Сайту требуется оплата, собираем посильную помощь ПОЖЕРТВОВАТЬ
Дышу Православием

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Деяние восемьдесят восьмое

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Деяние восемьдесят восьмое


К оглавлению

К разделу


Деяние восемьдесят восьмое

19 февраля (4 марта) 1918 года

1. Заседание открыто в соборной палате в 10 часов утра под председательством митрополита Новгородского Арсения в присутствии 270 членов Собора, в том числе 37 епископов.

На повестке заседания: 1) Текущие дела. 2) Доклад Редакционного Отдела — соборное постановление по поводу декретов о браке и разводе. Докладчик С.Г. Рункевич. 3) Доклад Отдела о благоустроении прихода: «Положение о православном приходе». Докладчики: В. А. Потулов, Н. Д. Кузнецов и священник Ф. Ф. Григорьев.

2. Председательствующий. Прошу занять места. Секретарь Собора доложит текущие дела.

3. Секретарь. Получен протокол от благочиннического собрания духовенства и мирян третьего округа Веневского уезда Тульской епархии.

4. ПОСТАНОВЛЕНО: принять к сведению.

5. Секретарь. Преосвященным Вологодским доставлен журнал съезда духовенства и мирян пяти юго-западных уездов Вологодской епархии о принятых на сих собрании и съезде мерах к защите Православной Церкви.

6. ПОСТАНОВЛЕНО: принять к сведению.

7. Секретарь оглашает поступившее заявление с выражением негодования по поводу убийства митрополита Киевского Владимира от прихожан Серафимовского храма г. Казани.

8. ПОСТАНОВЛЕНО: принять к сведению.

9. Секретарь оглашает поступившее заявление от священника церкви Воскресения в Москве Иоанна Кедрова с приложением 700 рублей (500 рублей от церковноприходского совета храма Воскресения, 100 рублей от церковного старосты А. И. Касаткина и 100 рублей от священника Иоанна Кедрова) в фонд имени митрополита Владимира и 500 рублей на издание брошюры Н. Д. Кузнецова «Критика декрета о свободе совести и отделении Церкви от Государства в популярном изложении».

10. ПОСТАНОВЛЕНО: благодарить жертвователей.

11. Секретарь. От Преосвященного Зиновия, епископа Козловского, поступило донесение о бывшем 4(17) февраля в г. Шацке крестном ходе и об аресте церковнослужителей.

12. Архимандрит Матфей. Досточтимые архипастыри, отцы и братие! В прошлом заседании Собор высказался о поступке власть имущих по поводу Преосвященного Нестора. Тогда же я дважды просил Собор принять меры относительно освобождения узников в провинции, несущих исповеднический подвиг. Сейчас Василий Павлович огласил нам новый случай насилия над пастырями Церкви. Когда оглашался этот случай, мой сосед П.И. Соколов сообщил мне, что один из арестованных — протоиерей Дмитриев, 70 лет от роду, и вот такой старец не убоялся и страдает за исповедание веры. Неужели наш Собор останется глух и не примет меры к освобождению этих узников, как он принял по отношению к епископу Нестору, который получил свободу. Об этом снова и снова прошу Собор. Конечно, сначала можно решить вопрос принципиально, а потом обсудить детали.

13. Председательствующий. Пока не поступит по этому делу конкретного предложения, предлагаю выразить узникам от имени Собора сочувствие и преподать им благословение и утешение. (Голоса: Просим!)

14. ПОСТАНОВЛЕНО: принять предложение Председательствующего.

15. Председательствующий. Слово предоставляется докладчику Редакционного Отдела С. Г. Рункевичу, который имеет доложить принятую этим Отделом редакцию соборного постановления по поводу декретов о браке и разводе.

16. С. Г. Рункевич. Редакционный Отдел внес в постановление по поводу декретов о браке и разводе некоторые изменения и предложения и предлагает принять его в следующем изложении:

Постановлением Священного Собора передан в Редакционный Отдел, согласно статье 138 Устава Поместного Собора, для установления окончательного изложения проект соборного постановления по поводу декретов о расторжении брака и о гражданском браке. Рассмотрев текст этого проекта, переданный 15 (28) февраля 1918 года, в заседаниях І6 февраля сего года, Редакционный Отдел принял во всех частях редакционные изменения и в соответствии с постановлением Священного Собора от 12 (25) февраля сего года к трем статьям постановления присоединил четвертую и постановил предложить Священному Собору принять означенное предначертание в прилагаемом при сем изложении.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Священного Собора Православной Российской Церкви по поводу декретов о расторжении брака и о гражданском браке

Советом народных комиссаров напечатаны в «Газете Временного рабочего и крестьянского правительства» (1917 год, номера 36 и 37) декреты о расторжении брака и о гражданском браке. В этих декретах, изданных без сношения с Православною Церковною властью и с полным пренебрежением к требованиям христианской веры, допускается расторжение брака чрез гражданский суд и притом только вследствие просьбы обоих супругов, или хотя бы одного из них. Этим открыто попирается святость брака, который, по общему правилу, является нерасторжимым, согласно учению Спасителя нашего (Мф. 19,9), и только в исключительных, определенных случаях может быть расторгнут церковною властью.

Сверх того, по этим декретам, для совершения брака достаточно простой записи в суде, а для разведенных нет запрещения вступать в новые браки неограниченное число раз.

В заботах о спасении чад Православной Церкви Священный Собор призывает их не вступать на широкий путь греха, ведущий к погибели, и строго хранить церковные законы, памятуя, что те, которые нарушают церковные постановления, навлекают на себя гнев Божий и церковное осуждение. Декреты, направленные к ниспровержению церковных законов, не могут быть приняты Церковью.

Следуя учению Слова Божия и церковным правилам, Священный Собор определяет в отношении брака и развода, ввиду изданных декретов, следующие общие правила.

1. Брак, освященный Церковью, не может быть расторгнут гражданской властью. Такое расторжение Церковь не признает действительным. Совершающие расторжение церковного брака простым заявлением у светской власти повинны в поругании Таинства брака.

2. Православные христиане, не состоящие в браке, освященном Церковью и не расторгнутом церковной властью, если вступают в новый гражданский брак на основании только гражданского развода, повинны в многоженстве и прелюбодеянии. Такие брачные сожительства никогда не получат церковного признания и освящения и составляют тяжкий грех, за который по правилам церковным налагается епитимия и отлучение от Святых Таин (87-е правило VI Вселенского Собора, 77-е правило св. Василия Великого).

3. Запись брачащихся в гражданских учреждениях не может заменить церковного браковенчания, как Святого Таинства, освящающего и укрепляющего супружеский союз мужа и жены благодатною силою. Поэтому брачные сожития на основании одной только записи в гражданские книги, или так называемые гражданские браки, непременно должны быть освящаемы церковным венчанием. Церковное же венчание возможно лишь в том случае, если к совершению брака нет канонических препятствий.

4. Настоящее определение обнародовать для руководства чадам Православной Церкви, и вместе с сим вопрос об отношении Церкви к гражданскому браку передать для подробной разработки в соборный Отдел о церковном суде, а в соединенное присутствие Священного Синода и Высшего Церковного Совета передать вопрос о записи браков при новых условиях их совершения в церковные метрические книги.

17. Председательствующий. Постановление будет передано в Совещание епископов и по рассмотрении им войдет в законную сил.

Теперь, согласно повестке, мы должны приступить к рассмотрению доклада Отдела о благоустроении прихода: «Положение о православном приходе». Докладчики выступают В. А. Потулов, Н. Д. Кузнецов и священник Ф. Ф. Григорьев. Угодно ли высказаться по общим положениям доклада? Если угодно, то покорнейше прошу держаться этих положений, а не выхватывать отдельных пунктов из доклада, как это было при обсуждении доклада о единоверии, когда общие прения свелись к прениям по 2 пункту доклада. Частные пункты будут подлежать обсуждению при рассмотрении отдельных статей доклада.

18. Докладчик В. А. Потулов. Я, к сожалению, должен сознаться, что доклад представляется не в том виде, в каком он должен был бы быть представлен; он представляется незаконченным, хотя и не по вине Отдела, неполным, несовершенным и способным, быть может, вызывать некоторые недоумения. Одна из главных сторон приходского дела, вопрос об юридическом лице, об имущественных правах прихода не затронута. Только лишь в самое последнее время, совместно с Отделом о церковном имуществе и хозяйстве удалось рассмотреть вопрос об имуществе прихода. И теперь идет дальнейшая разработка принятого. Остается разработать несколько глав. Две уже разработаны — одна из Комиссии передана на рассмотрение Отдела, другая передается, а третья находится на обсуждении Комиссии. Если обстоятельства будут благоприятны, то пока пройдут 120 статей уже внесенных на Собор, будет готово и то, что не доработано. Еще. Одна глава — о просвещении населения — труд другого Отдела — Отдела о церковно-приходской школе. У нас был выработан проект этой главы, когда внесен был соответствующий законопроект Отделом о церковно-приходской школе. Наш Отдел сделал только три-четыре поправки в этот законопроект. Поэтому часть разработки этой главы принадлежит Отделу о благоустройстве школы.

Я должен сказать, что первое время работа в Отделе шла довольно туго, особенно долго задержались на первых статьях, главных, коренных: что такое приход, каковы должны быть его конструкция, его церковный характер, его положение в епархии и Церкви. Насколько внимательно мы обсуждали эти вопросы, доказательством может служить то, что по некоторым вопросам выступило по два, по три десятка ораторов. Казалось, что дело идет медленно, но зато эта медлительность имела хорошие практические результаты: когда мы столковались в главном, мы в дальнейшем встретили меньше затруднений, и работа пошла успешнее.

Главная мысль законопроекта та, что приход есть часть епархии и Церкви и заключает в себя все три элемента Церкви, с тою только разницей, что епископская власть проявляется не непосредственно, а при посредстве священника и настоятеля, который является исполнителем воли епископа и по поручению епископа руководит приходом. Из этого положения вытекают все дальнейшие последствия: во-первых, известное дисциплинарное право прихода; затем — церковная миссия прихода, наконец, имущественное право прихода, пока не разработанное. Из этого же вытекало и выборное начало причта, на каковом предмете было сосредоточено особенное внимание Отдела — высказалось до 57 ораторов. Это начало признано было необходимым потому, что с мест доходили тревожные слухи: временные правила Св. Синода внесли не успокоение, а смуту и раздор. Нам хотелось внести умиротворение в церковную жизнь на местах, ясность в отношения, чтобы не было нестроений в будущем. Насколько мы выполнили свою задачу, судить не нам, судить будете вы, но мы, кажется, старались действовать очень осторожно. Устанавливая выборное начало, мы хотели оградить дело от произвола отдельных лиц, злостной агитации и дать Приходскому Собранию всю полноту действия и всю авторитетность. Мы считали необходимым установить положение духовенства, и отношение высшей власти, и отношение прихожан. Поэтому мы указали, что на вакантные должности приход может избирать, но он не может смещать, если член причта не будет удален по суду, или не оставит места добровольно. Это необходимо было сделать потому, что были попытки смещать членов причта по изволению приходов. Вот главные основания работы, из которых вытекает все последующее. И по частным пунктам я буду давать объяснения тогда, когда будет возбуждаться тот или другой вопрос.

19. Председательствующий. Слово предоставляется о. Григорьеву.

20. Докладчик священник Ф. Ф. Григорьев. Состоя товарищем председателя в Отделе, я держался несколько иного взгляда по вопросу о выборном начале. Но ввиду того, что по вопросу о выборном начале можно говорить в порядке статей, причем если бы было уважено мнение противников выборного начала, соответствующие параграфы могли бы быть исключены без ущерба для целого, я просил бы Собор перейти прямо к постатейному чтению доклада.

