоей стороне? «У Христа не было правил, которыми мы давим и укоряем людей, с Ним просто было очень хорошо» Архимандрит Андрей (Конанос) Мы совсем не уважаем людей. Почему? Потому что постоянно предлагаем им выпить крепкого вина, изготовленного из самых «строгих» сортов, какие только могут быть. А всё из-за […]

Запись С чего ты взял, что Господь на твоей стороне? впервые появилась Дышу Православием.

]]>
С чего ты взял, что Господь на твоей стороне?С чего ты взял, что Господь на твоей стороне?

«У Христа не было правил, которыми мы давим и
укоряем людей, с Ним просто было очень хорошо»
Архимандрит Андрей (Конанос)

Мы совсем не уважаем людей. Почему? Потому что постоянно предлагаем им выпить крепкого вина, изготовленного из самых «строгих» сортов, какие только могут быть. А всё из-за того, что нам кажется, будто это «вино» у самих нас водится избытке.

Но одно дело – разливать вино по чужим бокалам, а другое – пить самому. Ходи в храм, живи Литургией и перестань уговаривать своего ребенка идти в церковь.

Это не нужно. Живи церковной жизнью сам и возвращайся из храма домой опьяненным – опьяненным любовью, богослужением, Христом. Живи небесными чувствами, живи Богом – не в теории, не рассудком, не формально. «Сегодня я слушал такие молитвы! Такая была проповедь!..» Нет. Пусть твое сердце будет наполнено настоящим вином, которым поит тебя Сам Господь.

Почувствуй душой слова, которые мы слышим на Божественной литургии: «Горé имеим сердца!» Устреми сердце к Небесам. И тогда твой ребенок, увидев, как преображает тебя молитва, скажет: «Мама, папа! Что с вами? Как такое возможно?» При этом, может быть, он и не пойдет тут же в церковь вслед за вами, но зато увидит, что молитва меняет вас и что любящими, счастливыми, ласковыми, благоговейными делает вас Господь. Понимаешь?

А мы вместо всего этого давим, укоряем, раздражаемся и тем самым отталкиваем от себя людей. Да-да, твое поведение отталкивает от тебя твоего супруга, твоего ребенка… А ведь ты стольким обладаешь! У тебя в руках – драгоценнейший дар, вино Христовой истины, но ты не умеешь делиться этим даром.

Ведь главное здесь – не обладание, а умение отдавать, отдавать правильно, вовремя и столько, сколько человеку нужно. Это как с едой. Когда ты вводишь младенцу прикорм, то не даешь ему сразу кусок мяса, правда? Начинаешь с кашек, супов, даешь запить водичкой, позже предлагаешь уже более твердую пищу и наконец доходишь и до кусочков мяса.

То же и с Божественной истиной. Очень важно правильно донести ее до другого человека. Помнишь, как это делал Господь в Евангелии? Все вокруг постоянно смущались, обвиняли Его в чрезмерной снисходительности, говорили, что Он недостаточно строг… Господь наш Иисус Христос – не строг? А помните, когда Он открыто задал вопрос иудеям: «Кто из вас обличит Меня в неправде?» (Ин.8:46) – Ему никто не осмелился ответить? И после этого мы думаем, что Он – не строгий?

Но при этом разве не был Он святым, совершенным и безгрешным? Разве не дружил с грешниками, потому что видел в них людей, видел ту жажду, которая была скрыта за их грехами, – желание испить воды из Источника, Который они просто пока не успели найти.

И говорил: «Я – Источник. И если хотите, Я дам вам воды, но никого не буду поить насильно. Тот, кто желает последовать за Мной, пусть отречется от себя. Но – добровольно. Если захочет. Я хочу, чтобы вы добровольно последовали за Мной, добровольно полюбили Меня, добровольно остались со Мною. Церковь – не тюрьма, ты всегда волен уйти, Я не держу тебя». И человек говорит в ответ: «Господи, как я могу теперь оставить Тебя! Ведь я люблю Тебя, Господи». И остается со Христом.

Один мой друг с Афона как-то сказал мне:

– В какой-то момент я расплакался и сказал Господу: «Благодарю Тебя, Боже мой, за то, что Ты – это Ты. Благодарю Тебя за то, что Ты – мой Господь. За то, что Твой ум – не как у нас, людей. Ты думаешь совсем иначе – не так, как мы, криво, пристрастно, злобно. Спасибо Тебе за то, что Ты – наш Бог.

Да, Господь – вовсе не Такой, Каким мы Его себе представляем. И в этом – наша трагедия. Мы думаем, что поклоняемся Истинному Богу, а в действительности служим не Тому, Кто есть Бог свободы, любви и истины, а совсем другому – богу, которого мы «сотворили» сами по своему вкусу, сообразно своим страстям, менталитету, позиции, идеологии…

Как иногда можно услышать от кого-нибудь: «Я такой, какой есть, и всё! И мой ребенок будет таким же!» Хорошо, пусть он будет таким, каким ты хочешь его видеть, но только не прикрывайся здесь именем Господа. Да, у тебя есть определенные требования, планы, правила и принципы, но всё это – лишь твоё. У Христа таких принципов нет, извини.

Например, ты говоришь: «У нас в семье такое правило: ребенок вечером обязан быть дома к определенному часу». Всё, это закон. И при этом добавляешь: «Господь точно на моей стороне в таких вопросах». С чего ты это взял? Не буду здесь с тобой спорить – просто загляни в Евангелие, и увидишь, что у Христа никаких подобных правил не было. С Ним просто было очень хорошо.

А представь, что ты живешь во времена Христа, и однажды Он предлагает тебе сопровождать Его куда-нибудь. Знаешь, что бы ты Ему сказал? «Послушай, Господи, не ходи к тем людям! Прошу Тебя! Ну, во всяком случае, я туда с Тобой не пойду. У меня принципы». А Он бы припомнил тебе такие слова из одного рождественского песнопения: «Днесь Безначальный начинается». По-гречески «безначальный» – άναρχος. О каких же принципах, о каких οι αρχές мы можем здесь рассуждать? Где они? Бог Сущий спустился на землю, чтобы жить среди людей, общаться, дружить с ними… Знаешь, почему мы так называем Его – Бог Сущий?

Потому что, хоть нам, из своих принципов, и кажется, что Богу не пристало воплощаться в Человека, облачаться в тленную человеческую природу и ходить по грешной, грязной земле, Он проигнорировал все эти принципы, эту нашу «порядочность», которой, как нам кажется, мы обладаем.

«Нет! – сказал Он. – Я не такой порядочный, как вы. Мое достоинство – в любви, благородстве, образе мыслей, которые разрушат все ваши убеждения. И Моя Церковь вовсе не такая, какой вы ее себе представляете. Я рассуждаю совсем иначе».

И тогда ты скажешь в ответ: «Хорошо, Господи. Тогда я подожду Тебя снаружи, не пойду с Тобой в этот дом. Я к таким людям не хожу – они грешники, я не могу пойти к ним». И Господь скажет: «Подожди здесь». И затем ты увидишь, как все эти грешники со слезами покаяния, радости, надежды, веры и счастья, выходят из своего дома вслед за Христом. Увидишь, и скажешь: «Господи, ну Ты закончил? Пойдем, уже пора спать».

А эти люди, увидев тебя, скажут: «Но мы не хотим спать! Господь изменил нас, мы теперь так близко от Него, что пьянеем от Его любви». – «Вы опять напились?» – строго спросим мы, добропорядочные верующие, у этих людей. И они ответят: «Да, напились. И сейчас идем вместе с Ним молиться всю ночь. Надеемся, Он возьмет нас с Собой – туда, где собирается молиться». – «Да, но ведь вы – грешники! Закхей, ты ведь грешник! Завтра ты опять выйдешь на свой промысел, будешь обирать людней, грабить их!..» – «Нет! Ничего такого я больше делать не буду.

Господь пришел ко мне, полюбил меня таким, какой я есть, не побрезговал мною, не отвернулся от меня, не остался снаружи, а вошел ко мне в дом и сел рядом так просто, так свободно, что я ужаснулся и с содроганием посмотрел Ему в глаза, чтобы понять, не смеется ли Он надо мной.

И когда увидел, что, напротив, Он любит меня, то спросил: «Господи, знаешь ли ты, что я за человек?» И Господь ответил: «Знаю. Я знаю, кто ты, кто он, кто она, знаю все ваши поступки, знаю, что у неё было пять мужей и нынешний шестой ей не муж; и о тебе знаю всё. Но мне важно увидеть еще кое-что во всех вас. Я рассчитываю на другое».

архмд. Андрей (Конанос)
Перевод Елизаветы Терентьевой

Запись С чего ты взял, что Господь на твоей стороне? впервые появилась Дышу Православием.

]]>
Намоленная икона — Можно ли «намолить» икону? http://dishupravoslaviem.ru/namolennaya-ikona-mozhno-li-namolit-ikonu/ Fri, 01 Dec 2017 00:18:53 +0000 http://dishupravoslaviem.ru/?p=8216 Намоленная икона — Можно ли «намолить» икону? Что такое «намоленная» икона? Почему в православии нет такого понятия, как «намоленная» икона? Как это часто бывает, приходя из неверия или оккультного мистицизма в Церковь, мы в сердечной простоте неофитства принимаем на веру все, что впервые увидим, услышим или прочтем. Проходит время, и некоторые вещи начинают вызывать у […]

Запись Намоленная икона — Можно ли «намолить» икону? впервые появилась Дышу Православием.

]]>
namolennaya-ikona-mozhno-li-namolit-ikonuНамоленная икона — Можно ли «намолить» икону?

Что такое «намоленная» икона? Почему в православии нет такого понятия, как «намоленная» икона?
Как это часто бывает, приходя из неверия или оккультного мистицизма в Церковь, мы в сердечной простоте неофитства принимаем на веру все, что впервые увидим, услышим или прочтем. Проходит время, и некоторые вещи начинают вызывать у нас сомнения. И как часто, не желая расстаться со столь привычной и уютной картиной мира, мы начинаем для всех сомнительных моментов подбирать некие «благочестивые» объяснения или оправдания. Хотя вызывающий сомнения предмет, возможно, требует критического рассмотрения и сопоставления с подлинным церковным учением. Вот один из таких предметов.

