Сайту требуется оплата, собираем посильную помощь ПОЖЕРТВОВАТЬ
Дышу Православием
Популярное:
<a href="http://thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts"></a>

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Протокол сто двадцать шестой

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Протокол сто двадцать шестой


К оглавлению

К разделу

Протокол сто двадцать шестой

5 (18) апреля 1918 года

1. Заседание открыто в соборной палате в 9 часов утра под председательством митрополита Новгородского Арсения в присутствии 269 членов Собора, в том числе 38 епископов.

2. Председательствующий предлагает выслушать Уложенную грамоту о восстановлении Патриаршества в Православной Российской Церкви.

3. Член Собора профессор И. И. Соколов оглашает Уложенную грамоту.

4. ПОСТАНОВЛЕНО: принять Уложенную грамоту с предоставлением желающим представить свои исправления письменно и поручением Соборному Совету установить окончательный текст грамоты.

Собор воспевает Святейшему Патриарху «Многая лета».

5. Председательствующий предлагает благодарить составителя Уложенной грамоты профессора И. И. Соколова.

6. ПОСТАНОВЛЕНО: благодарить профессора И. И. Соколова.

7. Секретарь объявляет о порядке подписей членов Собора под Уложенной грамотой.

8. Председательствующий предлагает приступить к обсуждению доклада Комиссии о мероприятиях к прекращению нестроений в церковной жизни.

9. Докладчик архимандрит Матфей дает объяснения и оглашает доклад Комиссии.

Сейчас мы с вами выслушали Уложенную грамоту о восстановлении Патриаршества в России. Мы выслушали, что для Русской Церкви восстановление Патриаршества явилось величайшим историческим актом, который свидетельствует об объединении всей Русской Церкви около новоизбранного Святейшего Патриарха Тихона. И вот задача моя и задача Комиссии, избравшей меня для доклада Собору, состоит в том, чтобы мы в корне уничтожили причину, которая, наряду с объединением, создает и величайшее разъединение в Церкви. Апостол Павел, прощаясь с ефесянами, о чем скорбел? О том, чтобы не было внутренних раздоров и нестроений. И вот, к величайшему прискорбию, в прошедшее лето и в настоящие дни мы видим, что на Церковь Православную надвигаются враги изнутри. Внешне они остаются в лоне Церкви, но неведомым Промыслом Божиим отсечены от Православной Церкви. Еще в первой моей речи я упоминал о том, что первой датой этой измены устоям Церкви был политический переворот. Мы не знаем, что было бы, если бы тогда во главе Церкви стояло лицо, преданное Святой Церкви, но у нас во главе появилось лицо, в первые же дни революции объявившее «свободу» Церкви. Наша печать, во главе с «Церковно-общественным вестником», провозгласившим лозунг «Свободная Церковь в свободном государстве», сделала что могла, чтобы расшатать влияние Церкви на народ, и это принесло уже свои плоды. Далее мы видим, что тот же церковный орган начал открыто нападать на епископов: сначала имел в виду определенное лицо, а затем это распространилось на весь епископат. И мы видим, что на многих епархиальных съездах эти лозунги принесли свои плоды: некоторые, например Саратовский епархиальный съезд, обращались даже в Совет рабочих и солдатских депутатов с просьбой удалить своего епископа.

В Воронежской епархии арестовали престарелого епископа Тихона и отправили его в Петроград, но даже тот обер-прокурор не нашел на нем вины. Далее. Св. Синод дал временные правила о выборе епископов и клириков, и эти временные правила разбудили аппетит низов, которые стали открыто агитировать против своих епископов, и только благодаря благоразумию большинства эта волна была сдержана, однако в некоторых епархиях епископы были вынуждены удалиться без канонических оснований. И на низших степенях священства и клира началась агитация друг против друга. Я вам укажу номера «Церковно-общественного вестника», из которых почерпаю свои сведения. Мне было указано не множить словесами своей речи, поэтому скажу только, что все неправильности нашей епархиальной жизни теперь украсились слезами всей Церкви. Далее мы видим мирян, разъяренных в своем стремлении идти против Церкви, и вот тут-то мы видим арест священников и клириков, а в последние дни эти члены клира объявлены контрреволюционерами за то, что читали в храмах послание Святейшего Патриарха. Затем это переродилось в борьбу с приходами, и мы видим отобрание домов у священников, пастыри изгонялись, а на их место поселялись другие лица. Учебные заведения занимались лицами, не имеющими ничего общего с духовно-учебными заведениями и совершенно непричастными к педагогической деятельности. Далее начались действия еще более ужасные. В одном селе крестьяне похитили из соседнего монастыря Озерянскую икону Божией Матери и объявили своей собственностью; один член Комиссии сообщил нам, что крестьяне выкопали из могилы труп особенно ненавистного им человека, сожгли его прах и развеяли пепел по ветру!!! В одном монастыре крестьяне отняли у братии пропитание и произвели насилие над насельниками. Я укажу на то, что совершилось здесь, в Даниловой монастыре, в епархиях Киевской, Самарской, Тверской, Калужской.