21. Профессор С. А. Котляревский. Я хочу сказать несколько слов к порядку обсуждения. Нам лучше непосредственно перейти к постатейному чтению, иначе мы будем потом повторяться. Доклад заключает в себе 4 части: общие определения, состав, приходские учреждения и приходская деятельность. Все наши прения будут сводиться к этим четырем частям. И чтобы нам не повторяться, лучше прямо перейти к постатейному рассмотрению докладов.

22. Архиепископ Тверской Серафим. Приступая к рассмотрению Приходского Устава на Церковном Соборе после 12-летнего страдальческого пути этого вопроса, мне представляется необходимым выяснить, какое влияние имело все пережитое в прошлом на наши приходы, на дело возрождения в них жизни, на теперешнюю работу в приходском Отделе и на представленный ныне Устав, который я в порядке постепенности должен отметить номером 8. Это восьмой официальный Устав, кроме многих проектов, представленных в Синод, и следует также объяснить, почему все предыдущие уставы, между которыми были прекрасные, причтены к неудовлетворительным, а потому и не введены в жизнь.

Первые правила относительно образования Приходских Советов, изданные Св. Синодом в 1905 году, весьма необходимые по времени и призывавшие к возрождению приходской жизни, к самодеятельности епископов, пастырей и пасомых, являлись совершенной неожиданностью. Как воспринятые без подготовки, они в большинстве епархий не только не привились, но убедили епископов, что эта реформа опаснейшая, ибо в многие Приходские Советы вошли преднамеренно лица зловредные, враги Церкви и духовенства. Они захватали все дела в свои руки, отстранили пастырей от руководства и нарушили церковные порядки, отказав во взносах на духовно-учебные заведения и епархиальные нужды.

Неожиданность распоряжения Синода и неподготовленность на местах, в епархиях и в приходах, повлекли за собой очень важные ошибки. Владыки, по обычаю, передали Синодальный указ на распоряжение Консистории, которая циркулярно разослала его без всяких разъяснений и наставлений благочинным. Предоставленное само себе сельское духовенство, считая себя не в праве вмешиваться в свободные выборы прихожан, отстранилось от избранил членов Совета, и благое дело было обречено на неудачу и гибель. Пастыри увидели только непреодолимые препятствия к возрождению приходской жизни, начиная с своей материальной зависимости от прихожан, в назначении в воскресные и праздничные дни базаров и ярмарок, в казенной продаже вина и в отсутствии территориального распределения приходов во многих уездных городах и т. д. В результате недовольство против этой реформы настолько возросло, что сторонников возрождения приходов осудили за их работу.

Но вот открылось Предсоборное Присутствие. Был составлен так называемый «нормальный устав», который не успел рассмотреть и направить соединенное заседание Присутствия. Непригодность этого устава, на который до сих пор многие смотрят как на авторитетный труд и черпают из него определения, раскрыл нам известный профессор-канонист Бердников, обличая некоторых участников в увлечении финляндскими и лютеранскими приходскими порядками. Началась полемика, столь победоносно оконченная профессором Бердниковым.

По окончании работ Предсоборного Присутствия часто сменявшиеся обер-прокуроры, побуждаемые к тому Государственной Думой, создавали отдельные совещания и вырабатывали свои уставы. Их набралось четыре. Один из них просмотрен и поправлен Министерством юстиции. За это время народились новые взгляды и течения; явились сторонники превращения приходов в самоуправляющиеся земские единицы, и спор о церковном и приходском имуществе разделил верующих на два лагеря.

Наконец, либеральные политические течения, страхи о возможности отделения Церкви от государства и наступившая мировая война с ее неудачами для нас заставили Св. Синод, по настоянию прокурора Львова и одного из Владык, издать временные правила для приходов. Без всякой подготовки, отдавая приход народовластию, мирскому председателю, сторонники этого поспешного действия добивались, чтобы церковноприходские общины явочным порядком, по примеру гражданских общин, исхлопатывали себе права юридического лица и печатали такой призыв даже в газетах. Этот неудачнейший из всех уставов принес громадный вред, ибо он на этот раз, ввиду либерального угара, был с настойчивостью проведен в жизнь во многих приходах.

Вот какова подготовка приходского вопроса на местах. Я считаю, что работа пастырей в большем числе приходов повреждена, испорчена и надо несколько лет терпения, чтобы направить прихожан на правильный путь и избавиться от проведенных выборами неблагополучных и злонастроенных членов Совета.

При многих, весьма неблагоприятных обстоятельствах, приходится Церковному Собору взяться за составление Положения о приходе. Дай Бог, чтобы наша работа многих удовлетворила, но я в этом не уверен, имея пример в предыдущих уставах, и потому, что не знаю, в сущности, какие желания и требования у членов Собора. В приходской отдел записалось много, но работало в нем мало. Все ли мы одинаково понимаем, что значит возродить приходскую жизнь? Как надо ее возрождать? С чего и кому надо начинать? Путей и способов возрождения много.

Один из лучших деятелей по приходам священник Новгородской епархии отец Опацкий, идеалист и народник, поспешивший по окончании Духовной Академии не в городской приход, а в сельский, чтобы возродить духовную жизнь в населении, задался недостижимой целью — постепенно образовать себе соработников и сотрудников, путем привлечения к духовному просвещению и научению лучших прихожан, и начав свою работу не в целом приходе, а среди своих ближайших учеников. Я ему лет 10 назад предсказывал, что из этого ничего не выйдет, ибо избранный путь его слишком идеален, недостижим и приведет к обособлению части его прихода и к вражде остальных прихожан. И что же? Недавно встречаюсь здесь с ним на Соборе и узнаю от него, что он совершенно разочаровался в своем деле, бросил приход и сделался наблюдателем церковных школ.

Другой прекраснейший батюшка, начавший работу приходскую под моим руководством, сбился с истинного пути, как только я покинул епархию, потому что, не имея поддержки, он увлекся материальной стороной, благодаря которой можно было создавать товарищества, опытные поля, склады сельскохозяйственных машин, ремесленное училище, пожарную дружину и пр. Он уже возмечтал о защите своих пасомых в судах, о получении прав полицейско-административных для успеха разных своих хозяйственных предприятий и забыл о главной цели приходской жизни: спасении пасомых в жизнь вечную.

Итак, способов и путей возрождения приходской жизни весьма много, но чтобы понять и решить, как нужно ее возрождать и в чем должно состоять это возрождение, надо хорошо знать состояние современных приходов, их общие недостатки, ибо достоинства различны, смотря по пастырю, и действительное состояние народной веры, сердца и души.

В наше время приход представляет из себя организацию исключительно молитвенную. Пастырь объединяет прихожан в молитве, но так как молитва зависит не только от чистоты сердца, но и от научения и просвещения и русский народ как сказал кто-то, крещен, но не оглашен проповедью Евангельскою и многие лишены знания начатков веры и являются лишь исполнителями обрядов, то молитвенного единения с пастырями и между собой в храмах не происходит. Основная цель не достигается; остается разъединение, которое и вызвало стремление общее к возрождению приходской жизни.

Но русский народ в массе своей хранит священные традиции и благочестие, он обладает ревностью по вере, благоукрашает храмы, охотно посещает богослужения, утешается монастырскими уставами, паломничеством. Но нельзя сказать, чтобы в религиозно-нравственном отношении он был благополучен. Несомненно, он не имеет еще выработанного христианского и церковного мировоззрения и самосознания, слабо и мало знаком с церковным вероучением и нравоучением; мало понимает богослужение и всю глубину церковных Таинств. От того в нем много религиозных предрассудков, суеверий, обрядовая набожность уживается с грубыми пороками.

Сознавая многое, народ, духовенство и общество недовольны состоянием приходской жизни. Что же требуют миряне для возрождения своей деятельности? Выбора священнослужителей, распоряжения церковным имуществом, самоуправления и улучшения богослужения, проповеди. Но соответствуют ли эти требования задачам возрождения прихода?

При получении прав юридического лица, при организации представительства и при развитии хозяйственной, благотворительной и просветительной деятельности, конечно, проявится некоторая жизнедеятельность. Но она может быть очень далекой от задач духовного возрождения. Деятельность в вопросах материальных и просветительных нередко возбуждает разногласия, споры, зависть, гнев и вражду.

Жизнь в Церкви заключается в истинной и действительной любви к Богу, которая проявляется в молитве и в деятельности, вызываемой любовью к ближнему. Отсюда — задача Церкви, чрез возрождение и оживление духовно-благодатной жизни прихода, влить единение, братолюбие и все христианские чувства в семьи и раскрыть людям правду, истину Божию. Вопрос благоустройства прихода есть вопрос о духовной жизни его или о возбуждении, поддержании и возвышении этой духовной жизни.

Возродить приходскую жизнь, значит:

а) восстановить влияние Церкви на жизнь каждого христианина, а для того улучшить жизнь людей, искоренить дурные обычаи, утвердить веру, православное исповедание, воскресить любовь, единение и, в особенности, понятие об обязанностях христиан; восстановить семейные начала, повиновения детей родителям;

б) бороться с современными совращениями, нестроениями соединенными силами прихода.

Итак, сперва вера, а потом добрые дела.

Наш Приходский Устав есть изложение прав прихожан, установление внешнего порядка, а потому он мало может помочь делу внутреннего духовного возрождения; он как бы является правилом для устройства дел уже ожившей духом церковной общины. Следовательно, для жизненного воспринятия этого Устава нужна подготовка, без которой неизбежна неудача, потрясение и извращение. Мы и так до крайности сократились и если не перейдем на строго православное, духовное делание и ограничимся улучшением одних внешних порядков, то быстро очутимся в реформации. В чем же должна состоять подготовка? Кто обязан начать эту подготовку?

Если церковная основа (единица) — епархия, то ясно, что начать может только один епископ. Это видно еще из того, что только епископ может объединить пастырей между собой (как родители детей в своей семье) и с прихожанами. Без епископа это единение невозможно. Свидетельствую по опыту, что если епископ не проникнется идеей возрождения приходов, не будет сам беседовать с пастырями отдельно, а потом вместе с ними и с пасомыми, не будет давать практических указаний, объезжать с этой целью города, фабричные и промышленные центры и села, не станет переписываться с недоумевающими священниками, не будет печатать свои наставления и указания в епархиальном органе, не изберет два-три прихода с энергичными и убежденными пастырями для ближайшего своего руководства, то приходскою возрождение не произойдет и все усилия духовенства не достигнут свою целей.

С чего должен начать пастырь?

Ни в коем случае нельзя начать возрождения с выбора Приходского Совета. Это значило бы наверное потерпеть неудачу. Пастырь должен начать с еженедельных и возможно более частых бесед — о вере, о Церкви, церковной жизни, что вне Церкви нет никому спасения. В народе не существует понимания, что есть Церковь, тело Христовой Церкви. Посему нельзя никому спастись в своем углу, в одинокой духовной жизни, при мирских работах и попечениях. Надо это ясно понимать, чтобы не избегать церковной жизни, союза верующих. Далее следует выяснить значение церковной молитвы пред домашней и научить этой молитве свою паству. Она у нас потеряна, про существующем разъединении пастырей с прихожанами. Большинство ходит молиться в храм, ища и создавая себе домашнюю обстановку, скрываясь в укромном месте, вблизи любимой иконы, вовсе не участвуя в богослужении и не соблюдая времени для возношения своих прошений к Богу, по содержанию Божественной литургии. Все молятся отдельно, молитвой о себе и своих близких, а не молитвами предстателя пред престолом Божиим, не молитвами пастыря, совершителя Таинств, а собственной молитвой. Пастыри невольно отвыкают от молитв за стоящих за ними в храме, ибо редко кто их них обращается к ним за молитвенным предстательством и также являются совершить литургии озабоченными более о себе, чем о пасомых. Никогда не сговариваются теперь в приходах об одновременной молитве за богослужениями за членов своей церковной общины, за нуждающихся в молитвенной помощи, в виду отечественных или общественных испытаний и скорбей. А церковная молитва может при объединении прихожан совершить чудеса!

