Сайту требуется оплата, собираем посильную помощь ПОЖЕРТВОВАТЬ
Дышу Православием

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Деяние сто второе

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Деяние сто второе


К оглавлению

К разделу


Деяние сто второе

12 (25) марта 1918 года

1. Заседание открыто в соборной палате в 10 часов утра под председательством митрополита Новгородского Арсения в присутствии 265 членов Собора, в том числе 36 епископов.

На повестке заседания: 1) Текущие дела. 2) Доклад Отделов о благоустроении прихода и о просвещении населения (продолжение). Докладчики: протоиерей П. И. Соколов, В. А. Потулов, Н. Д. Кузнецов, священник Ф. Ф. Григорьев. 3) Доклад Отдела о церковном суде — «О поводах к расторжению церковного брака». Докладчики: Ф. Г. Гаврилов, В. В. Рахимовский.

2. Председательствующий. Прошу занять места. Продолжается обсуждение доклада Отделов о благоустроении прихода и о церковно-приходских школах по вопросу о просвещении населения приходов. Будет обсуждаться статья по докладу Отдела о приходе 95, а по докладу Отдела о церковно-приходских школах 10. Статья 10 гласит: «Церковно-приходские училища содержатся на церковные и приходские средства, пособия от казны, от земских, городских и других общественных и частных учреждений, на пожертвования отдельных лиц и поступления из других источников и на обще-епархиальные церковно-школьные средства. Изыскание обще-епархиальных средств, поступление и порядок расходования их устанавливаются епархиальным съездом (духовенства и мирян)». К этой статье есть поправка Отдела о приходе. Может быть, докладчик Отдела сам желает доложить поправку своего Отдела?

3. Докладчик В. А. Потулов. Отдел о благоустроении прихода эту статью предлагает так изложить: «Церковно-приходские училища содержатся на церковные и изысканные приходом средства, а при недостаточности их и на обще-епархиальные средства. Примечание. Изыскание обще-епархиальных средств..», далее как в изложении Отдела о церковно-приходских школах. Такую редакцию Отдел о благоустроении прихода находит нужным принять потому, что говорить о государственных средствах представляется невозможным, так как эти средства отняты у Церкви. На земские средства также едва ли можно рассчитывать. Поэтому лучше сказать «на церковные и изысканные приходом средства». Это выражение достаточно широкое и может обнимать различные источники.

4. Докладчик протоиерей П. И. Соколов. Вниманию Священного Собора представлены две редакции статьи: одна принадлежит Отделу о церковно-приходских школах и является основной, другая — Отделу о приходе и является поправкой. Я решительно высказываюсь против нее и прошу принять статью в редакции Отдела о церковно-приходских школах. Указано, что говорить о государственных средствах нельзя. Но тогда ни о чем нельзя говорить. Когда Отдел о приходе говорил о постройке храмов, то было сказано, что храмы могут строиться на казенные средства. Если можно строить храмы, то, конечно, можно строить и церковно- приходские училища. Я решительно возражаю против того, что выражение «изысканные приходом средства» обнимает собою всякие источники средств. В частной жизни бывало, что некоторые лица по собственной инициативе жертвовали свои средства. Так, доктор Захарьев пожертвовал 500 тысяч рублей. Не приход его нашел, а он нашел приход. Таким образом, это выражение не покрывает всех источников средств, и если мы примем редакцию Отдела о приходе, то можем лишиться и тех источников, которыми располагали. Поэтому я прошу одобрить редакцию основную, а поправку отклонить.

5. Председательствующий. Вашему вниманию предложена статья 10, выработанная Отделом о церковно-приходских школах под председательством протоиерея П. И. Соколова, председателя Училищного Совета. Она считается основной, а статья 95, выработанная Отделом о приходе, является поправкой к ней. Эта поправка значительно суживает источники средств, идущих на содержание церковно-приходских школ. Поэтому я сначала ставлю на голосование статью в редакции Отдела о приходе: «Церковно-приходские училища содержатся на церковные и изысканные приходом средства, а при недостаточности их и на обще-епархиальные церковно-школьные средства». Несогласных с такой редакцией прошу встать, согласных сидеть. Статья в редакции Отдела о приходе отклоняется.

6. ПОСТАНОВЛЕНО: Статью 95 в редакции Отдела о благоустроении прихода отклонить.

7. Председательствующий. Итак, остается редакция Отдела о просвещении населения приходов: «Церковно-приходские училища содержатся: 1) на церковные и приходские средства, пособия от казны, от земских и городских и других общественных и частных учреждений, на пожертвования отдельных лиц и поступления из других источников и 2) на обще-епархиальные церковно-школьные средства». Конец статьи я буду голосовать как примечание к 10 статье: «Примечание. Изыскание обще-епархиальных средств, поступление и порядок расходования их устанавливаются епархиальным съездом (духовенства и мирян). Согласные с такой редакцией статьи 10 и примечания к ней сидят, несогласные встают.

Итак, статья 10 с примечанием принята.

8. ПОСТАНОВЛЕНО: Принять статью 10 и примечание к ней в изложении Отдела о церковно приходских школах.

9. Председательствующий. Далее в порядке изложения школьного Отдела следует статья 12 (статья 96 Приходского Устава): «Приходское Собрание имеет право вводить в приходском училище обучение ремеслам, полеводству, садоводству, огородничеству и т.п.

10. Докладчик В. А. Потулов. Эта статья может быть опущена, так как она входит в Отдел о Приходских Союзах.

11. С. П. Руднев. Я хочу сказать, что статью эту нужно согласовать с 94 статьей. Из кого будет состоять Школьный Совет, если школа будет содержаться на средства двух приходов? Если статья будет уничтожена, нужно будет прибавить к статье 94 примечание, в котором указать, что в случаях, если школа будет содержаться на средства двух смежных приходов, в Школьный Совет входят по два представителя от каждого прихода. Это одно замечание. Теперь другое. Я предложил бы опустить название церковно-приходские училища». Оно будет вызывать недоразумения в будущем. Почему бы не назвать их «православными»?

12. Докладчик протоиерей П. И. Соколов. Я против такого уничтожения названия. Название «православные» очень узко. Эти училища открываются и содержатся приходами, обслуживают его нужды. Затем, училища эти преследуют чисто церковные цели, находятся под сенью Церкви. Уничтожить название «церковно-приходские» — значит выбрасывать самый существенный признак училищ. Училища отобраны от Церкви, но ведь от этого они существовать не перестали. Это насилие. Во всяком случае, нет оснований утверждать, что этот предмет не может быть восстановлен и не может существовать.

13. Председательствующий. Один докладчик предлагает выпустить статью 11, как входящую в Отдел о Приходских Союзах. Поэтому статья эта будет передана в Редакционный Отдел. Относительно названия «православные» произошел лишь обмен мыслей, без конкретного предложения, и я голосовать это название не буду.

14. С. П. Руднев (с места). А примечание к 95 статье?

15. Председательствующий. Будет представлено Ваше предложенье?

16. С. П. Руднев. Я сейчас представлю.

17. Председательствующий. Далее статья 12.

(Голос с места: Не голосована статья 96).

Я не голосовал 11, иначе 96 статью, так как она войдет в другую статью.

Итак, статья 12: «Приходское Собрание имеет право вводить в приходском училище обучение ремеслам, полеводству, садоводству, огородничеству и т. п.»

18. Докладчик В. А. Потулов. Статью 97 нужно обсуждать в связи с 82 статьей. Пока она не подлежит голосованию.

19. Докладчик протоиерей П. И. Соколов. Я просил бы держаться порядка доклада Отдела о церковно-приходских школах как основного. 82 статья и 11 статья говорят о предметах не совсем одних и тех же. В нашем параграфе 12, а по нумерации доклада Отдела о приходе 97, говорится о том, что Приходское Собрание может вводить в училищах обучение ремеслу и проч. А в статье 82 говорится, что могут открываться профессиональные школы. Это не одно и то же. Поэтому я просил бы голосовать статью 12.

20. Председательствующий. Я голосую статью 12: «Приходское Собрание имеет право вводить в приходских училищах обучение ремеслам, полеводству, садоводству, огородничеству и т.п.» Священник М. Ф. Марин предлагает добавить – «и пчеловодству». Согласные принять статью 12 с добавлением «и пчеловодству» сидят, несогласные встают. Принято.

21. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 12 в изложении Отдела с добавлением слов «и пчеловодству».

22. Председательствующий. Статья 13: «В целях выполнения обязанностей по христианскому просвещению и воспитанию православного населения приходу предоставляется право учреждать и содержать, кроме церковно-приходских училищ, народные просветительные дома, библиотеки, читальни, дополнительные училища и классы, курсы для подростков и взрослых (катехизаторские, певческие, общеобразовательные, профессиональные), детские сады и другие учреждения для детей дошкольного возраста и т. п.».