Из самого словосочетания вполне ясно выводится мысль, что намоленная икона — это такая икона, которую намолили. Другое прочтение здесь трудно было бы применить. Но что это может означать? Для оккультиста, человека, практикующего магию и т.д., в данном случае все очень просто — люди молятся на икону, вырабатывая некую духовную энергию, которая со временем накапливается в самом веществе иконы и впоследствии может быть обращена уже на самого молящегося (так, например, ими объясняются случаи чудотворений от икон). В оккультизме такую роль играет, например, так называемый «терафим» – особый фетиш, способный аккумулировать магическую энергию. Разумеется, это не имеет никакого отношения к учению Церкви об иконе. Икона свята не потому, что перед ней молятся. Ее не нужно «заряжать» молитвой. Как раз наоборот. Она свята уже одним своим отношением к Первообразу, и именно потому перед ней молятся Тому, Кто на ней изображен.

В деяниях Седьмого Вселенского Собора об этом говорится так: «Над многими из таких предметов, которые мы признаем святыми, не читается священной молитвы, потому что они по самому имени своему полны святости и благодати… обозначая [икону] известным именем, мы относим честь ее к первообразу; целуя ее и с почтением поклоняясь ей, мы получаем освящение» (Деяния Вселенских Соборов, с.541). Потому все попытки дать христианское объяснение термину «намоленная» икона выглядят довольно неуклюже.

Вот, например, на одном из иконописных сайтов пришлось увидеть такое объяснение: «Намоленная икона — это священное изображение. Как всякое изображение, выполненное при помощи линии и цвета, икона должна иметь определенную степень мастерства. Ведь в иконе важно все: и внутреннее содержание, и совершенная внешняя форма. И если это достигнуто, то такая икона привлекает молящихся, возле такой иконы задерживаются прихожане храма, перед такой иконой особенно легко возносить молитвы. И молитва получает определенный отклик: икона становится источником благодати — особого действия Божиего в мире. И люди, чувствительные к подобному воздействию, такую икону называют намоленной».

По сути, сказано, что икона должна быть качественной («иметь определенную степень мастерства»). Что перед такой иконой легко молиться. Что именно, благодаря такой иконе, молитва получает отклик, а сама икона становится источником благодати, и некий контингент людей, имеющий особую чувствительность, чувствует оную благодать и потому такую икону называют «намоленная».

Насколько может быть удовлетворительным данный ответ? Сразу хочется заметить, что источником благодати может быть только Бог, икона-образ в известном смысле может транслировать эту благодать (точно так же, как окно может передавать в комнату солнечный свет, но подлинным источником света будет конечно не окно, а Солнце). А в данном объяснении Бога как бы и нет. Есть качественная продукция, вызывающая отклик у потребителя, в результате чего возникает благодать, есть некая избранная группа, которая способна это чувствовать. А дарующего благодать Бога — нет.

Да, разумеется, иконы не одинаковы. Есть такие, которые особо способствуют молитве. Хотя и здесь не все так просто. Ведь чувства всегда субъективны. При чем, субъективны среди разных групп и в разное время. И сейчас у кого-то вызывает отклик Владимирская икона Богородицы, а у кого-то академические иконы XIX века и т.д.

Тем паче, странно воспринимать аргумент «возле такой иконы задерживаются прихожане храма». Это свидетельствует о популярности иконы, не более того, но популярность вовсе необязательно связана с благодатностью.

Опять же, как быть с чудотворными иконами? В принципе, любая икона чудотворна, но есть иконы, отмеченные конкретными фактами чудотворений, и эти образа Церковью чтутся особо. Что интересно, далеко не все они отличаются «определенной степенью мастерства», но Господь именно через них решил явить особую благодать в виде чуда. Но так или иначе, тут играет роль именно «намоленная» икона, т.е. сама «намолленость»?

Очевидно, что «намолить» икону нельзя. Но как быть, если это слово считается традицией? Напомню, что само слово «традиция» с латыни переводится, как предание. А православные знают, что есть Предание Церкви (с прописной буквы), а есть местные предания (со строчной буквы), которые далеко не всегда благочестивы. Из Евангелия же нам известно отношение Христа к подобным «преданиям старцев».

Что же до икон хорошего высокохудожественного письма, ясно являющих нам образ Христа, Богородицы и святых и тем, способствующих молитве, то для них, в конце концов, есть хорошее русское слово — молитвенность.

Журнал «Православная Жизнь»

Запись Намоленная икона — Можно ли «намолить» икону? впервые появилась Дышу Православием.

]]>
Вино в христианстве http://dishupravoslaviem.ru/vino-v-xristianstve/ Tue, 21 Nov 2017 15:09:29 +0000 http://dishupravoslaviem.ru/?p=8201 Вино в христианстве ”Господи Иисусе Христе, ты есть истинная виноградная Лоза, а Отец Твой – Виноградарь, апостолов Своих наименовал Ты ветвями” Эта молитва читается при посадке виноградника. Виноградная лоза, виноград, вино – наиболее распространенные примеры в евангельских притчах. В Евангелии они символизируют жизнь, радость, Христа. Слова “вино” и “виноградная лоза” упоминаются в Библии более 250 […]

Запись Вино в христианстве впервые появилась Дышу Православием.

]]>
Вино в христианствеВино в христианстве

”Господи Иисусе Христе, ты есть истинная
виноградная Лоза, а Отец Твой – Виноградарь,
апостолов Своих наименовал Ты ветвями”

Эта молитва читается при посадке виноградника. Виноградная лоза, виноград, вино – наиболее распространенные примеры в евангельских притчах. В Евангелии они символизируют жизнь, радость, Христа. Слова “вино” и “виноградная лоза” упоминаются в Библии более 250 раз. Христианская религия испокон веков относилась к вину как к благословенному творению. Это можно объяснить тем, что христианство распространялось в тех регионах, где ранее процветала греко-римская цивилизация. Там представления древнего человека были таковы, что вино считалось не просто одним из многих продуктов сельскохозяйственной деятельности, а было связано с поклонением богу виноградарства и виноделия Дионису (Вакху).

Дионис происходил от “священного брака” Зевса и Семелы, т.е. Неба и Земли, а напиток, подаренный ими людям, присутствовал в каждом событии их жизни. Вино текло в древних алтарях, и верующие, вкушая его, разделяли силу богов.

И в Ветхом Завете вино играет очень важную роль. Там виноградники чаще всего отождествляются с Израилем. После потопа Ной сразу посадил виноградник. Во время исхода иудеев Бог обещает им благословить хлеб, вино и воду, т.е. все необходимое для жизни человека. В те времена климат и почва Палестины способствовали развитию виноградарства, особенно были известны виноградники Хевроны.

Давид часто восхвалял продукт виноделия: “Вино <…> веселит сердце человека” (Пс. 103:15) или “Ты исполнил сердце мое веселием с того времени, как у них хлеб и вино умножились” (Пс. 4:8). Давид считал вино одним из ценнейших источников питания человека. После его употребления человек сразу же добреет сердцем, которое является центром всех чувств.

В христианстве с давних времен гармонично сосуществовали религиозные традиции и вино. Христос начинает являть Свои чудеса, превращая воду в вино на свадьбе в Кане Галилейской. Евангелисты в описании чуда с вином дают нам ценную информацию о вине. Это был напиток радости и общения. В те времена архитриклин, главный распорядитель монашеских трапез, отвечал за вино во время еды. Было принято сначала подавать доброкачественное вино, а затем второсортное. Поэтому после совершения чуда все стали жаловаться, что не было соблюдено это правило, и сначала было подано низкокачественное вино.

Вино обретает истинно священное значение на Тайной Вечери, когда Иисус дал ученикам чашу, говоря: “Сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание” (1 Кор. 11:25). Так вино с хлебом являются Божественными дарами при Евхаристии.

Благословенный продукт виноделия не мог остаться вне стен афонских монастырей. Нама (греч. “Νάμα”) – сладкое красное вино, традиционно использующееся в греческих православных храмах для Таинства Причастия. Это вино обычно производится из высушенного на солнце черного винограда.

Изготовление вина для Причастия не является единственной причиной занятия монахами виноградарством. Тремя основными частями гастрономической культуры древней античной Греции и Рима, как и вообще Средиземноморья, являются оливковое масло, хлеб и вино. Для монахов, ежедневный рацион которых весьма низкокалориен, ведь они не получают животного белка и едят в основном растительную пищу, вино является важной добавкой. Монастыри принимают у себя огромное количество паломников, которым предлагается вино два раза в день во время трапезы, за исключением дней поста.

Таким образом, продолжается вековой обычай подачи дара Диониса гостям. Кроме того, на Афоне живут рабочие, которые помогают монастырям по хозяйству. Монастыри должны обеспечивать их вином и ракией. Ракия предлагается и гостям, когда они только прибывают в архондарик каждого монастыря. Это традиционное афонское угощение подается с кофе и лукумом. Отцы говорили, что стакан ракии не дает вспотеть, а сахар лукума снимает усталость. Раньше на Святой Горе не было автомобилей и гостям и паломникам приходилось преодолевать огромные расстояния пешком.

Уксус – еще один замечательный виноградный продукт, его используют в приготовлении пищи. А виноград в то же время является весьма полезным и питательным фруктом.

Монахам были известны целебные свойства вина. Монастырские рукописи содержат многочисленные рецепты лекарств, изготавливающихся на основе вина, такие как: антисептические, кровоостанавливающие, противовоспалительные и др. Виноград, согласно одному найденному в рукописи XVII века рецепту, использовали также для изготовления чернил.

Еще в начале X века основатели монастырей уже многое знали о полезных свойствах винограда и сажали в монастырей виноградники, чтобы всегда иметь свои продукты виноделия. Вино для иноческого сообщества было настоящим Божьим благом, а также и продуктом обмена, благодаря ему монахи могли обеспечить себя самым необходимым, и монастыри имели доходы от такого обмена для покрытия своих расходов. Обычно в Типиконе монастырей точно определено, когда и как вино потребляется монахами.

Архимандрит Емилиан, игумен монастыря Симона Петра, говорил: “Молитва согревает сердце монахов”. Хотелось бы добавить, что вино согревает и расслабляет тело монаха. Оно является его малой радостью, перерывом в его ежедневном тяжелом физическом и умственном труде.

