Сайту требуется оплата, собираем посильную помощь ПОЖЕРТВОВАТЬ
Дышу Православием
Популярное:
<a href="http://thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts"></a>

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Протокол сто двадцать третий

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Протокол сто двадцать третий


К оглавлению

К разделу


Протокол сто двадцать третий

3 (16) апреля 1918 года

1. Заседание открыто в соборной палате в 9 часов утра под председательством митрополита Новгородского Арсения в присутствии 275 членов Собора, в том числе 40 епископов.

2. Докладчик Редакционного Отдела С. Г. Рункевич оглашает доклад Отдела с принятым Отделом изложением постановления Собора о содержании членов Священного Синода и Высшего Церковного Совета (приложение).

3. ПОСТАНОВЛЕНО: принять постановление о содержании членов Священного Синода и Высшего Церковного Совета в изложении Редакционного Отдела.

4. Продолжается обсуждение доклада Отдела о духовно-учебных заведениях «О типе и управлении духовно-учебных заведений». Выступает член Собора епископ Пермский Андроник.

Я попросил одну-две минуты для того, чтобы выяснить одно недоумение. Некоторые ораторы, начиная с князя Е. Н. Трубецкого, упрекали проект меньшинства в том, что предлагаемая им школа сокращает общеобразовательный курс. Мы теперь разработкой учебных планов не занимаемся, но должны указать, что статьи 23-28 настоящего доклада составлены подотделом, состоявшим из представителей меньшинства, а ведь эти статьи касаются плана учебных курсов. Теперь мы только устанавливаем принцип: разрушать ли нашу школу, как предлагает Отдел, создавая вместо нее гимназию, или сохранить ее, возвратив к се начальным целям, как делает меньшинство? Когда же дойдем до обсуждения учебных планов, тогда будем выяснять и эту сторону дела; но едва ли нам удастся дойти до этого вопроса и лучше будет поручить это специальной комиссии. Учебный план уже разработан в 1911 году. Когда он был закончен, его осуждали, обвиняя в провокаторском понижении образовательного курса и стремлении создать фельдшеризм. Я и обращаю внимание ваше на этот курс: в 6-классных Духовных училищах проходиться должны: Закон Божий, история Церкви, церковное пение, русский язык с церковнославянским языком и словесностью; затем (для успокоения князя Трубецкого) латинский и греческий языки, немецкий, французский языки, гражданская история, математика, физика, природоведение, география, рисование и чистописание. Теперь, в семинарии: Священное Писание Ветхого и Нового Завета, основное Богословие, догматическое и нравственное Богословие, история Церкви, патрология, литургика и церковная археология, пастырское Богословие, каноническое право, история и обличение сектантства и раскола старообрядчества, история русской литературы, логика, психология, философия, греческий язык, еврейский язык, дидактика и церковное пение. Во внешкольное время преподаются для желающих новые языки, гигиена, медицина, разные местные инородческие языки, иконописание, живопись, музыка, ремесла, ручной труд, сельское хозяйство (в семинариях и училищах). Если и впредь вам будут говорить, что мы провокаторски создаем фельдшеризм, так знайте, что вот каков этот курс, и нам обидно, когда говорят про эту несуразность. Это говорят лица неосведомленные или не знаю, по каким соображениям. Пусть же впредь не повторяют этого (д 124, лл. 12 об.-13 об.).

5. Председательствующий оглашает поступившее предложение об ограничении срока речей 5 минутами и, на основании статьи 149 Устава Собора, предлагает для сокращения прений выбрать из числа оставшихся 34 ораторов по два оратора в защиту мнения большинства членов Отдела о духовно-учебных заведениях и в защиту мнения меньшинства членов того же Отдела.

6. В происшедшем обмене мнений по вопросу о способе сокращения прений выступают члены Собора протоиерей К. М. Аггеев, епископ Астраханский Митрофан, В. И. Зеленцов, граф П. Н. Апраксин, епископ Пермский Андроник, Н. Г. Малыгин.

7. Председательствующий ставит на голосование вопрос о прекращении записи ораторов и сокращении срока речей.

8. ПОСТАНОВЛЕНО: запись ораторов прекратить и срок речей ограничить 15 минутами.

