Сайту требуется оплата, собираем посильную помощь ПОЖЕРТВОВАТЬ
Дышу Православием
Популярное:
<a href="http://thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts"></a>

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Протокол сто двадцатый

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Протокол сто двадцатый


К оглавлению

К разделу


Протокол сто двадцатый

30 марта (12 апреля) 1918 года

1. Заседание открыто в соборной палате в 9 часов утра под председательством митрополита Новгородского Арсения в присутствии 260 членов Собора, в том числе 37 епископов.

2. Председательствующий предлагает продолжить обсуждение доклада Отдела о внешней и внутренней миссии и оглашает пункт «Б» статьи 9 доклада.

3. В происшедшем обмене мнений принимают участие члены Собора: Г. И. Комиссаров, епископ Пермский Андроник, епископ Вятский Никандр, генерал Л. К. Артамонов, Б. А.
Бялыницкий-Бируля, В. И. Зеленцов, протоиерей С. И. Шлеев, Д. И. Боголюбов, А. Г. Куляшев.

4. Докладчик М. А. Кальнев дает заключительное слово.

Все возражения ораторов, высказавшихся по вопросу о проектируемой конструкции Миссионерского Совета при Св. Синоде, могут быть сведены к двум видам: одни из них относятся к задачам этого миссионерского учреждения, другие — к составу членов его. В своей речи я буду иметь, главным образом, возражения Преосвященного Никандра и Д. И. Боголюбова, хотя коснусь несколько и возражений других ораторов.

Прежде всего я должен сказать, что опасения генерала Артамонова и других, будто при осуществлении проекта конструкции Миссионерского Совета, выработанной IX Отделом, нужно опасаться бюрократизма в ведении Советом дела, совершенно напрасны. Бюрократизм, действительно, был в прежнем Миссионерском Совете, члены которого, часто совсем незнакомые с делом миссии, назначались Св. Синодом, причем среди них был только один представитель миссии. В обновленном же Миссионерском Совете все члены его избираются Собором, а впоследствии — Св. Синодом, причем приглашаются по очереди из епархий для участия в работе Совета и миссионеры, как живые деятели миссии, практически знакомые с делом ее. Скажите, где же тут место бюрократизму, его здесь нет и быть не может при данной конструкции Миссионерского Совета.

Не могу я согласиться и с доводами Преосвященного Никандра и Д. И. Боголюбова. Последние опасаются уже другого: они боятся, что новый Миссионерский Совет будет слишком профессионален вследствие большого засилья в нем миссионеров. Димитрий Иванович вместе с Преосвященным Никандром желали бы, чтобы в Миссионерском Совете не только преобладал, а прямо господствовал элемент ученых профессоров, которые только одни и могут де поставить как должно всю нашу миссию. Димитрий Иванович прямо так и говорит о Миссионерском Совете: «Нам нужно не административное учреждение, а ученое».

Так же высказался и Преосвященный Никандр: «Совет нужен только для разрешения научных вопросов, нам нужны силы академические». С этим односторонним их мнением я ни в коем случае не могу согласиться. Ведь мы создаем не специальное ученое миссионерское общество, а учреждение, прежде всего и главным образом, практически-деловое, которое руководило бы всею миссией внутренней, внешней и заграничной, которое прежде всего объединило бы доселе разрозненные силы миссионеров и разумно направило бы их работу к общей миссионерской цели — распространения православной веры среди заблудших и неверующих; с этой целью мы должны создать такое миссионерское учреждение, которое прежде всего разрешало бы многочисленные практические вопросы нашей миссии, от своевременного и разумного решения которых зависит ее успех. Согласитесь, что в этом случае даже многоученые профессора мало помогут делу миссии, если они не специалисты ее и мало с ней знакомы. Здесь нужны прежде всего люди широкого миссионерского опыта, поэтому профессионально-миссионерский характер состава Миссионерского Совета не только естественен, но и повелительно требуется самим существом его назначения, ибо, повторяю, мы учреждаем не ученое миссионерское общество, а главным образом практически-деловое. Об ученом миссионерском обществе, о так называемом Богословско-Миссионерском институте в свое время скажет слово особый подотдел «О вспомогательных миссионерских учреждениях», который посвятил свои труды этому специальному учреждению. Нам же теперь нужны от Миссионерского Совета не столько ученые разговоры и отвлеченные научные изыскания, сколько практическое руководство и живое содействие делу миссии.