“Монастыри Афона являются Божественными и священными винными дворами трезвого опьянения. Виноградарь здесь – Пресвятая Богородица. Монахи жаждут Христа и опьянения Им. Жаждут Божественной любви, жаждут Света. Жаждут вкуса, сродного солнцу, светло-блестящего вина, всевозрастающего Божественного наслаждения” («Трезвое опьянение», иеромонах Симеон).

Елена Keфалопулу

Запись Вино в христианстве впервые появилась Дышу Православием.

]]>
Православная миссия — найди 10 отличий http://dishupravoslaviem.ru/pravoslavnaya-missiya-najdi-10-otlichij/ Sun, 05 Nov 2017 11:32:35 +0000 http://dishupravoslaviem.ru/?p=8189 Православная миссия — найди 10 отличий Некоторые мысли о том, с чего начать эффективную миссию. Почти 10 лет я изучал историю христианских миссий. За 2000 лет христианства возникло множество форм миссионерской работы. Однако все эти формы можно отнести к одному из двух видов миссии: миссия общины и миссия христианского общества. В чем разница между ними? […]

Запись Православная миссия — найди 10 отличий впервые появилась Дышу Православием.

]]>
Православная миссия - найди 10 отличийПравославная миссия — найди 10 отличий

Некоторые мысли о том, с чего начать эффективную миссию. Почти 10 лет я изучал историю христианских миссий. За 2000 лет христианства возникло множество форм миссионерской работы. Однако все эти формы можно отнести к одному из двух видов миссии: миссия общины и миссия христианского общества. В чем разница между ними?

1. ПРИОРИТЕТЫ. В общинной миссии приоритетом является общение с Богом и с братьями по духу. Община накапливает, систематизирует и передаёт опыт веры и покаяния. Общественная миссия имеет в приоритетах решение проблем христианского государства или общества, культурная и философская жизнь которого находится под значительным влиянием христианства. Христианское общество обращает человека в христианство. Христианская община обращает человека ко Христу. Христианское общество способно безнравственного человека сделать нравственным. Христианская община способна нравственного человека сделать святым…

2. ВЕРА И ИДЕОЛОГИЯ. Община делает акцент на вере, как на проявлении живых, неформальных отношений со своим Творцом. Христианское общество делает акцент на сохранении и распространении христианской идеологии, в основе которого лежит патриотизм. Христианская община в отношении с государством руководствуется словами Христа: «Кесарю – кесарево, а Божие – Богу». Принцип, которым руководствуется христианское общество в его отношении с государством вполне может быть выражен такой фразой: «Всё Божие — Кесарю, всё Кесарево — Богу».

3. НРАВСТВЕННОСТЬ. В православной общине нравственный стандарт определяется старцами, юродивыми, святыми, аскетами и мучениками. В христианском обществе нравственный стандарт определяется политическими лидерами, царями, президентами, депутатами, спонсорами и силовыми структурами государства. Логично, что нравственный стандарт христианского общества всегда на порядок ниже, чем христианской общины. Зато осуществление нравственного стандарта в христианском обществе достигает массового характера, а в христианской общине только индивидуального.

4. СВЯТОСТЬ. В православной общине святость – это цель любого христианина, которая достигается в таинстве Евхаристии. В православном обществе святость – это статус получаемый людьми за заслуги перед государством в деле укрепления имперской мощи государства, а так же за участие в формировании национального самосознания народа. Другое значение слова «святой» в христианском обществе синонимично слову «легендарный герой» в том значении, в котором его употребляли древние греки. Христианское общество относится к святым также, как греки и римляне относились к Гераклу, Одиссею, Ромулу и Рему.

5. ПОНЯТИЕ О МИРЕ. Мир, как «похоть плоти, похоть очей и гордость житейская» воспринимается христианской общиной как враг. Ненависть к миру – отличительная черта христианской общины. Христианское общество любит этот мир таким, какой он есть. Христианское общество успешно сотрудничает с этим миром в решении социальных и экономических задач, в проектах демократических преобразований в решении проблем гуманитарного характера.

6. ЕРЕСИ И СЕКТЫ. Для христианского общества сектами являются любые группы людей нелояльных данному государству (внутри которого находится это христианское общество) или дискриминируемые данным государством.

Ереси здесь – это любые альтернативы господствующей идеологии государства. Например протестантский правитель Восточной Пруссии герцог Альберт считал католиков сектантами.

Или вот ещё пример: в истории России было время, когда мусульмане Татарстана были защищены законами государства от деятельности христианских проповедников. Более того, православные цари строили для мусульман мечети и медресе, собирали для татар лучших богословов. Татары считали наших царей не только своими благодетелями, но и даже «покровителями веры». Почему? Потому что существование ислама в Татарстане — это часть имперской идеологии.

Христианское общество не имеет иммунитета против оккультных воззрений, эзотерики, религиозного шарлатанства и магических практик. Христианское общество склонно к инквизиции.

Для христианской общины сектами являются любые религиозные сообщества иерархически отделённые от Единой Апостольской Церкви. Ересями здесь являются отступление от чистоты христианского учения (в его литургической, догматической и нравственной части) изложенного апостолами и их преемниками в Священном Писании и Священном Предании. Христианская община обладает способностью активного противодействия любым идейным влияниям извне.

7. ЧЛЕНСТВО. В христианской общине членство поддерживается единым причастием истинных Крови и Плоти Христовых, которые подаются христианам единым Богом в единстве их мировоззрения, целей и жизненного уклада. В основе этого уклада — дисциплина молитвы и покаяния. Членство в христианском обществе определяется интуитивно и поддерживается лояльностью к представителям власти. Для того, чтобы быть членом христианского общества – не обязательно быть учеником Христа.

8. ДЕНЬГИ И ВЛАСТЬ. С точки зрения христианского общества религия является разновидностью сервиса. (Назовём это ритуально- требным сервисом). А раз это сервис, то он подчиняется законам рынка. То есть чем выше качество сервиса, тем дороже обслуживание. Наиболее важным аспектом организации финансовой деятельности христианского общества является понятие спонсорства, которое остаётся ключевым понятием цивилизованного бизнеса. СПОНСОР обменивает материальные ресурсы на новые возможности управления бизнесом и на усиление своей конкурентноспособности.

Финансовые отношения внутри христианской общины выстраиваются вокруг понятий благодарности и жертвы. Наиболее важным понятием организации финансовой деятельности христианской общины является понятие благотворительности, которая связана с истинной духовностью человека. БЛАГОТВОРИТЕЛЬ считает своё имущество собственностью Бога. Себя он признаёт лишь временным управляющим этим имуществом. Благотворитель готов в любой момент отдать Богу всю Его собственность, и он доказывает эту готовность своей реальной жертвенностью.

Власть в христианской общине определяется правом служения и силой личного примера. Члены христианской общины подчиняются власти духовного наставника из любви. Власть в христианском обществе опирается на потенциал аппарата управления, который мотивирует людей к подчинению посредством насилия или поощрения. Поэтому члены христианского общества подчиняются власти духовного лидера из страха или из корысти.

9. ОТНОШЕНИЯ двух форм миссий между собой: Миссия христианского общества очень близка к миссии Ветхого Завета, как «детоводителя ко Христу». Поэтому эта миссия предлагает человеку успех и материальное благополучие в обмен на лояльность к власти и участие в государственных программах. Цель христианской общины – это получение Небесного гражданства. Конфликт (и сотрудничество) двух форм миссий очень похож на взаимоотношения еврейской синагоги первого века и апостолов.

Христианское общество находится в «зоне комфорта» (нет открытых или скрытых гонений, есть уважение со стороны государства, есть расцвет искусств, есть повышение уровня материального благополучия, существует ощущение элитарности и защищённости, что приводит к нравственной деградации). Некоторая часть христианского общества стремится к изменениям, которые возможны только в «зоне тревоги». Христианская община её «корнями» находится в «зоне тревоги» (есть открытые или скрытые гонения, есть материальная незащищённость, есть очень много социальных проблем). Однако, рыба плывёт туда, где глубже, а человек туда, где лучше. Поэтому логично, что христианская община рано или поздно начинает тяготеть к «зоне материального комфорта», вход в которую «охраняет» государство.

10. ЦАРСТВО НЕБЕСНОЕ. Христианское общество не рассматривает Царство Небесное как самостоятельную Ценность. Бесчисленное количество добрых дел представители христианского общества совершают во имя счастья и любви на земле. Условием существования христианского общества является преданность правителям государства.

Община рассматривает Царство Небесное как истинную Родину, а сонм святых – как истинную Семью. И ради Царства Небесного христианская община может пожертвовать своими земными интересами, а также политическими и экономическими позициями. Христианская община предана Христу и может существовать в государстве, враждебно настроенном к христианству.

Понимание природы, потенциалов и особенностей этих двух форм миссии становится актуальным для нас тогда, когда мы ставим перед собой задачу оценки миссионерской работы. В этой ситуации нам приходится рассматривать цели и средства, которыми располагают христианские миссионеры. Например исаврийская династия императоров-иконоборцев для усиления своих позиций в регионах Ислама (который запрещает изображения) организовала компанию гонений на иконопочитателей. Христиан, хранящих иконы, лишали всех прав, пытали и даже убивали. Церковные историки согласны в том мнении, что исаврийские императоры оказались очень хорошими генералами и успешными администраторами. За время их правления византийская империя приросла значительным количеством мусульманских земель. Так верен ли этот иконоборческий «миссионерский ход»?

