Сайту требуется оплата, собираем посильную помощь ПОЖЕРТВОВАТЬ
Дышу Православием
Популярное:
<a href="http://thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts"></a>

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Протокол сто шестьдесят пятый

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Протокол сто шестьдесят пятый


К оглавлению

К разделу


Протокол сто шестьдесят пятый

1 (14) сентября 1918 года

1. Заседание открыто в соборной палате в 11 часов 20 минут утра под председательством митрополита Новгородского Арсения в присутствии 153 членов Собора, в том числе 28 епископов.

2. Секретарь оглашает:

а) выписку из постановления Святейшего Патриарха, Священного Синода и Высшего Церковного Совета от 21 августа (3 сентября) 1918 года за номером 305 об открытии новых самостоятельных епархий: Уральской, Великоустюжской, Челябинской, Сарапульской и Сербской для живущих в Америке сербов;

б) выписку из постановления Святейшего Патриарха и Священного Синода от 9(22) августа за номером 737 об именовании впредь епископа Вятского епископом Вятским и Глазовским, викария Вятской епархии епископа Глазовского епископом Слободским;

в) выписку из постановления Святейшего Патриарха и Священного Синода от 23 августа (5 сентября) 1918 года за номером 735 о бытии викарию Самарской епархии епископу Николаевскому Тихону епископом Уральским и Николаевским, викарию Вологодской епархии епископу Великоустюжскому Алексию епископом Великоустюжским и Усть-Вымским, викарию Оренбургской епархии епископу Челябинскому Гавриилу епископом Челябинским и Троицким, епископу Палладию, бывшему Саратовскому, епископом Сарапульским и Елабужским;

г) постановление Соборного Совета: означенные постановления огласить на Соборе и список с постановления Святейшего Патриарха и Священного Синода от 23 августа (5 сентября) с. г. за номером 735 передать в Отдел личного состава.

3. ПОСТАНОВЛЕНО: постановление Соборного Совета утвердить.

4. Секретарь оглашает донесение епископа Вятского Никандра о расстреле по приговору Уральской областной чрезвычайной комиссии кафедрального протоиерея города Вятки Алексея Израилева, священника села Бахты Вятского уезда Димитрия Сергеева и делопроизводителя Епархиального Совета Василия Ложкина.
Собор воспевает «Со святыми упокой».

5. Секретарь оглашает:

а) ходатайство Совета объединенных приходов г. Москвы о сношении с народными комиссарами, чтобы приговоренным к казни православным предлагалось пред смертью приобщиться Св. Таин и получить христианское напутствование и чтобы тела казненных выдавались их родным, если последние заявят о том просьбу вскоре после казни, когда еще будет возможность выдать тело, и об издании распоряжения, по которому за семьями священнослужителей, арестованных или заключенных в тюрьмы, сохранено было право на получение церковных доходов в том размере, в каком получал сам священнослужитель, а семьям священнослужителей, подвергнутых казни, предоставлено было право на пенсию;

б) постановление Соборною Совета: предложить Собору уполномочить членов Собора, имеющих передать Совету народных комиссаров постановление Собора от 24 августа о необходимости отмены инструкции 17 (30) августа с. г., сделать заявление о предоставлении приговоренным к казни православным получать пред смертью христианское напутствование и о выдаче родственникам тел казненных и ходатайство Совета объединенных приходов об обеспечении арестуемых членов клира и семейств подвергаемых казни членов клира передать на разрешение Высшего Церковного Совета.

6. ПОСТАНОВЛЕНО: постановление Соборного Совета утвердить.