Не отрицая значения и пользы введения в состав членов Миссионерского Совета и ученых сил, я, однако, хочу несколько остановиться на словах Преосвященного Никандра: «Мы будем разыскивать для Миссионерского Совета ученых людей, профессоров, способных писать против сектантов». Я добавил бы к этим словам одно лишь слово: напрасно. Скажите, пожалуйста, где вы в настоящее время найдете ученые силы, занимающиеся исследованием и опровержением нашего рационалистического и мистического сектантства? По крайней мере, я лично их не знаю, да, без сомнения, не знаете их и вы по той простой причине, что их у нас никогда не было и нет. Профессора наших Духовных Академий совершенно игнорируют святое дело нашей миссии, гибель душ православного народа для них безразлична, почему профессорских трудов по сектоведению у нас никогда не было, нет и не знаю, скоро ли будет. Лишь изредка, как бы мимоходом, они критикуют наши миссионерские литературные труды, конечно, и за это мы очень им благодарны, но самостоятельных серьезных научных работ по вопросам миссии они до сих пор не дали и не дают, и миссионеры в этом отношении совершенно одиноки, они должны сами отыскивать и научные пути в борьбе с сектантством, будучи предоставлены собственным силам, лишенные возможности пользоваться тем богатым научным материалом академических и иных библиотек, какой всегда к услугам наших профессоров.

Если же нам приходится иногда обращаться к их имеющим некоторое отношение к миссии научным трудам, то мы только в ужас приходим: один профессор подвергает сомнению Божество Господа нашего Иисуса Христа и Его Воскресение, другой профессор (Киевской Академии) отрицает Св. Предание как источник христианского вероучения, третий (профессор той же Академии) доказывает, что христианское учение о Св. Троице заимствовано из языческого учения и что почитание креста у язычников было еще раньше, чем появилось христианство и т. п. Скажите, могут ли миссионеры найти себе помощь у таких профессоров, зараженных духом протестантства, не должны ли они открещиваться и бежать от них, как зараженных чумою протестантского неверия и отрицания? (Считаю необходимым, во избежание недоразумений, пояснить мои слова, сказанные о некоторых профессорах Киевской Академии. Я, как сын ее и питомец ее, ставлю высоко ее честь и достоинство, поэтому мои слова о протестантствующих профессорах этой Академии никоим образом не могут относиться ко всей глубоко уважаемой мною их корпорации; они относятся только к двум профессорам, назвать имена которых я считаю здесь совершенно лишним.)

Итак, не отвергая значения и пользы работ в Миссионерском Совете ученых сил действительно православных профессоров, я все же утверждаю, что нам пока более нужны силы организаторские и силы миссионерской практики, широкого миссионерского опыта, ибо миссия — дело не только науки, а и живого, непосредственного воздействия на умы и сердца людей.
Далее. Я совершенно согласен с тем, что отрывать епархиальных миссионеров от епархий на целый год для занятий в Миссионерском Совете невозможно без ущерба для дела епархиальной миссии. Ни один миссионер, любящий свое дело, не согласится оставить свою епархию на такой продолжительный срок, но участие его в занятиях Миссионерского Совета в течение 3-4 месяцев, ввиду общей для миссии пользы, я считал бы допустимым.

Наконец, полное уничтожение самостоятельности работ Миссионерского Совета, который должен быть при Св. Синоде и который по финансовым соображениям хотят совершенно слить с Синодом, я считаю прямо вредным для дела миссии, ибо, при множестве дел у членов Синода, живое и многосложное дело внутренней, внешней и заграничной православной миссии будет для них второстепенным, чужим, и наша миссия в общем ходе церковных дел снова останется позади, где-то на задворках, как было это до сих пор. Этого теперь не должно быть: сама жизнь многострадальной Церкви повелительно требует теперь исключительного внимания и заботы о миссии для блага же самой Церкви. По всем вышеизложенным соображениям я убедительно прошу высокое собрание принять выработанный IX Отделом проект устройства Миссионерского Совета при Св. Синоде в том виде, как он изложен в рассматриваемом докладе (д. 121, лл. 48-49 об.).