Однако научить одновременно всех прихожан необходимому и развить духовно или одухотворить — невозможно. Поэтому, подлежит начать образования кружка ревнителей благочестия или миссионерского и заниматься с ним отдельно, подготовляя себе будущих помощников и членов Совета.

Только после известной подготовки всего прихода можно приступить к выбору Приходского Совета и к распределению между ними обязанностей.

Все мною изложенное говорит о необходимости придать к Уставу о приходе введение или вступление, в котором было бы изложено, как приступить к духовному возрождению и к подготовительным действиям, для воспринятия Устава приходского. И я вношу предложение о составлении комиссии из епископов и пастырей для написания этого введения.

Переходя к самому Уставу, я полагаю, что нам следует помнить, что:

а) он пишется для многих миллионов простого русского народа и надо, чтобы в нем не было мудреных и непонятных слов. Членов Собора — жителей сел — нужно просить указывать, какие слова им будут непонятны, ибо иностранные слова всегда возможно заменить русскими;

б) при особенностях нашего народа и теперешнем его настроении опасно говорить о правах больше, чем об обязанностях;

в) Устав не должен быть громоздким, обширным, но это весьма трудно соблюсти составителям, желающим, естественно, все разъяснить народу в подробности и научить его, ибо он еще весьма не сведущ во многом. Членам же Собора это легче сделать при обсуждении каждого параграфа Устава и желательно, насколько мыслимо, сократить это Положение о приходе;

г) необходимо преподать в Уставе одни основы, дабы отнюдь не стеснять инициативу и творчество Приходских Советов и духовенства в соответствии с местными условиями.

Есть еще одна сторона этого Устава, которая заслуживает особого внимания. Вы знаете, отцы и братие, что я не сочувствую той настойчивости, с которою проведена теория о соборности во все степени и отрасли церковного управления, по аналогии. Если Поместный Собор, как законодательное учреждение, имеет исполнительным органом Синод, то никак нельзя, по аналогии, чтобы Епархиальное Собрание было высшим органом управления и имело исполнительным органом Епархиальный Совет. Ошибочность этого соборного постановления скажется весьма скоро. Но и в Приходском Уставе проведена та же мысль. Приходскому Собранию придали первенствующее значение не только в решении вопросов, но и в созидательной, творческой и деловой работе. Это немыслимо, ибо известно, как трудно созывать приходские собрания и многого ли можно добиться от этих собраний; дай Бог сговорить прихожан и выяснить их желание, а не то чтобы они вникли во все подробности и выработали свой план действий. Несомненно, весь труд в селах ложится целиком на Приходский Совет, на избранных лучших людей, и так подобает распределить обязанности Приходских Собрания и Советов в нашем Уставе.

23. А. В. Васильев. Я хочу сделать несколько общих замечаний относительно предложенного «Положения о благоустроении прихода». Уже Высокопреосвященный Серафим затронул то, что я хочу сказать. Внесенное на рассмотрение Собора Положение доказывает, как трудно не только отдельным лицам, но и такому почтенному учреждению, как Отдел Церковного Собора отстать от дурной привычки небрежно относиться к родному слову. Несмотря на то, что, вырабатывал это Положение, которое должно быть руководящим и для сельской России, необходимо было приложить особенное старание к тому, чтобы написать его по-русски, ясным для всех языком, оно пересыпано иностранным словами без всякой нужды. При постатейном его рассмотрении я буду вносить в него поправки, но чтобы показать, до каких нелепостей доходит здесь дело, приведу пример 15 статьи. В ней более 30 раз употребляются иностранные слова. В начале статьи вместо того, чтобы просто и ясно сказать, «при освобождении церковно-служительского места», сказано «при освобождении вакансии». Но ведь это чепуха! Vacuus — пустой, вакансия — пустое место. Как можно говорить об освобождении пустого места? Далее. «Выходом за штат». Как может освободиться место «за выходом за штат»? Штат — искаженное слово status, заимствованное из немецкого языка. И что значит «выход за штат»? Не проще ли сказать — «выход в отставку» или «увольнение на покой»? За штатом остаются служащие тогда, когда сокращается штат, но тогда никакого места не освобождается. Не лучше ли обходиться без чужих, часто не дающих определенного понятия слов? Нам кажется это особенно обязательным для церковного законодательства. Напомню предложение Н. B. Гоголя обращаться честно с родным языком. Надо просить всех, принимающих участие в законодательной работе, чтобы не засоряли законодательного языка иностранщиной.

24. Священник А. Г. Альбицкий. Священный Собор! Мечта много лиц, как духовных, так и светских, о создании организованного прихода только в настоящее время, при неблагоприятной обстановке, как церковной, так и гражданской, начинает осуществляться. Поэтому опасения предшествующего оратора, которые он высказал о проведении Приходского Устава в жизнь, правильны, потому что Церковь находится в неблагоприятной обстановке. Будь приход, Церковь не очутилась бы в таком положении. Будь приход, ни наши школы, ни храмы, ни пастырство не подверглись бы тому, чему они теперь подвергаются, потому что за ним стояли бы прихожане. В настоящее время, когда только организуется приход, и то уже Собору пришлось обращаться к Приходским Советам, в них Собор находит и помощь, и защиту от нападений со стороны власти. В параграфе 1 читаем: «Приходом в Православной Церкви называется общество православных христиан, состоящее из клира и мирян, пребывающее на определенной местности и объединенное при храме, составляющее часть епархии, находящееся в канонических отношениях к своему епархиальному епископу, под руководством поставленного последним священника-настоятеля». Здесь и священник, и прихожане находятся в канонических отношениях к епископу. В настоящее время инициатором, руководителем в приходе является священник, он устраивает храм, все на нем лежит, от его успеха, от его ума и воли зависит состояние храма и прихода. Отсюда и выражение — «каков поп, таков и приход». В своей деятельности он был доселе одинок. Теперь же дается право принять участие в деятельности, которую нес священник, и прихожанам. В параграфе 2 читаем: «… содействовали друг другу в достижении спасения чрез добрую жизнь, дела христианского благотворения и просвещения и имели попечение о нуждах Церкви, храма и прихода с его учреждениями». Параграф 26: «Каждый прихожанин содействует благосостоянию своего прихода в религиозно-нравственном и других отношениях». Параграф 33: «Совместное участие клира и прихожан в управлении приходскими делами осуществляется чрез Приходское Собрание и Приходский Совет». Далее идет речь об обязанностях прихожан заботиться о приходской библиотеке, о просвещении. Во всем этой помогают священнику прихожане.

В этом разница между современным положением и тем, что будет, когда проект будет рассмотрен и проведен в жизнь. Но Положение о приходе вызывает много опасений. Поэтому, когда Государственная Дума высказывала требование, чтобы проект о приходе был внесен, его то вносили, то брали обратно, то вновь вносили в весьма несовершенном виде. Но и проекту в таком виде Государственная Дума была рада, ибо думала, что это создаст основную ячейку приходской жизни. Но к этому пожеланию не хотели присоединиться обер-прокуроры. Им то, что теперь считается приемлемым, казалось актом чуть ли не революционным. Когда в 1916 году в Комиссии по делам Православной Церкви рассматривался параграф 7 Устава о приходе, о выборном начале духовенства, и говорилось лишь о рекомендации прихожанами пред епископом, это уже вызывало какое-то недоумение, какое-то революционное опасение. Когда Комиссия рассматривала вопрос о самообложении прихожан, то товарищ обер-прокурора ончаковский* (* фамилию не разобрать) заявил: «Если сделаете самообложение, то прихожане от вас уйдут». Законопроект о приходе больше не появлялся в Комиссии по делам Церкви. Но в настоящее время дается более того, что думала Государственная Дума. Наш народ никогда равнодушно к Церкви не относился, он столько не занимался государственными делами, сколько церковными. Поэтому он так или иначе вмешивался в поставление священника и в устроение храма. Но если у наших прихожан было желание заниматься церковными делами, то естественно было это желание осуществить законодательным путем. Если наши епископы уступали ходатайству двyx-трех лиц из прихожан при поставлении священника, то нужно провести законодательным путем, чтобы прихожане имели право просить священника, но не уступать двум-трем лицам. Бог знает кем посланный. Поэтому я приветствую прохождение Устава о приходе в настоящем собрании. Его нужно бы давно осуществить, его нужно было осуществить в самой начале наших заседаний, нужно было сначала фундамент построить, а потом возводить само здание, было бы выгоднее в практическом отношении, если бы мы это сделали ранее, а не теперь.

25. Протоиерей Т. П. Теодорович. Многие из моих мыслей выражены Высокопреосвященным Серафимом, большим тружеником по приходу. Вопросы о приходе так близки мне, так всегда тревожили мою душу, что я положительно не могу не сказать несколько слов, хотя Собору и дорого время. Со многими мыслями архиепископа Серафима я согласен, но не согласен с тем пессимизмом, который звучал в его принципиальной речи. Я твердо верю в возрождение церковной жизни через приходы, и потому сегодня для меня большой день, и этот день тем более кажется для меня знаменательным, что он совпадает с памятным для России 19 февраля. Осеняя себя крестным знамением, я говорю слава Богу, что мы приступим сегодня к соборному обсуждение важнейшего вопроса русской церковной жизни. Правда, попытки подойти к разрешению вопроса о приходе были с 1905 года, но попытки слабые, неуверенные и потому с незначительными результатами. Ведь и сверху и снизу не верили в силу и значение приходского единения, да и весь казенный строй нашей жизни далеко не благоприятствовал ему. И как будто надо было, чтобы грянул гром бедствий и нестроений церковных, и тогда пред нами открылась необходимость того, что ясно не сознавали ранее. Без устроения прихода на предлагаемых нам общественных условиях — нет выхода в захватившей нас буре и грозе, нет спасения. И в самом деле, где теперь может найти себе приют, утешение и ободрение истерзанная русская душа, как ни в храме, в живом приходском единении. И это сознание в последние дни уже захватывает всех. И действительно, о чем бы мы ни говорили, о чем бы мы ни думали, начиная с устроения Высшего Церковного Управления, какие бы невзгоды ни постигли нас, куда устремляется наше внимание, как не туда в глубь, к приходским ячейкам церковно-народной жизни, где верный источник нашего церковного возрождения и даже материального для Церкви обеспечения. И если мы не наполним эти ячейки должным содержанием, если мы их не одухотворим, то и весь организм церковный будет мертвым. Я глубоко убежден, что приход в предлагаемых рамках может быть устроен и создавать его надо незамедлительно. Медлить здесь, как предлагал Высокопреосвященный Серафим, я считаю невозможным, и нет более подходящего для того времени, чем настоящее. Вся жизнь в расстройстве, «новые» начала жизни не оправдали надежд, чувствуется бессилие материальных принципов жизни, народ, растерянно озираясь, уже ищет чего-то более надежного, более чистого и прочного. В этих ожиданиях и исканиях есть благоприятная почва для приходского делания. Однако, есть некоторое опасение в том, как бы наша работа по устройству приходской жизни не получила известной одностоpoнности. Я разумению возможность некоторого увлечения хозяйственной стороной приходской жизни.