Все это ужасно. Совершаются аресты настоятелей, как в Санаксарском монастыре: братия этой обители заявила, что не признает никакой епископской власти; мало того, она входила в сношения с Советом солдатских депутатов, добиваясь смещения и ареста настоятеля. В Тверской епархии монахини одного монастыря предложили игумении отказаться от власти и избрали свой совет. В Калужской губернии в монастыре Добром братия изгнала настоятеля. В Киеве еще весной братия Киево-Печерской Лавры заявили, что они не подчиняются власти нашего Собора. Все это показывает, что волна захлестнула далеко, дальше идти некуда. Но ужасно то, что у нас появился раздор и среди высших иерархов: мы были свидетелями того, что Грузинская Церковь объявила автокефалию, мы не говорим, законна автокефалия или нет, об этом будет доклад Священному Собору, мы только свидетельствуем о поведении грузинских епископов и клириков, состоявших чадами Святой Православной Российской Церкви.

Всем здесь сообщалось о действиях бывшего архиепископа Владимирского Алексия и об его деятельности по вопросу об отделении Украинской Церкви. Наконец, нам известна кошмарная история с епископом Пензенским Владимиром, который не подчиняется Священному Собору, всех низложенных священников восстановляет в правах при помощи группы лиц, на которых он опирается. И Священный Собор не исполнил бы своего дела, если бы обошел молчанием эти печальные явления в Русской Церкви.

Далее. Украинский Собор. Мнения лиц, бывших на этом Соборе, разделились: одни говорили, что идея автокефалии не имеет под собою почвы, другие — что во главе Церковной Рады стоят энергичные лица, которые проведут автокефалию Украинской Церкви. Это течение сильно в Полтаве, в Киеве. Быть может, Украинский Собор вновь соберется в мае и, подобно Грузии, Украина потеряет с нами церковное общение. Это для нас — дело неизмеримой важности, не о политике нам надо говорить, а о церковном единении. Вот и теперь Священному Собору предстоит поставить диагноз этой странной болезни и освободиться от врагов Церкви, будь то епископы, клирики или миряне. Мы знаем, что в Курске священник Ломакин, в Твери священник Поветский состоят в числе комиссаров у врагов православия и ведут политику против Церкви: эти лица должны понести заслуженное наказание на основании тех правил, которые были выработаны святыми Апостолами и Отцами Церкви. Прежде всего, Собору придется высказать осуждение подобного рода действия (д. 127, лл. 36 об.- 38 об.).

10. Председательствующий предлагает приступить к голосованию пунктов доклада без прений, кроме пункта 9, к которому имеется определенное мнение члена Комиссии В. Г. Рубцова, с допущением речи по пункту 9 только для подписавшего отдельное мнение В. Г. Рубцова.

11. ПОСТАНОВЛЕНО: принять предложение Председательствующего.

12. Председательствующий оглашает и ставит на голосование введение к предлагаемым Комиссией мероприятиям к прекращению нестроений в церковной жизни: «Рассудив о некоторых епископах, клириках, монашествующих, мирянах, состоящих на службе Церкви, и мирянах-прихожанах, непокоряющихся и противящихся своей церковной власти и обращающихся при сем к враждебному Церкви гражданскому начальству за покровительством или содействием, или судом и навлекающих чрез то на Церковь, ее служителей, чад и достояние многоразличные беды, Священный Собор сим объявляет ныне верным чадам Церкви во ограждение их веры и благочестия, а отпавшим от истины церковной или колеблющимся в ней во увещание к покаянию, что означенных непокорников и противников церковных сей Священный Собор, Утешителю Духу истины послушествуя и Слову Божию, а равно правилам Апостольским последуя, осуждает, как богоотметников, восставших на Христопреданный и святособорными канонами узаконенный порядок жизни и управления Церкви Христовой, и посему постановляет, для немедленного проведения в церковную жизнь, нижеследующие мероприятия».

13. ПОСТАНОВЛЕНО: принять введение в оглашенном изложении.

14. Председательствующий оглашает и ставит на голосование пункты 1-8 доклада Комиссии.

15. ПОСТАНОВЛЕНО: принять пункты 1-8 в изложении Комиссии.

1. Епископ, противящийся высшей церковной власти и обращающийся при сем за содействием к власти гражданской, подлежит, впредь до церковного суда над ним, запрещению в священнослужении, а если, по троекратном приглашении, он не явится лично на сей суд, извергается из сана (правило святых Апостол 74-е, правило Двукратного Собора 14-е).

2. Священнослужители, противящиеся своему епархиальному епископу (находящемуся в каноническом единении с высшей церковной властью) и свои отношения к епископу повергающие на суд гражданской власти, или в своих, например, пререканиях с начальствующими в иерархии лицами обращающиеся за помощью к гражданской власти, подлежат, впредь до церковного суда над ними, запрещению в священнослужении, а в случае нераскаяния в вышеозначенных деяниях, извергаются из сана (правило святых Апостол 55-е; правила IV Вселенского Собора 8-е, 9-е; правила Карфагенского Собора 12-е, 29-е).

3. Священнослужители, состоящие на службе в противоцерковных учреждениях, а равно содействующие проведению в жизнь враждебных Церкви положений декрета «О свободе совести» (от 22 января 1918 г.) и подобных сему актов, подлежат запрещению в священнослужении, а в случае нераскаяния в таковой деятельности извергаются из сана (правило святых Апостол 62-е; правила VII Вселенского Собора 12-е, 13-е).

4. Члены всех церковных учреждений, виновные в преступлениях, упомянутых во 2 и 3 пунктах, немедленно увольняются из оных, без права избрания их вновь в какие бы то ни было церковные учреждения, и подлежат, впредь до церковного суда над ними, запрещению в священнослужении, а в случае нераскаяния извергаются из сана.

5. Низшие клирики, виновные в преступлениях, упомянутых во 2 и 3 пунктах, лишаются духовною звания.