А вот ещё пример православной «миссии» среди ариан: грозой римлян в VI веке был король готов арианин Теодохат. 20 лет он воевал с Византией и вероятно весьма преуспел бы если бы ромеи не подкупили начальника королевской охраны по имени Витигес. Последний был обязан королю всем своим имуществом, положением и счастливой судьбой, поскольку по рождению Витигес был простым воином. В 536 году Витигес убил своего благодетеля, захватил престол готов и уничтожил всех родственников короля. Затем он с государственной казной сбежал в Константинополь, где принял Православие и получил сан сенатора и титул патриция. Теперь у него оказались лучшие имения в Малой Азии, императорское внимание и благословение Церкви. С точки зрения византийских хронистов он стал ортодоксом, то есть истинным христианином. Сейчас мы понимаем, почему византийцы так думали, но что-то нам мешает разделить их радость по поводу такого «Торжества Православия». Если бы меня какой-нибудь баптист спросил: Через какую любовь к ближним, через какое «сораспятие Христу» Витигес вошёл в святую Церковь? Какие заповеди Евангелия он исполнил?» – я бы не знал, что ответить. К счастью баптисты принципиально игнорируют церковную историю, иначе нам, православным миссионерам, пришлось бы очень несладко. Нам пришлось бы искать евангельскую логику там, где её никогда не было, а было только столкновение амбиций, властолюбие и конформизм.

Практически одна треть помазанников Божьих — императоров Византии была свергнута и убита другой третью императоров-помазанников Божьих. А кто же помазывал на царство узурпаторов? Это были христианские епископы Рима или Константинополя… Престолы православных Патриархов тоже были в (иногда очень грязных) руках правителей государства… Свержение или поставление архиереев достаточно часто зависело от самодурства царей, интриг двора или от даже капризов царских фавориток / фаворитов…

Возможно, кто-то из вас скажет, что всё это не имеет никакого отношения ко Христу и Его учению. Согласен. Однако у нас в семинариях есть такой предмет, как «История Церкви». Там есть главы, повествующие о распространении христианства и борьбе с ересями, то есть разделы, касающиеся собственно миссии Церкви. И именно в этих разделах содержится вся эта дискредитирующая нашу миссию информация. Если мы хотим построить эффективную миссию, то нам нужно как можно скорее освободить миссионеров от необходимости проповеди интересов «христианского общества». Необходимо снять с верующих ответственность за все беззакония представителей «ветхозаветного христианства».

Для этого мы должны ясно и чётко показать, что «христианское общество» и Церковь Христова – это абсолютно разные вещи! Мы должны честно признать, что представители «христианского общества» не является христианами, в евангельском и святоотечевском смысле этого слова, а значит, не могут говорить от имени Церкви, не могут иметь каких-то прав в Церкви и не могут войти в Царство Божие, если не уверуют и не покаются.

Кроме того, мы должны признать миссию христианского общества не-евангельской, небиблейской миссией. Вспомним известного китайского полководца Сунь Цзы, который изложил принцип самого эффективного захвата чужого государства: «сперва приходит миссионер, затем приходит купец и, наконец, солдат»… Видите, китайцы знали про эту «миссию» за 5 веков до Рождества Христова?

Если мы не проведём честной рефлексии того, что мы называем миссией, то ничего не изменится. Мы так и будем как в «Дне сурка» собирать конференции, посвящённые 400, 500, 600- летию Дома Романовых, обсуждать проблемы военного духовенства 20,19,18 века… но не приблизимся ко Христу ни на шаг.

P. S. Большинство современных христиан не являются чистыми представителями христианского общества или христианской общины. Иногда мы поступаем то как люди Ветхого Завета, то как люди Нового Завета. Но рано или поздно нам приходится определяться… Вход в райские обители открыт для граждан Царства Небесного, а само это гражданство можно получить только в общине.

А вы когда-нибудь думали о том, какие у вас возможности попасть в Царство Небесное? Как вы думаете, что Бог думает про вас, про нашу миссию и всех нас? Что Он от нас хочет? И почему Он нас так долго ждёт…

священник Александр Пермяков

Запись Православная миссия — найди 10 отличий впервые появилась Дышу Православием.

]]>
Прощение обид — чего не требует прощение? http://dishupravoslaviem.ru/proshhenie-obid/ Sun, 05 Nov 2017 11:10:08 +0000 http://dishupravoslaviem.ru/?p=8186 Прощение обид — чего не требует прощение? Прощение обид… нам строго заповедано прощать. «Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф. 6:14–15). Это не просто благопожелание: «хорошо бы, вы прощали». […]

Запись Прощение обид — чего не требует прощение? впервые появилась Дышу Православием.

]]>
Прощение обид - чего не требует прощение?Прощение обид — чего не требует прощение?

Прощение обид… нам строго заповедано прощать. «Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф. 6:14–15). Это не просто благопожелание: «хорошо бы, вы прощали». Это безусловное требование: вы должны прощать, иначе вы погибнете.

Людям бывает трудно простить из-за того, что у них сложились ошибочные представления о прощении. Давайте вспомним, чем прощение не является.

Во-первых, простить — не значит проигнорировать обиду или преступление. Иногда людям кажется, что простить — значит признать, что ничего страшного не случилось, «ерунда все, не стоит так переживать». Но люди никак не могут признать «ерундой» то зло, которое потерпели они или их близкие. Прощение этого и не требует — оно требует обратного. Да, против вас согрешили. Да, вам причинили глубокую боль. Да, с вами обошлись дурно и несправедливо. Именно это и создает ситуацию, в которой вы призваны прощать.

Во-вторых, простить — не значит признать, что зло не заслуживает наказания. Когда мы видим злодеяние, наше сердце вопиет, что зло требует кары, и это глубокая нравственная интуиция, которая напоминает нам о том, что Бог возлюбил правду и возненавидел беззаконие. Что же, ни один нераскаянный грех в этом мироздании не уйдет от наказания. Это исключено. Как говорят величественные и пугающие строки Откровения — «И увидел я мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими. Тогда отдало море мертвых, бывших в нем, и смерть и ад отдали мертвых, которые были в них; и судим был каждый по делам своим» (Откр.20:12,13).

Можно уйти от человеческого правосудия, можно уехать в Южную Америку (как, например, это сделали некоторые нацистские преступники), можно мирно умереть в глубокой старости — но это не поможет избежать Суда. От него нельзя спрятаться даже на дне морском — даже Марианская впадина в день суда отдаст своих мертвецов. Во вселенной нет места, откуда нет выдачи на суд Божий. Злодеи обязательно столкнутся со своими злодеяниями. Все пожнут, что посеяли. Своими делами преступники уготовали себе участь бесконечно более горестную, чем можно помыслить. Апостол не говорит: «Не мстите за себя, потому что злодеи не заслуживают наказания». Он говорит: «Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь» (Рим.12:19).

Является ли это возмездие чисто загробным, относящимся к концу времен, эсхатологическим, как говорят богословы? Не совсем. Бог установил здесь, на земле, институт, которому поручено обуздывать злодеев и ограждать мирных людей. Это государство.

«Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее, ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое» (Рим.13:1–4).

Государство, в рамках возложенной на него Богом миссии, может прибегать к мечу для обуздания злых, а люди — к защите государства. Это не является местью, потому что государство утверждает неизменный для всех закон, а не мстит за личные обиды.

В-третьих, простить — не значит испытывать теплые чувства к обидчику. Если нас ранили, мы можем испытывать боль, и это естественно. Простить — значит, безусловно отказаться от мести. Например, святой апостол Павел говорит: «Александр медник много сделал мне зла. Да воздаст ему Господь по делам его!» (2 Тим. 4:14). Видимо, святой апостол не испытывает особенно теплых чувств к меднику — но он наотрез отказывается мстить ему, ожидая суда от Бога.

В-четвертых, простить — значит не обязательно «восстановить отношения». В идеале это так, но не всегда. Если вы стали жертвой мошенников, вы должны простить их, но не обязаны дальше иметь с ними дело.

Прощение лишает обидчиков власти над нами; оно дает нам возможность двигаться дальше, не растрачивая свою жизнь на бессильный гнев. Бог Сам разберется с дурными людьми. А мы должны заняться тем, что нам поручено.

Сергей Худиев

Запись Прощение обид — чего не требует прощение? впервые появилась Дышу Православием.

]]>
Ступени покаяния, или что опечалило апостола Петра? http://dishupravoslaviem.ru/ctupeni-pokayaniya-ili-chto-opechalilo-apostola/ Thu, 26 Oct 2017 02:26:03 +0000 http://dishupravoslaviem.ru/?p=8165 Ступени покаяния, или что опечалило апостола Петра? Почему апостола Петра опечалил именно третий вопрос Спасителя: «Любишь ли Меня?» В чем смысл замены в греческом тексте одного слова, обозначающего любовь, на другое? Почему Свой вопрос Господь задает трижды? И какой урок преподает нам этот эпизод Евангелия? Православный пост – время сугубого покаяния, время, когда Церковь предлагает нам условия, […]

Запись Ступени покаяния, или что опечалило апостола Петра? впервые появилась Дышу Православием.

]]>
Ступени покаяния,  или что опечалило апостола Петра?Ступени покаяния, или что опечалило апостола Петра?

Почему апостола Петра опечалил именно третий вопрос Спасителя: «Любишь ли Меня?» В чем смысл замены в греческом тексте одного слова, обозначающего любовь, на другое? Почему Свой вопрос Господь задает трижды? И какой урок преподает нам этот эпизод Евангелия?

Православный пост – время сугубого покаяния, время, когда Церковь предлагает нам условия, которые наиболее благоприятны для очищения и исправления. Не является исключением в этом смысле и пост, предваряющий день памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Причем оба апостола и являют нам образец покаяния. Апостол Павел до своего обращения был гонителем христиан и впоследствии, будучи призванным свыше апостолом, считал себя первым из грешников (см.: 1 Тим. 1:15). Апостол Петр, трижды отрекшись от Христа, раскаялся и всю оставшуюся жизнь при пении петуха проливал слезы, вспоминая свое отступление.

Попытаемся разобраться, какой урок мы можем извлечь для себя из покаяния апостола Петра.

Любимый ученик Господа апостол и евангелист Иоанн Богослов описывает, как воскресший Господь Иисус Христос возвращает отрекшегося Петра в апостольский лик через троекратный вопрос о любви к Себе. Святые отцы обыкновенно говорят о том, что таким образом Господь дарует Петру прощение трехкратного же отречения от Христа.

В этом отрывке повествуется, как после третьего вопроса Господа «Петр опечалился, что в третий раз спросил его: любишь ли Меня?» (Ин. 21:17). По прочтении русского перевода Евангелия создается впечатление, что причиной скорби отрекшегося в минуту слабости апостола является троекратное повторение одного и того же (с незначительными различиями) вопроса о любви ко Христу. Славянский вариант имеет тот же смысл. Но знакомство с греческим текстом представляет нам несколько иную трактовку указанного евангельского события.