9. В дальнейшем обмене мнений по докладу Отдела о духовно-учебных заведениях принимают участие члены Собора: Т. Г. Суринов, епископ Астраханский Митрофан, архимандрит Матфей, граф П. Н. Апраксин, А. И. Июдин, А. И. Надеждин, митрополит Харьковский Антоний, Н. Г. Малыгин, А. П. Косминский.

10. В 12 часов объявляется перерыв.

11. Заседание возобновляется в 12 часов 50 минут дня.

12. Продолжается обсуждение доклада Отдела о духовно-учебных заведениях. В обмене мнений принимают участие члены Собора Н. Ф. Миклашевский, И. Н. Сперанский.

13. Выступают докладчики: протоиерей К М. Аггеев, архимандрит Вениамин, С. И. Шидловский, В. К.Недельский.

К. М. Аггеев. Докладчик имеет важную привилегию говорить последним. Мне не хотелось говорить последним, чтобы дать сторонникам противоположного мнения опровергнуть меня, если бы я оказался неправым. В докладе моих противников скользила мысль, что проект меньшинства более приемлем с финансовой стороны, а проект большинства требует массу денег. Я прошу вас запастись карандашами и бумагой и критиковать меня, если я буду неправ.
Я в заключительном слове буду говорить, что проект меньшинства абсолютно неосуществим и совершенно уничтожает нашу Духовную школу, а теперь я хочу сказать несколько слов о том, во что обойдется реформа школы по проекту меньшинства. Здесь говорили, что когда в Государственной Думе был заготовлен проект о Пастырских школах, то по интригам он не был оглашен. Мне из дел Учебного Комитета известно, что все духовно-учебные заведения были запрошены о финансовой стороне реформы. Как известно, по проекту два класса семинарии переводятся в Духовные училища, а именно первые два класса. У нас всего имеется 273 параллельных отделения, и все они распределяются между Духовными семинариями, причем в некоторых семинариях имеется по 2 или 3 параллели. Для перевода этих параллелей в неприспособленные помещения Духовных училищ требуются громадные деньги. В 1907 году правлениями Духовных семинарий и училищ было указано, что на это потребуется 7.5 миллиона. Мне скажут, что цифры вздуты, так как семинарии и училища не хотели этой реформы; но цифры можно вздувать до известного предела, так как у Св. Синода имеется Строительный технический Комитет, и заседающие в нем специалисты, разумеется, немедленно указали бы на неправильность выведенных цифр. Допустим даже, что эта цифра, 7,5 миллионов, увеличена вдвое. У нас 180 Духовных училищ. Я делю 7.5 миллиона на 180, получается 38889 рублей — такова стоимость реформы одного училища. Для округления я беру 39000 и считаю, что училищ у нас останется всего 40. Умножаю и получается 1560000 рублей. Я не ошибусь, если скажу, что по настоящему времени эта цифра равна 4 миллионам. Считая, что сумма преувеличена вдвое, я делю и получаю 2 миллиона: вот какие деньги необходимы для реформы по проекту меньшинства. Стоимость оплаты труда преподавателей, считая 100 рублей за годовой час, будет равна 17 тысячам при 170 уроках. На администрацию надо положить 15 тысяч, классное наставничество — 4800 рублей. Итого 36800 рублей, самое меньшее 30 тысяч. Чтобы эти прогимназии сами себя содержали, необходимо, чтобы в каждой из них было по 300 учеников при 50 учащихся в каждом классе. Нет никаких оснований думать, что у нас будет такое количество учащихся. Вместе с тем, оплата преподавательского труда в Пастырских училищах обойдется в 12000 рублей, содержание администрации примем 18000, всего 30000, да на содержание здания самое меньшее 20000. Итого 50000 рублей. При современной дороговизне, в особенности отопления, епархии, в чем я уверен, придется выплачивать еще тысяч 40. И вот пусть те будущие ораторы, которые задумают опровергнуть меня, также взойдут сюда с цифрами в руках и докажут, что я неправ.