7. Секретарь оглашает:

а) заявление 32 членов Собора (митрополит Владимирский Сергий и др.) с просьбою предложить Отделу о церковном суде в срочном порядке, в согласии с принятыми Собором Основными Положениями, разработать устав о Церковном суде и представить его Высшему Церковному Управлению, которое имеет ввести этот устав в действие в качестве временного Положения о Церковном суде впредь до утверждения устава на Соборе;

б) постановление Соборного Совета: предложить Собору предоставить Отделу о церковном суде в срочном порядке в согласии с принятыми Собором Основными Положениями, разработать устав о Церковном суде и представить его Собору до перерыва его занятий.

8. ПОСТАНОВЛЕНО: постановление Соборного Совета утвердить.

9. Секретарь оглашает:

а) предложение 32 членов Собора (С. И. Шидловский и др.) о необходимости сделать соборное постановление, чтобы во время предстоящего перерыва Собора, по возможности незамедлительно, были изданы: Деяния Собора, Сборник определений и постановлений Собора, отчет о деятельности Собора, художественно-научное издание, посвященное восстановлению Патриаршества; б) постановление Соборного Совета: предложить Собору принять настоящее предложение 32 членов Собора.

10. ПОСТАНОВЛЕНО: постановление Соборного Совета утвердить.

11. Секретарь оглашает:

а) выписку из постановления Святейшего Патриарха, Священного Синода и Высшего Церковного Совета от 21 августа (3 сентября) с. г. за номером 303 по докладу
Патриаршего Управления о некоторых дополнениях и изменениях в Положении о Патриаршем Управлении;

б) постановление Соборного Совета: список с постановления Святейшего Патриарха, Священного Синода и Высшего Церковного Совета за номером 303 препроводить в Отделы о высшем церковном управлении и о церковном имуществе и хозяйстве, в дополнение к препровожденному ранее докладу Патриаршего Управления о дополнениях и изменениях в Положении о сем Управлении.

12. ПОСТАНОВЛЕНО: постановление Соборного Совета утвердить.

13. Председательствующий предлагает продолжить обсуждение доклада «Об основаниях, при соблюдении которых автономия Украинской Церкви является канонически приемлемой».

14. В обмене мнений по общим основаниям доклада принимают участие члены Собора: епископ Старицкий Серафим, А. В. Васильев, епископ Чигиринский Никодим, П. И. Астров, В. П. Шеин.

15. Докладчики дают разъяснения.

Архиепископ Астраханский Митрофан. Мы выслушали ряд ораторов и надо сказать, что речи нынешнего дня существенно отличаются от того, что сказано было вчера. Тогда почти все признавали правильным тот способ рассмотрения вопроса, которого держался Отдел, а теперь хотят направить нас по другому пути. Здесь мы слышим из уст Преосвященного Серафима суждения о том, что каноны и история заповедуют уважать права Поместных Церквей. Конечно, это так. Но прежде всего ведь это относится к правам самостоятельных Церквей, а Украинская является только частью Русской Церкви, хотя и к ее правам, как они излагаются в Положении о временном Высшем Управлении, Отдел относился весьма бережно, почему и не решился подвергнуть это Положение переделке, но оставил его нетронутым, присоединив к нему только свои условия или пункты, при соблюдении которых сохраняется единство и неразрывность Украинской Церкви с Русской, что для Отдела было самым главным. Отдел больше всего стремился к тому, чтобы в самих взаимных отношениях не осталось ничего невыясненного, что потом могло бы дать повод к недоразумениям и несогласиям. К сожалению, в самом Положении о временном управлении Украинской Церкви много неясности и даже не установлена здесь степень зависимости ее от Русской Церкви и только в особом рапорте председателя Украинского Собора на имя Святейшего Патриарха говорится, что постановления Русского Собора обязательны для украинских епархий. Можно ли после сего ограничиться простым принятием или утверждением этого Положения? Очевидно нет, ибо оно клонит скорее к автокефалии, чем к автономии. Существо автономии состоит во взаимном соглашении, она — акт обоюдный. Автономия может быть большая и меньшая, смотря по расширению тех прав, какие даются. В данном случае Украинской Церкви дается автономия весьма широкая. Все, что касается дел имущественных, хозяйственных, просветительных, миссионерских и других, все это предоставляется к самостоятельному разрешению на правах автономии. Отдел стремился только сохранить единство веры и неразрывность канонической зависимости. И в этом отношении он, думается, правильно угадывал настроение самого населения Украины, которое дорожило и дорожит этой важной связью с Церковью Российской. Может быть, отдельные группы и в особенности настроенные шовинистически думают и иначе, и, может быть, и самое правительство Украины, как видно из заявления председателя Совета Министров, стремится к другому, но народ еще ни разу не заявил о своем желании уйти от общей духовной жизни с Русской Церковью. Мы понимаем всю трагичность вопроса, какой ставит В. П. Шеин, а сама-то Русская Церковь думает ли быть единой при видимом начавшемся уже расчленении ее? Ведь вслед за Украиной от нее могут отойти Белорусская Литва, Кавказ и т. д. Считает ли возможным Русская Церковь сохранить свое единство как оно сложилось исторически, когда она опиралась на содействие гражданской власти, чего теперь у нее нет, а, напротив, она предоставлена самой себе? На этот вопрос мы ответили без всякого колебания, что Русская Церковь должна и впредь быть единой. Центробежные силы стихнут, период испытаний пройдет, и Церковь Русская снова соберет воедино расточенное.