5. Председательствующий ставит на голосование предложение епископа Вятского Никандра о передаче пункта «Б» статьи 9 на совместное рассмотрение Отделов о миссии, церковном имуществе и хозяйстве, о высшем церковном управлении и Издательского.

6. ПОСТАНОВЛЕНО: принять предложение епископа Вятского Никандра.

7. Председательствующий оглашает пункт «А» статьи 10.

8. Докладчик профессор М. Н. Васильевский дает предварительные объяснения.
Статья 10 говорит о материальном обеспечении миссии. Нужно заметить, что вопрос об обеспечении содержанием миссионеров в православной миссии является острым и больным вопросом. В прошедшее время для содержания православных миссионеров не было определенных источников и не было никаких определенных норм содержания. Из смет Св. Синода о приходе и расходе сумм видно, что на содержание миссионеров шли средства различных источников. Самая незначительная доля тратилась из казенных средств — не более 40 тысяч, на тот же предмет шли специальные средства Синода — главным образом из остатков на содержание городского и сельского духовенства. И наконец, большая часть средств составлялась из местных епархиальных источников. Не было и определенных норм окладов для миссионеров. Из той же сметы видно, что содержание епархиального миссионера колебалось от 600 рублей до 4000 рублей. Что касается уездных миссионеров, то эта разница еще разительнее. Были уездные миссионеры, которые получали содержание только в 25 рублей в год; содержание уездных миссионеров колебалось от 25 до 2500 рублей. Еще хуже обстояло дело в прошлом с правовым положением миссионеров. Миссионеры, собственно, до самого последнего времени не имели решительно никаких прав, не были обеспечены в старости и инвалидности. Никаких пенсий миссионерам не полагалось. За последний год сделано в этом отношении некоторое улучшение, но улучшение далеко не удовлетворительное. Понятно, что такое положение дела крайне вредно и крайне печально отзывалось на состоянии и личном составе нашей миссии. При таком положении охотников занять эту должность при всем искреннем стремлении к миссионерской деятельности находилось немного, а миссионеры, прослужившие достаточное время и приобретшие знания и опыт, должны были оставлять службу, озабочиваясь обеспечением семьи.
Наблюдалось и такое явление, которого не было в других сферах деятельности. Миссионерские места пустовали целые годы, так как не находилось для них кандидатов. Существующий до настоящего времени Миссионерский Совет не мог не обратить на эту сторону внимания, и вот в феврале 1917 года вопрос о правовом и материальном положении православных миссионеров был подвергнут самому тщательному обсуждению.

Миссионерский Совет передал доклад на заключение Св. Синода, и Св. Синод признал этот вопрос делом неотложной важности. Была надежда, что вопрос об обеспечении наших миссионеров встретит сочувственное отношение и в государственных сферах, тем более, что Государственною Думою было указано нашему Высшему Церковному Управлению обратить самое пристальное внимание на улучшение миссионерского дела, но последовавшие политические события сняли с очереди этот вопрос. Если то, что составляло самую уязвимую сторону миссионерского дела останется в прежнем положении, конечно, на улучшение нашего миссионерства не будет никакой надежды. Это и побудило Отдел заняться именно этой стороной. При этом Миссионерский Отдел руководствовался, главным образом, теми предложениями, которые были выработаны Миссионерским Советом и были приняты Св. Синодом, а с другой стороны, теми предложениями, которые были выработаны в Отделе о правовом и материальном положении духовенства.

Еще в миссионерской литературе, когда поднимали вопрос об обеспечении определенными окладами миссионеров, указывалось, как на подходящую параллель, на содержание епархиальных и уездных наблюдателей. На эту параллель указывал Св. Синоду известный расколовед и практический миссионерский деятель профессор Н. И. Ивановский. Эта параллель имелась в виду при работах Миссионерского Синодального Совета. Это имел в виду и Миссионерский Отдел при настоящем Священном Соборе.