23. И. И. Ульянов. Архипастыри, отцы и братие! Я позволил себе взять слово по поводу небольшого дополнения к статье 13, касающегося устройства церковных музеев. Я предлагаю перед словом «библиотеки» вставить «музеи». Я позволю себе мотивировать свое предложение. Мне приходилось часто объезжать многие места в России, и я наблюдал одно явление, которое меня интересовало. Крестьяне спускают на воду или сжигают старые иконы. Так могут быть утрачены весьма ценные иконы. Удалось спасти драгоценную икону строгановского письма. Затем, посылаются по деревням скупщики старых риз и икон. На это явление не обращалось достаточного внимания. Если Приходские Советы обратят на это внимание, то будет сохранено много ценных предметов старины. «Выжиги», как их называют, скупают, помимо икон, риз, еще «могильное серебро». На Ирбитской ярмарке мне объяснили, что это значит. Это вещи, находимые в курганах, по невежеству они сплавляются и продаются. Я просил бы Священный Собор выразить желание организовать музеи при школьных библиотеках. Будет и другая польза. Какой-либо заезжий интеллигент зайдет в музей, прочтет лекцию. И население будет приучаться дорожить родной стариной.

24. А. Г. Куляшев. 98 параграф рассматриваемого Устава производит на меня бесконечно грустное впечатление. Думается, что он написан не для жизни, а для архива. Поражает нас то обстоятельство, что наш Священный Собор в деле просвещения приходского населения свое главное и первое внимание обращает лишь на детей и то только школьного возраста. В самом деле, в той 9-й главе Устава, где рассматривается вопрос о просвещении населения, 12 параграфов посвящается церковно-приходским училищам и лишь два параграфа говорят о просвещении взрослого населения. Грустное и печальное явление! Отцы и братия, архипастыри наши, скажете, кто в настоящее столь ужасное время больше нуждается в просвещении, взрослое ли поколение, кое подвергается самым разрушительным влияниям времени, или только дети и то лишь школьного возраста. Вам прекрасно известно, какая всесокрушающая волна идет и разливается по лицу Русской Земли. Загорелись столицы, города, села, деревни, культурные центры и далекие медвежьи углы. Все российское население поддается тлетворному влиянию нашего времени. Какой ужас творится везде! Некогда богобоязненный русский народ готов сделаться народом богоборным, объявив войну против Господа Бога. В этом отвратительном явлении страшно то, что переживаемое настроение — это не мимолетный шквал, не скоро преходящий вихрь, нет, это гангрена, разъедающая наш организм. Преступно закрывать глаза пред этим грозным явлением. Нам нужно твердо помнить и постоянно сознавать, что нам, нашей Церкви Христовой объявлена война, которая является, во-первых, планомерной, строго обдуманной, во-вторых, весьма длительной и упорной. Чем, какими средствами и способами пользуются те, кои объявили войну и ведут ее против нашей Церкви Христовой? Представьте, они употребляют те же средства, которые указаны в параграфе 98 рассматриваемого Устава. Эти средства — народные просветительные дома, библиотеки, читальни, курсы для подростков, детские сады. Знакомы мы с этими организациями и прекрасно знаем, что в руках людей неверующих они сыграют громадную роль в деле умаления и разрушения нашей народной православной веры. Нам знакомы детские сады. В этой организации принимают участие люди идеи, со специальной подготовкой, прекрасно обеспеченные. Они обо всем расскажут детям, всячески займут их, и лишь об одном они считают говорить детям вредным — это о Господе Боге. В учреждении народных домов принимают участие опять-таки интеллигентные, образованные люди, тратят на них свои силы, приобретают средства, но дело свое ведут так, чтобы постоянно и незаметно отвлечь народ от старых пережитков времени, от его религии и веры. Ныне открываются гимназии для взрослых, но, конечно, без основательного преподавания Закона Божия. Чисто профессиональное обучение и то оказывает на религиозное чувство народа свое разрушительное влияние. На три-четыре месяца съездит деревенский юноша в учебно-показательные мастерские и привезет оттуда чувство сомнения и колебания в вопросах веры и Церкви. Вот эти учреждения и заведения в силу своей стройной и прекрасной организации, умелого руководства и постепенного действия быстро подойдут к намеченной цели, разрушат святыню народную, его религиозные, некогда сильные, чувства. Отцы и братие, архипастыри наши, к вам обращаю свое посильное слово: не закрывайте свой взор пред грядущей опасностью, помните, наш православный народ уводят от нас; у него хотят отнять его святую веру. Что же предпринимает наш Священный Собор для успешной борьбы с наступающим неверием? Думает ли он ограничиться здесь случайными мерами или желает предложить православной пастве и пастырям нечто радикальное и существенное? Взирая на 98 параграф рассматриваемого Устава, мы склонны думать, что наш Собор в этом столь сложном и ответственном вопросе готов ограничиться одной отпиской. Против планомерных и постоянно действующих разрушительных организаций нам необходимо разбросить целую сеть своих просветительных учреждений и тем ослабить силу и значение первых организаций.

Но к великому огорчению и сожалению мы должны сознаться, что для своих учреждений у нас нет ни средств, ни людей. Мы обобрали уже наши приходские храмы
на духовно-учебные заведения, на содержание архиерейских домов, духовных консисторий, спрашивается, на какие средства мы будем содержать просветительные дома, библиотеки, читальни, детские сады? Ведь на местах мы оставляем самые ничтожные средства, и неужели на эти гроши и копейки вы сумеете содержать те учреждения, кои стоить будут не сотни, а тысячи рублей. Вот почему я дерзаю параграф 98 назвать лишь одною отпискою и сдать его в архив. Мы должны прямо и откровенно заявить, что для рекомендуемых Отделом учреждений у нас нет и подходящих всецело преданных этому делу людей. На кого возложить эти обязанности? На священника? Но ведь он и так перегружен всевозможными обязанностями. Да если бы он и пожелал в своем приходе учредить и открыть, например, библиотеку или читальню, то и здесь он столкнулся бы с 98 параграфом, требующим сначала открыть школу, а потом приступить к другим учреждениям. Интеллигентные и сознательные люди в приходе не будут помогать священнику в открытии и создании его учреждений, ибо они работают обычно в другом, противоположном лагере, с религией и верой не имеющем никаких отношений. Итак, трудно при настоящих условиях и часто совсем невозможно выполнить на местах то, что рекомендуется 98 параграфом.

На помощь священнику должна идти сама епархия, предоставив в его распоряжение и свои силы, и средства. И только тогда лишь можно будет говорить об осуществлении 98 параграфа, да и то с большими ограничениями.

Заканчивая свою речь, я вношу такую поправку к 98 параграфу: вместо «предоставляется учреждать» нужно сказать «вменяется с помощью епархиальных сил и средств в обязанность учреждать»; слова «кроме церковно-приходских училищ» необходимо совсем выпустить.

Архипастыри, отцы и братие! Спешите просвещать взрослое население, не теряйте времени, оно слишком дорого; через два года уже поздно: паству вашу расхитят. Пока есть время — спешите.

25. М. Ф. Глаголев, А. Г. Куляшев сказал, что в этом докладе говорится только о детях. Но Священному Собору будет представлен доклад о внешкольном просвещении народа, где идет речь уже о взрослых. Я согласен с А. Г. Куляшевым, что устроить просвещение для взрослых — не менее важная задача, чем устройство школ для детей. Миссионеры должны выветривать тех, кто уже заражен ядом, который вносится сектантами, социалистами и другими безбожниками. С другой стороны, не только необходимо бороться с появившимися болезнями, но и гигиенически предупреждать болезни. И Отдел о внешкольном просвещении будет преследовать эту цель. Еще одно замечание. А. Г. Куляшев сказал, что просветительные церковно-приходские учреждения обречены на прозябание, будут чахлыми учреждениями, людей нет и средств нет. Я иначе смотрю на это. Теперь земства будут не только уездными, но и волостными, они будут равняться приходам. В этих земствах ассигновки на религиозно-просветительные цели будут конкурировать со средствами, отпускаемыми в тех же районах на учреждения нерелигиозного характера. Я твердо уверен, что народ пожелает не меньше денег дать на религиозное просвещение, чем на другие цели. Найдутся и люди. Интеллигенты пойдут в народ. Без этого интеллигенты не могут существовать психологически. У меня твердая вера, что интеллигенты нам помогут в просветительных учреждениях. В Петрограде я наблюдал подъем религиозного настроения. Учительницы, ранее равнодушные к религии, проявляют к религии необычайный интерес. Найдутся люди, найдутся и средства, и эта статья будет иметь жизненный интерес.