Тот путь, который проходит она, уже пройден другими Церквами, опытом которых следует воспользоваться. От Константинопольской Церкви отделились ее части и, однако, не сразу она допустила это расчленение, даже при полной политической самобытности отдельных народов, и в этом отношении ее неторопливость давала благие результаты. Так, Румынская Церковь, бывшая в подчинении, не сразу получила свою автономию, но только тогда, когда в ней стихли страсти и она введена была в русло канонического устроения. Не будем торопиться и мы. Духовная связь народностей, обитающих на Руси, в свое время имела великое значение в деле ее собирания. Нужно посему хранить эту связь, а не разрывать ее, подчиняясь панически тем страхам, какие рисует нам напуганное воображение. Сохраним духовную связь, и она поможет нам в деле политического единения частей, которые готовы раздробиться.

Вот та основная мысль, какой держался Отдел и какую он положил в основу устройства Украинской Церкви на началах автономии. Сохраняя неразрывную связь с Русской Церковью, Украина через то не лишается той опоры, какая ей может понадобиться при тех превратностях, какие еще неизбежны на Украине, где все еще находится в процессе брожения и далеко не достигло полного образования. Преосвященный Никодим говорил о тяжелом положении, в каком находится митрополит Антоний, лишенный поддержки со стороны коллегиальных органов управления, еще не получивших утверждения. Теперь он получает эту поддержку и может в своих сношениях с правительственными учреждениями выступать в качестве единоличного представителя органов Высшего Церковного Управления. Предоставляя право и возможность Украинской Церкви самоуправляться на началах автономии, Отдел все же считал невозможным при отсутствии представителей от Украинской Церкви приступить к переработке самого Положения о временном управлении Украинской Церкви, хотя искушение к тому весьма было сильным. На этот искусительный путь и толкает нас теперь В. П. Шеин, но вступить на него значило бы заложить при самом начале новых взаимоотношений между Украинской и Российской Церквами узел неизбежных недоумений и несогласий. Украина тогда могла жаловаться, что Москва снова наложила свою тяжелую руку.

Что касается других замечаний, какие раздались со стороны говоривших членов Собора, то по поводу их удобнее будет высказаться при постатейном чтении, ибо они относятся к разным статьям и принципиального значения не имеют, кроме речи архимандрита Илариона. Он считает тип автономии, какой намечается для Украины, незаконченным, даже неправильным. По его мнению, нужно прежде всего точно определить границы или территорию, на какую распространяется автономия, и совершенно не касаться внутренних порядков географически очерченной области. Здесь явное недоразумение. Автономия имеет значение не внешнее, географическое, а непременно определяет взаимоотношение двух сторон. Чем точнее разграничены такие взаимоотношения, тем и сама автономия становится более жизненной. С этой стороны необходимо обстоятельнее остановиться на статьях, определяющих такие взаимоотношения, но это уже будет достигнуто при постатейном чтении, к которому надо скорее перейти.

