Сайту требуется оплата, собираем посильную помощь ПОЖЕРТВОВАТЬ
Дышу Православием
Популярное:
<a href="http://thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts"></a>

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Протокол сто двадцать второй

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Протокол сто двадцать второй


К оглавлению

К разделу


Протокол сто двадцать второй

3 (16) апреля 1918 года

1. Заседание открыто в соборной палате в 5 часов 10 минут вечера под председательством митрополита Харьковского Антония в присутствии 252 членов Собора, в том числе 35 епископов.

2. Председательствующий ставит на голосование поправку С. Н. Волобуева о дополнении статьи 11 доклада Отдела о внутренней и внешней миссии: «Миссионеры, прослужившие менее 10 лет и получившие при исполнении своего служебного долга увечье или такую болезнь, которая совершенно лишает их возможности продолжать службу, получают пенсию в размере, устанавливаемом каждый раз Высшим Церковным Управлением».

3. ПОСТАНОВЛЕНО: принять поправку С. Н. Волобуева.

4. Председательствующий оглашает и ставит на голосование статью 11 доклада Отдела о внутренней и внешней миссии с поправкой С. Н. Волобуева.

5. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 11 в изложении Отдела с принятой поправкой: «Пенсия епархиальным и уездным миссионерам производится из общецерковных сумм в следующих размерах:

А. Епархиальные миссионеры с высшим и средним образованием и без такового, в духовном сане и без оного, получают пенсию в размере 2400 рублей в год.

Уездные миссионеры с высшим и средним образованием и без такового, в духовном сане и без оного, получают пенсию в размере 1800 рублей в год.

Епархиальным и уездным миссионерам, состоящим в духовном сане и неимеюшим оного, при переходе на службу по духовно-учебному ведомству, время, проведенное ими в должности миссионера, зачисляется в срок выслуги на пенсию год за год.

Б. Прежняя служба в должности епархиального и уездного миссионера находящимся в сане и без сана, до издания сего Положения о пенсии и пятилетних прибавках, засчитывается в срок выслуги пенсии и пятилетних прибавок год за год, а епархиальная служба засчитывается поступившим на миссионерскую должность в пропорции 7:5.
Срок выслуги пенсии для миссионеров епархиальных и уездных устанавливается 25-летний.

Епархиальные и уездные миссионеры, прослужившие в должности миссионера от 10-15 лет, по увольнении от службы получают 1/3 оклада пенсии, прослужившие от 15-20 лет получают 2/3 оклада, а прослужившие 25 лет и более получают полный оклад пенсии.

Миссионеры, не достигшие до 15-20 лет и до 25 лет 6 месяцев, получают пенсию, определенную за полную выслугу означенных сроков.

Миссионеры, оставляющие службу по расстроенному на службе здоровью или по неизлечимой болезни, получают пенсию: прослужившие 15 лет — половину оклада, прослужившие от 15-20 лет — 2/3 оклада и прослужившие 20 лет — полный оклад пенсии.

Миссионеры, одержимые такими неизлечимыми недугами, которые лишают их возможности не только продолжать службу, но и обходиться без постоянного постороннего ухода, получают пенсии: прослужившие 10-15 лет — 2/3 оклада и прослужившие свыше 15 лет — полный оклад.

Миссионеры, прослужившие менее 10 лет и получившие при исполнении своего служебного долга увечье или такую болезнь, которая совершенно лишает их возможности продолжать службу, получают пенсию в размере, устанавливаемом каждый раз Высшим Церковным Управлением».

6. Председательствующий предлагает перейти к обсуждению статьи 9 доклада Отдела о внешней и внутренней миссии в измененном Отделом изложении.

7. Выступает митрополит Херсонский Платон.