26. Епископ Уральский Тихон. Я хотел бы сказать несколько слов о музеях, просветительных домах, читальнях и вообще о просветительных учреждениях прихода. Конечно, это дело весьма хорошее, но все-таки Собор должен иметь в виду более существенное и необходимое. На первом плане после храма должна быть поставлена школа, это первое дело прихода. О ней нужно позаботиться, для нее нужно найти средства. На местах знают, сколько труда нужно затратить на учреждение школы и изыскание средств для нее. Распылять силы прихода на другие учреждения было бы нецелесообразно. Между тем, Собор, говоря об организации при приходах музеев, тем самым делает создание их как бы необязательным. А это может отвлечь силы прихода от Церкви и школы к задачам второстепенным.

Относительно музеев не могу не сказать, что в музеях к святым иконам относятся как к предмету любопытства, там их рассматривают не с строго религиозной и молитвенной точки зрения, а с точки зрения научного разума. Для иллюстрации такого отношения приведу следующий факт. В одном месте высокопоставленное лицо задумало учредить церковный музей. И вот, это лицо обращается ко мне со следующей просьбой: «У Вас есть чудотворная икона, чтимая населением, позвольте, я сделаю так, что она будет пользоваться еще большим почетом. Сейчас ее видят одни только православные, между тем среди нашего населения есть несколько татар, киргизов, которым тоже любопытно было бы посмотреть на нее. Неугодно ли Вам сделать распоряжение о перемещении этой иконы из храма в музей?» Таких примеров много. Возьмите Петроград. В соборах там нередко можно видеть, что в то время, как совершается литургия и верующие молятся, люди разных национальностей сидят за мольбертами, копируя ту или иную икону. Дело это, конечно, хорошее, но уместно ли здесь, в этот момент вмешательство науки?

Мне кажется, что учреждение музеев может подавать повод к низведению икон как предметов молитвенного почитания на степень простых предметов научного любопытства. Вот почему я присоединяюсь к А. Г. Куляшеву и предлагаю, если можно, остановиться главным образом на храме и школе.

27. Л. К. Артамонов. Рассматриваемый Устав имеет 24 страницы, 124 параграфа, но все его внимание к просветительской деятельности прихода выражено одним 98 параграфом, да и то этот параграф составлен в таком виде, что возбуждает длительные переговоры. Получается такое впечатление, что мы этим Уставом по-канцелярски отписываемся, а живого дела не создаем. Отцы и братие! Нужно помнить, что дело живого религиозного просвещения населения не пойдет до тех пор, пока не будут подготовлены для него живые, убедительные, готовые работать люди.

Мне вспоминается, как летом прошлого года, сбившись с дороги, я попал в одну эстонскую деревушку. На берегу пруда я заметил группу детей, окруживших девушку, которая им что-то читала. Оказалось, что эта девушка — дочь крестьянина, окончила гимназию. Она читала детям Священную историю, а также учила их истории родного народа. Я уехал глубоко растроганный. Я видел здесь, как совершается настоящее религиозное просвещение народа, то религиозное просвещение, которое сделается действительно прочным и органический достоянием народной души. И вот, пока мы не вызовем к жизни деятелей религиозного просвещения народа, подобных этой эстонской девушке, до тех пор дело вперед не пойдет. У вас таких деятелей нет, а без них один священник не может ничего сделать, хотя бы вы и снабдили его денежными средствами.

Я полагаю, что обсуждаемая статья в этом отношении говорит слишком мало. Пусть Отдел переработает ее в целую группу статей, в которых намечался бы более широкий и более прочный для действительной жизни план просветительной деятельности прихода. Пусть в этих статьях будет предусмотрено создание, в помощь священнику, кадров просветительных деятелей в деревне, пусть будет разработана подробная инструкция о том, как осуществлять намеченные меры религиозного просвещения населения. Вместе с тем, я предлагаю, чтобы Собор обратился с особым воззванием ко всем живым силам населения, особенно молодежи, чтобы она обратила сюда свое внимание и свои силы. Пусть организуются у нас юношеские союзы, те союзы, которые были в Древней Руси. В Древней Руси члены таких союзов ходили по деревням и учили народ вере. В домонгольский период Русь была грамотнее и просвещеннее, чем в последующее время.

В настоящем своем виде статья 98 слишком мало гарантирует широкое развитие просветительного дела в народе.

28. Председательствующий. Долгом считаю обратить внимание Собора на то, что многие ораторы по поводу частностей и деталей статьи начинают говорить по общим вопросам. В статье речь идет о создании небольших приходских музеев, но по этому поводу говорят об общем значении музея. Получается не обсуждение конкретного вопроса, а «взгляд и нечто». Не забудьте, что у вас нет времени так широко ставить вопрос. Нам предстоит еще обсудить проект бракоразводный, школьной реформы и еще немало дела.

Я просил бы не останавливаться так долго на деталях. Кажется, Сергей Андреевич хочет предложить более общую конструкцию для статьи 98, я прошу его пожаловать на трибуну.

29. С. А. Котляревский. Мне кажется, что мы все здесь придаем слишком преувеличенное значение редакции этой статьи, тем деталям в постановке и развитии просветительного дела прихода, которые в ней предусмотрены. Мне кажется, что не следует слишком много останавливаться на деталях, перечисление различных просветительных учреждений в этой статье только примерное.

Было бы ошибкой стараться приводить во что бы то ни стало все, предначертать все детали. Это была ошибка старых законов, что они стремились регламентировать жизнь до мелочей. Не будет иметь значения, если мы сократим статью, вовсе упустив из нее указание на мелкие детали.

Мне казалось бы, что статье можно предать более общую редакцию. Приходское Собрание само увидит, к чему всего лучше и нужнее приложить руки. Если нужна
школа, приход создаст школу, если нужен просветительный дом, приход создаст просветительный дом и т. д. Большой ошибкой было бы думать, что если мы введем некоторые подробности, то мы заставим приходы осуществить именно эти частности в жизни. Не нужно стараться предвидеть все, это и невозможно. Укажу на то, что мы ничего не говорим о социальном воздействии прихода. Между тем, было бы очень желательно, если бы приходы создавали, например, рабочие союзы. Я упомянул о социальном воздействии прихода вовсе не затем, чтобы предложить внести в статью соответствующую новую деталь. Напротив, исходя из мысли, что несравненно удобнее и жизненнее будет более общая редакция, я предлагаю последние строчки статьи заменить таким выражением: «… и всякие другие церковно-просветительные учреждения».

30. Князь Е. Н. Трубецкой. Архипастыри, отцы и братие! Те ораторы, которые возражают против создания музеев, впрочем, лучше сказать не «музеи», а «церковные древлехранилища», не отдают себе отчета в условиях хранения икон. Ведь надо сказать, что доселе у нас был такой порядок. Когда икона отслужит свое время, почернеет, превратится в древность, ее складывают куда-нибудь на колокольню, где она лежит, подвергаясь атмосферическим разрушительным влияниям. Иногда в таком собрании находятся величайшие произведения искусства. Например, в Новгородской епархии дивные произведения религиозного искусства найдены в ужасном состоянии. И достаточно осмотреть в Новгороде то древлехранилище, которое создано трудами Высокопреосвященного Арсения, чтобы понять громадное церковно-просветительное значение таких древлехранилищ. Древняя икона способна давать ключ к пониманию христианского православного мировоззрения.

Опасения Преосвященного Тихона Уральского неосновательны. Древлехранилище не уничтожает, а наоборот возвышает древнюю икону, научая нас понимать ее.

В двух словах скажу, что упомянуть о древлехранилищах в 98 статье необходимо.

31. Н. И. Троицкий. Я скажу несколько слов относительно устройства музеев. Вопрос чрезвычайно важен, нельзя разрешать его небрежно.

32. Председательствующий. Не поднимайте общего вопроса, нужно помнить, что мы имеем в виду устройство не больших городских музеев, а примитивных древлехранилищ в селах.

33. Н. И. Троицкий. Я не буду вдаваться в подробности. Преосвященный Тихон Уральский говорил о том, что какое-то высокопоставленное лицо, должно быть, губернатор, предложил поместить в музей местночтимую икону. Но мало ли что могут предложить разные чудаки. Может быть, кто-нибудь предложит продать ценные древности и употребить деньги на разные полезные дела. С этими мнениями нечего считаться. Но нужно обратить внимание на то, как у нас распродаются если не целые ризницы, то их большие части. Это факт, и нужно оградить от этого Церковь. Нужно бережно хранить церковные древности, нужно понимать, что они имеют громадное значение для просвещения архипастырей, пастырей и мирян.