С. А. Котляревский. Оставляя пока те вопросы, ответы на которые можно будет дать при постатейном рассмотрении доклада, я хотел бы остановить ваше внимание на двоякого рода замечаниях, сделанных ораторами в своих речах вчера и сегодня. Первое касается невыясненности самого характера автономии. Действительно, понятие автономии различно. Может быть автономия в смысле лишь самоуправления и полная, доходящая почти до самостоятельности. Это наблюдается и в сфере гражданской, когда речь идет о гражданском отделении, еще более должно быть в сфере церковной. Здесь мы не можем руководиться историческими примерами, не можем исходить из них, потому что слишком изменилась обстановка, приходится считаться с новыми условиями. Как указал Высокопреосвященный Митрофан, воззрение архимандрита Илариона на автономию основано на недоразумении. Может быть, следовало бы точно установить географические границы автономной церковной области, но сейчас Украина и сама не знает своих границ. Но это не относится к другому внутреннему разграничению, к внутренней автономии. Сегодня вообще прения у нас приняли иной характер, чем вчера.

В речах некоторых ораторов можно усматривать упреки Отделу, что он как бы оказал пренебрежение к Положению Всеукраинского Собора, поместив его в числе приложений к докладу наравне с представлением украинского правительства. Но Отдел не стал рассматривать Положение Всеукраинского Собора по существу. Мне кажется, что мы поступили правильно, давая ответ исключительно по существу наших отношений с Украинскою Церковью, избегая возможности осложнения и стараясь относиться бережно к этой Церкви. Если бы исходили из буквы постановлений и воспользовались предоставленным Собором Украинской Церкви правом, в силу которого все постановления Всероссийского Церковного Собора и Святейшего Патриарха безусловно обязательны для всех епархий Украины, то мы дали бы автономию для Украинской Церкви по своему. Но мы полагали, что для жизни и для наших будущих отношений важнее, чтобы установленный строй основывался на работе Церковного же Собора Украины. И особенно при отсутствии у нас на Соборе представителей от Украинской Церкви мы не хотели брать на себя работу, которая могла бы вызвать недоразумения и справедливые неудовольствия на Украине. Мне хотелось бы уверить присутствующего здесь представителя Украинской Церкви Преосвященного Никодима в тех чувствах, которыми мы руководствовались, чтобы Преосвященный Никодим, вернувшись к себе, мог легко объяснить, почему Священный Собор и Отдел избрали этот путь работы по данному вопросу.

Иной характер других возражений. Я уже указывал, что не следует ставить вопрос об Украинской Церкви как часть вопроса о децентрализации Русской Церкви. Мы не знаем, применимо ли здесь понятие церковных округов. Положение на Украине совершенно особое. Право Украины не может быть рассматриваемо как право области, ввиду отдаленности нуждающейся в особых полномочиях. Представим себе Церковь Туркестанской епархии. Само собой географическое положение ее должно было бы отразиться на церковном строе в силу того, что физически невозможно было управлять из Москвы церковными делами. На Украине положение другое, и Собор должен это ясно сознавать. Тут говорят, что автономия Украинской Церкви есть искусственный результат настоящего политического устройства на Украине, ее самостоятельности, выделения из пределов Российского государства. Мне кажется, что все особенности украинского быта и церковной жизни должны быть приняты во внимание, и мы, давая автономию Украинской Церкви, должны думать, что эти особенности украинской жизни найдут себе выражение в церковном строе. В. П. Шеин затронул важный вопрос. Он указал, что Русская Церковь до сих пор жила в тесном соприкосновении, в единении с русским государством, и пределы ее определялись пределами государства. Как быть теперь, когда государство развалилось и нет надежды на восстановление в ближайшем будущем России? Как теперь Церковь, должна ли она идти по старому пути, должна ли создать центр, объединяющий все, или она должна считаться с тем, что в настоящее время Церковь будет собранием церковных организаций, объединенных одним духовным центром группирующихся вокруг Патриарха? Собор исходил из твердого убеждения, что при всех превратностях, переживаемых Россией, духовное богатство России не должно быть умалено, не должна быть разорвана духовная связь, главная объединяющая связь, соединяющая разрозненные области России.