Дело в том, что в греческом языке имеется несколько терминов для обозначения любви. В интересующем нас евангельском отрывке в первых двух вопросах о любви Господь употребляет слово «ἀγαπᾷς» (Ин. 21:15–16), между тем как в третий раз Он использует слово «φιλεῖς» (Ин. 21:17). Если не вдаваться в подробности, то можно сказать, что первый из двух использованных глаголов обыкновенно употребляется, когда говорится о любви духовной, второй – о любви как привязанности, дружеском отношении. То есть в третьем вопросе Господь словно спрашивает Петра: «Любишь ли ты Меня хоть как-нибудь?» Едва ли не: «Ну, Я хотя бы нравлюсь тебе?»

Поэтому и в русском переводе причиной скорби Петра называется не то, что Господь трижды спросил его: «Любишь ли Меня?», но «что в третий раз спросил его: любишь ли Меня?» В греческом тексте это конечно более явно, поскольку написано, что Петр опечалился, услышав в третий раз именно «φιλεῖς με», а не «ἀγαπᾷς με», как в первых двух случаях.

На этом моменте достаточно подробно останавливается епископ Кассиан (Безобразов), который отмечает: «Не может быть сомнения в том, что три вопроса следуют один за другим в порядке нисходящем»[1]. В первый раз Господь спрашивает: «Любишь ли ты Меня больше, чем они?»; во второй раз просто: «Любишь ли ты Меня?»; и в третий раз Петр слышит вопрос о любви («φιλία»), отчего и приходит в сокрушение.

В чем же разгадка этого нисходящего порядка вопросов Господа? Ведь в Евангелии нет случайностей. Ответ здесь же – в Евангелии. В повествованиях об отречении апостола Петра мы можем увидеть, что три его отречения имели различный характер.

Первое отречение выглядит как бы и не вполне таковым. Создается впечатление, что апостол пребывает, говоря современным языком, в шоковом состоянии. Ему хочется уединиться, спрятаться, остаться незаметным, чтобы осознать происшедшее, принять его, согласиться с тем, что это явь, а не кошмарное сновидение, найти скрытые смыслы и возможности, чтобы продолжать жить в этой ирреальной реальности. «Не знаю и не понимаю, что ты говоришь» (Мк. 14:68), – отвечает он служанке первосвященника. В его ушах, возможно, еще звучит эхо собственных слов: «Если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь» (Мф. 26:33). И как напоминание об этом звучит вопрос Спасителя: «Симон Ионин! любишь ли ты Меня больше, нежели они?» – «Σίμων ᾿Ιωνᾶ, ἀγαπᾷς με πλεῖον τούτων?» (Ин. 21:15).

Второе отречение уже не оставляет места для трактовки. Оно заверяется клятвою: «И он опять отрекся с клятвою, что не знает Сего Человека» (Мф. 26:72). Во втором, урезанном в сравнении с первым, вопросе Господа словно слышится сомнение: «Симон Ионин! любишь ли ты Меня?» – «Σίμων ᾿Ιωνᾶ, ἀγαπᾷς με?» (Ин. 21:16).

В третьем отречении Петр к клятве прибавляет божбу, завершая полноту отступления: «Тогда он начал клясться и божиться, что не знает Сего Человека» (Мф. 26:74). И последний вопрос Сына Божия звучит как приговор, столь опечаливший Первоверховного: «Σίμων ᾿Ιωνᾶ, φιλεῖς με?» (Ин. 21:17).

Согласно святым отцам, покаяние должно соответствовать степени совершенного греха. Возвращение ко греху свидетельствует о неполноте покаяния. В рассмотренном евангельском отрывке мы видим, как Господь помогает отрекшемуся апостолу окончательно избавиться от той слабости, которая привела его к богоотступничеству. Вопросы, обращенные Спасителем к Петру, приводят последнего к целительному сокрушению, по сути повторяя ступени его отступления.

К этому можно добавить, что Господь не спрашивает Петра о любви к Себе наедине. Он делает это принародно, так что и сам Петр вынужден отвечать в присутствии других.

У святых отцов можно найти мысль о том, что покаяние должно соответствовать не только степени, но образу греха. Если мы оскорбили кого-то словом, наше покаяние должно включать словесное извинение перед оскорбленным. Если мы принесли кому-то материальный убыток, то наше покаяние будет неполным без попытки компенсировать нанесенный ущерб. Если наш грех заключается в дурных мыслях о ком-нибудь, то и каяться нужно мысленно (кроме, естественно, Таинства исповеди).

Апостол Петр отрекся от Христа публично, поэтому и его признание в любви ко Господу должно совершиться в присутствии других.

В нашем разборе евангельского диалога не было ничего замечено ни об ответе Петра, ни о призыве Господа, ни о многом другом, но, думается, и то, что сказано, может послужить к нашей пользе. В остальном же попытаемся оправдаться словами самого евангелиста: «Если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг» (Ин. 21:25).

 Андрей Горбачев

Запись Ступени покаяния, или что опечалило апостола Петра? впервые появилась Дышу Православием.

]]>
Исповедь — 20 вопросов об исповеди и покаянии http://dishupravoslaviem.ru/ispoved-20-voprosov-ob-ispovedi-i-pokayanii/ Tue, 17 Oct 2017 04:14:08 +0000 http://dishupravoslaviem.ru/?p=8124 Исповедь — 20 вопросов об исповеди и покаянии Зачем Церковь заставляет меня каяться? Я прихожу в храм не для того, чтобы все время чувствовать себя ничтожеством или чудовищем», — безосновательна ли такая реакция на призыв к покаянию и исповеди? Действительно, как не «перегореть», когда от тебя требуется постоянно возгревать в себе чувство «я — грешник»? Или Бог ожидает от человека чего-то другого? […]

Запись Исповедь — 20 вопросов об исповеди и покаянии впервые появилась Дышу Православием.

]]>
Исповедь - 20 вопросов об исповеди и покаянииИсповедь — 20 вопросов об исповеди и покаянии

Зачем Церковь заставляет меня каяться? Я прихожу в храм не для того, чтобы все время чувствовать себя ничтожеством или чудовищем», — безосновательна ли такая реакция на призыв к покаянию и исповеди? Действительно, как не «перегореть», когда от тебя требуется постоянно возгревать в себе чувство «я — грешник»? Или Бог ожидает от человека чего-то другого? Покаяние, к которому мы призваны в Великий пост, чем-то отличается от обычного? Что это вообще такое — скрупулезный поиск и перечисление грехов или нечто совсем иное? Беседа  с доцентом Московской духовной академии протоиереем Павлом Великановым.

 — Отец Павел, современному человеку, наверное, гораздо сложнее воспринять идею покаяния, чем нашим предкам? С тех пор как о покаянии писали, скажем, святые отцы первых веков христианства, условия жизни сильно изменились…

— Говорить сегодня о непрестанном очищении сердца, о котором писали преподобные, мирскому человеку особо не приходится. У нас обычно другая проблема: какими лопатами, какими бульдозерами выгрести из своей души весь тот хлам, который туда льется рекой, сливается в сердце из телевизора, из Интернета, из общения — отовсюду? Современный человек духовно находится будто в некоем «канализационном потоке», и ему невозможно не напитаться всем этим. Поэтому речь идет скорее о минимуме: о поддержании сердца в живом состоянии.

Хотя апостол Павел и говорит: чистому все чисто. И неслучайно святитель Феофан Затворник писал в конце своей жизни: «Чем больше живу, тем больше убеждаюсь, что плохих людей нет». Но чтобы так чувствовать, надо быть Феофаном Затворником, до этого состояния надо дорасти…

Задача, над которой христианин постоянно работает, — жить в миру и оставаться не оскверненным от мира. Плодом этой работы являются покаяние и исповедь. С одной стороны, как свидетельство тех ошибок, тех промахов и поражений, которые происходят в этой борьбе. А с другой стороны, как постоянное повышение планки качества нашей христианской жизни: мы начинаем от себя требовать того, чего раньше не требовали.

— Великий пост называется временем покаяния. Выходит, повышение планки — «сезонное»?

— Жизнь в Церкви, как и жизнь вообще, ритмична. Так вот, Великий пост в рамках этого ритма — благоприятный период для перехода на качественно новую ступень. Для воцерковленного человека это время, когда он проверяет, насколько выполняет условия договора, заключенного со Христом во время крещения, насколько орбита его жизни соотносится с орбитой жизни Церкви. Для того, кто пока в церковной жизни не участвует полноценно, Великий пост может стать импульсом, чтобы начать пересмотр своей жизни.

— Постом покаяние какое-то особенное, более интенсивное, не такое, как обычно?

Покаяние — процесс внутреннего созревания человеческой души, а созреть человек, конечно, может в любое время: вне зависимости от того, есть пост или нет. Другое дело, что в обычной обстановке наша косность находит тысячу причин для того, чтобы не привести человека к покаянию: мы понимаем, что не все в нашей жизни хорошо, но какого-то внутреннего рывка для того, чтобы покаяться, не хватает.

Поэтому Церковь нас «втискивает» в очень жесткие рамки Великого поста с единственной целью — преодолеть косность, дать человеку внутренний импульс. В это время, с одной стороны, наша душевная жизнь оказывается лишенной тех форм развлечения, форм получения удовольствия, которые притупляют чуткость души. И с другой стороны, пост воспитывает душу различными аскетическими средствами: более регулярным посещением храма, исповедью, продолжительной молитвой, более частым причащением. Все это направлено на то, чтобы отточить вкус нашей души, обучить ее различению должного и не должного — не просто черного и белого, но и каких-то оттенков, которые ранее были нам недоступны: в силу внутренней «зашлакованности» они проскальзывали мимо нашего внимания.

— Исповедь и покаяние — в чем разница?

— На деле Таинство исповеди должно завершать процесс покаяния. Именно процесс. Покаяние ведь не эпизод, это состояние, в котором православный христианин находится постоянно. Но при этом надо понимать, что исповедь — далеко не вершина горы, это только те ступеньки, на которые встает человек, двигаясь к Богу. И если он держит себя, держит те обещания, которые Богу дал во время предыдущей исповеди, то постепенно поднимается все выше и выше.