Не отрицая всей важности хозяйственной стороны приходского устроения, особенно в настоящее время, чрезвычайно важным представляется обращение особенного мнения на религиозно-нравственную сторону приходской жизни, выражающей главное назначение прихода — спасение людей. В связи с этим мне представляется необходимым отметить в Уставе особенное значение пастыря в приходе как лица иерархического, как совершителя Таинств, как молитвенника за свой приход, который должен быть живой душой своего народа, своей паствы, ее вдохновителем и духовным руководителем. Это отчасти уже сделано в предлагаемом Уставе, именно в статьях о председателе Приходского Собрания и Совета. Было бы полезно во введении к Уставу сему ярче указать на значение пастыря в приходе. Но приход в самых лучших условиях своею развития сам по себе не может жить полной жизнью, составляя только незначительную часть епархии, возглавляемой епископом. Этим устраняется возможность какой-либо обособленности прихода и наоборот требуется самая тесная связь с епархией и епископом, полномочия которого являются источником облагодатствования для всей церковной паствы и пастыря, который должен видеть в лице своего епископа отца-друга, с которым бы его связывали не официальные отношения, но отечески-сыновние отношения с возможностью всегда, во всякое время и всяким способом найти в епископе совет, утешение и утверждение. При таком понимании задач прихода я не могу согласиться с мнением архиепископа Серафима, что сейчас еще не время начинать устроение прихода, что надо прежде подготовить людей. Я уверен, что в каждом приходе имеется хотя бы небольшой кружок преданных Церкви людей. Из них легко создать Приходский Совет, который во главе со своим пастырем будет тем маленьким очагом, который будет привлекать к себе людей своим теплом и светом. Медлить нельзя, ибо грянувший гром уже пробудил народное сознание в необходимости церковного единения. Свою речь я закончу обращением к себе, предостережением пастырю. Гром грянул и для нас. Какое высокое значение, какая трудная и ответственная работа открывается для пастыря, обязанного быть живой душой своего народа. Но если мы не поднимемся на должную высоту сами, не зажжемся апостольской ревностью, тогда не будет живой души в приходе, не будет церковной жизни, не будет приходскою обновления, ибо жизнь зажигается от жизни. В надежде я прошу Священный Собор приступить к обсуждению предлагаемого Отделом проекта о приходе.

26. Т. Г. Суринов. Ваше Высокопреосвященство, отцы и братие. Пред нами доклад о благоустроении прихода, и мы ведем общие рассуждения по этому докладу.

Мне жалко драгоценного времени, но услыхав в речи Высокопреосвященного Серафима боязнь за приход и недоверие к этому проекту, я должен сказать, что страхи и опасения напрасны. В Отделе доклад был обсужден всесторонне и весьма подробно. И мне представляется, что этот проект по своему значению похож на Манифест Александра II об освобождении крестьян. Как тогда закон издан был после надлежащей поддержки и был выслушан народом на коленях, так и теперь проект, тщательно разработанный, должен быть принят с радостью. Он несет освобождение церковной жизни. Он ведет к тому, чтобы мы, миряне, объединились в совместной, дорогой для нас работе на благо Церкви с нашими архипастырями и пастырями. Этот проект примирит и объединит всех православных христиан, они не будут больше теми блуждающими овцами, какими они были до сих пор.

Доселе поле церковной деятельности для пастырей было широко. А до чего довели?… А все потому, что управляли одни. Разве в этом проекте есть что-нибудь такое, что указывало бы, что прихожане посягают на права архипастырей и духовенства? Нет, мы не хотим этого, мы боимся того, чтобы идти против пастырей. Мы идем только для того, чтобы вместе с ними работать на благо Церкви.

Здесь говорили, что батюшки должны стоять во главе всего, что без них ничего не может быть сделано. Но, простите, батюшки сами, быть может, не начнут действовать, нужно и полезно, чтобы при них были члены Приходского Совета, которые двинут дело.

Проект этот о приходе нужно принять, разве маленькие какие нужно внести поправки, например, по части уничтожения иностранных слов. Да и без этого даже можно бы обойтись. Теперь всякий знает, что значит уйти за штат, всякий понимает, что такое вакансия. Товарищ встал со своего места, мне можно сесть на его место — вот и вакансия! (Смех).

Доклад нужно принять, и пусть архипастыри не боятся того, что мы хотим узурпировать их власть.

27. А. И. Надеждин. Нужно дорожить временем. Пора прекратить общие рассуждения о докладе и перейти к постатейному чтению. Общие рассуждения могут продолжаться очень долго. Весь нынешний день, пожалуй, на них уйдет и следующий еще придется прихватить. А ведь у нас есть важные дела. Я предлагаю прекратить общие рассуждения по докладу.

28. Г. А. Чайкин. Когда я несколько минут тому назад получил в руки этот доклад о благоустроении прихода и лишь бегло его просмотрел, то невольно задал себе вопрос: какое практическое значение он будет иметь, как воплотится в действительной жизни народной? Ведь вопрос о благоустроении прихода — это центральный жизненный нерв всей соборной работы и в переводе на Евангельский язык это есть вопрос о духовном возрождении нашей жизни, о преображении «языческой стихии», прикрытой пеленами Православия, в «естество Христово». Это значит, что «вертепы разбойников и грабителей», какими являют себя наши православные приходы во множестве и множестве, должны преобразиться в живые храмы Божии и по существу возрасти «в жилище Божие духом». Но что же, есть ли у нас твердые основания того, что с получением этих 120 правил о благоустроении прихода наша безобразно распущенная приходская жизнь действительно преобразится и стихия языческая просветится лучами веры Христовой? Я спрашиваю, преобразится ли от проведения этого доклада жизнь приходская масса в селе З., где, как мне передавали, священник вышел говорить проповедь на Рождество Христово и лишь промолвил, что пророк Исаия предсказал о рождении Спасителя от Девы, как вся церковь, старые и малые, вскричали: «Довольно, замолчи! Лжецы попы!». Я спрашиваю себя, одухотворится ли приходская жизнь в городе Т., где отличные пастыри с утра до ночи служат, совершают требы, учат в школах, не имеют свободной минуты для широкой народной катехизации, а наряду с ними работает прекрасно организованная лондонская миссия баптистов, усеет город афишам о проповеди, а затем снимает театр и залы для живой проповеди?

Я не верю, чтобы по этим правилам действительно преобразилась наша темная и страшная приходская жизнь. Я испытываю при получении этого доклада то же самое чувство, какое испытывает юноша, которому обещали ко дню именин преподнести драгоценный подарок. Он ждал его, радостно схватил подарок, развернул его, раскрыл футляр, но увы… футляр оказался пустым. Таким же пустым футляром кажется мне и данный доклад, плод, быть может, долгой и почтенной юридической работы отвлеченных книжных умов, но, увы, далеко стоящих от быстро несущейся и скачущей жизни народной.

Пробегая параграф за параграфом, я наталкиваюсь на удивительную компиляцию, на сочетание вещей и предметов прямо несовместимых. Возьмите хоть бы 47 параграф, буква «в»: «Образование миссионерских кружков и братств, создание просветительных кружков и учреждений, кружка для уборки храмов и взаимопомощи, пожарной дружины, кооперативов». Простите за сравнение, быть может, грубое, но оно невольно напрашивается. Здесь, в московских трактирах пользуется большой популярностью «извозчичья солянка» — это кушанье, где в одну кучу свалены и куски ароматного ананаса из дорогих ресторанов, и черный лук с капустой. Вот такой «солянкой» и является данный параграф. Оценивая данный доклад по существу, я совершенно не вижу в нем выяснения основных принципов и идеологии, которая должна лежать в основе приходского благоустроения, наоборот, замечаю уклоны в сторону тех демократических начал, которые уместны, быть может, в области строительства гражданского, но каким не может быть места в области строительства церковного. В проекте все говорит о «правах», но, думается, христианину в области церковного возрождения всего меньше нужно помнить о правах, а помнить главное — свои обязанности нравственные. Нужно осознать свои обязанности, а потом говорить и о правах. В выборе пастырей народ сознательно и намеренно толкается на путь баллотировки шарами. Но вокруг нас вся Русь только и делает, что баллотируется, и до какого ужаса мы добаллотировались. Разве баллотировались пресвитеры, поставляемые Павлом и Варнавою по всем городам? Да и большинство шаров, которыми определяется «голос народный», не есть истина. В итоге — личность затушевывается и бледнеет, а, между тем, живая творческая личность, просветленная и одухотворенная благодатною силою, несравненно больше значит в Православии, чем десятки тысяч мертвых душою христиан, которые только носят православную вывеску, да кричат о своих правах. И разве можно удовлетвориться тем признаком, по которому на основании этого доклада будут определяться истинные прихожане Православной Церкви?

Возьмите параграф 21: «Прихожанами считаются все живущие не менее одного года в пределах прихода лица православного исповедания и их семейства, записанные в приходскую книгу». Да позвольте! Разве здесь указан существенный признак, по которому я могу быть прихожанином? До сих пор у нас считалось в официальных церковных кругах признаком члена прихода запись в метрическую книгу. Но мы знали, что это не то, что принадлежать к Церкви, значит носить в себе дух Христов. Но вот опять остается только ярлык, только православная пломба, под которой легко и свободно может уживаться непросветленное естество языческое. Итак, данный доклад, плод почтенной юридической работы, в практической оценке жизненной является мертвым скелетом, в котором нет духа живого. Отсюда прав архиепископ Серафим, когда говорит о необходимости предварить этот остов, который должен быть одухотворен соборным умом, введением, где ярко и сжато были бы выяснены те духовно-идейные основы, без коих всуе говорить о возрождении приходов. Всякое возрождение начинается с покаяния. И мы свой призыв к возрождению приходов должны начать с сознания своего нравственного банкротства. Долго усыпляли мы себя мечтами об исключительной богоносности русского народа; имеем магистерскую диссертацию, уверяющую нас, что нравственная жизнь русского народа растет, так как в 1855 году русский человек тратил на религиозно-просветительные нужды 9,5 копеек, а в 1881 году стал тратить уже 19,5 копеек. Но тот кошмар, кровавая пляска православной массы на груди умирающей Родины, те богохульства и ругань, какими наполнилась наша земля, говорят нам красноречивее лучших ораторов, что мы, православные люди, нравственно обанкротились. Вспомним правоту слов арх. Никанора: «Русский народ не любит веры своей, а не любит все потому, что не знает ее, а не знает ее потому, что его не учат истинам веры. В деле религиозного просвещения русский народ отстал от католиков, мусульман, магометан, евреев. Все они знают веру свою, в одной только русской православной вере можно родиться и умереть, не зная и не изучая веры своей». И что удивительного, что даже язычники боятся и чураются нас? Вслушайтесь в донесения сибирских миссионеров. Они полны ужаса и трагизма. Буддисты Сибири, которые ожидали прихода православных христиан, веря, что те принесут им свет и радость христианской жизни, с ужасом отшатнулись от нас, как от заразы и чумы. Да и что удивительного в этом? У нас есть оптимистическая «статистика магистерская», удостоенная ученой степени и рисующая рост нравственной жизни русского народа. Но вот вам и статистики, хотя и без ученых пломб, но снятые с действительной жизни.

В «Правительственном вестнике» за 1 января 1898 года приводится анкета, где видно, что всех книжных складов, киосков и т.п. у нас было 2687. Таким образом, одно место книжной продажи приходилось на 46000 жителей, а одно место продажи «казенного пития» — на 1000. Одно книжное место — на 46 кабаков. А если спросите, на сколько же жителей приходится место, где можно купить Слово Божие, то получите ужасающий ответ — на 200000 человек. Одно место Слова Божия — на 200 кабаков!

Это статистика одна. А другая — выводимая из нее. Ни в одном народе мира нет такого загула, матерщины, не совершается столько краж, убийств и насилий, как у православного народа русского!…

Вот и судите теперь, возродится ли такой народ от этих 120 правил, которые мы ему преподносим и в коих тщетно будет искать выявления тех внутренних путей, на коих только и возможно возрождение наше. И я, обычно молчавший, вышел сейчас поведать вам тяжкую думу свою. А дума эта — боязнь моя искренняя, что от этого футляра православный приход ничуть не возродится, а жизнь прихода, как была мертва и тяжка, так и останется мертвою впредь!