6. Монашествующие, виновные в преступлениях, упомянутых во 2 и 3 пунктах, а равно в насилиях над начальствующими в обители лицами и самочинной смене или таковом же избрании новых начальствующих лиц, а) состоящие в священном сане запрещаются в священнослужении, а при упорстве в преступлении извергаются из сана, б) мантийные лишаются мантий, в) послушники и послушницы удаляются из обители и отлучаются от общения церковного, впредь до раскаяния (правила IV Вселенского Собора 4-е, 8-е, 24-е; правила VI Вселенского Собора 34-е, 49-е).

7. Если братия или сестры какой-либо обители проявят противление распоряжениям церковной власти, заменив последнюю власть гражданской, то храмы таковой обители закрываются для богослужения и противники церковной власти —

монашествующие священного сана запрещаются в священнослужении, другие же лишаются монашеского звания и, впредь до раскаяния, отлучаются от общения церковного с удалением из монастыря. Упорствующие в противлении церковной власти священноиночествующие извергаются из сана.

8. Миряне, виновные в упомянутых во 2 и 3 пунктах преступлениях, подлежат отлучению от Церкви и лишаются права избрания на должности, в какие бы то ни было церковные учреждения (правило IV Вселенского Собора 8-е). Покаявшиеся из них подлежат суду епископа.

16. Председательствующий оглашает пункт 9.

17. Выступает член Собора В. Г. Рубцов.

Комиссия по выработке церковных мероприятий в связи с возникшими и вновь возникающими фактами проиводействия лиц иерархических, монашествующих и мирян церковной власти постановила наказывать прихожан, оскверняющих св. храмы, учинивших грубое насилие на клириками и обобравших церковные земли, закрытием храмов в тех приходах, членами которых состоят эти лица.

Но спросим себя — будет ли являться для этих лиц такое закрытие храмов наказанием? Ведь эти лица могут быть еретиками, могут быть инославного исповедания, или находиться вне всякой веры. Они будут даже очень рады, если другие их соприхожане лишатся храма — источника православных идей и поведут, может быть, свою еретическую пропаганду в приходе.

С другой стороны, при закрытии храмов будет наказана совершенно невинная, лучшая часть прихода, эти лица будут лишены возможности удовлетворять свои религиозные потребности; им негде будет помолиться. Они будут чувствовать себя в басурманской земле.

Кроме сего, в статье 9 смешаны и святотатцы, и простые крестьяне, увлекшиеся современными земельными переделами. Смешивать эти категории нельзя.

Все вышеизложенное заставляет меня просить Священный Собор закрытие приходских храмов совершенно исключить из мер наказаний (д. 127, л. 43).

18. Председательствующий оглашает поправку А. Д. Самарина о дополнении пункта 9 примечанием.

19. ПОСТАНОВЛЕНО: принять примечание к пункту 9 в оглашенном изложении.

20. Председательствующий ставит на голосование пункт 9 с принятым примечанием:

21. ПОСТАНОВЛЕНО: принять пункт 9 в изложении Отдела и примечание в изложении А. Д. Самарина: «Осквернение святых храмов прихожанами оных, проявление кощунственных со стороны их действий и поругание останков почивших христиан, допущение прихожанами грубого насилия их над членами приходского клира, отобрание ими церковных земель и разграбление всякого рода церковного имущества, а равно всякое насильственное отобрание окрестными селениями имущества монастырей во всех его видах, влечет за собою закрытие приходских храмов сих селений и отозвание из последних членов клира впредь до раскаяния в упомянутых преступлениях всех виновных и до возвращения ими полностью похищенного достояния церковного или монастырского (правила VII Вселенского Собора 12-е; Карфагенского Собора 42-е).

Примечание. Мера, означенная в этом пункте, должна быть применена в том случае, если дознанием на месте будет с несомненностью установлено, что перечисленные в этом пункте действия явились результатом решения Приходского Собрания, Приходского Совета или какой-либо значительной группы прихожан, которой при том со стороны остальной части прихода не оказано никакого противодействия не только фактического, но и нравственного».

22. Председательствующий оглашает и ставит на голосование пункт 10 и примечания.

23. ПОСТАНОВЛЕНО: принять пункт 10 и примечание к нему в изложении комиссии: «В случае учинения какого-либо насилия над епархиальным епископом и, в особенности, в случае насильственной смерти епископа, епархия, по надлежащем расследовании сего церковною властью, лишается права избрания епископа.

Примечание первое. Епископ остается на кафедре, если канонический суд не усмотрит в его деяниях вины (Ап. 36).

Примечание второе. Вышеизложенные меры приводятся в исполнение так: в отношении епископов и в связи с лишением сана священнослужителей определениями Священного Синода, а все прочие решением епархиального епископа.

В случае особого затруднения для епархиального епископа провести в жизнь вышеизложенные меры Священный Синод, по просьбе епископа, командирует для означенной цели в помощь ему епископа же.

Вышеизложенные меры простираются на длящиеся преступления в церковной жизни и предупреждают имеющие быть вновь.

О незамедлительном проведении в жизнь Церкви вышеизложенных мер озаботится Священный Синод».

24. Председательствующий предлагает благодарить докладчика архимандрита Матфея.

25. ПОСТАНОВЛЕНО: благодарить докладчика.

26. Председательствующий объявляет, что предметом дальнейшего обсуждения будет доклад Отдела о благоустроении прихода — о дополнении статей Положения о приходе новыми статьями об учреждении Всероссийского Союза приходов.

27. В 11 часов объявляется перерыв.

28. Заседание возобновляется в 11 часов 15 минут.