— Этому таинству должна предшествовать какая-то внутренняя работа?

— Обязательно! Если нет никакого внутреннего осмысления, то исповедь становится пустословием. Можно прийти и «выжать» из себя грехи, но это уже будет жалоба Богу на то, что мы все еще не настолько святые, как хотелось бы. К исповеди это имеет очень мало отношения. Это же не процедура дознания и не осведомление о том, как у нас все плачевно. Понятно, что 90 % тех или иных грехов все равно в том или ином виде у человека будет. И то, что он в них «под допросом» признается, вовсе не значит, что, отойдя от аналоя с крестом и Евангелием, он через две минуты опять то же самое не совершит.

— Как в таком случае относиться к обычаю перечислять грехи на бумажке, изучать перечни грехов в книжках? 

— По моему мнению, книжки с перечнем всевозможных грехов — необычайно вредоносное явление в нашей Церкви, которое свидетельствует только об одном: о потрясающе формальном подходе к покаянию. Я бы даже сказал, это самый начальный уровень религиозного сознания, когда человек воспринимает себя в лучшем случае как раба, а Бога как господина, который постоянно чего-то от него требует и вечно чем-то недоволен: если не выполняешь, то должен принести Ему в этом признание. Однако такая модель спасения — далеко не единственная, да и не самая вдохновляющая. Если смотреть на исповедь как на некий формальный анализ нашего состояния, то получается, каждый из нас может смело перечислить 1600 грехов и считать себя после этого исполнившими все, чего от нас хочет Бог.

Но на самом деле — ничего подобного! Бог от нас ждет совершенно другого. И даже когда Церковь говорит о Страшном суде, она не подразумевает какого-то юридического акта подсчета добрых и злых поступков. Бог судит нас по нашему состоянию — состоянию любви или не-любви, и все напряжение жизни происходит между этими двумя полюсами. Если мы любим, любим до конца, то мы уже не можем грешить.

Апостол Павел предельно точно сформулировал: всё, что не по любви, — грех. Однако христианская любовь — это совсем не то состояние, которое прекрасно выражается словом «добренький». Христианская любовь рождается не из чувства, а имеет своим источником Любовь Божию, отражает её в себе самой. Поэтому задача настоящего покаяния — устранить все те препятствия в нашей душе, которые мешают Богу в нас светиться. А устраняются они только нашими руками и не могут быть внешне «сняты».

Кроме того, скрупулезное перечисление своих грехов подкладывает в душу человека мину замедленного действия: исповедовавшись таким образом, в глубине души он уже чувствует, что он «несть якоже прочие человецы». Это уводит в сторону от самой сути покаяния.

— А в чем суть?

— Суть покаяния — в обретении Бога. Человек должен через зеркало Евангелия увидеть свое непотребство и обрести предельную по напряженности жажду по Богу, должен начать нуждаться в Нем. Такое состояние — основной признак зрелого покаяния. Когда человек просто понимает, что он дрянь-дрянью, — это не более чем просто признание своих ошибок. Другое дело, когда при этом он осознает, что ему нужен Христос, Спаситель, чтобы стать достойным своего призвания…

Поэтому покаяние христианина — это не саможаление оттого, что, мол, я такой никчемный, никудышный, а созидательная тоска по Богу, алчба и жажда по обретению Его. Как писал преподобный Силуан Афонский: «Скучает душа моя по Тебе, Боже, и слезно ищу Тебя». Скучание по Богу является основным правильным мотивом движения христианина по пути очищения. Человек чувствует, что в нем что-то новое зарождается. И стремится ко Христу. Это стремление, может быть, не настолько пламенное, как у преподобного Силуана, который готов был всю свою жизнь бросить в жертву Богу. Но какую-то, хоть малую часть жизни мы должны быть готовы отдать. Вот так постепенно, отдавая себя по небольшой части, смотришь — уже становишься совершенно другим.

— «Дрянь-дрянью», «грешнее всех»… А что, если человек не ощущает себя так? Призыв покаяться может вызвать тогда только раздражение и протест…

— Я думаю, протест — нормальная, здоровая реакция на формализм. Не в последнюю очередь это связано с тем, что человек воспринимает покаяние как необходимый способ приведения своей души к некоему формальному идеалу христианской жизни. Понимаете, иногда из исповеди пытаются создать прокрустово ложе, в которое не может уместиться ни один человек. Но исповедь — это не ущемление человека в его интересах как личности, не унижение его достоинства, а глубокое «переформатирование»! Она не уничтожает человека как личность, не подменяет его жизнь какими-то искусственными, чуждыми ему идеалами. Правильная исповедь и сопутствующее духовное руководство просто так перемещают акценты в жизни, что начинается процесс постепенной кристаллизации глубинных смыслов: бесконечное внутреннее брожение приостанавливается, внутри появляется новый центр, к которому всё остальное в жизни начинает постепенно притягиваться и вставать на свои места. А центр этот уже живет самым главным — жаждой Богообщения.

— Разве самостоятельно человек не способен эти акценты переместить?

— Конечно же нет! Каждый из нас — это закрытая система, которая сама себя не может адекватно оценить. И в недрах нашей «системы» сидит глубоко спрятавшийся «вирус», который постоянно нас сбивает с толку, а мы этого даже не в состоянии заметить. Я имею в виду первородный грех. Один-единственный выход из этой закрытости — это наша совесть. Голос совести для нас является, пожалуй, последней точкой опоры. Как только мы его заглушаем, тут же «захлопываемся», становимся неуправляемыми, внутри нас начинают происходить жуткие процессы: одни страсти борются с другими, побеждают их, за счет этого растут, заполняют всю душу. А нам кажется, что это и есть «бурная жизнь».

И здесь как раз очень важно наличие священника, который может дать оценку твоего покаяния. Убирая священника, мы превращаем покаяние в «мой личный диалог с Богом», то есть захлопываем нашу внутреннюю систему и в ней неизбежно создаем своего личного, «карманного» божка, с которым всегда можно договориться. А у покаяния цель — вывести человека из этой системы.

— Если человек еще не научился каяться, не в состоянии сегодня преодолеть свою греховность, а просто готов прийти и констатировать факт: «Я унываю, я тщеславлюсь» — ему рано на исповедь?

— Все великое начинается с малого — все равно лучше, если он пойдет на исповедь. Тем самым будет брошен некий спасительный якорь на другую территорию. Если якорь хотя бы будет держаться, постепенно кающийся приблизится к тому берегу, на котором он уже станет другим человеком. А без покаяния и исповеди он носится в море сам по себе, со своими проблемами, со своими грехами. Шансов, что в нем вызреет полноценное покаяние и он станет другим человеком в один прекрасный момент, крайне мало. Этого может никогда и не случиться.

— Многим сложно преодолеть стыд перед священником, принимающим исповедь…

— Да, но ведь совесть очищается лучше всего как раз стыдом. Кроме того, стыд — лучший механизм сдерживания, предохранения в дальнейшем от совершения греха. Вот ты подходишь к краю пропасти, и перед тобой встает выбор: либо ты совершаешь грех и расстаешься со «всей этой церковностью», со Христом и надеждой на спасение; либо совершаешь этот грех, а потом, краснея и бледнея от стыда, священнику рассказываешь о нем. Часто именно стыд становится более чем достаточной мотивацией, чтобы отшатнуться от этого края пропасти, удержаться. Человеку становится жалко себя: зачем самого себя позорить потом на исповеди?

— Нередко можно услышать такое мнение: вы все время каетесь, уничижаете себя, боитесь совершить ошибку; значит, Православие — капитуляция перед жизнью, проявление слабости. Что на это ответить? 

— На самом деле все наоборот. Покаяние — это стремление становиться все лучше и лучше. Говоря о духовной жизни, апостол Павел сравнивает христианина со спорт-сменом. Он говорит: все бегут на ристалище, но победа достается тому, кто прибежит первым; вот так и мы должны стремиться достичь большего. Поэтому покаяние является не результатом заниженной самооценки, а неизбежным следствием постоянного стремления к совершенству. Верующий человек понимает, что в данный момент он далеко не тот, кем мог бы и должен быть. Желание становиться все лучше и лучше как раз и рождает в нем потребность в осознании своего греха и победе над ним.

Здесь есть определенный парадокс: чем ближе человек становится к Богу, тем более непотребным, грешным он себя видит — но в нем это рождает не отчаяние или упадок сил, а, напротив, становится источником стремления ко Христу, постоянного очищения, обновления Божественной благодатью.

Есть среди аграф (не записанных в канонических Евангелиях изречений Христа) такие слова: «Просите великого, и малое приложится вам; просите небесного, и земное приложится вам». То есть для того чтобы стать хотя бы просто хорошими, порядочными людьми, мы ставим себе очень высокую планку — планку святости. Если опустим планку до обычной человеческой душевности и порядочности, то и этого не достигнем и останемся в своем непотребном состоянии.

— Поиск своих недостатков никак не связан с заниженной самооценкой?

— Конечно, человек, который приходит на исповедь, думает о себе гораздо хуже, нежели когда он, например, совершает какое-то доброе дело. Но это для него — следствие своего сравнения с идеалом, со Христом. А вовсе не самоцель.

Цель покаяния в том, чтобы человек приблизился ко Христу и сделался другим, а не в том, чтобы он опустил голову как можно ниже и стал думать о себе как можно хуже. Можно сказать так: в христианстве покаяние не грехоцентрично, а Христоцентрично. То есть наша задача отнюдь не в том, чтобы превратиться в таких «стерильных праведничков», к которым нельзя предъявить никаких претензий. А в том, чтобы стать резонансными Христу, стать подражателями Ему и Его святым. Мы не просто пытаемся воспитывать в себе какие-то собственные добродетели, а стараемся сделать душу предельно прозрачной для того, чтобы в ней преломлялся — но не искажался! — Сам Христос. Чтобы не происходило бесконечного закручивания спиралек страстей вокруг нашего самолюбия, а напротив: те способности души, которые вложены в нас Богом, раскрывались бы во всей своей красоте и полноте!