(Голоса: Правильно, правильно! Неверно!)

29. Председательствующий. Поступило заявление за подписью 30 лиц о прекращении записи ораторов. Ставлю это предложение на голосование. Несогласные встают.

30. ПОСТАНОВЛЕНО: запись ораторов прекратить.

31. В 12 часов дня объявляется перерыв заседания.

32. Заседание возобновляется в 12 часов 25 минут дня.

33. Председательствующий. Заседание Собора возобновляется. Прошу занять места. Будут заслушаны текущие дела.

34. Секретарь. Докладываются к сведению Собора следующие заявления:

1) члена Собора епископа Томского и Алтайского Анатолия; 2) заявление Рузского Отдела Союза защиты прав Церкви и ее членов на имя Святейшего Патриарха Тихона.

35. ПОСТАНОВЛЕНО: принять к сведению.

36. Председательствующий. Продолжается обсуждение доклада Отдела о благоустроении прихода. Слово принадлежит члену Собора священнику М. Ф. Марину.

37. Священник М. Ф. Марин. При чтении каждого нового устава прежде всего возникает мысль о том, как он проникает в жизнь. Мало писать уставы, надобно их исполнять. Много было у нас всяких уставов, которые оказывались только на бумаге, и нет достаточной гарантии, что и этот не станет лишь мертвою буквою, если не будет между нами единения, не будет живых людей, которые бы взялись за его осуществление. Каким же образом достигнуть того, чтобы предложенный Устав вступил на путь оживления приходской жизни? Высокопреосвященный Серафим справедливо указал, что невозможно достигнуть нам этого без руководственной помощи и указаний епископа. У нас нет на это достаточных сил. Есть горячее желание широкой деятельности, но было все же нередко торможение. У нас, говорю, нет организации, нет объединения. Пока среди нас не будет объединения, всякий устав будет оставаться мертвой буквой. Мы являемся первыми ласточками на местах, которые, как известно, весны не делают.

38. П. И. Астров. Я полагаю, что Собор может и должен перейти к постатейному чтению доклада Отдела о благоустроении прихода. Но он должен сделать это с предварительной оговоркой, что этот доклад несомненно односторонен. Он не дает полного определения прихода, а говорит лишь об юридической стороне приходской
Жизни. Вне поля зрения доклада осталась обширная духовная сторона приходской жизни. Я предлагаю поэтому, чтобы Отдел о благоустроении прихода, совместно с Отделом о церковной дисциплине, выработал положения о духовной деятельности в приходе и внес свои положения на Священный Собор ко времени окончания обсуждения вопросов о юридической стороне приходской жизни.

Я выскажу следующую формулу перехода к постатейному чтению доклада Отдела о благоустроении прихода: «Переходя к постатейному чтению доклада, Собор поручает Отделу о приходе совместно с Отделом о церковной дисциплине выработать предложения о поднятии в приходах духа молитвы и о направлении духовной жизни прихожан в согласие с велениями Церкви и предложения эти внести на заседание Собора ко времени окончания постатейного чтения рассматриваемого доклада».

(Голоса: Правильно!)

39. В. В. Градусов. Богомудрые святители, отцы и братие! Мы имеем духовное решение участвовать в работе Собора, которого Церковь ждала более 200 лет, и все же не становимся на высоту этого института. Мы убеждаемся, что Собор не имеет того значения, той популярности, которая принадлежала Соборам прежних времен. Это происходит от того, что у нас уже 7 месяцев работает Собор, но нет соборности, хотя все мы исповедуем Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. Я приветствую и вполне согласен с тем, что сказал мой брат во Христе Суринов, но прошу не забывать и тех мудрых слов, которые сказал Высокопреосвященный Серафим: «Нельзя забывать того, что Церковь есть не простое собрание, а собрание верующих». Кто же войдет в это понятие Церкви вообще и прихода в частности? Мы должны здесь твердо установить понятие о том, кто должны быть членами приходской семьи, членами Тела Христова, нам не следует ограничиваться тем, что это должны быть люди, живущие поблизости храма не менее года. Я вышел сюда после того, что говорил мой брат Суринов, и для того, чтобы сказать, что под именем прихожан у нас должны мыслиться не те, которые только живут в приходе, а те лица, которые действительно исполняют минимум того, что требуется от православного христианина в смысле совершения Таинств, и которые реально активно являют себя членами Церкви. Иначе от введения Устава можно получить не только пользу, но и вред: нельзя вести поход против Церкви с пулеметами, но враги Церкви могут войти в приходскую жизнь под видом прихожан. Мне приходилось слышать, как люди умные, но инакомыслящие, учитывая это обстоятельство, говорили: «Да мы в качестве прихожан войдем в вашу приходскую жизнь, создадим там большинство и переделаем там все по-своему». Здесь часто приходится слышать о 15 миллионах верующих, но неужели все эти Иваны и Петры, которые только числятся православными, являются действительно верующими православными людьми? Мы должны будем ввести строгую церковную дисциплину и держаться ее, ибо без этого невозможно будет преуспевать. Приход немыслим без прихожан, но они должны быть не мертвыми, а живыми членами тела церковного, действительными сотрудниками, а не врагами Церкви. Я призываю вас как можно строже отнестись к этому понятию «прихожане», которое нам необходимо здесь твердо установить.

40. В.Г.Рубцов. Отцы и братие! Мне немного странным показалось будто ряды наши стали так редки на Святой Руси! Но это неправда и ошибочно. Когда увидели, что злая сила обрушилась на Церковь, когда поднялось гонение на Церковь, пастырей и архипастырей, то к кому же обратились? К нам же, мирянам, нам сказам защитите нас, и мы защищаем. Здесь все говорили, что православная Русь обратилась в какую-то полуязыческую, и это говорил человек, работающий на поприще просвещения народа, которого он не знает! А 28 января? Кто вышел на защиту Церкви, как не народная масса? Стоило только позвать, и пошли тысячи народа! И этот народ называют полуяэыческим! Нестыдно ли говорить так о простом народе? Народ никогда Христа не оставит! Не о количестве верующих нам надо рассуждать: Господь даст людей не сильных количеством, но крепких духом и Сам упасет Свое стадо. Когда еврейский народ, водимый Богом под начальством Иисуса Навина, начал колебаться, то Навин сказал: «Пусть действует каждый так, как хочет, а я буду служить Господу». Так и русский человек: когда его позвали к Кремлю, он пошел, не убоявшись грозивших, быть может, страданий и даже смерти. Не увлекайтесь, говоря о простом народе, что он не жив, а мертв, и не закрывайте глаз. Где работа тех, которые говорили, что 12 лет работают для просвещения народа? Это — одни слова! Я скажу, что когда верую в Бога…

(Шум на местах. Возгласы: Нельзя касаться личностей!)

41. Председательствующий. Работа измеряется не годами, а качеством ее. Прошу Вас не вдаваться в критику, а держаться ближе к делу.

42. В. Г. Рубцов. Я извиняюсь. Прихожане доселе могли только пойти в храм и помолиться, более их ни о чем не спрашивали. Мы не верим один другому: не было единения, не было и доверия. Необходимо, чтобы Отдел коснулся всех сторон приходской жизни, чтобы заинтересовать прихожан и вдвинуть жизнь в правильное русло. Теперь, когда будет говорить Священный Собор, имеющий всю полноту церковной власти, мы, миряне, не явимся теми сухими костями, о которых говорит пророк Иезекииль. А ведь как может собрать овец пастырь, когда у него есть любовь! Обратите ваше внимание на то, каким приходом был Кронштадт, когда в нем был отец Иоанн Кронштадтский; к нему, отцу Иоанну, со всех отдаленных уголков тянулись люди, как к светлому маяку и путеводной звезде. Надо, чтобы в каждом приходе была такая путеводная звезда. Нашим пастырям нужно зажечь в сердце огонь и собрать около себя верующих.

43. Архимандрит Матфей. Архипастыри, отцы и братие! Проект, предложенный нашему вниманию, мне напоминает не более и не менее как те кости, о которых говорит пророк Иезекииль, кости, разбросанные по всему лицу Земли Русской, но нет того животворящего Духа, о котором говорится у пророка. Здесь говорили, что следует поскорее перейти к постатейному обсуждению предложенного проекта. Перейти, конечно, нужно, но я опасаюсь, что при скорости мы можем ввести в состав прихода людей, которые могут бросать упреки своим архипастырям. Мы слышали здесь речи, которые недостойны ни этого высокого места, ни звания христианина. Что это за пасомый, который бросает здесь упреки своему архипастырю, совершенно не замечая его деятельности и за 12 лет не наблюдая его успехов. Я предлагаю принять предложение Высокопреосвященного Серафима, чтобы между нами не было таких христиан, которые, забывая заветы любви Христовой, позволяют себе здесь публично выступать против своего архипастыря.

(Голоса с мест: Правильно!)

44. Председательствующий. Список ораторов исчерпан. Слово принадлежит докладчику Н. Д. Кузнецову.

45. Н. Д. Кузнецов. Для достижения в каждом деле хороших результатов нужно при начале ясно сознавать его цель и условия, среди которых оно должно осуществляться. Выслушанные общие речи по поводу доклада Отдела об устройстве прихода внушают опасение, что далеко не все члены Собора одинаково представляют себе задачу Приходского Устава, и потому обсуждение его будет сопровождаться разными лишними недоумениями и спорами, которые могут отразиться на содержании его статей. Многие члены Собора, занимаясь рассмотрением проекта Устава, по-видимому, мечтают, что они должны зажечь через него веру в душах прихожан и возбудить в них христианский дух. Особенно ярко подобные отношения к Уставу обнаружил Г. А. Чайкин. Он разъяснял нам великое значение творческой, просвещенной благодатной силой личности сравнительно с десятками тысяч мертвых душою христиан. Прихожанином, по его мнению, нужно считать лишь человека, имеющего в себе дух Христов, а предлагаемый Отделом Устав есть скелет без живого духа или, по выражению архимандрита Матфея, без животворящего духа, и потому Устав не способен преобразовать приходскую жизнь. В отношении к Уставу г. Чайкин сравнивает себя с юношей, которому обещали в день именин подарить драгоценный подарок. Юноша так ждал его, а когда раскрыл футляр, в котором, как он надеялся, лежит драгоценная вещь, то футляр оказался пустым.

Но Отдел никому не давал обещания возродить своим Уставом внутреннюю христианскую жизнь в прихожанах. Он имел в виду, что в душе большинства русского народа еще хранится та драгоценность, которая называется Евангельской жемчужиной, и стремился сделать для лучшего хранения этой жемчужины более соответствующий ее свойствам футляр. И только мечтательные юноши, малоопытные в деле законодательства, могут надеяться, что через введение в России Устава будет вложена в души людей Евангельская жемчужина, если они ее не имеют, и что люди, исполняя только Приходский Устав, обратятся через это в настоящих христиан. Устав есть не более, как одна из форм церковно-общественной жизни. Он нормирует взаимоотношения членов прихода, устанавливает для них известные права и обязанности, очерчивает круг возможной христианской действительности в интересах общественных и указывает для этого те или другие формы. Основанием Устава служит признание факта существования в России православных христиан, хотя и с разной степенью развития духовной жизни. Если таковых в России нет, то, конечно, нечего тратить время на составление и обсуждение Приходского Устава. Устав уже подразумевает, что в людях живет дух Христов. Основываясь на этом, Устав лишь даст соответствующие нормы для проявления этого духа. Еще в 1906 году, во время работ Предсоборного Присутствия, противники реформы прихода старались уверить, что все дело в возбуждении религиозного духа в народе, а из создания новых форм приходской жизни ничего не выйдет.