29. По вопросу об образовании Всероссийского Союза приходов выступают члены Собора Е. П. Ковалевский, протоиерей П. Н. Лахостский.

30. Председательствующий предлагает прекратить запись ораторов.

31. ПОСТАНОВЛЕНО: запись ораторов прекратить.

32. В дальнейшем обмене мнений принимают участие члены Собора: граф П. Н. Апраксин, С. П. Руднев, П. Б. Мансуров.

33. Докладчики В. А. Потулов и Н. Д. Кузнецов дают объяснения.

34. Председательствующий предлагает поручить Священному Синоду и Высшему Церковному Совету выработать проект устава Всероссийского Союза приходов и представить его на рассмотрение Собора по возобновлении занятий Собора в сентябре 1918 года.

35. ПОСТАНОВЛЕНО: принять предложение Председательствующего.

36. Председательствующий предлагает благодарить докладчиков Отдела о благоустроении прихода В. А. Потулова и Н. Д. Кузнецова.

37. ПОСТАНОВЛЕНО: благодарить докладчиков.

38. Член Собора П. И. Астров объявляет, что введение к Положению о православном приходе, составление которого поручено Собором особой комиссии во главе с архиепископом Тверским Серафимом, ныне составлено и представлено в Соборный Совет.

39. Председательствующий предлагает желающим ознакомиться с введением к Положению о приходе в соборной канцелярии и представить возможные редакционные исправления.

40. ПОСТАНОВЛЕНО: принять предложение Председательствующего.

41. Докладчик Редакционного Отдела С. Г. Рункевич оглашает доклад Отдела с принятым Отделом изложением постановление Собора о мероприятиях, вызываемых гонением на Православную Церковь.

42. ПОСТАНОВЛЕНО: принять постановление в изложении Отдела (приложение).

43. Председательствующий объявляет, что принятое постановление будет передано в Совещание епископов.

44. Председатель Комиссии о гонениях на Церковь протоиерей П. А. Миртов выступает с внеочередным заявлением по поводу заключения в тюрьму инспектора Костромской Духовной семинарии П. Иустинова и священника Бобровского.

45. Член Собора А. Д. Самарин предлагает поручить Комиссии сделать соответствующее заявление об освобождении заключенных.

46. ПОСТАНОВЛЕНО: принять предложение А. Д. Самарина.

47. В 12 часов объявляется перерыв.

48. Заседание возобновляется в 12 часов 50 минут.

49. В соборную палату прибывает Святейший Патриарх Тихон.

50. Докладчик Отдела о духовно-учебных заведениях Преосвященный Андроник дает заключительное слово по окончании обмена мнений по общим основаниям доклада Отдела о преобразовании Духовной школы.

На Соборе целых три дня горячо доказывали высокие свойства и достоинства Духовной школы. Да, она высока и тем свидетельствует, что ее создал высокий церковный дух. Она давала Церкви высоких народных пастырей, она и обществу давала достойных уважения деятелей. Даже за последнее время разрухи светской школы она устояла и сохранилась неразгромленной и не в такой степени деморализованной, как светская школа. Мы же добавим, что особенно высока она была по своей целесообразности в то старое время, когда и звалась бурсой. Своим строго-последовательным направлением, строгим церковным укладом она и создавала определенные характеры у своих питомцев. Вот за это мы все высоко ценим нашу Духовную школу. И скорбели и скорбим о том, что ее за последнее полустолетие постепенно свергали с ее высокого назначения и служения, да наконец и совсем решили похоронить как ожившего старика. Мы не одиннадцатый только месяц слушаем речи о ней, как сказал о. протоиерей Аггеев, много больше чем одиннадцать лет волнуемся скорбями Духовной нашей школы, рассуждаем об исправлении ее. Мы своим горбом прошли все это. Мы не пришельцы и не новички в этом деле. Не стыжусь сознаться перед Собором, что в 1905 году я обливался горькими слезами, как над самым дорогим и родным существом, когда семинария сама себя погребла, когда и мои семинаристы, дотоле послушные моему слову, справедливому при всей его строгости, когда и они под напором ожидовелой революционной толпы должны были присоединиться к всеобщей семинарской забастовке. Педагогам обидно слушать критику и осуждение семинарии; а нам это больно, все равно как кусок живого тела вырезать.

Посему пожелание о. протоиерея Соколова оставляющим службу в Духовной школе «скатертью дорога» нам прискорбно слушать, это по меньшей мере несправедливо. И вот эту-то Духовную школу Отдел решил окончательно похоронить своим скороспелым проектом. Изначальная Духовная школа — воспитание и образование пастырей Церкви.