34. П. И. Астров. Прошу присоединить и мое мнение к мнению С. А. Котляревского о том, что статье нужно придать как можно более общую редакцию. Предполагаемые древлехранилища непременно нужно назвать именно древлехранилищами, а не музеями, т. к. слово «музей» происходит от слова «муза», напоминает о язычестве и потому не пригодно для названия учреждений, назначенных для сохранения священных предметов.

35. Г. И. Булгаков. Вопрос об охране памятников церковной старины специально рассматривался в Отделе о богослужении и храме. Как секретарь этого Отдела я считаю долгом указать на то, что там эти вопросы разработаны подробнее. Поэтому я полагал бы, что и детальное обсуждение его следовало бы отложить до обсуждения доклада этого Отдела. Сейчас я скажу только, что когда мы говорим об учреждении музеев, то не нужно разуметь при этом музеи при каждой церкви. Достаточно, если епархия заведет у себя один общий епархиальный музей.

Далее, я полагаю, что в статье 98 на первом месте после мысли о храме и иконе нужно поставить мысль о тех людях, которые должны работать на ниве религиозного просвещения народа. Только благодаря людям дело просвещения может продвигаться вперед. Вот для подготовки таких работников нужно создать благовестнические братства. Я предлагаю внести в статью упоминание о благовестнических братствах.

36. И. Ф. Иорданский. Не может быть никакого сомнения в том, что желательно внешкольное религиозное просвещение населения. Внешкольное просвещение может иметь не меньшее значение, чем школьное, и на него нужно возлагать не менее надежд. Но здесь возникает сомнение, указывается, что нет работников для осуществления дела внешкольного просвещения населения. Между тем, этих работников — непочатый угол. Я разумею женскую половину населения. Опыт показывает, что в деле народного просвещения женщина не менее полезна, чем мужчина. Среди них, бесспорно, найдутся работницы на поприще религиозного просвещения населения.

37. Председательствующий. О значении женщины. Вы уже говорили прежде — еще в ноябрьском заседании. Может быть, Вам угодно будет внести конкретное предложение?

Прения исчерпаны. Член Собора Ульянов желает высказаться по личному вопросу.

38. И. И. Ульянов. Я никогда не думал, что в перечень религиозно-просветительных учреждений, например, библиотек, читален не удобно будет по каким-либо соображениям вписать упоминание о музеях. Я имел в виду музеи не как большие здания, в просто как небольшие уголки в ризницах для хранения предметов старинной церковной утвари. Напрасно говорили здесь, что это может повести к какому-то умалению почитания священных предметов. Напротив, я всегда думал и думаю, что именно в целях религиозного просвещения учреждение музеев будет полезно.

39. Докладчик П. И. Соколов. Позвольте мне не отвечать на все высказанные замечания, так как многое из того, что здесь говорилось, к проекту Отдела не относится. Отдел о церковно-приходских школах выработал особую главу «просвещение населения» для Приходского Устава. Устав должен отличаться полнотою, но и краткостью и точностью. Подробная разработка плана деятельности — это другое, это дело Высшего Церковного Управления и вспомогательных учреждений, которые будут в его распоряжении. Составлять инструкцию, на которую указал нам один оратор, на Соборе невозможно. Это скорее дело местных учреждений, знающих местные условия и работающих под их воздействием.

Статья 13 вовсе не отписка, как назвал ее один оратор. В ней содержится указание всех главных обязанностей прихода по христианскому просвещению и воспитанию населения. Из речей ораторов приходится убедиться, что доклад Отдела о церковно-приходских школах был роздан членам Собора слишком рано; может быть, он и прочтен был, но забыт, а может быть, даже и не прочитан. В этом докладе представлено разъяснение той работы, какую сделал Отдел. Что касается предложения пересмотреть статью в Отделе, я решительно возражаю против этого. Ведь все существенное и главное в статье 13 указано. Здесь сказано, что приходу предоставляется учреждать и содержать кроме училищ и другие просветительные учреждения. Так следует и оставить. Вменять приходу в обязанность, как желает член Собора Куляшев, не давая готовых средств, не следует. Говорят, статья 13 неосуществима, ибо не создаст церковно-просветительных учреждений. Но я думаю, что важно то, чтобы было сознание пользы и необходимости иметь такого рода учреждения. Постепенно появятся и средства, найдутся и люди, возникнут и сами учреждения.

Говорят, как бы просветительные дома не подвинули на задний план школу. Но это напрасное опасение. В статье 13 сказано; кроме церковно-приходских училищ предоставляется создавать и просветительные дома и другие учреждения. Надо предоставить больше свободы на местах. На местах скорее могут разобраться, что особенно полезно и необходимо учредить в первую очередь.

У некоторых заметно слишком преувеличенное представление о просветительных домах. Мы разумеем здесь помещения, где можно было бы делать собрания, вести беседы, чтения, там помешались бы библиотеки, читальни.

Все это может быть сделано под одной крышей со школой, в связи с ней.

40. Председательствующий. По статье 13 поступило несколько поправок А. Г. Куляшев предлагает заменить слова «предоставляется учреждать» словами «вменяется в обязанность с помощью епархиальных сил и средств учреждать». Я буду голосовать первую поправку А. Г. Куляшева. Несогласные встают.

41. ПОСТАНОВЛЕНО: поправку А. Г. Куляшева отклонить.

42. Председательствующий. Голосую поправку Г. И. Булгакова о внесении слов «6лаговестнические братства».

43. ПОСТАНОВЛЕНО: поправку Г. И. Булгакова принять.

44. Председательствующий. Ставлю на голосование вторую поправку А. Г. Куляшева об исключении слов «кроме церковно-приходских училищ». Несогласных прошу встать.

45. ПОСТАНОВЛЕНО: поправку А. Г. Куляшева принять.

46. Председательствующий. Голосую поправку И. И. Ульянова включить слово «музеи». Несогласных прошу встать.

47. ПОСТАНОВЛЕНО: поправку И. И. Ульянова принять.

48. Председательствующий. Предлагают заменить слово «музеи» словом «древлехранилища». Это дело Редакционного Отдела, куда и будет передано предложение.

Ставлю на голосование поправку С. А. Котляревского о замене последних слов статьи 13 новыми словами «и всякие другие просветительные и воспитательные учреждения». Несогласных с этой поправкой прошу встать.

49. ПОСТАНОВЛЕНО: поправку С. А. Котляревского принять.

50. Председательствующий. Вся статья с принятыми поправками будет читаться так: «В целях выполнения обязанностей по христианскому просвещению и воспитанию православного населения приходу предоставляется учреждать и содержать благовестнические братства, древлехранилища, народные просветительные дома, библиотеки, читальни, дополнительные училища и классы, курсы для подростков и взрослых (катехизаторские, певческие, общеобразовательные, профессиональные, детские сады и всякие другие просветительные и воспитательные учреждения). Несогласных с редакцией прошу встать.

51. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 13 в оглашенном изложении.

52. Председательствующий. А. Д. Самарин сделает внеочередное заявление.

53. А. Д. Самарин. Я прошу извинить, что нарушаю ход ваших занятий по обсуждению доклада. Но, как сейчас увидите, мы связаны сроком. Несколько дней тому назад Собор обсуждал заявление 31 члена Собор о посылке делегации на съезд Советов в Москве. Это заявление сначала было рассмотрено Соборный Советом, который постановил 1 (14) марта предложить Собору уполномочить членов Собора А. Д. Самарина, Н. И. Малыгина, А. И. Июдина, совместно с членом Собора Н. Д. Кузнецовым и уполномоченными от Совета объединенных приходов города Москвы, заявить прибывшим в Москву представителям нынешней власти протест против отобрания церковного достояния и ходатайствовать о сохранении за церковными учреждениями принадлежащего им имущества. Собор утвердил постановление Соборного Совета. А сегодня делегация имеет возможность выполнить данное поручение. Теперь я просил бы выслушать другое заявление, идущее не от меня только, но и от всех членов делегации. В той редакции, которая выражена в соборном постановлении, несколько вытесняются рамки данного нам поручения. Здесь говорится о выражении протеста против отобрания церковного достояния. Но ничего не говорится об отношении Совета народных комиссаров к Церкви Православной, о преподавании Закона Божия, о причиняемых стеснениях веры и свободе совести. Мне поручено заявить об этом Собору и просить, не пожелает ли Собор сделать дополнительное к тому поручению, какое возложено на делегацию, и дать членам Собора, коим поручено обратиться в Совет народных комиссаров, широкие полномочия в их переговорах, касающихся Православной Церкви в связи с декретом о свободе совести. Без этого расширения полномочий мы можем касаться только имущественных вопросов, а это умалило бы значение делегации.

54. Председательствующий. Предлагается на ваше утверждение дать членам делегации широкие полномочия в их переговорах с Советом народных комиссаров, касающихся Православной Церкви в связи с декретом о свободе совести. Несогласных с этим прошу встать.