Затем, Миссионерский Совет не мог не озаботиться тем, чтобы лица, посвятившие себя миссионерскому служению, оставались на своих должностях возможно большее время, поэтому вводил некоторые поощрения для прослуживших на этом поприще более продолжительное время. У нас предполагается периодическая пятилетняя прибавка для миссионеров. Что касается пенсионных окладов, то эти пенсионные оклады установлены применительно к тем пенсионным окладам, которые выработаны для наших пастырей в Отделе о правовом и материальном положении духовенства.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что если миссионер желает быть на высоте призвания, а это решительно необходимо, то он должен озаботиться приобретением обширной литературы. У миссионеров больше дорожных расходов. Имея в виду эти обстоятельства, Миссионерский Отдел имел справедливым повысить оклады миссионеров по сравнению с окладами епархиальных и уездных наблюдателей.

В данном случае я просил бы Священный Собор утвердить два положения. Прежде всего то, что епархиальные и уездные миссионеры должны быть обеспечены пенсией. Во-вторых, признать необходимым, чтобы те и другие миссионеры были обеспечены надлежащими окладами содержания. Я обращаю ваше внимание на то обстоятельство, что по крайней мере в предстоящие 10 лет больших средств на пенсии не потребуется. В настоящее время из епархиальных миссионеров, выслуживших 25 лет, не найдется более трех человек. Эта сумма совершенно ничтожная, и я полагаю, что Св. Собор пред ассигнованием этой суммы не остановится. Среди уездных миссионеров число лиц, выслуживших пенсии, также совершенно ничтожно. Точных данных не имеется, но, во всяком случае, число этих лиц не превышает и десяти. Таким образом, общая сумма, которая потребуется на пенсии миссионерам, не превысит 20-30 тысяч рублей в год. Если сумму, которая потребуется в настоящее время, разложить на верующих, преданных Церкви, то это будет равняться 1/50 копейки с человека в год, а может и меньше. Поэтому в данном случае не может быть предмета спора для тех, которые особенно ревниво относятся к сбережениям народа. Да и вообще все наши миссионерские расходы, если их Священному Собору будет угодно признать целесообразными, едва ли можно признать обременительными. Общая сумма, потребная на миссию, будет около 2 миллионов рублей. Но вновь, если эту цифру разложить на православных верующих русских христиан, а таких, я думаю, будет никак не менее 30 миллионов, то придется по 5 копеек с души. Неужели будем говорить, что это тяжелое бремя, если каждый верующий уделит в год 5 копеек на такое святое и нужное дело, как миссия. Я думаю, что и разговаривать тут совершенно не о чем. Вот в заграничных миссиях тратятся не десятки и сотни тысяч, даже не миллионы, а десятки миллионов. Даже у сектантов на миссионерское дело тратятся миллионы.

И вот, принимая все это во внимание, обращаюсь к Священному Собору с усерднейшей просьбой: утвердить и принять этот законопроект и, таким образом, миссионерскую организацию и миссионерское дело в Русской Православной Церкви поставить на прочную и твердую почву (д. 121, лл. 52-54 об).

9. В происшедшем обмене мнений принимают участие члены Собора: архимандрит Вениамин, епископ Вятский Никандр, протоиерей А. М. Станиславский, А. В. Васильев, архимандрит Матфей, В. И. Зеленцов, Д. И. Боголюбов, Г. А. Чайкин, В. К. Недельский, А. И. Июдин, епископ Полоцкий Серафим.

10. В 12 часов 25 минут объявляется перерыв.

11. Заседание возобновляется в 1 час дня.

12. Председательствующий объявляет, что Святейший Патриарх Тихон предполагает в субботу 31 марта совершить заупокойную литургию и панихиду по убиенным за защиту Святой Православной Церкви в семинарской церкви во имя святителя Николая.

13. Председательствующий предлагает продолжить обмен мнений по статье 10 Отдела о внешней и внутренней миссии — о содержании епархиальных и уездных миссионеров.

14. В обмене мнений принимают участие члены Собора: епископ Астраханский Митрофан, митрополит Харьковский Антоний.

15. Председательствующий оглашает поступившее за подписью 30 членов Собора предложение о прекращении записи ораторов и ограничении срока речей 5 минутами.

16. ПОСТАНОВЛЕНО: запись ораторов прекратить и ограничить срок речей 5 минутами.