Этим аргументом они пользовались почти до самого последнего времени и всячески задерживали дело реформы прихода. И только когда повалился весь прежний государственный строй, поколебав и связанные с ним русские церковно-бюрократические порядки и взгляды, сама жизнь уже потребовала немедленно заняться вопросом о приходе. Поэтому еще в 1906 году мне и другим пришлось защищать дело реформы прихода от поглощения ее стремлением влить в душу русского народа высокий христианский дух, которое, судя по речам многих членов Собора, указывающих на низкий уровень нравственно-религиозной жизни народа, до сих пор так и не осуществилось.

По этому поводу в своем докладе IV Отделу Предвыборного Присутствия по вопросу о приходе я обращал внимание, что вопрос о преобразовании прихода заключает в себе к сторону более внешнюю, которая предназначена для обнаружения духа. Ею-то и могло заниматься Предсоборное Присутствие в надежде, что епископы, духовенство и способные к этому миряне приложат усилие и к возбуждению духа в новых формах. Ведь нельзя же забывать, что в пределах известной нам земной жизни дух для своего проявления требует форм. Формы эти, в свою очередь, могут оказывать на него немалое влияние. Они могут то способствовать правильному проявлению духа и поддерживать самое его проявление, то затруднять его, а все это особенно важно, когда дух не достигает достаточной силы и энергии. Слабый дух может еще долго, так сказать, теплиться в удобных для него формах. Между тем как отсутствие пригодных для его жизни форм может способствовать угашению самого духа. Один из епархиальных епископов, склонных сводить вопрос о преобразовании прихода на вопрос о пробуждении религиозного духа в прихожанах, высказывает в своем отзыве по вопросу о церковной реформе, что заботиться о развитии духовной жизни в приходах и в настоящее время нет препятствий и что если при теперешнем духовном состоянии прихода устраивать его организацию и самодеятельность, то это будет напоминать возбуждение искусственного дыхания, когда переменным механическим расширением грудкой клетки пытаются восстановить естественное дыхание утопленника. Действия, подобные естественно жизненным, могут быть введены в приходе, а возвращения в жизнь обмершего может так и не последовать. Но ведь и при таком направлении мыслей не нужно бы забывать, что в интересах оживления обмершего сначала все-таки употребляют искусственное дыхание, которое пролагает путь и к возбуждению естественного, и к тому, чтобы дух снова завладел телом. Необходимость установлении именно определенных форм приходской жизни, хотя в общих чертах, вытекает уже из того, что многие деятели, не исключая духовенства и епископов, по их собственному признанию, должны задавать себе вопросы, с чего же начинать и в каком направлении создавать лучшие порядки. Предоставить каждого в этом самому себе значило бы поставить его в большие затруднения, да и подготовить в деле организации прихода возможность больших ошибок и уклонений oт желательной нормы. Кроме того, готовые формы не могут способствовать сосредоточению духовной энергии прихода на том, чтобы прямо начать действовать на общую пользу, а не рассеивать свою духовную силу, иногда, может быть, только тлеющую, в неопределенных стремлениях и исканиях относительно выработки необходимых внешних порядков. Насколько важна правильная внешняя организация прихода, наиболее соответствующая самой его идее, показывает и настоящее состояние русского прихода. Подрыв всякого значения в приходе начала церковно-общественного, отсутствие какого-либо объединяющего дела и забот на пользу общую сопровождалось тем, что русские люди сделались совершенно неспособны рассматривать себя в качестве членов известного прихода и создавать хоть какую-либо нравственно-духовную связь с другими людьми, принадлежащими к тому же приходу. Не объединенный с духовенством общими заботами о благе Церкви и о нравственно-религиозных интересах народ привык смотреть на приходское духовенство, как на должностных лиц, приставленных к известному учреждению со своими особыми интересами, а то и прямо как на людей, прежде всего извлекающих из своего положения выгоду и средства к жизни. Такой взгляд заражает и само духовенство. Обыкновенно прихожане и причт стоят далеко друг от друга, как две особые группы. По замечанию одного из епархиальных епископов, в его ответе по вопросам церковной реформы, клир и миряне даже и относительно вопросов устройства прихода давно уже выступают как две состязающиеся стороны, а по разъяснению другого епископа, при нынешнем способе содержания между духовенством и народом образовался антагонизм, духовенство старается получить возможно больше, а народ старается отделаться возможно меньшим. Вместе с этим, нельзя не отметить, что церковное служение и церковные интересы нередко очень смешиваются духовенством с интересами чисто сословными и даже личными. Всем известно, как много раздоров происходит, например, на этой почве между причтом и старостами, решившимися отстаивать чисто церковные интересы. Правильные формы устройства прихода могут способствовать и развитию церковного духа, но, конечно, если он отсутствует или угасает, формы не помогут. Таким образом, при обсуждении Устава не следует смешивать устройство прихода с возбуждением христианского духа в прихожанах, которые его не имеют. Об этом необходимо заботиться особо, а не возлагать эту заботу на Приходский Устав. В настоящее время многие, ревнующие о поднятии христианского духа в народе, наученные жизнью, уже не только решаются во имя его отрицать необходимость создания новых форм приходской жизни, но и не предъявляют к устанавливающему их закону неисполнимое для него требование — зажечь христианский дух в сердцах народа. Особенно странно слышать нечто подобное от члена Собора П. И. Астрова, который объявляет работу Отдела по составлению Устава односторонней, потому что она не касается возрождения духа в прихожанах. Ему как юристу более других должно быть известно, чего можно достигнуть Уставом какого-либо общества. Устав всегда подразумевает известный интерес или идею, объединяющую людей. Если этот интерес или идея теряют свою силу, то никакой Устав не сохранит общество и не возвратит в их душу пропавший интерес или погасшую идею. И разве на основании этого можно называть Устав общества односторонним? С точки зрения П. И. Астрова и других, приступающих к обсуждению Устава со стремлением возродить через него христианский дух в народе, придется признать односторонней деятельность целых Вселенских и Поместных Соборов по составлению ими формул мероопределений и правил, предписывающих или воспрещающих членам Церкви те или другие действия. Им придется назвать мертвыми
скелетами разные Уставы приходской жизни других Православных Церквей и, между прочим, Устав священных храмов Халкидонской епархии, Устав Еллинской православной общины в Солуне, которые по существу напоминают законопроект Отдела. Так сама церковная жизнь протестует против смешения в деле законодательства двух разных задач возрождения христианского духа и создания для него наиболее подходящих форм.

Архиепископ Тверской Серафим, сам очень много потрудившийся в Отделе, тем не менее на Соборе, по-видимому, слишком умаляет значение внешних форм приходской жизни, потому что склонен разделять веру и добрые дела. Сперва вера, говорил он, а потом добрые дела. Но это разделение, о котором давно спорят римский католицизм и протестантство, едва ли соответствует православному взгляду, что вера и добрые дела неразделимы. Как вера без дел мертва, так и дела без веры не носят христианского характера. Зародившаяся искра веры начинает увеличиваться и переходит в пламень по мере обнаружения и укрепления веры соответственными делами, для которых Устав и должен установить подходящие формы. Поэтому архиепископ неправильно сводит вопрос о благоустройстве прихода к вопросу о духовной жизни. Первый шире второго и заключает в себе также стремление создать известную организацию прихода, без которой в нашем земном мире не может существовать и развиваться никакое общество, не исключая и самого высокого церковного. Но как бы там ни было, а я очень благодарен архиепископу Серафиму за его предложение написать к Уставу введение и образовать для этого комиссию. Это должно способствовать упрощению и ускорению рассмотрения самого Устава. Мысли и чувства членов Собора о поднятии христианского духа в народе, по-видимому, у многих, стремящихся найти выражение в статьях Устава, могут получить его в намечаемом архиепископом введении. Только меня лично, несмотря на поручение мне обязанности докладчика Отдела, прошу Собор не выбирать в предлагаемую комиссию по вполне уважительной причине — по моему неверию в эту комиссию. Легко лишь сказать — «возродить христианский дух в прихожанах», а как это сделать? Мне кажется, что едва ли возможно достигнуть этого при помощи бумаги и чернил, и во всяком случае члены комиссии должны суметь написать слова, которые как огненный дождь упали бы в душу народа и сожгли в ней непонимание веры, о котором говорил архиепископ Серафим, и равнодушие к Церкви, которое отмечали другие. Нет книги выше Нового Завета, в содержании которого чувствуется что-то особенное, какая-то присущая ему духовная сила, но даже написанное в этих книгах пробуждает не всех. Каким же образом возможно рассчитывать на великое значение и влияние написанного нами грешными? Во всяком случае, в состав комиссии должны войти лишь люди, верящие в ее дело, как, например, инициатор архиепископ Серафим и открыто присоединившийся к нему П. И. Астров. Нам же, приступая к обсуждению проекта Приходского Устава, нужно помнить основанное на многолетнем пастырском опыте справедливое замечание члена Собора протоиерея Т. П. Теодоровича, что живой душой своего прихода, его вдохновителем и руководителем должен быть пастырь. Действительно, когда у самого пастыря душа мертва, едва ли можно рассчитывать на возрождение духовной жизни прихожан, какое бы прекрасное введение к Уставу ни написала комиссия и как бы хорошо ни был составлен самый Устав, если его начнут исполнять прихожане с угасшей христианской жизнью.

46. Докладчик В. А. Потулов. Я оставляю без возражений критику доклада со стороны А. В. Васильева. Его остроумная критика касается стилистической стороны статьи 15. Нужно пожалеть, почему он не выступил со своими замечаниями в свое время — в Отделе. Я справился в протоколе и увидел, что когда в Отделе обсуждалась статья 15, А. В. Васильев присутствовал, и если бы он тогда сделал свои замечания, они были бы приняты во внимание, но он тогда умолчал, и они опущены Отделом из виду. Впрочем, его замечания носят чисто редакционный характер, и соответствующие исправления могут быть сделаны. Замечу при этом, что без иностранных слов, вошедших в общее употребление, обойтись вообще нельзя, так как иногда, чтобы заменить одно такое слово, требуется целая русская фраза.

Не буду возражать А. Г. Чайкину, который тоже принимал участие в работе Отдела о благоустроении прихода и от которого я не слышал там тех возражений, которые услышал здесь. Если бы он высказал свои замечания в Отделе, они тоже были бы приняты во внимание. Вообще обсуждение вопросов проходило в Отделе совершенно свободно, без всякого стеснения. Каждый мог свободно высказывать свое мнение, по каждому параграфу говорило от 10 до 50 ораторов.

Перехожу к замечаниям Высокпреосвященного Тверского Серафима и П. И. Астрова. Они указали, что в докладе опущена из виду духовная, религиозно-нравственная сторона приходской жизни, что все внимание в докладе обращено на внешние приходские отношения и внешние формы приходского строя. С этим я не могу согласиться. Прочтите статью 2 доклада. Здесь ясно сказано: «Назначение прихода состоит в том, чтобы православные христиане, объединенные молитвами, Таинствами, христианским учением и церковною дисциплиною, содействовали друг другу в достижении спасения через добрую жизнь, дела христианского благотворения и просвещения, и имели попечение о нуждах Церкви, храма и прихода с его учреждениями». Таким образом, на первой же странице доклада указывается высокое религиозно-нравственное значение прихода, но некоторых вопросов, касающихся внутренней стороны приходской жизни Отдел и не должен был касаться. Благоустроение прихода затрагивает широкую сферу. Говоря о приходском благоустроении, можно коснуться чего угодно, хотя бы, например, вопроса о Соборе. Связь между приходом и Собором найдется. Поэтому для правильной постановки дела и успешности выводов нужна некоторая дифференциация, простите за это иностранное слово, и если бы ее не было, мы зашли бы слишком далеко и могли бы не кончить своего дела. Отделу не было надобности подробно рассматривать вопрос о приходской дисциплине, чего желал бы П. И. Астров, или вопрос о приходской миссии. Для разработки этих вопросов есть особые Отделы. Статья 48 настоящего доклада не обходит молчанием вопроса о дисциплине, та же статья предусматривает образование миссионерских кружков и братств (пункт «в»). Таким образом, здесь ясно и определенно очерчены религиозно-просветительная и нравственно-воспитательная задачи прихода. Но входить в подробности этик вопросов не наше дело. Есть Миссионерский Отдел. Он, быть может, лучше нашего разрешит вопрос о приходской миссии. То же самое и по вопросу о дисциплине. Есть Отдел о церковной дисциплине, которому поручено это дело, и он внесет свои постановления, касающиеся и прихода; но пока этот Отдел не сделал своей работы, я не вижу оснований, почему мы должны взяться за разработку этого вопроса. Самое худшее — когда двое начинают делать одну и ту же работу. Гораздо лучше предоставить каждому выполнить свою определенную задачу, делать свое дело.