55. ПОСТАНОВЛЕНО: дать уполномоченным членам Собора широкие полномочия в их переговорах с Советом народных комиссаров, касающихся Церкви Православной в связи с декретом о свободе совести.

56. Председательствующий. Дай Бог вам успеха в исполнении поручения.

57. А. Д. Самарин. Позволю себе сказать несколько слов по личному делу. Я вхожу в число лиц той делегации, которой дано важное поручение. Конечно, я никоим образом не хочу уклониться от исполнения этого поручения, но не могу не поведать вам своего смущения, которое овладело мной после того, как мне пришлось услышать, что мое участие в делегации будет для дела неполезно. Я бы не стал останавливаться на этом вопросе, если бы оно было предметом только разговоров, но оно пришло и в печать. В газете «Русские ведомости» за пятницу сообщается, что участие в делегации А. Д. Самарина признано некоторыми членами Собора по тактическим соображениям нежелательным. Нами в этом деле должно руководить желание принести возможно больше пользы. И вот, повторяю, не для уклонения, а для устранения возможных затруднений в удачном исполнении поручения я заявляю об этом сообщении. Поэтому я прошу Высокопреосвященнейшего председательствующего поставить на обсуждение этот вопрос и просить членов Священного Собор высказаться, считают ли они по тем или другим соображениям удобным мое участие в депутации.

58. Председательствующий. А. Д. Самарин, ввиду того, что вопрос касается лично его, оставляет пока собрание.

На делегацию возложено весьма важное и ответственное дело. Чрез эту делегацию Собор впервые входит в сношение с нынешнею властью, понятно поэтому смущение А. Д. Самарина, которое обусловливается сообщением, появившимся и в печати, что некоторые члены Собора находят несколько неудобным его участие в делегации. Быть может, это смущение и напрасно, но вполне естественно желание А. Д. Самарина, чтобы Собор высказался по этому вопросу. Чтобы не смущать тех, которые не желают обсуждать своего отношения к этому вопросу, я прилагаю решить вопрос об участии в делегации А. Д. Самарина закрытой баллотировкой. Будут розданы записки и каждый член Собора напишет только «да» или «нет».

(Голоса: Какие мотивы против участия в делегации А. Д. Самарина?)

Я не буду допускать обсуждение этого вопроса. В газете напечатано «по тактическим соображениям». Так как члены Собора, не находящие удобным включить в состав делегации А. Д. Самарина, неизвестны, то более подробного указания мотивов не имеется, и от вас зависит, придать значение этому сообщению или нет.

59. Архимандрит Матфей. Я совершенно не согласен с тем, чтобы вопрос был решен закрытой баллотировкой. Гораздо лучше поставить на открытое голосование вопрос, угодно или нет включить в состав делегации А. Д. Самарина. Тут нечего скрываться. Должен быть мужественным голос с мотивировкой. Если же высказавшие мысль о неудовольстве включения в состав делегации А. Д. Самарина будут молчать, то с этими молчащими не следует считаться. Это одна сторона. Во-вторых, я не знаю, чем руководился Соборный Совет, предлагая состав делегации только из светских лиц и не включил ни одного из духовных. (Голоса: И слава Богу!) Не знаю. Мне думается, что в этом обстоятельстве сказывается своего рода водобоязнь.

60. Председательствующий. Я ставлю на голосование вопрос, следует ли вопрос об участии в делегации А. Д. Самарина решить закрытой или открытой баллотировкой. Предлагающих решить закрытой баллотировкой прошу встать.

(Голоса: Вопрос должен решаться закрытым голосованием даже в том случае, если только один член Собора заявит об этом).

В статье 179 Соборного Устава говорится: Собор принимает свои постановления открытым голосованием. По заявлению не менее трети присутствующих в заседании членов производится закрытое голосование записками. Так как трети стоявших за закрытое голосование не было, то вопрос будет решаться открытым голосованием.

Итак, тех, которые против включения А. Д. Самарина в состав делегации, прошу
встать.

61. ПОСТАНОВЛЕНО (большинством всех против одного): просить А. Д. Самарина войти в состав Комиссии, коей поручено обратиться к Совету народных комиссаров в связи с декретом о свободе совести.

62. Председательствующий. Продолжается обсуждение главы о просвещении населения.

Статья 14 (99) читается так: «Указанные в предшествующей статье просветительные учреждения находятся в заведывании и управлении Приходского Совета. Ближайшее эаведывание каждым из этих приходских учреждений Приходский Совет может поручать Школьному Совету, отдельным лицам или особым комитетам и допускать их, в случае нужды, к немедленному исполнению возложенных обязанностей. Утверждение в должностях избираемых лиц или комитетов принадлежит Приходскому Собранию. Примечание. Учреждения, имеющие вероучительный характер, действуют под руководством и ответственностью священника, а если священников несколько, то настоятеля прихода».

63. А. В. Васильев. Я хотел бы внести в примечание редакционную поправку. Сказать вместо «учреждения, имеющие вероучительный характер, вероучительные учреждения».

64. Протоиерей А. Г. Альбицкий. Я хочу сказать несколько слов относительно примечания. Здесь говорилось, что учреждения, имеющие вероучительный характер, действуют под руководством и ответственностью священника, а если священников несколько, то настоятеля прихода. Я предлагаю последние слова — «а если священников несколько, то настоятеля прихода» — вычеркнуть. Для руководства учреждений, имеющих вероучительный характер, нужно лицо, которое бы умело вести это дело. Если настоятель не обладает такой способностью, дело не пойдет, в таком случае нужно передавать дело лицу, которое наиболее соответствует этому делу. Таким образом, если священников несколько, нужно передавать его одному из этих священников, а не настоятелю. При этом будет возможно и более равномерное распределение обязанностей между священниками одного прихода.

65. П. И. Астров. Позвольте мне по отношению к этой статье поднять вопрос, который Священному Собору в аналогичном случае уже было угодно разрешать при рассмотрении 92 статьи, а именно вопрос о порядке увольнения лиц, служащих в просветительных учреждениях. В статье 92 принято, что увольнение их решается не одним постановлением Приходского Собрания, а постановление это направляется на утверждение подлежащей церковной власти. И здесь, в аналогичном случае, следует сделать примечание в тех же выражениях. По отношению к служащим в просветительных учреждениях, а именно, следует добавить, что «лица, служащие в просветительных учреждениях, увольняются Приходским Собранием, о чем представляется для утверждения подлежащей церковной власти». Затем, я предлагаю в дополнение к 92 и 99 статьям особую статью 100. Церковной власти необходимо войти в оценку правильности действий служащих в приходских учреждениях. Я предлагаю включить статью такого содержания: «Кроме случаев, указанных в статьях 92 и 99, учащие в церковно-приходских школах и служащие в церковно-приходских просветительных учреждениях увольняются по постановлению подлежащей церковной власти». Вопрос будет решен тогда обстоятельно, предусмотрены будут все случаи, церковной власти дана будет возможность надлежащим образом следить за тем, что совершается в приходских учреждениях.

66. Председательствующий. Список ораторов исчерпан. Слово предоставляется докладчику.

67. Докладчик протоиерей П. И. Соколов. В статье 14 идет речь о заведывании народными просветительными домами, библиотеками, читальнями. При рассмотрении доклада о церковно-приходских училищах указывалось, что имеются в виду кратковременные дополнительные училища и классы, на один год и меньше, притом имеющие тесную связь с церковно-приходскими училищами. Поэтому представление лиц, ведающих этим делом, на утверждение подлежащей церковной власти будет слишком громоздко. Да и кто будет заведывать библиотекой, читальней? Учитель или учительница. Кто будет заведывать просветительным домом? Член Школьного Совета. Поэтому здесь и не внесено, что назначение избираемых лиц представляется на утверждение подлежащей церковной власти. Это было бы громоздко.

68. Председательствующий. Итак, к статье 14 имеются поправки. А. В. Васильев предлагает в примечании к этой статье редакционную поправку. П. И. Астров предлагает сделать дополнение: «Лица, служащие в церковно-приходских просветительных учреждениях, увольняются Приходским Собранием, о чем представляется подлежащей церковной власти». Я голосую поправку П. И. Астрова. Несогласных прошу встать.

69. ПОСТАНОВЛЕНО: поправку П. И. Астрова принять.

70. Председательствующий. И. Ф. Иорданский предлагает после слов «к немедленному исполнению возложенных обязанностей» добавить «к этому делу должны в широких размерах привлекаться интеллигентные прихожанки, для какой цели они должны получать специальную подготовку». Несогласных с этой поправкой прошу встать.

71. ПОСТАНОВЛЕНО: поправку И. Ф. Иорданского принять.