17. В дальнейшем обмене мнений по статье 10 принимают участие члены Собора: протоиерей С. И. Шлеев, Д. А. Несмеянов, епископ Камчатский Нестор, епископ Никольско-Уссурийский Павел, А. Г. Куляшев, митрополит Херсонский Платон.

18. Докладчик профессор М. Н. Васильевский даст разъяснения. Не буду касаться общих вопросов. Скажу только, что Собору угодно было перейти к постатейному чтению доклада. Относительно статьи 10 скажу, что никто не находит оклады миссионеров высокими, которые нельзя было бы принять. Указывают лишь на то, что найдутся епархии, которые не в состоянии будут дать такого оклада. Но если Собор признает, что эти оклады нормальны, то епархии найдут, должны найти средства. Епархии часто содержат 100000 зданий училищ. В некоторых епархиях духо¬венство детей воспитывает как в дворянских институтах, и для общего святого дела миссионерства у них должны найтись средства. Относительно немогущих дать эти средства епархий, каковых весьма немного, нужно сказать, что пусть они обращаются в Высшее Церковное Управление.

Относительно поправок епископа Митрофана следует сказать, что они заслуживают полного внимания, но указывать, сколько уездов должно быть в распоряжении уездного миссионера, конечно, нельзя. Есть уезды сплошь сектантские, а в иных имеются 6-7 селений, требующих особого миссионера, которому жалованье также дается в размере 3000 рублей. Соединять уезды в один следует, но это надо предоставить местному Епархиальному Собранию, которое определит норму сектантских селений — их количество, подлежащее заведыванию уездного миссионера. Следует принять принципиально поправку Преосвященного Митрофана и о епархиальном миссионере, чтобы деятельность этого миссионера не приобрела чисто бюрократического характера и чтобы он принимал деятельное участие в миссионерстве. Но в то же время нужно сказать, что епархиальный миссионер должен взять под свое руководство селения, требующие особо усиленного миссионерского воздействия, где требуется опыт, и вовсе не нужно ему предоставлять особого участка. Например, в школьном деле, директор (он в своем деле то же, что и епархиальный миссионер) посещает только школы, требующие особливого внимания. Говорят, что содержание миссионеров свести к определенной норме везде нельзя. Это не основательно. Вопрос в том, при каких условиях больше работы миссионеру? Есть участки, где тысячи раскольников, но в некоторых спокойно и особливого напряжения деятельности ожидать от миссионера не приходится. Но вдруг начинается сектантский пожар, и дела не переделать. Трудно говорить, где легче, где тяжелее. Есть еще возражения, предлагающие уничтожить разницу содержания миссионеров с низшим образованием от содержания миссионеров с образованием высшим и средним. Это, конечно, в современном демократическом духе, но Отдел стоял на законном основании, руководствуясь указаниями и примерами в жизни; соображались с окладами преподавателей, законоучителей и пр. Но если Собор уничтожит разницу в содержании миссионеров, возражений не может быть. Так как никто не находил окладов высокими, то мы просим Священный Собор принять без изменения как этот, так и все последующие статьи параграфа 10. Передать же вопрос на усмотрение епархиальных съездов, значит ничего не сделать. Найдутся епархии, которые да¬дут и больше, например, Херсонская епархия приняла и дала все прибавки и пенсии миссионерам, но есть епархии, которые отложат дело, не считая его первой необходимостью. Большевизм проник и в церковную среду. Там, где есть лица, увлеченные большевизмом, там положение миссионеров катастрофическое, если не обязать епархию обеспечить миссионеров. Епархии — церковные учреждения, и они должны принять не только к сведению, но и к исполнению постановления Собора. Понимать иначе я решительно не допускаю (д. 121, лл. 73-73 об.).

19. Председательствующий оглашает поступившее за подписью 30 членов Собора предложение отложить обсуждение доклада о внешней и внутренней миссии до следующей сессии Собора.

20. ПОСТАНОВЛЕНО: отклонить предложение.

21. Председательствующий оглашает поступившее за подписью 37 членов Собора предложение с просьбою поручить соединенному собранию Отделов о внешней и внутренней миссии, Хозяйственному и Издательскому в срочном порядке вечером 30 марта рассмотреть вопрос об организации Синодального Миссионерского Совета.