Исторически она совместила с этим образование детей духовенства, т. е. цель сословную. Как мною уже было выяснено, эта цель постепенно сделалась главною: семинария учила детей духовенства для получения прав на поступление в университет, почему Церковь остается без достаточного числа подготовленных пастырей. Но все-таки и доселе семинария ставила себе целью пастырство и называлась духовною в смысле пастырской, почему и содержалась на церковные средства. Теперь же Отдел решил такую Духовную семинарию уничтожить, цель ее отбросить и на месте семинарии создать совершенно новую школу — христианско-гуманитарную гимназию. Гуманизм, как направление, хорошо известен, но, конечно, не восстановление язычества ставит целью указанная гимназия; в таком случае совершенно неправильно ее название: пусть она будет только христианской гимназией. Она имеет целью давать общее и христианское образование среднее, чтобы подготовить между прочим и к получению полного богословского образования, конечно, в надежде, что кончившие богословскую школу пойдут и в пастыри Церкви. Но заботясь о тех, кто не пожелают быть пастырями, Отдел считает своим долгом «обеспечить возможность свободного выхода в соответствующие их склонностям светские учебные заведения» (параграф 4). Доселе Духовная школа все-таки только стыдилась говорить, что готовит к пастырству (епископ Митрофан); доселе семинаристы уходили от пастырства, но все-таки оставалось достаточно и для Церкви, по уверению архиепископа Иоанна. А теперь этот уход их ставится почти целью, подсказывается самим законоположением о школе. Доселе светская школа лишь обкрадывала духовную, по словам протопресвитера Шавельского, а теперь протоиерей Аггеев печатно возвещает, что в семинарию не пошлет своих детей, очевидно потому, что она все-таки сохраняет пастырскую цель, а в христианско-гуманитарную гимназию непременно пошлет. Доселе все-таки было естественно, что пастыри Церкви и детей своих готовили к дорогому для них пастырству, по словам архимандрита Илариона, а теперь оно для них не дорого и не должно быть дорогим, причина в том, что господствующий дух века развалил всю жизнь, заставил забыть и высокую цель Духовной школы, по словам В. В. Богдановича. Обвинение от Г. И. Булгакова, что мы своим проектом подрубаем корень у богословия, относится к Отделу, как раз сполна вырывающему все корни здоровой, высокой подвижнической нашей изначальной Духовной школы и на месте их старающемуся посадить корни совершенно новой мирской школы, хотя и под христианским названием. Пощадите, други, то, что так дорого несомненно и вам, как вы старались в этом уверить всех здесь. Не разрушайте наследия веков нашей церковной жизни и просвещения. Но о сем довольно.

Итак, Отдел создает совершенно новую школу на месте старой пастырской. Цель ее — дать среднее общее образование учащимся и вместе христианские знания с философскими, чтобы таким порядком она соответствовала светской гражданской школе и между прочим подготовляла к пастырским классам. Но разве мыслимо в общие программы гимназий за семь лет вставить 22 урока по Закону Божию? Разве мыслимо, далее, ввести еще 9 уроков философии и, конечно, только в седьмом классе, ибо раньше ученики не смогут изучать философию? Мало того, для полного религиозного образования совсем мало 22 уроков по Закону Божию, как уверяли П. Б. Мансуров и В. И. Зеленцов. Следовательно, вся школа будет состоять уже из 11-ти классов. Да, если гимназия неприкровенно ставит своей целью подготовить для университета, то зачем в ней религиозное образование? Ведь это будет насилием, в каком с таким старанием обвиняли теперешнюю Духовную школу и намеченную нами единую Пастырскую школу. Это будет лишь уродованием души учащихся детей, ибо, по уверению священника Масальского, религиозное воспитание может быть действительно только в старших, а не в младших классах. Кроме того, если гимназия будет готовить и для университета, то будет два контроля — церковный и государственный — весьма сомнительный по своим требованиям, как справедливо говорили архимандрит Матфей и П. Б. Мансуров.

Из защитников проекта новой школы никто не доказал и не удостоверил, что она даст достаточный состав учащихся и для богословско-пастырских классов. Отдел скорее говорит откровенно об ином в примечании к параграфу 4: семинария дает мало кандидатов священства, а наша Богословско-пастырская семинария даст их еще меньше, а, может быть, и вовсе их не даст, по словам Н. Г. Говорова; ибо от нас могут и на сторону уйти от недостаточной убежденности в пастырстве и, может быть, в вере, как говорил А. Г. Куляшев. Так новая школа в лучшем случае ведет к пастырству окружным путем, по отзыву Преосвященного Митрофана. Посему совершенно

справедливо замечание митрополита Антония, что проект заботится не о тех, кто будет готовиться в гимназии к пастырству, а о тех, кто не пожелает готовиться к этому. Отдел сам подсказывает им полную возможность выхода. Почему лишь чудом могут остаться хоть некоторые для пастырских классов, как предполагает Н. Г. Говоров.

После таких предположений, по нашему мнению несомненных, и следует непременно учесть заявление членов Собора от крестьян, что на непастырскую школу средств православные миряне не дадут. Это решительно в один голос утверждали все епархиальные съезды, бывшие за истекший год, а местами уже и теперь не дают нужных на Духовную школу средств. Надо прислушаться к этому голосу мирян, чтобы не остаться у разбитого корыта. Да, скажу откровенно, что по совести я лично не смогу и просить у мирян средств на школу, о которой уверен, как о непастырской.

Сознание несомненной возможности, что новая школа не даст достаточного числа кандидатов священства, и привела Отдел к необходимости спроектировать тип пониженного курса Пастырского училища, в чем отчасти сознался и И. П. Николин. Уверен всеми силами души, что мы — архиереи — будем опять рады безмерно не только этой спроектированной Пастырской пониженной и все же хорошей школе, но и еще низшего размера, лишь бы кого-либо поставлять на приходы, которые, по уверению протопресвитера Шавельского, и сами понизили требования к кандидатам священства. Посему, если бы Собором был принят проект Отдела о новой школе, то непременно следует принять и проект Пастырского училища пониженного типа. А Богословско-пастырские семинарии придется закрыть, как дорогие и пустующие. Следовательно, пустая наша церковная казна будет нести двойные расходы на две школы. Кроме того утверждаю, что за недостатком средств по бедным епархиям придется открывать исключительно только Пастырские училища.