Архимандрит Вениамин. Я считаю, что вопрос, который поднял мой содокладчик, поднят несвоевременно. Это пункт требует тщательнейшего рассмотрения: мои суммы не сходятся с его расчетами. Он говорит, что нужны 2 миллиона, а мне кажется, что этого не потребуется. В 1911 году требовалось 7.5 миллионов, но цифры несомненно были вздуты, да тогда предполагалось преобразовать все Духовные училища, а теперь, по проекту меньшинства, можно переформировать только одно какое-нибудь училище в каждой епархии. Больших затрат вовсе не потребуется, так как 6-классные теперешние семинарии можно переименовать в Духовные училища, а на месте Духовных 4-классных училищ устроить Пастырские школы. Я не финансист, но думаю, что надо иметь очень точные цифры, чтобы с достаточной уверенностью выступать по данному вопросу.

Нам надо подходить к вопросу с той стороны, которую Собор всегда должен иметь в виду: как удовлетворить нужду Церкви в пастырях?

С. И. Шидловский. Отцы и братия! Я думаю, что призыв, с которым обратился сейчас говоривший докладчик, не был совершенно правильным, во время принципиальных суждений нет места финансовым соображениям. Насколько я понимаю, здесь идет речь о том, должна ли Духовная школа быть закрытой или открытой. По этому вопросу я имею определенное мнение, но я не буду затруднять вас изложением этого мнения, а перейду к предложенным проектам. У меня имеются соображения голосовать за проект меньшинства. Какая разница между двумя школами? Она указана в наименовании: 2-я неполная школа не дает тех знаний, которые даст полная школа. Одна школа всеобъемлющая, другая не всеобъемлющая и, подыскивая разные эпитеты, мы подойдем к заключению, что одна школа удовлетворительная, другая — неудовлетворительная. Я не минуты не допускаю мысли, чтобы полная школа переобременяла учащихся знаниями ненужными в их будущей деятельности. А Пастырские училища являются под давлением необходимости и должны давать только то, без чего совершенно невозможно обойтись будущему пастырю.

Отцы и братия! Закон издается не на один гол, а опытные законодатели говорят, что лучше несовершенный закон, чем закон постоянно изменяемый. Не следует забывать, что в настоящее время все, желающие получить пастырство, отправятся по линии наименьшего сопротивления — в Пастырское училище. Поэтому я и просил бы Священный Собор пойти на этот путь. Теперь я задаю себе вопрос: какое значение будет иметь общее образование для пастырской деятельности? Я думаю, что совершенно неправильно, чтобы школа готовила пастырей двух разрядов — высшего и низшего; я думаю, что работа пастыря у корней, откуда вся Церковь наполняется верующим элементом, работа более важная. Неправильно было бы думать, что для деревни всякий годится в пастыри — и в деревне, и в городе должны быть пастыри одинакового развития и образования. Говорят, что мы теперь переживаем такой кризис, что семинаристы с полным образованием к нам не пойдут: если вы считаете, что положение настолько безнадежно, то, конечно, придется обходиться Пастырскими школами с пониженным образованием, но я думаю, что это совершенно невозможно: теперь, когда идет борьба Церкви с ее врагами, нельзя уменьшать вооружение пастырей. Пастырю теперь надо быть во всеоружии знания, и я убежден: корень не в том, что образование будет отпугивать тех, кто желает быть пастырем.

Вы говорите, что на пастырских местах у вас будут люди убежденные, герои своей идеи. Господа, закон не может требовать геройства, закон может требовать только исполнения долга! Поэтому я считаю, что создавать школы пониженного типа, которые, в сущности, понижают уровень общего образования, совершенно невозможно. И я не решусь голосовать за проект меньшинства. Вы устанавливаете возраст для приема с 15 лет, а курс — четырехгодичный (я нарочно не говорю о рекомендациях приходами); значит, взяв мальчика из пятого класса, вы хотите через 4 года сделать из него пастыря? Я думаю, что это можно было бы сделать только тогда, когда вы получите в свои руки настоящего, прирожденного пастыря, отмеченного перстом Божиим. Поэтому я думаю, что невозможно узаконить на будущее время пастырское пониженное образование, иначе создастся такое положение, которое я отказываюсь понимать. Я не трогал основного вопроса — должна ли быть школа закрытой или открытой — и не буду его касаться. Я прошу Священный Собор тщательно взвесить, действительно ли мы дошли до такого состояния, когда приходится пренебрегать тем, к чему стремится все человечество?