72. Председательствующий. П. И. Астров предлагает еще следующую статью 100: «Кроме случаев, указанных в статьях 92 и 99, преподаватели церковно-приходских школ и служащие в церковно-приходских просветительных учреждениях увольняются по постановлению подлежащей церковной власти». Несогласных с этой статьей прошу встать.

73. ПОСТАНОВЛЕНО: принять новую статью 100 в предложенной П. И. Астровым изложении.

74. Председательствующий. Есть еще поправка протоиерея А. Г. Альбицкого, предлагающего в примечании исключить слова «… а если священников несколько, то настоятеля прихода».

75. Докладчик протоиерей П. И. Соколов. Я положительно высказываюсь против этой поправки. Ведь когда есть несколько священников, необходимо должен быть разрешен вопрос, кто должен руководить учреждениями, имеющими вероучительный характер, во всяком случае это дело должно возглавляться настоятелем, который является ответственным лицом. Это долг его службы, но и другие священники будут ему помогать.

76. Председательствующий. Итак, ставлю на голосование поправку протоиерея А. Г. Альбицкого, предлагающего в примечании исключить слова «… а если священников несколько, то настоятеля прихода». Несогласных с этой поправкой прошу встать.

77. ПОСТАНОВЛЕНО: поправку протоиерея А. Г. Альбицкого отклонить.

78. Председательствующий. Ставлю теперь на голосование всю статью 14 (99) и примечание к ней, которая будет читаться так: «Указанные в предшествующей статье просветительные учреждения находятся в заведывании и управлении Приходского Совета. Ближайшее заведывание каждым из этих учреждений Приходский Совет может поручать Школьному Совету, отдельным лицам или особым комитетам и допускать их, в случае нужды, к немедленному исполнению возложенных обязанностей. К этому делу должны в широких размерах привлекаться интеллигентные прихожанки, для какой цели они должны получать специальную подготовку. Утверждение в должностях избираемых лиц или комитетов принадлежит Приходскому Собранию. Лица, служащие в церковно-приходских просветительных учреждениях, увольняются Приходскими Собраниями, о чем представляется для утверждения подлежащей церковной власти.

Примечание. Учреждения, имеющие вероучительный характер, действуют под руководством и ответственностью священника, а если священников несколько, то настоятеля прихода». Угодно принять статью и примечание к ней в предложенной редакции?

79. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 14 (99) и примечание к ней в предложенной редакции.

80. Председательствующий. Предложенная П. И. Астровым статья 100 уже принята. А теперь перед перерывом сообщаю Вам, Александр Дмитриевич, что весь Священный Собор уполномочивает Вас быть в числе отправляемой делегации. Дай Бог успешно исполнить это великое дело.

81. А. Д. Самарин. Позвольте мне от лица всех, на кого возложено великое поручение, сказать, что мы вполне сознаем, что силы человеческие слабы для выполнения той ответственной роли, которая на нас возложена. Единственная надежда на помощь Божию, и я от лица всех обращаюсь с просьбой, чтобы Священный Собор молитвенно сопутствовал нам и благословил нас.

82. Священный Собор воспевает Киевским распевом кондак празднику Успения Пресвятой Богородицы «В молитвах Неусыпающую Богородицу». Архимандрит Матфей возглашает ектении и читает молитву из молебного пения об исполнении прошения, члены делегации подходят ко святому кресту, окропляются святой водой и принимают благословение председательствующего на Соборе митрополита Новгородского Арсения и других епископов.

83. Председательствующий. Священный Собор благословляет вас на это трудное и ответственное дело — идти к представителям нынешней власти, которые под предлогом свободы совести своими декретами воздвигли гонение на веру Христову. Несомненно, мы по грехам нашим заслужили того, что были уязвлены в самых лучших своих чувствах и верованиях. И, быть может, народ, который теперь получил такую рану, почувствует свои грехи и принесет покаяние. Но Священный Собор, который призван для уврачевания всех ран, не может равнодушно относиться к этому посягательству на святую веру, не может пройти мимо тех гонений, которые в настоящее время воздвигнуты на Святую Церковь. Здесь, в средоточии, мы слышим вздохи и вопли, которые неслись со всей Земли Русской, когда оскорбляли Святую Церковь, убивали священнослужителей, когда приносились невинные жертвы за то, что они защищали православную веру. Но история показывает, что силы гонения ослабляются силою исповедания. И как бы сильно ни было гонение, оно ослабляется вследствие жертвы исповедания, как это доказывает история гонений. Мы верим, что и теперь гонения окончатся поражением гонителей, что эти гонения очистят грехи, и Церковь воссияет в своей чистоте.

На вас лежит великая и ответственная обязанность разъяснить представителям нынешней власти, что они посягают на самую душу народа, что, если они действуют во имя народа, то они не должны касаться народного церковного достояния. Дай Бог, чтобы ваше посольство, сопровождаемое молитвами и благословением всей Русской Церкви, которая в недоумении пред теми несправедливостями и жестокостями, которые обрушились на нее, окончилось благополучно. Господь да просветит мысли тех, к кому вы идете, умягчит их сердца, чтобы они увидели свое заблуждение. Да поможет вам Бог исполнить это великое дело.

84. Собор воспевает стихиру среды 6-го гласа: «Иже крестом ограждаеми, врагу противляемся, не боящеся козней его и лаяния, яко бо гордый упразднись, и попран бысть силою на древе пригвожденнаго Христа».

85. В 12 часов 15 минут объявляется перерыв.

86. Заседание возобновляется в 12 часов 35 минут. В соборную палату прибывает Святейший Патриарх и занимает место председателя. Собор воспевает «ис полла эти, деспота».

87. Председательствующий. Благословите выслушать доклад митрополита Платона о поездке его в Киев по поручению Священного Собора.

88. Митрополит Тифлисский Платон. Ваше Святейшество, богомудрые архипастыри, отцы и братия! Ввиду того, что об Украинском Соборе было сделано уже два доклада на двух частных собраниях членов Собора и один доклад в пленарном заседании, я позволю себе доложить вашему вниманию только краткие сведения о том, что я видел и слышал в Киеве за время, предшествовавшее открытию Украинского Собора, и в чем принимал участие. 12 декабря 1917 года я получил указ Св. Синода, которым было поручено мне быть представителем Святейшего Патриарха на Украинском Соборе, принять участие в его созыве, содействовать устроению Украинской Церкви и предложить Преосвященному Алексию выехать в Москву. Получив указ Св. Синода, того же 12 декабря я выехал в Воронеж. В Воронеже я нашел добрейшего старца архиепископа Тихона, служил молебен у раки святителя Воронежского Митрофана, вознося молитвы о здравии Святейшего Патриарха и членов Собора. В Киев я прибыл 17 декабря. Путь мой прошел в высшей степени удовлетворительно, если иметь в виду вообще условия путешествия. 17 декабря Владыка митрополит Владимир служил литургию в Софийском соборе, а в Великой Лаврской церкви служил Преосвященный Евлогий. В час дня я представился митрополиту Владимиру, обедал у него и там же от Преосвященного Евлогия получил сведения по вопросу об отношении епископата к Церковной Раде. Ничего больше за этот день я не сделал.

Церковная Рада по-прежнему действовала решительно и энергично, а несогласные с нею только разводили руками. Утром я пригласил членов Консистории и поручил им объявить Преосвященному Алексию указ Св. Синода о выезде его в Москву. Увидев на их лицах смущение, я решил сам лично исполнить это поручение. В сопутствии Преосвященного Евлогия в 11 часов утра я отправился к Преосвященному Алексию. На наш звонок дверь открыл келейник Владыки. Через дверь мы увидали Преосвященного Алексия; мановением руки он пригласил меня войти в комнату и другим мановением запретил вход к нему моим спутникам. Обращаясь ко мне, он сказал: «Пожалуйте, Владыка». Я сказал, что без моих спутников я не буду вести с ним беседы, и мы все трое вошли. Преосвященный Алексий кое-как поздоровался с Владыкой Евлогием, а Преосвященному Пахомию сказал: «Я с Вами не буду говорить, ибо бы Вы неканоничны». Тут завязалась между ними долгая и жаркая беседа. Наконец, острота спора прошла, они начали беседовать более мирно, и я увидел, что можно приступить к делу. Сказал Преосвященному Алексию, что на основании указа Св. Синода он должен немедленно отправиться в Москву к Святейшему Патриарху Тихону. На это он ответил: «Я поеду тогда, когда получу от Патриарха телеграмму». — «Но Вам послана телеграмма, — сказал я. — Я видел, как она подписывалась Святейшим». — «Я не получал». На это я заметил, что то, что она послана, видно из указа Св. Синода. Преосвященный Алексий берет в руки указ, читает и говорит: «Этот путь к результатам не приведет. Я не боюсь никаких указов». На это я заметил: «Никто Вам не угрожает, т. к. никто никаких личных целей не преследует и никаких особых результатов не ждет. Я прошу дать мне прямой ответ, едете ли Вы в Москву или нет?» «Я поеду в Москву, — отвечал он, — когда получу телеграмму». На этом мы и расстались. На другой день я справился, получил ли он телеграмму. Оказалось, что получил. Потом он письмом просит дать ему денег на дорогу. Я дал ему 350 рублей. На следующий день получаю от него другое письмо, в котором сообщает, что он сам ездил на вокзал, но не достал билета, что до 30 января все билеты разобраны. Украинский Собор, согласно распоряжениям Церковной Рады, должен был открыться 28 декабря, и циркулировали по городу слухи, что на первом же заседании Собора будет объявлена автокефалия Украинской Церкви.