Однако мы приветствуем в ином смысле и с иною целью создание христианской гимназии. Она именно необходима в целях христианского просвещения всего образованного общества, которое так далеко ушло от Церкви по иноземным образцам просвещения, как об этом воодушевлено говорили С. Н. Булгаков и М. И. Ивановский. Я же лично об этом писал и в правление своей семинарии, доклад об этом именно вносил еще в 1905 году после всесеминарской забастовки; об этом особое мнение я вносил и в Отделе, но услышан не был никем. Через такую школу Церковь могла бы постепенно перевернуть все миросозерцание образованных классов, особенно теперь, когда несомненно совершается перелом в их настроении. Но для этого нужны средства. А мы теперь их не имеем. Мы поставлены пред необходимостью обеспечить Церковь прежде всего ее ближайшими работниками — пастырями, без которых и самые благие предположения Собора не пройдут в жизнь. Для наших духовных педагогов, если они усердствуют за Церковь Божию, представляется теперь возможность проявить свою в этом инициативу и создать такую церковную христианскую гимназию на правах частной. Вот это и была бы вполне автономная их школа, ими созданная, а не та — церковная, в которой они, по данному докладу, решили быть автономными хозяевами, в епархиальном женском училище даже и не упоминая об архиерее, которому вверены христианские души во всей Поместной Церкви. Церковь же теперь такую весьма полезную и желательную христианскую гимназию создать не может за неимением средств.

Итак, Отдел создаст совершенно новую школу на месте упраздняемой им Духовной школы. А мы — меньшинство Отдела —- наоборот, как раз сохраняем ее. Мы восстановляем ту Духовную школу, какою она и была долгое время, но которую в последнее полустолетие так испортили разными опытами над ней и присвоением ей чуждых, хотя бы и почтенных целей. Она была введена в жизнь как исключительно Пастырская. Мы и восстановляем это ее назначение. Мы утверждаем, что Духовная школа вся должна быть единой Пастырской школой. Она должна с самого начала своего курса так быть поставлена, чтобы воспитывать учащихся в надежде подготовления их сначала к переходу в Пастырскую семинарию, а потом и к пастырству. Но мы знаем, что к сожалению теперь духовное сословие не готовит своих детей исключительно к дорогому для него служению Церкви. И потому объявляет эту Пастырскую школу с начала до конца бессословною, т. е. доступною для детей всех сословий, в полной уверенности, что сюда придут и дети духовенства, и дети крестьянства, и дети иных сословий.

Итак, мы не создаем новой школы, а восстанавливаем изначальную Духовную школу пастырскую. Но по педагогическим соображениям, подсказанным давно еще дивным архиепископом Димитрием (Муретовым), переносим два младшие класса семинарии к Духовному училищу, ибо и по возрасту учащихся, и по свойству преподавания это более правильно, как свидетельствует, в частности, и наш педагогический опыт. В наше шестиклассное Духовное училище могут поступать дети всех сословий не моложе 10 лет. Но чтобы не чувствующим своей пригодности для Духовной школы или непризнаваемым пригодными дать возможность своевременно выйти из Духовного училища в иную школу, четыре первые класса вполне приравнены по курсу к тем же классам светской школы. И из последней благочестивые дети поэтому свободно могут переходить в Духовное училище. Следующие пятый и шестой классы уже ближе по курсу своему подготовляют к переходу в Пастырскую семинарию. Но разумеется, и отсюда свободно они могут уходить в светскую школу. И не такой уж страшный барьер для этого ставится, чтобы уверять в закабалении детей таким порядком для священства, как старался доказать это И. В. Попов. Итак, и вход и выход совершенно свободный в нашей Духовной школе для всех желающих. Кончают дети Духовное училище не моложе 16 лет, а никак не 13, как здесь неоднократно доказывали, позабывая всякие правила вычисления. Если такой возраст для определения душевного направления еще слишком ранний, то ведь и гимназию кончают только в 17 лет, следовательно это возражение одинаково почти приложимо и к гимназистам. После того, что дает Духовное училище для создания определенного религиозного настроения укладом и образованием, не сомневаемся, что кончивший Духовное училище как свободно учился в нем при полной возможности уйти в светскую школу, так свободно и повлечется или в Пастырскую семинарию, или в светскую школу. Но важно, что в дальнейшем пребывании в семинарии и его еще, может быть, не окрепшее настроение закрепится именно в принятом им направлении. Это уже не теоретические дети, как говорил В. В. Успенский, а те дети, которые сами и теперь влекутся или к Церкви, или к чему-либо иному. Важно захватить их душу в этом их устремлении и закрепить всем, что посодействует созданию доброго настроения в их душе, как говорил Малыгин. Никакого закабаления, напротив, полная свобода выбора и выхода из Духовной школы.

Признавая полное значение общего образования и в смысле умственного богатства и для умственного развития, мы вводим в нашу Духовную школу среднее общее образование. Здесь и после моего разъяснения все-таки утверждали, что это образование в нашей школе пониженное. Вот оно по планам, выработанным Синодальной Комиссией 1911 года, утвержденным Св. Синодом; планы эти могут быть пересмотрены, но в существенном они неоспоримы. Она дают и общего, и богословского образования гораздо больше, чем теперешняя Духовная школа. Конечно, в них нет тригонометрии, естествознания, о чем скучает священник Масальский, но нет и птицеводства, рыболовства и земледелия, что тоже весьма полезно и может быть необходимо для священника. Общее образование, начавшись в Духовном училище, продолжается и углубляется в Пастырской семинарии и, вместе с богословским и философским, имея вполне законченный вид и план. Почему этот наш план закрепляет будто бы обычную схоластику, а неизвестный план Отдела напротив оживляет науку, как уверял нас здесь протопресвитер Шавельский, это его секрет. Но смею уверить и его и всех, что основные положения об учебном и воспитательном строе школы под параграфами 22-28 в докладе Отдела выработаны были именно нами — авторами особого мнения и приняты Отделом, как одинаково неоспоримые и для него.