Мне кажется, что возражения Высокопреосвященного Серафима и П. И. Астрова основаны на недоразумении. Они желали бы в Приходском Уставе видеть то, что относится к учительной деятельности духовенства — епископов и клира, хотели бы найти в Уставе указания, как осуществить то или другое мероприятие по благоустройству прихода. Дать такие указания — это обязанность епископа и клира, которые должны нас учить.

Мне приходилось слышать упреки, что мы, миряне, ничего не понимаем в приходской жизни и гнем на протестантский лад. Но кто же виноват в том, что мы ничего не понимаем? Я учился 12 лет, и никто меня не научил, что такое приход, в чем его задачи. Уже после, из жизни я узнал и стал понимать, что такое приход. Действительно, приходской жизни у нас доселе не существовало: она была атрофирована.

Поэтому я полагаю, что мы поступили правильно, предоставив другим Отделам разработать вопросы, касающиеся религиозно-нравственной и дисциплинарной стороны приходской жизни. Мы же взяли на себя задачу указать, как внутренние начала приходской жизни должны выражаться в ее внешней стороне. Вера без дел мертва. Как молиться, как воспитывать и воспламенять в себе веру — говорить об этом не наше дело. Мы должны были указать, в какие рамки должна быть поставлена приходская жизнь, чтобы вера и христианская любовь могли проявиться в полной мере. Вот почему я высказываюсь против предложения Высокопреосвященного Серафима и П. И. Астрова.

47. Докладчик Ф. Ф. Григорьев. Я согласился бы с предложением Высокопреосвященного Серафима о необходимости предварить Устав о приходе особым введением, которое касалось бы больше духовной стороны приходской жизни и обязанностей прихожан. Тут много говорилось о том, что этой стороне дела мало уделено внимания в настоящем Положении о приходе. Но говорившие это, видимо, не с полным вниманием отнеслись к содержанию Положения. В Положении духовной стороне приходской жизни отведено много места. Я не буду говорить уже о статье 2 Положения, о ней сказано В. А. Потуловым. Скажу о статье 26. Она гласит: «Каждый прихожанин содействует благосостоянию своего прихода в религиозно-нравственном и других отношениях, участвуя в богослужении, соблюдая посты, исповедуясь и приобщаясь Св. Таин, принимая участие в делах благотворительности, христианского просвещения и взаимопомощи». Разве в этой статье не указаны обязанности прихожан по отношению к духовной стороне прихода? Не хочу говорить о статье 27, ибо в ней говорится о домах, квартирах и материальном содержании причтов. Коснусь статьи 48, в которой, по словам одного из предшествующих ораторов, все смешано в одну кучу. Но ведь при постатейном рассмотрении Положения ничто не помешает нам разобраться в этой «куче», выбрать «ананасы» и отбросить мусор. Укажу далее на статью 67, в которой говорится, что в «Приходской Совете председательствует настоятель приходского храма, по своему праву, как духовный руководитель прихода». Затем, в статье 79 говорится, что в каждом приходе открываются, по постановлениям Приходского Собрания, в соответствии с религиозно-нравственными потребностями приходской жизни, различного рода общеполезные заведении, как-то: школы, приюты для сирот, богадельни, больницы, ясли для малолетних, библиотеки, читальни и т.п. Статья 81 говорит об организации приходов, с утверждения епархиального начальства, «для большей успешности в деле достижения религиозно-нравственных целей». По 83 статье, «при каждой приходской церкви должна быть в ведении священника церковная библиотека, не только из богослужебных книг, но и из нужных для клира, в целях расширения и углубления богословских познаний его, и из книг, полезных для прихожан, религиозно-нравственных и церковно-исторического содержания». В 85 статье говорится о «летучих библиотеках» из листовок, брошюр и книжек на все современные и духовные запросы народа. В 86 статье мы читаем: «Одною из важнейших задач прихода является просвещение и воспитание православного населения в духе православной веры и Церкви Христовой». Разве это не духовная сторона приходской жизни? В 98 статье говорится о мерах прихода для «целей выполнения обязанностей по христианскому просвещению и воспитанию православного населения». Наконец, в статье 100 читается: «Для большей успешности в делах достижения религиозно-нравственных и церковно-общественных целей приходы той же епархии могут объединяться в союзы».

Словом, Положение всегда имеет в виду духовную сторону приходской жизни и дает много касающихся ее статей. И если прихожане будут исполнять эти статьи, то приход будет вполне благоустроенным. Мои содокладчики не коснулись в своих речах власти епископа. Считаю нужным восполнить их разъяснения. В Положении нет признаков разъединения прихожан с епископом. Обратите, например, внимание на статью 28. В ней сказано: «Управление приходскими делами в православном приходе совершается, под руководством епархиального епископа, настоятелем прихода, совместно с другими членами причта и прихожанами». Здесь усвояются епископу права, ему подобающие. Ввиду данных разъяснений я полагал бы, что нет препятствий к тому, чтобы перейти к постатейному чтению Положения.

Скажу еще о введении, которое здесь предлагается. Против введения мы не возражаем, вопрос только в том, когда его писать. Если теперь же приступить к нему, то это будет значить, что доклад в целом и основных своих статьях принят. А если доклад не принят еще, то как писать введение, ввиду хотя бы неизвестного отношения Собора к выборному началу? К тому же предстоят еще новые главы — о церковно-приходском имуществе, инструкции приходскому духовенству и глава о кафедральных соборах. Я полагал бы приступить к составлению введения после рассмотрения всего Положения.

48. Председательствующий. Я поставлю вопрос о переходе к постатейному чтению Положения о православном приходе. Вместе с тем, я считаю долгом огласить заявление архиепископа Тверского Серафима, П. И. Астрова и докладчика священника Ф. Ф. Григорьева. Высокопреосвященный Серафим предлагает: «Ввиду невозможности восприятия Приходского Устава церковными общинами без предварительной подготовки паствы духовными руководителями, необходимо составить комиссию из епископов и пастырей, которым и поручить написание введения или вступления к Положению о приходе, с изложением всех подготовительных действий епископов и пастырей, без которых не следует приступать к проведению в жизнь Приходского Устава». П. И. Астров предлагает следующую формулу: «Переходя к постатейному чтению доклада, Собор поручает Отделу о приходе совместно с Отделом о церковной дисциплине выработать предложения о поднятии в приходах духа молитвы и о направлении духовной жизни прихожан в согласии с велениями Церкви, и предложения эти внести на Собор ко времени окончания постатейного чтения рассматриваемого доклада». Докладчик священник Ф. Ф. Григорьев предлагает: «Составление введения поручить составить уже после рассмотрения всего доклада». После того, как будет решен вопрос о переходе к постатейному чтению Положения о приходе, я поставлю на голосование и приведенные заявления. Так как эти заявления по существу сходны, то, может быть, Собор, согласившись выработать какое-либо введение, поручит это дело особой комиссии. Я полагаю, что мы не будем заниматься выборами членов в эту комиссию, а поручим инициаторам этого дела Высокопреосвященному Серафиму и П. И. Астрову составить комиссию, выработать введение и затем представить его на обсуждение Собора. Таким образом, составление введения никого не будет стеснять, так как Собор даст полную свободу комиссии. Потом мы обсудим это введение на Соборе и утвердим. Теперь же ставлю на голосование вопрос о переходе к постатейному чтению настоящего Положения. Угодно ли Собору перейти к постатейному рассмотрению Положения о православном приходе? Несогласных с этим прошу встать.

49. ПОСТАНОВЛЕНО: перейти к постатейному рассмотрению.

50. Председательствующий (обращаясь к П. И. Астрову). Павел Иванович, Вы согласны вместе с Высокопреосвященным Серафимом заняться составлением введения?

51. П. И. Астров. Я просил передать составление введения в соединенное заседание Отделов о благоустроении прихода и о церковной дисциплине.

52. Председательствующий. Угодно ли Собору, чтобы было составлено введение или нет?

53. А. В. Васильев. Я полагал бы, что не введение может быть добавлено к Уставу, а самый Устав мог бы быть разослан при грамоте Собора.

54. Председательствующий. По этому вопросу уже высказались. Итак, я буду голосовать вопрос о том, нужно ли вообще введение к Положению о православном приходе. Кто думает, что введение не нужно, те встают.

55. ПОСТАНОВЛЕНО: признать нужным составление введения.

56. Председательствующий. Теперь ставлю на голосование вопрос о том, кому поручить составление введения. Согласно предложению П. И. Астрова, это дело следует передать в соединенное заседание Отделов о благоустроении прихода и о церковной дисциплине, а по мнению Высокопреосвященного Серафима — поручить составление введения особой комиссии. Кто стоит за комиссию, те сидят.

57. ПОСТАНОВЛЕНО: составление введения поручить особой комиссии.

58. Председательствующий. Угодно ли Собору включить в состав комиссии епископов, пастырей и мирян?

59. ПОСТАНОВЛЕНО: включить в состав комиссии для составления введения к Положению о православном приходе епископов, пастырей и мирян.

60. Председательствующий. Угодно поручить организацию комиссии двум инициаторам заявления — Высокопреосвященному Серафиму и П. И. Астрову?

61. ПОСТАНОВЛЕНО: принять предложение Председательствующего.

62. Председательствующий. Таким образом, архиепископ Серафим и П. И. Астров составят комиссию, которая выработает введение и свои соображения представит на рассмотрение Собора. Потому нет оснований опасаться, что введение может оказаться в противоречии с самим «Положением о приходе». Итак, с помощью Божией приступим к постатейному рассмотрению доклада. Начинается запись ораторов. Читаю заглавие и статью 1 доклада Отдела о благоустроении прихода: «Положение о православном приходе. Глава 1. Общие положения. Статья 1. Приходом в Православной Церкви называется общество православных христиан, состоящее из клира и мирян, проживающих на определенной местности и объединенное при храме, составляющее часть епархии, находящееся в канонических отношениях к своему епархиальному епископу, под руководством поставленного последним священника-настоятеля».