Я распорядился купить два билета в международный вагон и послал ему, выразив надежду, что он воспользуется билетами и выедет из Киева 25 декабря. Через день во время всенощной я получил пакет от Преосвященного Алексия. Возвращаясь после всенощной домой (в это время я жил у эконома митрополичьего дома), я увидел, что у дверей дома стоит священник. Он просил меня принять eго и сообщил, что Преосвященный Алексий серьезно заболел, что врачи нашли у него сильное нервное расстройство. В пакете, который я получил в церкви, я нашел медицинское подтверждение.

На следующий день я созвал всех бывших в Киеве епископов. На собрании епископата было решено исполнить постановление Священного Собора и запретить Преосвященного Алексия в священнослужении. Чтобы не дать возможность упрекать меня в проявлении какого-либо пристрастия, я составил по этому делу акт, под которым подписались все епископы. Ожидали приезда митрополита Харьковского Антония. По приезде его 4 января 1918 года снова собрались в Михайловском монастыре и подтвердили прежнее постановление, что необходимо запретить Преосвященному Алексию священнослужение. Акт был подписан и Владыкой Антонием и послан через секретаря Консистории Преосвященному Алексию, но он акта не принял. Возник вопрос, как вручить ему акт? Послали ему в заказном письме и телеграммою. Ко мне явился комиссар и стал просить меня уничтожить акт. Я ответил ему, что все зависит от самого Владыки Алексия. Ему предъявлено определенное требование — поехать в Москву к Патриарху. Преосвященный Алексий уехал из Киева 24-25 января. По распространившимся в городе слухам, он уехал из Киева верхом на лошади. Живет он теперь в Луганске.

Вот что я мог сказать касательно исполнения данного мне поручения по делу Владыки Алексия. Никаких враждебных чувств я не питал и не питаю к Преосвященному Алексию. Если бы он выразил согласие поехать в Москву, то все пошло бы по-старому. Убеждая Владыку согласиться на это, я говорил ему, что Святейший Патриарх примет его с ласкою, но Преосвященный Алексий сетовал на несправедливость по отношению к нему, на причиненные ему обиды, уверял, что он не порывал связи с Российскою Церковью, объявив Церковную Раду. Но образ действий его в Киеве говорит о другом его настроении. Если бы это было так, то он должен был бы поступить совсем иначе. Впрочем, я надеюсь, что, Бог даст, Преосвященный Алексий подчинится воле Святейшего Патриарха и на днях проявит свои сыновние чувства.

После посещения Преосвященного Алексия я с Владыкой митрополитом Киевским направился в Консисторию, где в 1 час дня было намечено соединенное заседание всего наличного в Киеве епископата и членов Консистории для решения вопросов, имевших отношение к созыву Украинского Собора и для выяснения множества других вопросов, вызываемых требованиями открытия Собора именно в Киеве. В начале 2-го часа открылось заседание под председательством митрополита Владимира; были Преосвященные Евлогий, Пахомий и я. Через несколько минут является в заседание комиссар-священник, берет благословение у Владыки Владимира и спрашивает: «Що се за собрание?» Владыка Владимир смотрит на меня. Я спрашиваю комиссара: «А Вы получили приглашение?» — «Нет». — «Ну, значит, — сказал я, — Вы сейчас не нужны, а когда понадобится, Вас известят». Он вышел Минут через 10 буквально бурей врывается в зал Сивчинский. Не приняв ни от кого благословения, он бьет кулаком по столу и кричит: «Що се за собрание? Чи мают, що митрополиты собираются на потаенные собрания. Вояцество волнуется. Я должен закрыть его». Владыка смотрит на меня. Я спрашиваю полковника: «Кто Вы? Кто Вам дал право врываться в собрание епископов, кто Вам дал право обвинять митрополитов, что они занимаются конспирацией, оскорблять нашего отца-митрополита? Обо всем, что Вы сказали и сделали здесь, мы составим протокол и отправим в суд». После этого Сивчинский сразу сбавил тон и спрашивает: «Хиба то ваш батько? (Он и в самом деле подумал, что Владыка Владимир мой отец). Тож, благословите». Получил благословение и удалился. Об этом я говорю, чтобы показать, какая тяжелая атмосфера окружала бедного страдальца митрополита Владимира. Можете судить, какой развал власти царил там и каково было положение бедного Владыки Владимира при такой разрухе. До моего приезда в Киев, числа 13-14 декабря к митрополиту Владимиру явились члены Церковной Рады с требованием, чтобы он оставил Киев как лицо, не подходящее для Киева. Старец нашелся только попросить, чтобы это требование было изложено на бумаге. Затем Владыка сам написал акт об этом, подписал вместе со своим секретарем и напечатал в «Киевлянине». По всему видно было, что Владыка чувствовал себя не в своей тарелке. В три часа дня с митрополитом Владимиром я поехал в Лавру, пообедал там, а к 6 часам должен был явиться на заседание Церковной Рады. Владыка не отпускал меня. Я сказал ему «Отдохните». — «Нет, — отвечал он, — я с Вами». Все время Владыка старался не оставаться в одиночестве. То я жил у него, то митрополит Антоний, а потом Преосвященный Феодор.

К 6 часам на заседание Рады мы не смогли прибыть. «Свободы» отразились и на лаврской конюшне. Лошадей подали только часам к семи, и мы прибыли, когда заседание давно началось. Председательствовал Преосвященный Евлогий, который с присушим ему умением и тактом вел заседание. Но все время с лица его не сходило страдальческое выражение, говорившее о характере переживаемого им настроения. На заседании был и Преосвященный Алексий. Шел доклад о помещении для Собора. Докладчик — священник Маричев — остановился на зале Общества религиозно-нравственного просвещения. Так как я был председателем этого Общества и прекрасно знал этот зал, то заметил, что там помещение не подходит для занятий Собора. Но в это время священник Пащевский заговорил совсем о другом — о составе Собора. Словом, в заседании Рады я не увидел порядка. Пащевский докладывал, что решено пригласить представителей от Грузинской Церкви и от Румынской. Я спросил, от какой Грузинской Церкви. Он ответил, что есть Грузинская Церковь, Румынская, Московская.

Далее предложено было определить положение на Соборе представителя Патриархии и хотели признать его только почетным гостем. Естественно, я попросил слова и сказал, что решение считать меня, представителя Святейшего Патриарха Московского и всея России, только гостем показывает, что у них уже решен вопрос об автокефалии Украинской Церкви. Я добавил: «Коль скоро вы считаете меня только гостем, то тем самым создаете разделение между Патриархом и своею Церковью». В это время раздались гудки: оказалось, что гудели 4-5 человек, которые сидели на задних скамьях. Потом попросил слова Маричев, который сказал, что вопрос об автокефалии решен съездом «вояцества» и что он сочувствует этому. Я сказал, что в таком случае мне нечего делать здесь, что я явился с полномочиями Святейшего Патриарха и Священного Собора, но введение автокефалии не входит в мою задачу. Мою речь опять прервали гудки. Я попросил сделать перерыв в заседании, пошел в комнату секретаря Консистории с Преосвященными Евлогием и Пахомием и написал следующее заявление:

«Ввиду того, что Церковная Рада высказалась за автокефалию Украинской Церкви и тем подчеркнула неизбежность, по ее мнению, разрыва с Православною Русскою Церковью, и принимая во внимание намерение Рады пригласить на Церковный Собор представителя Грузинской Церкви, вопреки протесту епископата, а также наличность признания представителя Всероссийского Патриарха только гостем на Соборе, а не полноправным членом, митрополит Платон, как представитель Патриарха, не считает для себя возможной совместную работу с Церковною Радою. Подпись: митрополит Платон, Экзарх Кавказский. К сему присоединяюсь. Подпись: Владимир, митрополит Киевский, Евлогий, архиепископ Волынский, Пахомий, епископ Черниговский и Нежинский». Эту бумагу я передал через Владыку Евлогия в Церковную Раду. Долго там обсуждали мое заявление, и только на другой день ко мне явилась депутация в составе представителей Рады: секретаря Голика, приват-доцента Швеца и священника Маричева. Они прочитали следующий документ:

«Протокол 18 грудня 1917 р. Вислухавши пропозіцію по питаниям автокефальноі Всеукраінськоі Православноі Церкви, про представництво від Грузінськоі Церкви і представництво від Московского Патріарха і всія Росіі, Всеукраінська Православна Церковна Рада, в свім окремім засіданиі 18 грудня 1917 р., постановила:

1. Питания про автокефальність Украінськоі Православноі Церкви не бажання і думки, принял в офіціальних постановах зіздів: селянських, війсъкових, повітових, та инших. На підставі ціх постанов зорганізована Тимчасова Всеукраінська Православна Церковна Рада, яка ставить своім савданням скликати Всеукраіньский Православний Собор.