Мы их не переписывали, потому что в случае принятия нашего мнения их целиком можно бы было перенести к нему. Следовательно, упрек в схоластике одинаково может быть приложен и к нам, и к Отделу, если только это правда. Но при всем том мы уверены, что не в общем, и даже не в богословском образовании дело. Ведь и теперешняя Духовная школа дает хорошее образование и конечно гораздо лучше светской школы. Нет, дело в ином. Именно — в духе воспитания в нашей Духовной школе. Оно же одинаково обусловлено и у Отдела, как говорит параграф 22. Странны все выпады против значения и положительной силы воспитания. Ведь насилием будет и обучение речи, и всякое учение грамоте, музыке и проч. Прочитайте известную изобразительную «Историю детской души» и увидите всю гибель вот такой вражды к религиозному воспитанию с детства: она убила духовно человека, убила его посему и телесно. Не о «выгонке елейно-клерикального духовенства» мы заботимся, как беспокоится об этом С. Н. Булгаков. Не бойтесь возможности и католической у нас системы воспитания, даже сам И. В. Попов уверял, что она нам не свойственна и потому невозможна. Нет, мы поставляем целью школы сделать все, чтобы душа детей и юношей свободно воспринимала все, что соответствует принесенному ими из семьи религиозному настроению. Пусть здесь учащиеся будут окружены таким духовным воздухом и в преподавании, и в укладе жизни школы, чтобы укреплялись добрые в них задатки, развивалось неподдельное набожное настроение, располагалась душа к служению для Церкви Божией. Делалось это в той или иной степени и в теперешней Духовной школе. Но беда в том, что не чаще ли лица преподавательской корпорации и в лучшем случае стояли в стороне от этого святого дела, если прямо его не разрушали. Умолчим об отрицательных типах в этом отношении, чтобы не портить нашего общего настроения. Скажем более: в Духовной школе часто высмеивалось благочестие юношей, оно унижалось и во всяком случае редко находило поддержку. А митрополит Антоний напомнил, как после революционного переворота некоторые преподаватели постановили вовсе не ходить в семинарскую церковь, чтобы ученики не видели их лицемерия. Конечно, мы не отрицаем возможности и отрицательных случаев в указанном добром направлении школьного воспитания. Но зачем винить в этом только учащихся, если преподаватели вот и теперь все-таки не решаются пойти на прямое служение Церкви в священном сане.

Напрасно запугивал нас протоиерей Аггеев своими финансовыми вычислениями во многие миллионы рублей на приспособление. Все здания Духовной школы составляют церковное имущество. Они и будут использованы для преобразуемой всей Духовной школы на местах. В иных епархиях здания семинарий так и будут использованы для Пастырских семинарий, а в иных признано будет за лучшее Пастырскую семинарию поместить в здание училища. Следовательно, потребуется лишь обычный ремонт, тем более, что все эти здания были использованы для размещения раненых и солдат.

Больно нам вскрывать раны нашей родной Духовной школы. Но если желаем исцелиться, то должны правдиво и откровенно о них рассказать. Мы и рассказали, как могли. Указываем и возможный путь к уврачеванию давнишних неисправностей в нашей Духовной школе от забвения ею своего изначального назначения — быть рассадником пастырства. Не сочувствует этому Отдел в своем большинстве — в составе педагогов. Вопреки жалобе Н. Н. Медведкова, мы слушаем их как специалистов в педагогическом деле. Но Духовная школа есть специально Пастырская. Посему да будет позволено и не послушаться их, как не пастырей, как далеких от тех нужд, которые близки нам — архиереям и православным мирянам. Отдел своим проектом создания новой школы на месте разрушаемой им Духовной школы хочет оставить нас опять без достаточного числа подготовленных пастырей, и это в такую пору, как теперь. И опять обрекают нас на необходимость заводить не только спроектированные Отделом пониженные Пастырские училища, но и еще низшего порядка, или же искать хоть каких-либо кандидатов в священники, словом, довольствоваться презираемым здесь «пастырским фельдшеризмом», пока реформаторы школы пришлют нам даже докторов. Несчастный русский народ, над которым строят несбыточные и разрушительные планы. Он сам видит, что беда ему от таких реформаций и упирается всеми силами, прося пощадить его от таких опытов на его счет; а его насильно тянут, как втянули в революцию и погубили великий народ. В данном случае не многого он и просит и ждет как милости: дайте ему молитвенных, благоговейных, учительных, народу доступных, набожно и чинно служащих пастырей. А ему говорят: нет, это стилизованные начетчики, лицемеры, «фельдшера»; мы тебе пришлем даже докторов богословия, свободно воспитанных, уже в зрелом возрасте сознательно избравших путь пастырства, знающих и тригонометрию, и естествознание и проч. А народ и до сих пор с этими посулами знахарей ищет, к сектантам идет и умирает духовно.