Финансовый, Издательский и Миссионерский Отделы обсуждали вопрос о составе Миссионерского Совета. В заседании сначала отстаивалась редакция Миссионерского Отдела, но в последнем заседании решили изменить ее так: «Председателем Миссионерского Совета состоит лицо в епископском сане из числа членов Синода, избираемое им на три года. Три года условно, от Собора до Собора. Одним товарищем председателя состоит по должности председатель Всероссийского Православного Миссионерского Общества и ведает дела внешней и заграничной миссии, другой товарищ председателя, лицо в священном сане, преимущественно в епископском, избирается Св. Синодом на три года и ведает дела внутренней миссии». Внутренняя миссия требует особливого попечения, а потому лицо, ведающее дела этой миссии, должно быть по преимуществу в сане епископа. Большие прения вызвал вопрос о числе членов Синода, входящих в состав Миссионерского Совета. При этом высказывалось мнение, что интересы миссии близки всем членам Синода, но соединенное присутствие, имея в виду, что членам Синода предстоит весьма разнообразная и сложная работа по высшему управлению Церковью, а также для большей организованности и согласованной и миссионерской работы, ограничилось двумя членами Синода и одним от Высшего Церковного Совета, а всего тремя. Далее в число членов Миссионерского Совета на один год входят миссионеры: противосектантский, противораскольнический и противокатолический. По одному представителю от заграничной миссии (по очереди, по вызову), от Академии и церковно-общественных организаций.

Затраты на Миссионерский Совет сокращены. Члены Синода и Совета работают даром, получая содержание по Синоду и Совету. Содержание получает только один товарищ председателя, ведающий дела внутренней миссии, а остальные получают только прогонные и суточные деньги (д. 123, лл. 20-20 об.).

8. В происшедшем обмене мнений принимают участие члены Собора: епископ Пермский Андроник, протоиерей К. М. Аггеев, К. В. Данилевский. Д. И. Боголюбов, А. Г. Куляшев, протоиерей А. П. Рождественский, епископ Никольско-Уссурийский Павел, профессор Л. И. Писарев, епископ Полоцкий Серафим, архиепископ Алеутский Евдоким, епископ Вятский Никандр, митрополит Харьковский Антоний.

9. Докладчики М. А. Кальнев и архимандрит Гурий дают разъяснения.

М. А. Кальнев. Позвольте, досточтимые отцы и братия, обратить ваше внимание на удивительные противоречия в мнениях ораторов, высказавшихся по вопросу об организации Высшего Миссионерского Совета. Эти мнения так противоположны, что уже одними своими противоречиями сами себя уничтожают. Одни из ораторов, к которым принадлежит и Преосвященный Андроник, говорят, что Синодальным Миссионерским Советом должен всецело ведать Св. Синод, а миссионерам и другим специалистам миссии доступ в этот Совет должен быть закрыт, дело и без них там обойдется. Другие утверждают противное: они говорят, что Синодальный Миссионерский Совет должен быть подальше от Синода. Преосвященный Никандр и, замечу, представитель из Учебного Комитета и Издательского Совета, по причинам для меня, кажется, понятным, хотели бы видеть в Миссионерском Совете лиц, совершенно не причастных к Синоду.

Преосвященный Андроник говорит, что миссионеры могут участвовать, и то только с правом специального голоса, в заседаниях Миссионерского Совета, лишь во время прибытия своего по каким-либо делам в Москву, другие ораторы хотели, чтобы миссионеры чуть ли всю свою жизнь сидели в Совете. Преосвяшенный Андроник, как видите, все-таки делает снисхождение миссионерам: он допускает их в заседания Совета хоть проездом через Москву. Я лично, например, ровно 20 лет тому назад был в Москве проездом из Всероссийского Казанского Миссионерского съезда, значит, только через 20 лет, по проекту Преосвященного Андроника, я имел бы счастье участвовать в заседании Миссионерского Совета, и то, конечно, в том лишь случае, если бы двухдневное мое пребывание в Москве случайно совпало с заседаниями Миссионерского Совета.

Продолжительность пребывания в Москве миссионеров, вызываемых для работ в Миссионерском Совете, Д. И. Боголюбов определяет в три месяца, ни в коем случае не больше, а профессор Писарев хочет, чтобы работали здесь они в течение трех лет, ни в коем случае не меньше.

Преосвященный Андроник сомневается даже в самой пользе присутствия в Москве миссионеров внешней миссии, а Данилевский настаивает, чтобы их было в Совете не по одному, как проектировано это в докладе, а не менее двух разом.

Далее. Одни ораторы, как, например, протоиерей о. Рождественский, хотят, чтобы вопрос об устройстве Миссионерского Совета целиком передать для рассмотрения в Св. Синод, другие совершенно справедливо говорят, что зачем же доклад внесен на обсуждение Собора, неужели он не в силах разобраться в нем. И так далее. Противоречия за противоречиями, что ясно говорит о том, что истина — в золотой середине, в нашем докладе.