22. ПОСТАНОВЛЕНО: принять предложение.

23. Председательствующий объявляет, что за отклонением предложения об отсрочке обсуждения доклада о миссии до осенней сессии Собора, поправка епископа Вятского Никандра отпадает.

24. Председательствующий ставит на голосование предложение докладчиков М. А. Кальнева и профессора М. Н. Васильевского следующего содержания: «Ввиду достаточно выясненного вопроса о содержании миссионеров и отсутствия принципиальных возражений, принять все пункты статьи 10 без дальнейших прений».

25. ПОСТАНОВЛЕНО: принять предложение докладчиков.

26. Председательствующий ставит на голосование предложенное епископом Камчатским Нестором примечание к пункту «А» статьи 10: «В тех епархиях, где нет местных епархиальных средств, а равно и в заграничных миссиях, по определению Священного Синода содержание служащих в миссии относится на общественные суммы».

27. ПОСТАНОВЛЕНО: принять примечание в изложении епископа Камчатского Нестора.

28. Председательствующий объявляет, что поправка епископа Никольско- Уссурийского Павла о добавлении к заголовку статьи 10 — «Содержание епархиальных и уездных миссионеров» — слов «внешней и внутренней миссии- будет передана в Редакционный Отдел; что поправки протоиерея С. И. Шлеева и архимандрита Матфея отпадают; что поправки епископа Астраханского Митрофана: 1) «Уездные миссионеры могут для своей работы соединять два или три уезда, согласно распределению, сделанному епархиальным съездом», 2) «Епархиальный миссионер, сохраняя общее руководство по делам миссии в епархии, должен иметь свой определенный участок» будут переданы в Отдел о внешней и внутренней миссии.

29. Председательствующий ставит на голосование предложение В. И. Зеленцова о дополнении статьи 10 новым пунктом «3»: «Епархиям предоставляется право увеличивать эти оклады из местных средств».

30. ПОСТАНОВЛЕНО: принять пункт «3» в изложении В. И. Зеленцова.

31. Председательствующий ставит на голосование статью 10 с принятыми поправками.

32. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 10 в следующем изложении:

«А. Епархиальные миссионеры в каждой епархии получают, впредь до образования общецерковного фонда, из епархиальных средств одинаковый оклад содержания в сумме 3200 рублей в год и 1000 рублей на разъезды и канцелярские расходы.
Примечание. В тех епархиях, где нет местных епархиальных средств, а равно и в заграничных миссиях, по определению Священного Синода содержание служащих относится на общецерковные суммы.

Б. Епархиальные миссионеры с высшим образованием сверх жалованья получают четыре пятилетние прибавки в размере 400 рублей за каждое пятилетие, а с средним образованием — в размере 200 рублей за каждое пятилетие, причем за ними сохраняется право на дальнейшее получение пятилеток, соответственно степени их образования и продолжительности лет службы, при их переходе на службу по духовно-учебному ведомству.

В. Епархиальные миссионеры без высшего и среднего образования получают такое же содержание 3200 рублей жалованья в год и 1000 рублей разъездных и на канцелярские расходы, но пятилетиями прибавками не пользуются.

Г. Уездные миссионеры в каждой епархии получают содержание в сумме 2500 рублей в год и разъездных не менее 500 рублей.

Д. Уездные миссионеры с высшим образованием сверх жалованья получают четыре пятилетние прибавки в размере 400 рублей, а уездные миссионеры с средним образованием в размере 200 рублей за каждое пятилетие и, при переходе на духовно-учебную службу, сохраняют за собою право на дальнейшее получение пятилеток соответственно продолжительности лет их службы и степени их образования.

Е. Уездные миссионеры без высшего и среднего образования получают содержание в размере 2500 рублей в год и не менее 500 рублей разъездных, но пятилетних прибавок не получают.

Ж. Уездные миссионеры, занимающие приходские должности, получают разъездных не менее 500 рублей в год.

З. Епархиям предоставляется право увеличивать эти оклады из местных средств».

33. Заседание закрыто в 2 часа 30 минут дня.

Радио «Вера»
Наши друзья


© 2015-2019. dishupravoslaviem.ru. Все права защищены.


Статистика просмотров сайта


Яндекс.Метрика