Но если этот общий принцип бесспорен, то применение его в разных местах, в разных областях должно быть различным. Нельзя установить единый тип автономии для всех областей. У нас недавно рассматривался вопрос об устройстве Православной Церкви в Варшавской епархии, в Польше, в другом государстве, которое по всей вероятности останется независимым. Там мы твердо отстаивали начало канонической связи с Русской Церковью, не говоря о той связи, которая соединяет всех христиан. Возьмем Литву. Там применение этого принципа может быть опять особое. Недавно стало известным, что Финляндское правительство требует автокефальной Финляндской Церкви. Это понятно, это как бы вытекает из желания власти всячески обеспечить свою самостоятельность. Но у Собора должно быть точное положение. Собор считает, что автокефалия есть не только юридическое отделение Церкви, но неразрывно проводит глубокую грань. Если Украинская Церковь, сделавшись автокефальной, оторвется, то пойдет по другому руслу, быть может, она начнет тяготеть к другим Церквам и в конце концов примкнет к Константинопольской Патриархии. Этому мы и должны предоставить единую духовную идею. И если в настоящее время некоторые православные круги на Украине толкуют об автокефалии для Украинской Церкви, то это делается прежде всего в видах политического расчета. Но если государство желает предоставить Церкви внутреннюю автономию и оказывает Церкви денежную помощь, то для этих кругов теряется всякое основание требовать автономии для Украинской Церкви и разрывать связь с бывшей целой стихией, из коей она выделилась.

Русская Церковь должна охватывать все пространство Русского государства, каковы бы политические осложнения ни были. Мы можем возражать против всякой попытки к автокефалии и можем надеяться, что на Украине все, дорожащие церковной свободой, поймут, что автокефалия — величайшая опасность для Церкви свободной, что действительный интерес Украинской Церкви — это быть с Церковью Русскою. Вот почему мне кажется, что Отдел шел правильным путем. Предлагаю перейти к постатейному чтению (д. 168, лл, 112-120).

16. Председательствующий оглашает поступившие поправки.

17. Член Собора А. В. Васильев выступает к порядку голосования.

18. Член Собора П. И. Астров выступает по применению Устава.

19. Секретарь дает разъяснения.

20. Председательствующий ставит на голосование предложение В. П. Шеина, к которому присоединяется и епископ Чигиринский Никодим, «перейти к постатейному рассмотрению Положения о временном Высшем Управлении Православной Церкви на Украине».

21. ПОСТАНОВЛЕНО: предложение отклонить.

22. Председательствующий ставит на голосование вопрос о переходе к постатейному чтению доклада Отдела о высшем церковном управлении.

23. ПОСТАНОВЛЕНО: перейти к постатейному чтению доклада.

24. Председательствующий объявляет, что предложение епископа Чигиринского Никодима принять постановления Отдела, как пожелания, чтобы их провел Украинский Церковный Собор при выработке постоянного положения о Высшем Управлении Православной Церкви на Украине, отпадает.

25. Заседание закрыто в 2 часа 15 минут.

Радио «Вера»
Наши друзья


© 2015-2020. dishupravoslaviem.ru. Все права защищены.


Статистика просмотров сайта


Яндекс.Метрика