Нужно было бы остановиться на мнении Преосвященного Никандра, который напрасно старался убедить нас, будто его проект устройства Миссионерского Совета совершенно сходится с проектом, выработанным в Отделе, но я избавлен от этого по той причине, что опоздавший на наше собрание Владыка, сам не зная того, все время критиковал забракованный нами же проект и не слыхал новый выработанный окончательно соединенным заседанием трех Отделов и прочитанный Преосвященным Платоном, почему вся речь Преосвященного Никандра даром пропала, как направленная совершенно не по адресу.

Но я хочу обратить особенное ваше внимание не столько на самоуничтожающие себя до крайности противоположные мнения ораторов, сколько на другое, более важное обстоятельство, служащее, собственно говоря, главной причиной несогласия многих с выработанным в Отделе проектом устройства Синодального Миссионерского Совета. Оно только что было высказано Преосвященным Никандром, его вы слышали и из уст других ораторов. Вы слышали здесь неоднократно слова «денег нет». Вот где главная причина и несогласия многих ораторов с написанным докладом. Посмотрим, насколько они основательны.

Можно подумать, что здесь требуются огромные суммы, вроде тех многих миллионов, которые тратятся в различных коллегиях пропаганды в католической миссии или в различных протестантских миссионерских альянсах. Куда нам до них! Мы еще не доросли до должного церковного самосознания, чтобы хотя бы мечтать об этих суммах. Мы просим всего несколько десятков тысяч, приблизительно около 50, на устройство Миссионерского Совета, который руководил бы всею православною миссией, внутренней, внешней и заграничной, требуется столько, сколько ассигнует на дело миссии одна Херсонская епархия, а нам противники нашего проекта твердят, что денег нет. Если их нет, то они должны быть, иначе для чего же Собор так долго и подробно рассуждал о необходимости миссии, об ее усилении, о жалованье и пенсиях миссионеров, об организации всей миссии? Неужели это были одни бесплодные слова, пустые рассуждения? Или это уж такова судьба нашей православной русской миссии, что и теперь, когда она так нужна, для всех других проектируемых учреждений деньги найдут, но не найдут лишь для одной всегда и прежде обездоленной, забытой нашей миссии? Нет, этого не будет: не такое теперь время, современная жизнь Церкви повелительно требует внимания и самого заботливого отношения к миссии, и вы их окажете миссии, ибо хорошо понимаете, что Церковь без миссии не может быть. Чтобы не распространяться об этом много, позвольте, досточтимые отцы и братия, предложить вам небольшой, но много говорящий рассказ.

В одном обществе художников возникла мысль изобразить на картине религиозный упадок современного общества, но изобразить так, чтобы на картине можно было видеть и причину этого упадка. Решено было всем представить свои труды в назначенное время, что и было исполнено. Заданная интересная тема различно была истолкована художниками в их трудах: одни из них нарисовали на своей картине разгул пьяной толпы со всеми его безобразиями, другие не менее талантливо нарисовали толпу громил-хулиганов, грабителей и проч., третий представил на картине запушенный храм, весь в дырах, с отваливающейся штукатуркой, с выбитыми оконными стеклами, с покосившимися на куполах крестами, с полуразрушенной оградой. Были и другие подобные картины, но ни одна из них никого из художников, кроме разве авторов, не удовлетворяла: всеми сознавалось, что на картинах были изображены последствия, а не причины упадка веры в обществе. Художники должны были сознаться, что труды их на заданную тему оказались неудачными. Наступила, как всегда в таких случаях, неловкая тишина.

Вдруг один молодой художник, задумчиво сидевший в стороне, обращается к своим товарищам с такими словами: «Господа, я обещаю через 3-4 месяца разрешить поставленную нами задачу». Через три месяца картина была готова. Собравшиеся сразу поражены были необычайно талантливо исполненными изображениями храма: легкость стиля, благородство форм и очертаний, изящество орнамента, огнем сверкающие на солнце позлащенные купола, масса света, великолепное сочетание красок — все говорило за то, что только глубокое художественное настроение и большой талант могли создать такую прекрасную картину. Глядя на нее каждый думал одно и то же: «Вот, если бы в действительности осуществить эту идею! Что за чудный памятник художественного и архитектурного искусства был бы это. Как были бы счастливы прихожане, имеющие такой храм Божий!». Но что это? На дверях храма большой замок, сами двери заколочены досками. Художник хотел изобразить упадок веры — и это ему удалось. Люди не любят свой великолепный храм, не ходят в него, там не слышны их молитвы, не воскуряется дым кадильный, там всегда царит мертвая тишина. Но где же на картине изображена причина такою равнодушия? Ее не видно. «А присмотритесь к кружке возле дверей», — ответил автор картины.