В. К. Недельский. Богомудрые архипастыри, отцы и братия! Действительно ли мы дошли до такого критического положения, что должны принять законопроект о Пастырской школе пониженного типа в то время, когда все явления жизни требуют расширения, углубления и возвышения пастырского образования? С этим вопросом ушел с кафедры предшествующий оратор. Я начну им свою речь и со всей решительностью должен сказать, что, по моему глубочайшему убеждению, конечно нет. Положение Церкви тяжело и опасно, но не так катастрофично, и как бы оно ни казалось нам угрожающим, мы не можем, не дерзаем принять предложенную нам крайнюю меру, угрожающую Церкви таким потрясением, которое приведет ее к пропасти, из которой нет возврата. Мы напрасно поем отходную нашей Духовной школе, приготовляем для нее гроб и могилу, когда имеем право на дальнейшую плодотворную жизнь. Мы слышим здесь из уст выступающих глубоко преданных христианству и Церкви людей обвинения Духовной семинарии в том, что она не дает своим питомцам достаточного общего образования. Они убеждены и убедительно говорят, что воспитанники этой школы составляли лучшее ядро высшей светской школы, поражали своей работоспособностью, умением использовать все условия для научной работы, а затем на самых различных поприщах являлись идейными, закаленными, преданными долгу деятелями.

Если это так, то, заботясь об улучшении и, в частности, о возможном повышении образовательного уровня, допустимо ли коренное потрясение ее?

Гораздо более серьезным и тяжелым является другое обвинение, что наши школы плохо готовили к пастырству, что все более и более редеют ряды лиц, по окончании семинарии посвящающих себя пастырскому служению. В этом обвинении больше правды, чем в предшествующем, но и это не так уж непоправимо, чтобы с ним нужно было считаться так, как хотят это те, кому не нравятся семинарии. Нет, Духовная школа подготовляла пастырей, которые теперь самоотверженно несут крест исповедничества и защиты веры и Церкви, проливают за них свою кровь, а некоторые приняли и мученическую смерть. Мы должны с благодарностью и преклонением вспомнить об этой школе и сказать, что если в ней и были некоторые недостатки, то они омыты, очищены кровию этих священников, не дрогнувших пред лицом мученической смерти героев, которые явились украшением жизни, полной зла и пошлости, школы, поносимой, хулимой, отвергаемой в наши дни. Верно, что число избирающих пастырский жребий в последнее время в некоторых семинариях стало очень незначительно. Но нельзя ли считать это явление преходящим? Покаемся в нашей общей вине, в том, что мы не создали всего того, что должны были создать. Конечно, и педагоги не всегда были надлежащими строителями Духовной школы, не всегда с должной энергией стремились к выполнению ее задачи. Не всегда были такими строителями школы и ее руководители, многие из которых смотрели на свое пребывание в семинарии как на этап на пути к земле обетованной — к почести высшего архиерейского звания и с радостью принимавшие весть, что их берут из Духовной школы. Да простят мне архипастыри, если я скажу, что и они, хотя и по не зависящим от них обстоятельствам, не уделяли Духовной школе всего того отеческого попечения, внимательности и любви, каких она заслуживала. Я с благоговением и восторженной признательностью вспоминаю, что я имел счастье учиться в Литовской семинарии под руководством архипастыря, который, можно сказать, любил школу, как свое родное детище, постоянно, утром и вечером посещал ее, отечески беседовал с нами, входил во все наши нужды, интересы, следил за развитием каждого из нас. Да будет благословенна память этого почившего архипастыря — Алексия, архиепископа Литовского и Виленского!

Теперь для архипастырей наступили в этом отношении более благоприятные времена. Они в значительной степени разгружены от стеснявших их канцелярских дел, особенно когда осуществится соборное определение об уменьшении размеров епархий. И вот, мы уповаем, что когда архипастыри освободятся от множества бумажных дел, весь запас попечения и любви, внимания и заботы отдадут Духовной школе, в которой воспитываются их будущие соработники и сотрудники на ниве Господней. Если прибавите к этому, что при изменившихся условиях и выбора для семинарии административных лиц начальниками их будут лица, вполне соответствующие своему положению, то скажите, нужна ли такая ломка нашей школы, какую предлагает Священному Собору проект большинства и проект меньшинства? Неужели безусловно необходимо перестраивать ее основания? Я приветствую в проекте меньшинства идею единой нераздельной школы, с первого и до последнего класса ведущей своих питомцев по одному определенному пути — к пастырству, но предостерегаю от соблазна преувеличивать силу воспитательного влияния на душу учащихся и не забыть возможность случаев, когда, несмотря на все способы воздействия, юноша не почувствует в себе силы склониться к пастырскому служению и захочет пойти по другой дороге. Проект большинства не впадает в эту погрешность, но он говорит о необходимости отделения общеобразовательных классов от богословских, чем нарушается единство школы. Я умоляю сочувствующих ему отказаться от мысли о территориальном и административном разделении средней Духовной школы, которым нарушается стройная система планомерного идейного руководства питомцами этой школы. Я предлагаю оставить то, о чем в параграфе 7 говорится только как о нежелательной по существу уступке печальной необходимости.