И опять умоляем всех членов Собора — в решении данного вопроса первейшей важности — быть выше всяких случайных и преходящих соображений и иметь в виду только нужды Светой Церкви и запросы и пожелания православных мирян. Да не исполнится и над нами то, что мы только вчера воспевали за вечерней в стихире: «Моими помышлении в разбойники впад, пленен бых окаянный умом, и люте уязвихся, всю мою душу ураних, и отнюд лежу наг добродетелей на житейстем пути. Священник же видев мя ранами боляша безъисцельна, презрев не воззре на мя: левитянин же паки не терпя душетленныя болезни, и той видев мя мимо идее» (д. 127, лл. 65-74 об.).

51. Святейший Патриарх Тихон отбывает из соборной палаты.

52. Заседание закрыто в 2 часа 30 минут дня.


Приложение

Постановление Священного Собора Правславной Российской Церкви о мероприятиях, вызываемых гонениями на Православную Церковь

1. Установить возношение в храмах за Богослужением особых прошений о гонимых ныне за православную веру и Церковь и о скончавших жизнь свою исповедниках и мучениках.

2. Совершить торжественные моления: поминальное об упокоении со святыми усопших и благодарственное о спасении оставшихся в живых.

3. Установить по всей России ежегодное молитвенное поминовение всех усопших в нынешнюю лютую годину гонения исповедников и мучеников в день 25 января или в следующий за ним воскресный день вечером.

4. Устроить в понедельник второй седмицы по Пасхе (в Радоницу) во всех приходах, где были скончавшие жизнь свою за веру и Церковь исповедники и мученики, крестные ходы к местам их погребения, где совершить торжественные панихиды с прославлением в слове священной их памяти.

5. Преподать благословение от Священного Собора всем исповедникам.

6. Обратиться к Святейшему Патриарху с просьбою о выдаче благословенных патриарших грамот пострадавшим за веру и Церковь.

7. Напечатать и раздать членам Священного Собора к их отъезду из Москвы краткое сообщение о пострадавших в нынешние дни гонений за православную веру и Церковь для распространения среди православного народа.

8. Просить Святейшего Патриарха, чтобы в случаях ареста гонимых за веру и Церковь, согласно уже применяемому ныне порядку, Его Святейшеством были предприняты непосредственные сношения с местными властями об освобождении арестованных и одновременно о сделанных сношениях были извещаемы местные епархиальные архиереи.

9. Поручить Высшему Церковному Управлению сообщать сведения и оповещать православное население посредством печатных изданий и живого слова о всех случаях гонения на Церковь и насилия над исповедниками православной веры.

10. Издать отдельно соборное определение о правовом положении Церкви в государстве с необходимыми разъяснениями для широкого распространения среди населения правильных понятий о взаимоотношениях Церкви и государства, особенно необходимых в переживаемое смутное время враждебных Церкви течений.

11. Принять меры к возвращению всех отобранных имуществ церквей, монастырей, церковных учреждений, в том числе зданий духовно-учебных заведений и консисторий.

12. Признать от имени Собора приходские и епархиальные организации к защите гонимых и освобождению заключенных за веру и Церковь и к принятию мер для возвращения отобранного имущества церквей, монастырей, церковных учреждений и организаций, в том числе зданий духовно-учебных заведений и консисторий.

13. Признать всех православных в целях ограждения от расхищения церковного достояния, возвращения уже отобранного и защиты гонимых: образовывать при приходских храмах и монастырях особые Братства из преданных Церкви людей, со включением в их состав членов Приходских Советов; составлять на братских собраниях соответствующие письменные, за собственноручными подписями участников собраний, приговоры (в четырех экземплярах) в защиту Церкви и ее достояния и представлять эти приговоры Высшему Церковному Управлению, местным и центральным органам светской власти, причем, в случае необходимости непосредственных сношений с последними, поручать эти сношения, ввиду явного преследования священнослужителей и церковных старост, братчикам-мирянам, а где нет Братств, членам Приходских Советов из мирян; лишать доверия и права представительства предателей из клира и мирян, сознательно действующих на пользу врагов Церкви; учредить при Патриаршем престоле Всероссийский Совет приходских общин, который бы объединял все местные церковные силы и планомерно направлял их деятельность по защите Церкви.

14. Членам Священного Собора выдать особые удостоверения с предложением от имени Собора епархиальной власти оказывать им содействие в деле осведомления ими православного населения с деяниями Собора и в деле оказания ими с благословения епархиального архиерея и в единении с местными церковными деятелями помощи и руководства при устройстве приходских и других братств, союзов и содружеств для защиты интересов Церкви.

15. Поручить Высшему Церковному Управлению изыскать способы к оказанию материальной помощи пострадавшим от гонений и их семьям.

16. Поручить образованной Священным Собором Комиссии для сношения с народными комиссарами заявить последним требование об освобождении захваченных центральных и местных типографий духовного ведомства.

17. От имени Священного Собора оповестить особым постановлением, что Священный Собор Православной Российской Церкви, возглавляемый Святейшим Патриархом и Преосвященными иерархами, состоящий из избранников всего православного народа, в том числе и крестьян, есть единственный законный высший распорядитель церковных дел, охранитель храмов Божиих, святых обителей и всего церковного имущества, которое веками составлялось главным образом из добровольных приношений верующих людей и является Божиим достоянием. Никто, кроме Священного Собора и уполномоченной им церковной власти, не имеет права распоряжаться церковными делами и церковным имуществом, а тем более такого права не имеют люди, не исповедующие даже христианской веры или же открыто заявляющие себя неверующими в Бога.

Радио «Вера»
Наши друзья


© 2015-2019. dishupravoslaviem.ru. Все права защищены.


Статистика просмотров сайта


Яндекс.Метрика