Все тотчас обратили внимание на изображенную церковную кружку. Видно, что рука жертвователя давно не опускала в нее доброхотной лепты. Сквозь окутавшую кружку паутину можно было прочесть слова: «На миссию». Задумались художники, ибо эта надпись объяснила им все.

Я этим кончаю. Скорее сметите с кружки нашей православной миссии паутину и пыль преступною забвения. Поспешите сейчас, не откладывая, пока еще не поздно, пока многочисленные враги Церкви не заперли наши святые храмы тяжелыми замками, пока потерявшие веру русские люди сами своими руками наглухо не забили двери храмов большими досками.

Архимандрит Гурий. Кроме председателя Миссионерскою Общества, который входит в состав Миссионерского Совета по должности, необходимо ввести в Совет одною представителя от внешней миссии, подготовленного к борьбе с магометанством и ламаизмом. Представитель внешней миссии содержится на средства Миссионерского Общества. Говорят, что у нас мало деятелей внешней миссии. Это неправда. Их в России более 150 человек. Предлагаю внести примечание: «Представительство в Синодальном Миссионерском Совете от внешней миссии должно быть организовано так, чтобы в этом Совете были лица, специально подготовленные в области миссионерской борьбы с магометанством и буддо-ламаизмом, как теми двумя религиозными верованиями, которые преимущественно исповедуются нашими инородцами и которые активно с большой энергией борются с христианством за миссионерское воздействие на инородческие племена. Посему, если председателем Миссионерского Общества будет являться лицо, специально подготовленное в области борьбы с магометанством, то представитель от внешней миссии должен быть лицо, специально подготовленное в области миссионерской борьбы с буддо-ламаизмом и наоборот» (д. 123, лл. 31-33 об.).

10. Председательствующий ставит на голосование предложение протоиерея А. П. Рождественского о передаче вопроса об устройстве Миссионерского Совета на решение Священного Синода.

11. ПОСТАНОВЛЕНО: предложение А. П. Рождественского отклонить.

12. Председательствующий ставит на голосование поправки к статье 9 епископа Вятского Никандра, епископа Пермского Андроника и профессора Л. И. Писарева.

13. ПОСТАНОВЛЕНО: поправки отклонить.

14. Председательствующий объявляет, что с отклонением поправки епископа Вятского Никандра предложенное им, Председательствующим, дополнение к сей поправке отпадает.

15. Председательствующий ставит на голосование пункты «Б-Д» статьи 9 в измененном Отделом изложении.

16. ПОСТАНОВЛЕНО: принять пункты «Г-Д» статьи 9 в измененном Отделом изложении.

«Б. Председателем Синодального Миссионерского Совета состоит лицо в епископском сане из числа членов Св. Синода, избираемое им на 3 года. Одним товарищем председателя состоит, по должности, председатель Всероссийского Православного Миссионерского Общества и ведает дела внешней и заграничной миссий, другой товарищ председателя лицо в священном, по преимуществу в епископском сане, избирается Св. Синодом на 3 года и ведает дела внутренней миссии.

В. В состав Синодального Миссионерского Совета входят: один член Св. Синода, один член Высшего Церковного Совета, по одному миссионеру, вызываемых из епархий на срок не более года из среды миссионеров противосектантских, противораскольнических и противокатолических, один миссионер от внешней миссии, избираемый Советом Православного Миссионерского Общества на срок, определяемый им самим, один представитель от заграничных миссий, вызываемый Советом на срок не более года, один представитель от Академий и один от церковно-общественных учреждений, приглашаемых Советом по мере надобности.

Г. Из состава членов Синодального Миссионерского Совета получают жалованье в размере, определяемом Св. Синодом, один только товарищ председателя, ведающий делами внутренней миссии. Вызываемые для участия в работах Миссионерского Совета миссионеры внутренней и заграничной миссий, представители Академий и церковно-общественных организаций получают суточное содержание и прогонные в
размере, определяемом Св. Синодом, а представитель от миссии внешней получает содержание и прогонные из средств Всероссийскою Православного Миссионерского Общества.