63. Н. Д. Кузнецов. Чтобы способствовать при обсуждении важной статьи устранению разных лишних вопросов и споров, я, в качестве докладчика Отдела, позволяю себе с самого начала представить Собору необходимые, по моему мнению, объяснения. Чтобы дать определение какого-либо предмета, нужно указать его существенные признаки. В этом отношении предлагаемая Отделом редакция статьи 1 выдвигает в определении прихода его существенный признак, что приход есть известное общество. Это необходимо было сделать, чтобы поколебать в нашем сознании прежнее одностороннее отношение к русскому приходу, как учреждению для удовлетворения религиозных потребностей прихожан, к которому они считались только приписанным и в делах которого они не играли никакой роли. Этот церковно-бюрократический взгляд на приход, проводимый в законодательстве и осуществляемый на деле в течение долгого времени, атрофировал всякую церковно-общественную жизнь в приходах. Прихожане перестали смотреть на себя как на людей, тесно объединенных фактом принадлежности к известному приходу, и как деятельных членов Церкви вообще, обязанных в свойственной им мере заботиться о Церкви и отвечать за ее состояние перед Богом и своей совестью. В этом отношении в русском народе очень упало церковное сознание. Печальные последствия этого у нас теперь перед глазами, и какой вред в наше время приносит это и церковным интересам вообще, и самому духовенству. Отдел о приходе не исполнил бы своей исторической обязанности, если бы он допустил, чтобы и в новое церковное законодательство проникло прежнее одностороннее понимание прихода как учреждения. Это понимание оказывается вредным не только по своим последствиям для церковной жизни народа и его церковного сознания, но и не соответствует самой природе Церкви. Еще на Предсоборном Присутствии 1906 года я старался обратить внимание, что при юридическом анализе понятия Церкви, необходимом для лучшего представления себе вопросов церковных преобразований, оно оказывается содержащим в себе понятие института или учреждения и понятие корпорации. С одной стороны, церковную жизнь отнюдь нельзя приравнивать к обычным общественным явлениям и рассматривать как устраиваемую человеческою волею с вытекающей отсюда организацией. Церковь основана Христом Спасителем среди погибавшего мира, среди человечества с греховной волей, нуждающейся в возрождении. Новая жизнь, учение, тесно связанное с потребностями нашей нормальной природы, принесено Спасителем. Им же совершено избрание и послание на проповедь Апостолов. Далее — учреждение для Церкви священства, установление известных порядков ее жизни, долженствующих служить внешним выражением ее главных принципов, стремление поддерживать в непрерывном ряде веков нравственно-духовную связь с Церковью первоначальной. Наконец, постоянная вражда мира к Церкви и христианству вообще, меняющая лишь свою форму. Все это ясно показывает, что Церковь выступает и как особое учреждение, основание которому нельзя искать в соглашении человеческих воль какого-либо данного времени, лежащим в природе корпораций. Пока по крайней мере не наступит время, когда, по выражению св. Апостола Павла, «Бог будет все во всем». Церковь будет представлять из себя не только общество или корпорацию людей, но и учреждение для спасения, предназначенное к выполнению в мире воли Своего Основателя и к сохранению принесенной Им вечной жизни с ее высшими человеческими идеалами, соответствующими самому нашему положению в мире. Поэтому жизненным центром в области Церкви является высшая учредительная воля, к которой люди должны присоединяться или прививаться, как ветви к лозе. С другой стороны, имеющие мировое значение слова Спасителя о создании Им Церкви были сказаны лишь после того, как Христос спросил учеников, за кого они Его почитают, а Петр от лица всех произнес исповедание Его Божества, Церковь по отношению к людям, очевидно, не есть только внешнее учреждение, но в свою природу она включает и человеческие личности и притом с их активной стороны. Элемент учредительной воли должен проникнуть в человеческую душу, вызвать в ней известные состояния и образовать из людей особое общество, объединенное религиозно-нравственным отношением к Спасителю. По образному выражению пророка, Сам Христос есть испытанный, краеугольный, крепко держащий камень. Он служит только основанием для положения других живых камней, из которых составляется самое Тело Церкви. Образным выражением пророка пользуется и святой Апостол Петр. Именуя Христа краеугольным камнем. Апостол называет верующих в Него живыми камнями, которые сами должны устроять из себя дом духовный, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу. Присутствие в природе Церкви активного человеческого начала хорошо видно из известного учения святого Апостола Павла о Церкви, по которому принадлежащие к ней люди в совокупности представляют Тело Христово, а порознь его живые члены. Таким образом, в Церкви очень важное значение принадлежит и элементу общественному, привлечение которого к деятельному участию в жизни Церкви относится и к самой ее задаче. При разработке же вопросов церковного устройства и управления, во избежание одностороннего их разрешения, конечно, необходимо принимать во внимание оба начала, лежащие в природе Церкви.

Это основное требование всех церковных преобразований должно быть выполняемо и по вопросам реформы прихода. Главный недостаток — это отношение к приходу, как учреждению и пренебрежение в нем стороной церковно-общественной. В современном русском приходе прихожане не составляют достаточно активного элемента, входящего в состав самого учреждения, а просто приписаны к известному храму, как, например, призреваемые размешаются по богадельням и, пользуясь в них квартирой и содержанием, сами играют совершенно пассивную роль. Начальство назначает в эти учреждения смотрителей, экономов, докторов и других должностных лиц, которые всем распоряжаются и отдают отчет лишь своему начальству. На долю призреваемых остается только повиноваться этим должностным лицам под страхом иначе быть объявленными людьми, вмешивающимися не в свое дело и подрывающими порядки учреждения и власть начальника.

По действующим законам, Уставу Духовных Консисторий, Инструкции церковным старостам и другим узаконениям и по установившейся практике, прихожане рассматриваются как люди, которые в приходе должны удовлетворять религиозные нужды, подобно тому, как призреваемые в богадельнях удовлетворяют в них свои потребности в пище и жилище. Между тем, внешнее устройство Церкви естественно должно соответствовать принципам, лежащим в основании ее жизни. Чем более эти принципы получают возможность реализовываться в разных церковных учреждениях, правилах и порядках, тем шире может захватить людей церковная жизнь и тем яснее делается для них и самая церковная идея.

Таким образом, в определении прихода нужно отметить его существенный признак, вытекающий из самой природы Церкви, что он есть общество. Если окажутся члены Собора, которые будут смущаться употреблять это слово, как предлагает Отдел, то пусть они вспомнят, что известный Московский митрополит Филарет нашел возможным воспользоваться словом «общество» при определении Церкви, которое помещено в катехизисе.

Но чтобы не оставалось сомнения, что приход представляет не обыкновенное общество, а общество особого рода, церковное, в статье 1 пояснено, что оно состоит из клира и мирян, находится в каноническом отношении к своему епархиальному епископу и под руководством поставленного им священника-настоятеля. Мало того, приходское общество есть объединение около храма. Жизнь его тесно связана с храмом и совершаемым в нем богослужением, в котором на первом плане стоит литургия. Литургия с ее Таинством св. Евхаристии вся посвящена воспоминанию Христа Спасителя и представляет высший момент общения Неба и земли, вечное повторение величайшей жертвы любви, ради нас совершенной. Храм, как место служения литургии и молитвы, разумеется здесь не с его внешней вещественной стороны, не как здание, построенное из дерева и камней, а с его духовной стороны. Храм как бы представляет собой в известном отношении Божественную личность на земле, Христа. Поэтому приход как общество, объединенное храмом, значит общество, объединенное верой и любовью ко
Христу. При таких условиях характерные черты прихода как общества церковного выступают ясно, и его уже трудно смешать с другими обыкновенными обществами и союзами.

Если особый храм составляет существенный признак понятия прихода и является в нем началом объединяющим, то естественно, что прихожане должны находиться в положении, удобном для фактически возможно частого посещения храма. Самое на звание «прихожанин» указывает на человека, который приходит в известный храм. А это, в свою очередь, требует, чтобы прихожане жили возможно ближе к храму. Нельзя постоянно проживать, например, в Иркутске, за несколько тысяч верст, и быть действительным прихожанином какой-либо церкви в городе Москве.

Кроме того, задача прихода — объединять людей в вере и любви ко Спасителю и выражать это в известных действиях и формах — не может быть достигаема, когда люди живут на далеком расстоянии друг от друга, когда они лишены возможности поддерживать между собой то или иное общение и собираться вместе.

Наконец, приход в церковном отношении представляет из себя единицу, занимающую определенное место в строе Русской Церкви. Приход может служить, например, местом самообложения и собирания церковных взносов, налогов, без которых теперь Церковь едва ли может обходиться. В приходе человек несет известные обязанности и получает права, например, быть избранным и избирать членов в епархиальные собрания и на Соборы. Поэтому в церковных интересах каждый православный должен принадлежать к тому или другому приходу, и эту принадлежность нельзя ставить в зависимость исключительно от одного желания человека. Она должна быть связана с каким-либо более объективным основанием, каковым Отдел предлагает считать территорию, т.е. известное приписанное к храму пространство земли, на котором человек проживает постоянно. Большинство русских приходов и в настоящее время связаны с определенной территорией, и народ к этому более или менее привык. Без введения в понятие прихода территории, как его существенного признака, мы не можем установить многих необходимых и в жизни Церкви порядков и можем дать повод к спутанности в разных отношениях и делах. При обсуждении этого вопроса в Отделе раздавались голоса, что принадлежность к приходу нужно предоставить усмотрению каждого. Пусть каждый записывает себя в состав прихода, куда он желает, где ему более по душе священник, где лучше совершается богослужение и т. п. Если Собор станет на эту точку зрения, смешивающую принадлежность к приходу со своим отношением к священнику, то может образоваться положение, едва ли допустимое со стороны Собора. Какой-нибудь православный, разъезжая по России, вдруг встретит в приходе пастыря, напоминающего о. Иоанна Кронштадтского. После этого ему уже перестанет нравиться местный приходский священник и он, ввиду дозволения Приходского Устава, перейдет в этот случайно оказавшийся на его пути приход. Кроме того, ссора со священником или недовольство им заставит многих переписываться в другие приходы. Неудовлетворенность в чем-либо в данном приходе вместо стремления способствовать его улучшению может принимать форму желания уйти из прихода. Наконец, при таких условиях и сами члены причта и Приходского Совета могут начать заманивать в свои приходы православных из других приходов, особенно же людей, им почему-либо нужных, богатых, влиятельных. Таким образом, может образоваться нечто в роде конкуренции между приходами. Все это может обратить православную Россию в какие-то постоянно изменяющиеся в своем составе и кочующие по обширному ее пространству приходы. Кроме того, одни из приходов могут оказываться крайне малыми, и их придется закрывать, а другие могут не в меру увеличиваться, так что храмы не будут вмещать молящихся, а духовенство лишится физической возможности исполнять как должно свои пастырские обязанности. Во избежание всего этого и необходимо с понятием прихода, имеющего свой храм, соединить представление об определенной местности. Проживающие на ней люди уже на основании этого должны считаться прихожанами храма. Наконец, нужно иметь в виду, что приход с канонической точки зрения не может быть рассматриваем как самостоятельная, замкнутая в самой себе церковная единица. В приходе отсутствует полнота церковной жизни уже потому, что в состав его не входит епископ. В некоторых русских епархиях число приходов доходит чуть ли не до 2000, а епископ на всю епархию один. Приходское общество живет на известном участке земли, а епископ далеко от него в своем епархиальном городе. Со смертью священника или какого-либо члена причта приход лишен возможности сам пополнить их и должен обращаться к епископу. Точно также приход по каноническим правилам не может без участия и согласия епископа решать и разные церковные дела и в этом отношении находится в управлении епископа. Таким образом, о приходе нельзя говорить как о малой Церкви, что, однако, делают и что необходимо предупреждать введением в понятие прихода соответствующего признака. Приход представляет из себя не более как часть епархии, находящуюся в известном каноническом отношении к своему епархиальному архиерею и проводящую свою христианскую жизнь под руководством поставленного именно этим архиереем священника.

Отдел полагает, что составленное им определение прихода более или менее отвечает его природе. Если кто-либо из членов Собора предложит лучшее, Отдел, я уверен, как в этом, так и в других случаях будет только благодарен и вовсе не собирается во что бы то ни стало расхваливать и навязывать непременно свою работу.

64. Заседание закрыто в 2 часа дня.

Радио «Вера»
Наши друзья


© 2015-2020. dishupravoslaviem.ru. Все права защищены.


Статистика просмотров сайта


Яндекс.Метрика