Поэтому глубоко неправильно отождествлять покаяние с самоуничижением и саможалением.

— Можно ли увидеть плод покаяния? Понять: вот, я на верном пути?

— Да. Например, ви´дение своих грехов напрямую вытекает из покаяния.

Я помню, один семинарист шутил: «Исповедался, причастился — и так хорошо, что хоть на рельсы ложись!» Это показывает, что зачастую человек и не догадывается, что в его душе еще масса всего, что требует работы, требует существенного перерождения. На самом деле то, что он может в данный момент, и то, чего от него в итоге хочет Бог, — это разные вещи.

Боюсь, никакая душа не выдержит зрелища своего реального состояния. Поэтому Господь открывает человеку его несоответствие евангельскому идеалу ровно в той мере, в какой он способен понести и не только согласиться, но и сделать определенные выводы.

Новоначальному незачем видеть какие-то тонкие оттенки, которые он не то что не сможет принять, а которые вызовут откровенный внутренний бунт, если не отчаяние. Он просто еще не готов. А вот когда проходит время, человек кается, принимает прощение, реально видит, как освобождается от определенных страстей, у него увеличивается доверие Богу, и Господь понемногу, потихоньку открывает ему то, над чем надо дальше работать.

— То есть не надо форсировать процесс?

— Ни в коем случае.

— Бывает ли, что человек формально делает все верно, но настоящего покаяния не происходит? И как это распознать?

— Я студентам часто привожу такой пример. Представьте себе, вы украли у кого-то кошелек. Потратили все эти деньги, кошелек выбросили. Потом пошли на исповедь, рассказали, мол, так и так, согрешил воровством (не особо распространяясь, что, собственно, произошло). «Бог тебя простит и разрешит», — говорит священник. И теперь вы с чистой совестью, потраченными чужими деньгами дальше идете по жизни. Сможете ли вы в следующий раз сделать то же самое? Пятьдесят на пятьдесят! Возможно, будет стыдно, но есть масса ухищрений, чтобы стыд притупить: можно пойти на исповедь к другому батюшке, например, который и не знает, что перед ним — хронический вор и обманщик.

А теперь представьте себе другую ситуацию. Вы украли кошелек, истратили деньги, потом осознали, что наделали. И идете, возвращаете деньги тому, у кого украли, да еще говорите ему: «Прости меня, я у тебя украл кошелек, вот возьми то, что я у тебя украл. И вот тебе еще денег в качестве моральной компенсации за то, что я тебя обворовал». Так вот, я очень сомневаюсь, что после такого поступка у человека снова появится желание своровать.

Поэтому когда мы внутри себя, в душе сокрушаемся — это хорошо. Но чтобы покаяние было полноценным, необходимо какое-то деятельное участие, какая-то внешняя перемена.

— Не многие могут похвастаться тем, что никогда не возвращались к тем грехам, в которых каялись. Это значит, что-то делается неверно?

— Тут надо понимать, что одно дело — грех, который человек совершает по причине своего несовершенства: мы все далеко не такие, какими должны быть, и всю жизнь это преодолеваем. И совсем другое дело — грех, который человек совершает потому, что хочет его совершать. Он живет этим, и вполне определенная страсть становится важным, если не центральным, содержанием его жизни.

В первом случае, я думаю, действительно не так легко сказать: «Все, больше я этого не совершаю!» А во втором случае — если уж человек действительно кается в совершённом грехе, то к нему уже не возвращается: это слишком больно, позорно, стыдно…

— Пример с воровством предельно ясен. Но, допустим, речь о том, что не так легко исправить и искоренить: о гордости, об унынии…

— Вы знаете, мы действительно недооцениваем такие страсти. Вот уныние, например, — это очень жестокая страсть. Преподобный Иоанн Лествичник по силе воздействия на душу ставил ее в один ряд с блудной страстью, потому что она бьет именно в сердце как средоточие всей человеческой жизни. А почему человек унывает? Потому что слишком себя самого любит, потому что все зациклено на нем самом, и любое принуждение к чему-либо, любое неудовольствие приводит к резкому, даже катастрофическому падению его жизненного тонуса. Так что по-настоящему каяться в унынии — значит переустановить всю жизнь так, чтобы то, от чего ты унываешь, становилось для тебя источником радости. По сути, это значит — стать другим человеком.

— Но ведь о том и речь: можно заставить себя не воровать, но как заставить себя радоваться? 

— Невозможно искусственным образом создать в своей душе радость, она относится именно к тем понятиям, о которых хорошо сказано: если Бог не даст, сам не возьмешь. А Бог дает радость только в том случае, когда человек себя отдает…

Да, если сто раз прийти на исповедь и сказать: «Грешен унынием» — от этого ничего не изменится. Уныние — верхушка огромного айсберга, с которым надо разбираться, здесь требуется глубинная переориентация ценностей человека. Хорошо бы найти такого духовника, который помог бы в этом разобраться.

И покаяние будет скорее не в самом унынии, а в тех страстях, в тех неправильных поступках, результатом которых оно и стало.

У меня перед глазами стоит пример. Женщина сидит в неубранной квартире, плачет, себя жалеет: ее жилище — настоящий хлев, туда зайти невозможно. Но при этом она ничего не делает, нигде не работает. Ей плохо, жалко себя, ее все бросили, никто не хочет помогать. Но она не ударила палец о палец, чтобы изменить что-то. Да хотя бы просто пойти и полы помыть, окна протереть — свет Божий в них заглянет, и тебе уже будет легче!..

Тут нужна уже реабилитация. И такая же, по сути, реабилитация нужна, чтобы избавиться от замкнувшегося на самом себе эгоцентризма. Церковь этим и занимается, это «ее профиль» — помогать людям победить самих себя, преодолеть состояние изолированности от полноты жизни в Боге.

— Здесь действует принцип замещения: то есть не просто осудить что-то дурное в себе, а преобразовать его в нечто положительное?

— Любая страсть является «сбесившейся» добродетелью — той самой силой, вложенной самим Богом, но извращенной, поменявшей свое направление под воздействием сильнейшего притяжения магнитом эгоцентризма и самолюбия.

Например, вместо того, чтобы, принимая пищу, благодарить Бога за то, что Он нам дал ее, и за то удовольствие, которое мы получаем от еды, человек сконцентрирован на том, чтобы получить еще какое-то дополнительное, особое наслаждение от приема пищи. Ничего особо не меняется — сдвигаются акценты. Уныние — наверное, та же извращенная способность человека получать удовольствие и радоваться, но которая замкнулась сама на себе. И поскольку она сама для себя не может быть источником радости, она становится для себя источником боли, и в то же самое время — какого-то ущербного, извращенного удовольствия («это сладкое слово «обида»)…

Святые отцы говорили, что в основе всех страстей лежит себялюбие. Это тот самый магнит, который все на  себя замыкает, к себе поворачивает. И поэтому задача покаяния не просто в том, чтобы от этих формальных грехов очистить человека, а в том, чтобы силы своей души развернуть в правильном направлении.

— Напоследок, какой совет Вы бы дали человеку, который решится встать на путь покаяния?

— Я бы посоветовал несколько вещей.

Во-первых, как ни парадоксально и просто звучит, стараться чаще бывать в храме. Потому что, приходя в храм, человек оказывается на территории, которая очень резко контрастирует с его жизнью. Храмовое богослужение, соборная молитва даже без полноценного участия ума переустанавливает наше сердце — тогда и акценты в душе расставляются по-другому.

Опыт показывает, что, когда люди даже искренне каются в чем-то, но потом пренебрегают богослужебной жизнью, они зачастую оказываются не в состоянии удержаться от того соблазна, которым пропитан мир. И с другой стороны, богослужебная жизнь, регулярное пребывание в храме оказывается мощнейшим фундаментом, на котором можно строить свое спасение. Храм — это спасительный остров в житейской трясине, в котором только и можно запастись «кислородом вечности».

Во-вторых, я бы посоветовал изменить внешний уклад своей жизни, чтобы настроить себя на покаянный лад — изменить, насколько это возможно. Например, уехать куда-нибудь на несколько дней, уединиться, чтобы сосредоточиться, поразмыслить о своей жизни. Хорошо поехать в какой-нибудь уединенный монастырь, чтобы погрузиться в атмосферу молитвы и внутренней тишины. Очень хорошо, когда у человека есть возможность выделять какое-то время для молчания — и внутреннего, и внешнего.

Сёрен Кьеркегор писал: «Весь мир сегодня болен, вся жизнь больна… Если бы я был врачом и меня спросили: что ты посоветуешь? — я бы ответил: сотвори молчание! Заставь людей помолчать. Иначе не может быть услышано слово Божие». Сегодня вокруг нас так много информации, много слов, много всего входящего, что никто уже не верит в саму возможность слова иметь непреходящую ценность. Поэтому каждому из нас иногда надо просто побыть одному. Даже не молиться, не размышлять о чем-то специально, а просто помолчать и послушать. Послушать, что тебе Бог скажет. Потому что, когда мы постоянно находимся в состоянии информационного возбуждения, наш слух атрофируется. А надо суметь услышать: ведь Бог говорит с человеком прежде всего через сердце. Опыт общения с настоящими молитвенниками свидетельствует: человек получает ответы на свои вопросы, как правило, даже не успев их задать. Потому что рядом со святым человеком не может не ощущаться его внутренняя тишина и предстояние перед Богом. Очень хорошо, когда человек сам помещает себя в условия, когда он физически недоступен для привычного бешеного ритма жизни, когда у него есть достаточно праздности, чтобы уделить время самому главному…

Протоиерей Павел Великанов
Беседовала Валерия Посашко.

журнал Фома

Запись Исповедь — 20 вопросов об исповеди и покаянии впервые появилась Дышу Православием.

]]>
Можно ли быть христианином без знания догматов? http://dishupravoslaviem.ru/mozhno-li-byt-xristianinom-bez-znaniya-dogmatov/ Thu, 12 Oct 2017 10:47:12 +0000 http://dishupravoslaviem.ru/?p=8102 Можно ли быть христианином без знания догматов? В настоящее время нередко приходится слышать, что хотя изучение догматов и ведёт к повышению богословской эрудиции, однако принципиального значения для спасения не имеет. Мол, для христианина главное — быть хорошим человеком, а для этого необходимо прежде всего исполнять нравственные нормы. В качестве аргумента приводят слова Иисуса Христа: «Если же […]

Запись Можно ли быть христианином без знания догматов? впервые появилась Дышу Православием.