Д. Делопроизводство Синодального Миссионерского Совета ведется канцелярией Св. Синода».

17. Председательствующий объявляет, что поправка К. В. Данилевского к статье 9 о двух представителях от внешней миссии в Миссионерском Совете отпадает.

18. Председательствующий ставит на голосование поправку архимандрита Гурия о дополнении статьи 9 особым примечанием и вторую часть поправки К. В Данилевского, как согласную с предложенным архимандритом Гурием примечанием: «Представительство в Синодальном Миссионерском Совете от внешней миссии должно быть организовано так, чтобы в этом Совете были лица, специально подготовленные в области миссионерской борьбы с магометанством и буддо-ламаизмом, как теми двумя религиозными верованиями, которые преимущественно исповедуются нашими инородцами и которые активно с большой энергией борются с христианством за миссионерское воздействие на инородческие племена. Посему, если председателем Миссионерского Общества будет являться лицо, специально подготовленное в области борьбы с магометанством, то представителем от внешней миссии должно быть лицо, специально подготовленное в области миссионерской борьбы с буддо-ламаизмом, равно как и наоборот».

19. ПОСТАНОВЛЕНО: принять примечание к статье 9 в изложении архимандрита Гурия.

20. Председательствующий ставит на голосование пункт «Е» статьи 9 в изложении Отдела.

21. ПОСТАНОВЛЕНО: принять пункт «Е» статьи 9 в изложении Отдела: «Синодальный Миссионерский Совет управляет и руководит внутренней миссией, согласно Уставу, утвержденному Высшим Церковным Управлением. Внешней же миссией он управляет чрез посредство Совета Всероссийского Миссионерского Православного Общества, действующего по особому своему Уставу».

22. Председательствующий оглашает и ставит на голосование статьи 1 и 2 основных положений Устава Всероссийского Миссионерского Православного Общества в изложении Отдела и поправку к статье 2 члена Собора А Г. Куляшева — внести в эту статью слова «научно подготовленное».

23. ПОСТАНОВЛЕНО: а) принять статьи 1 и 2 основных положений Устава Всероссийского Миссионерского Православного Общества в изложении Отдела с поправкой А. Г. Куляшева:

Статья 1. «Православное Всероссийское Миссионерское Общество состоит под покровительством первоиерарха Российской Церкви, Святейшего Патриарха Московского и всея России».

Статья 2. «Председателем Православного Всероссийского Миссионерского Общества и его Совета состоит особое лицо, назначаемое высшею церковною властью, известное ревностью, осведомленностью и опытом в миссионерском деле, научно подготовленное, свободное от всяких других обязанностей, в сане епископа и в звании товарища председателя Синодального Миссионерскою Совета, с правом непосредственного доклада Высшему Церковному Управлению по делам внешней миссии, когда того потребуют обстоятельства дела и с согласия председателя Синодального Миссионерского Совета.

Примечание. Председатель Общества и Совета проживает в Москве и состоит настоятелем Покровского Миссионерского монастыря».

24. Член Собора князь Л. Г. Чагадаев предлагает исключить из круга дел миссии «развитие христианской благотворительности».

25. ПОСТАНОВЛЕНО: предложение отклонить.

26. Председательствующий предлагает благодарить докладчиков Отдела о внутренней и внешней миссии М. А. Кальнева, профессора М. Н Васильевского и архимандрита Гурия.

27. ПОСТАНОВЛЕНО: благодарить докладчиков.

28. Председательствующий ставит на голосование вопрос, продолжать ли заседание для обсуждения доклада Отдела о духовно-учебных заведениях или отложить обсуждение доклада до следующего заседания.

29 ПОСТАНОВЛЕНО: продолжать заседание и предметом его иметь обсуждение доклада Отдела о духовно-учебных заведениях.

30. В происшедшем обмене мнений принимают участие члены Собора: В. В. Успенский, П. И. Астров, Н. О. Спасский.

31. Заседание закрыто в 8 часов 30 минут вечера.

Радио «Вера»
Наши друзья


© 2015-2019. dishupravoslaviem.ru. Все права защищены.


Статистика просмотров сайта


Яндекс.Метрика