Не разрушайте, а сохраните нашу родную Духовную школу, она оправдала себя в прошлом, просияет и в будущем. После же того, как осуществится желательное всем нам улучшение в ее учебном и воспитательном строе, она должна быть образцом для других школ, а не мы должны брать пример со светской школы. Сохраним и усовершенствуем свою школу, и мы будем факелом в окружающем мраке современных заблуждений, предрассудков безбожия и распущенности. Будьте уверены, что Духовная семинария будет давать достаточное количество образованных пастырей, если только мы будем влечь их к тому могущественнейшими из уз человеческих — узами любви (д. 124, лл. 50-55 об.).

14. Председательствующий предлагает ограничить срок речей 10 минутами.

15. Председательствующий оглашает: а) заявление 30 членов Собора о пересмотре принятой Священным Собором статьи 121 Положения о православном приходе относительно собственности приходского имущества и б) заявление 61 члена Собора о дополнении статьи 121 Положения, если Священному Собору не угодно будет пересмотреть эту статью, особым примечанием, предоставляющим право закреплять церковное имущество за приходскими общинами.

16. Суждения по сим заявлениям отлагаются до следующего заседания.

17. Заседание закрыто в 2 часа 20 минут дня.


Приложение

Постановление Священного Собора Православной Российской Церкви о содержании членов Священного Синода и Высшего Церковного Совета

1. Члены Священного Синода и Высшего Церковного Совета получают содержание в размере 6000 рублей в год, при квартире в натуре с отоплением и освещением.

Примечание. Митрополит Киевский получает содержание по расчету из 6000 рублей в год за время присутствия в Священном Синоде.

2. Членам Священного Синода и Высшего Церковного Совета, не получающим определенного вознаграждения из каких бы то ни было источников по занимаемым ими другим должностям, производится дополнительное на дороговизну содержание 3000 рублей в год каждому.

3. При недостатке квартир в натуре, членам Священного Синода и Высшего Церковного Совета выдается квартирное довольствие в размере 3000 рублей в год каждому.

Примечание. Члены Священного Синода и Высшего Церковного Совета, имеющие постоянное жительство в Москве и состоящие в штатных должностях на другой службе, квартирного довольствия не получают.

4. Положенное членам Священного Синода и Высшего Церковного Совета содержание и квартирное довольствие выдается помесячно со дня вступления в исполнение обязанностей по день прекращения полномочий или увольнения от должности.

5. Во время занятий Собора денежное довольствие, получаемое членами Священного Синода и Высшего Церковного Совета по званию членов Собора, засчитывается в счет содержания, причитающегося им по должности членов Священного Синода и Высшего Церковного Совета.

6. Членам Священного Синода и Высшего Церковного Совета возмещаются один раз в течение выборного срока путевые издержки от места их жительства до Москвы и обратно, в размере двойной стоимости билета первого класса по железным дорогам и на пароходе и в размере действительной стоимости проезда на лошадях.

7. Члены Священного Синода и Высшего Церковного Совета, командируемые по делам службы, получают прогонные деньги в размере стоимости билета первого класса и суточные по 15 рублей в день.

8. Члены Священного Синода и Высшего Церковного Совета при увольнении в отпуск сохраняют право на получение содержания лишь за время не свыше одного месяца, в общей сложности в течение года.

Примечание. Квартирное довольствие выдается за все время отпуска.

Радио «Вера»
Наши друзья


© 2015-2020. dishupravoslaviem.ru. Все права защищены.


Статистика просмотров сайта


Яндекс.Метрика