]]>
Можно ли быть христианином без знания догматов?Можно ли быть христианином без знания догматов?

В настоящее время нередко приходится слышать, что хотя изучение догматов и ведёт к повышению богословской эрудиции, однако принципиального значения для спасения не имеет. Мол, для христианина главное — быть хорошим человеком, а для этого необходимо прежде всего исполнять нравственные нормы. В качестве аргумента приводят слова Иисуса Христа: «Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди» (Мф. 19:17).

Но такая оценка ошибочна. «Нет ничего более ценного, чем познание, — пишет преподобный Иоанн Дамаскин, — ибо познание есть свет разумный души. Наоборот, незнание есть тьма. Ибо как лишение света есть тьма, так и отсутствие познания есть помрачение разума. Неразумным существам свойственно незнание, разумным — познание. Поэтому, кто, будучи от природы способен к познанию и ведению, не имеет его, тот, хотя он от природы и разумен, тем не менее по нерадивости и слабости души бывает хуже неразумных. Под познанием же я подразумеваю истинное познание сущего».

Желающему исполнять Божьи заповеди нельзя отмежевываться от изучения догматики. Все церковные догматы содержат аксиологический аспект. Постигая истины веры, христианин не воспринимает их аморфно: у него возникает творческая реакция, побуждение делать добро. Догматы должны быть влиты в христианскую жизнь. Ведь они — не голые бесполезные формулы, а «глаголы вечной жизни» (Ин. 6:68), которые, по заповеди Спасителя, необходимо изучать: «…научитесь от Меня» (Мф. 11:29); «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14:6).

Уверенность в возможности исцеления от скверны греха исключительно на основе знания, что следует, а что не следует делать, связано с непониманием смысла провозвестия Христа. Очень часто такие суждения сопровождаются кичливым упрямством и надменною мыслью: «уж я-то без догматики спасусь!». Конечно, достичь некоторого уровня цивилизованности, гражданской порядочности, доброжелательности, гуманности можно и без догматических формул. При известных обстоятельствах это по силам и язычникам, и даже лишённым чувства зависимости от Бога атеистам. Однако для тех людей, чьи нравственные эталоны не ограничиваются стереотипами и шаблонами общественной морали, для тех, кто стремится к совершенной добродетели, подлинной нравственной свободе, смиренной любви, миру и покою в душе, знание догматов необходимо. И вот почему.

Человек создан не для того, чтобы жить в удалении от Бога. Господь Саваоф сотворил его по Своему образу и подобию, вдунул в него дыхание жизни. Это значит, что в идеале близость между человеком и Богом должна быть такой, какова близость между отображением и Первообразом, между дыханием и Дышащим. Человек призван стать причастником высших нетленных даров и сил будущего века, но единение человека и Бога, богоуподобление и обожение осуществимо лишь в рамках Завета, утвержденного через Иисуса Христа: «Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15:5).

Приобщение к этому Завету происходит по вере, через самоотвержение и послушание: «Се, стою у двери, и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр. 3:20); «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною» (Мф. 16:24).

Православная вера — это не вера в морально-нравственный долг, а союз между Богом и человеком. Но она — и Божественный дар, и глубинный феномен человеческой жизни. Её нельзя ассоциировать с чем-то внешним, случайным. «Веровать» ради моды, престижа или чтобы не выпасть из коллектива, — извращать Благовестие. Грешник призван принять веру осознанно и свободно, с тем, чтобы она стала предметом его внутреннего убеждения, сердечной отрадой, жизненным стержнем. Человек говорит своему ближнему «я в тебя верю», когда в нём уверен. Почему? Потому что знает его как личность, на которую можно положиться. С другой стороны, когда кто-нибудь говорит о собрате: «ничего не хочу о нём слышать, знать его не желаю», это значит, что он — против общения с ним.

Будучи реалией индивидуального и массового сознания, вера в Бога тоже содержит в себе гносеологический и психологический аспекты: надежду, доверие, желание общаться и следовать Его святой воле. А сие невозможно без знания догматических уложений о том, что Бог благ, добр, человеколюбив, милосерден, праведен, мудр, всемогущ, радуется обращению грешника и готов отозваться на его обращение ниспосланием благословения.

Так, по наблюдению Иова, не ведающие Владыку беззаконники, «говорят Богу: “отойди от нас; не хотим мы знать путей Твоих! Что Вседержитель, чтобы нам служить Ему? и что пользы прибегать к Нему?”» (Иов. 21:14-15). А по свидетельству апостола Павла, отсутствие у иудеев надлежащего понимания Божеской праведности способствовало их отторжению от Христа: «Братия! желание моего сердца и молитва к Богу об Израиле во спасение. Ибо свидетельствую им, что имеют ревность по Боге, но не по рассуждению. Ибо, не разумея праведности Божией и усиливаясь поставить собственную праведность, они не покорились праведности Божией, потому что конец закона – Христос, к праведности всякого верующего» (Рим. 10:1-4). И действительно, «как призывать Того, в Кого не уверовали?» (Рим. 10:14).

«Дай же мне, Господи, узнать и постичь, — обращается к Богу блаженный Августин, — начать ли с того, чтобы воззвать к Тебе или с того, чтобы славословить Тебя; надо ли сначала познать Тебя или воззвать к Тебе. Но кто воззовет к Тебе, не зная Тебя? Воззвать не к Тебе, а к кому-то другому может незнающий».

Для не сведущих в учении о предназначении человека, будущем воскресении мертвых, воздаянии праведникам и грешникам непонятен смысл человеческой жизни. Так, одни видят главной задачей продолжение рода, рождение и воспитание детей; другие — служение обществу; третьи стремятся оставить после себя исторический след; четвёртые думают, что они родились для того, чтобы жить в благополучии, есть и пить в соответствии с принципом: «жизнь коротка! торопись, бери от жизни всё!». И только христианство безукоризненно освещает этот вопрос: для того чтобы земная жизнь человека соответствовала высшему смыслу, необходимо приобщить её к жизни Христа. Следовательно, полноценная здравая вера подразумевает не абстрактное «верую», а конкретное, стройное, содержательное миросозерцание и мировоззрение.

По словам апостола Петра, «Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его» (1Пет. 2:21). Следовать по стопам Христовым — значит, сораспявшись Спасителю и наложив на себя узы жертвенного служения, подражать Ему как своему Главе и Учителю. А это исполнимо лишь при условии знания предмета, мотивов и целей подражания: при наличии твёрдого представления о Всесвятой Троице, Воплощении, Крестных страданиях, смерти, Воскресении и Вознесении Сына Божия, об основанной и возглавляемой Им Кафолической Церкви, о Страшном Суде. «Снижение требований к условию единения до одного лишь признания Иисуса Христа нашим Господом, — сообщается в “Резолюции совещания предстоятелей и представителей автокефальных Православных Церквей по вопросу »Экуменическое движение и Православная Церковь»” (1948 г.), — умаляет христианское вероучение до той лишь веры, которая по слову Апостола, доступна и бесам (Иак. 2:19Мф. 8:29Мк. 5:7)».

«…Веру, — пишет святитель Ириней Лионский, — доставляет истина, ибо вера созидается на том, что истинно существует, дабы мы веровали в сущее, как оно есть; веруя же в сущее, как оно всегда есть, мы твёрдо сохраняем свою уверенность в нём. А так как вера — постоянная хранительница нашего спасения, то необходимо и достойно прилагать к ней много попечения, чтобы достигнуть истинного уразумения сущего».

Опыт всемирной истории подсказывает: поведение отдельного человека и нравственный уровень целых сообществ имеет теснейшую связь с религиозными верованиями. Как известно, культы грубых племён не имели ввиду нравственное совершенство идолопоклонников, да и боги из греческих мифов, со свойственными им страстями и пороками, отнюдь не являли собой идеал добродетели, не могли расшевелить в почитателях покаянное чувство греховной нечистоты. Поэтому политеизм не имел такого возвышающего влияния на моральную сторону жизни людей, какое имеет Православие. Однако незнание многими современными верующими догматических истин служит им сетью и нередко приводит к извращенному представлению о Домостроителе — к созданию мысленного, воображаемого идола; а это — не что иное, как прямое нарушение заповеди о не-сотворении кумира (Исх. 20:3-4). Так, одни неоправданно принижают роль Божьего Правосудия пред ролью Его Милосердия и считают: что бы они ни совершали, в День Страшного Суда Господь непременно избавит их от бесконечных адовых мук. Другие видят в Небесном Владыке скорее Судью, чем Любовь, размывают надежду на милость и доводят себя до отчаяния.

Бог есть Истина, и идти к Нему нужно не по окольному, ложному пути, а по освещенному истиной. Всякий христианин, стремящийся к вышним Небесным обителям, должен прилагать все усилия к основательному усвоению догматов. Только осознанная и сердечно признанная вера может служить точкой опоры для богоугодного, душеспасительного, жизнерадостного творчества.

Отрицать связь между христианско-нравственной жизнью и знанием догматов — обеднять Православную веру до уровня гуманитарной доктрины. Для осуществления святой Божьей воли необходимо соблюдение как нравственных, так и догматических определений. «…Мы должны неповрежденно соблюдать правило веры и исполнять , — учит святой Ириней, — веруя в Бога и боясь Его, так как Он — Господь, и любя Его, так как Он — Отец». Без добросовестного исповедания догматов немыслимо самоотверженное исполнение заповедей, а без исполнения заповедей невозможно приобщение к Истине. Любовь к Господу и единение с Ним взращивается не иначе, как через заповеданные дела. С другой стороны, теоретическое изучение веры посредством формального мышления является лишь одним из аспектов богопознания. По большому же счёту, Истина постигается в опыте добродетельной, молитвенной жизни во имя Отца и Сына и Святого Духа по Христу, со Христом, во Христе.

Леонов А. М. Преподаватель Догматического Богословия СПб ПИРиЦИ

Запись Можно ли быть христианином без знания догматов? впервые появилась Дышу Православием.

]]>