2.Рада находит, що до Собору не слід закликати ніяких представників від других Православних Церквів.

3. Рада рахуе митрополита Платона, яко представника від Патриарха і через це визнаватиме того дійсним членом Собору.

Ця постанова була оглошена в пленарнім засіданні і при епископаті: арх. Олексі, арх. Евлогіі, еписклопі Пахоміі, які цілком задовольнились і си розвязали де яки недоразуміння.
Церковна Рада вибрала комісію в складі: голові преэидіі Ради свящ.Олександра Маричіва, свящ. Миколи Маринича, д. Голіка і д. Швецъ, якій доручила довести це до відома митрополита Платона. До иього увага: Право признати чи отклонити автокефалію Украінскоі Православноі Церкві належит тільки собору, не попереджуеться і не попереджалось Радою, але ясно зазначаеться, як бажания, в постановах Ради.

Голова президіі Ради Ол. Марічев».

Прочитав этот протокол, я спрашиваю: «А как же то постановление, которое было сделано Обществом восстановления Украинской Церкви, подготовившим Церковную Раду, разве оно аннулировано?» Они не предполагали, что я знаю об этом постановлении. Я сказал, что мне доподлинно известно, как учреждалось это Общество и что оно прилагает все усилия, чтобы провести автокефалию Украинской Церкви и чтобы изгнать из Украины «гадюк, которые являются из Московщины». «Ну что ж, — говорят, — что было, то прошло. Что же Вы думаете делать?» Я обещал, что оставлю это без воздействия и буду продолжать свою работу. Разговор этот происходил за чаем.

На следующий день я узнал, что в Киеве образовалось крепкое настроение против Рады среди Приходских Советов и приходского пастырства. Я созвал собрание Советов в Михайловском монастыре. Явилась масса народу. Мы с Владыкою митрополитом прибыли на собрание в 6 часов вечера. Здесь я увидел всю силу любви русских людей к Русской Православной Церкви к преданности Святейшему Патриарху. И это понятно, ибо жить в атмосфере ненависти и вражды тяжело. Постановлено было отправить телеграмму Патриарху с выражением сыновней преданности. Я послал телеграмму, и на другой день утром она была напечатана в «Киевлянине». В час ночи собрание разошлось. Между прочим была вынесена резолюция — проверить число правомочных членов Украинского Собора от Рады. Если все они пройдут, то такое же число должно быть проведено на Собор от Приходских Советов и других церковных организаций — не менее 66. Это глубоко задело Раду.

Вечером того же дня состоялось собрание Рады. Я не поспел к началу заседания, ибо у меня были представители Приходских Советов по деловым соображениям о составе Собор, и явился через 1/2 часа после открытия заседания. Слышу, один из присутствующих разбирает мою деятельность. (Я выразился, что в деятельности Рады сказывается течение не столько церковное, сколько политическое). Слышу, идет речь об этом, «Преосвященный Платон, — говорит оратор, — бывает на собраниях каких-то Приходских Советов и пастырства. Мы знаем, что это за Советы и что это за люди. Он проверяет полномочия членов Рады. Он имеет полномочия выпроводить из Киева Высокопреосвященного Алексия, душу нашей Рады, так много сделавшего для самостийности Украинской Церкви». Я ответил, что никто не может запретить мне ходить, куда я хочу. Приходские Советы — почтенные учреждения. Я их уважаю. Что касается Преосвященного Алексия, то тут черным по белому написано: он должен уехать из Киева и получил уже указ. Я сказал, что сейчас я пойду и напишу объяснение.

Окончив эту работу, я отправил ее в Раду, а кто-то послал ее в «Киевлянин», где она и появилась на следующий день. Рада разбирала мое объяснение до четырех часов утра. Мои отношения с Радой испортились, и в одной киевской газете появилась статья, обливающая меня грязью. Автор статьи Масюкевич — член Церковной Рады. Он картинно изобразил, как я хотел бы распорядиться Радой «по-московски», и что я вообще человек политически неблагонадежный. По убеждению многих, Масюкевич — униат.

Положение мое осложнилось еще одним обстоятельством, о котором говорить не буду: и времени мало, и желания мало. Скажу только, что меня хотели удалить из Киева. Епископы все объединились и пребывали в единодушии, любви и расположении к Украинскому Собору, ибо все желали, чтобы Собор был и принес пользу Церкви, но, по обстоятельствам времени, не были в этом уверены, что и выразил Владыка Владимир, сказав, что Собор не состоится.

Между прочим, еще до приезда митрополита Антония епископы составили акт, в котором выразили ту мысль, что отношение Рады к Святейшему Патриарху определит наше отношение к Украинскому Собору. Это, собственно, мысль об автокефалии, но выраженная другими словами и с другой стороны.

Мы употребляли все усилия, чтобы кооптировать в Церковную Раду людей образованных и работоспособных. И вот, члены Рады стали говорить иначе, чем прежде. Одни стояли за автокефалию, но выражались мягче. «Ах, Владыка! — сказал мне один из таких. — Оставьте это слово». — «Чем же его замените?» — «Это после сообразим». Другие стали говорить уже не об автокефалии, а об автономии Украинской Церкви.

28 декабря Собор не собрался, приехали не более 70 человек. Отложили открытие до 2 января. Еще 26 декабря я выступил в Софийском соборе с проповедью на тему «Что добро, или что красно, но еже жити братии вкупе» (Пс.132,1). Слушатели с вниманием и сочувственно отнеслись к призыву. Я видел слезы на глазах многих из них. Все исстрадались и видели спасение в согласии и единстве, а не в разделении и раздоре, и явно открыто выражали недовольство теми, которые якобы заботились о благе Церкви, а довели ее до такого состояния. Но, конечно, это не говорит о том, что стремление к автокефалии лишено всякой почвы. Это вопрос острый и опасный.

А за стенами собора, в то время как я служил в нем, шел митинг, где слез не было, но раздавались речи по моему адресу…

В день нового года состоялось заседание по вопросу об открытии Собора. И вот, не знаю почему, меня стали просить быть председателем на Соборе. Я отказывался: «Прошу избавить. Между мной и Радой нет связи, я буду глядеть в одну сторону, Рада в другую. Изберите другого, более удобного, а я буду наблюдать, что делается». Продолжали раздаваться голоса: «Просим, просим!». Я выразил согласие тем, что взял в руки звонок и открыл заседание.

Стали обсуждать вопрос, можно ли 2 января открыть Собор. Я заявил, что нельзя, так как нет кворума. Поднялся шум. С резкой речью выступил какой-то офицер, экспансивность южан сказывалась во всем. Приходилось не всякое лыко ставить в
строку.

Большинство высказалось за открытие Собора. Я попросил слова и рассказал, как состоялось открытие Собора в Москве. Кто видел эту массу хоругвей и святых икон, этот сонм шествующих попарно святителей, тот не забудет этого до конца жизни. Секретарь Рады заявил, что если мы не откроем Собор завтра, явится войско и куреня, и откроют Собор без епископата.

Я пригласил епископов в особую комнату, и там мы составили положение относительно открытия Собора 2 января следующего содержания.

«Ввиду того, что епископов приехало только два, что членов на Соборе должно быть около 900, а явилось пока только 140, что три епархии совсем не имеют представителей (Харьковская, Таврическая и Херсонская), а от Волынской явилось три, что епископат не рассматривал и не обсуждал в наказе того, что относится к его правам на участие его на Соборе, епископат находит невозможным открытие Собора завтра.

Если нельзя отменить военного парада завтра, то совершить на Софийской площади моление митрополитом Киевским с другими епископами».

Возвращаемся из комнаты в залу заседания. Ко мне подходит священник и говорит: «Оказалось, что большинство за открытие Собора». Я заявил, что голосование это не имеет никакого значения.

На другой день в Софийском соборе литургию совершал Владыка митрополит. Я в служении не участвовал и послал узнать, есть ли войска на площади. Оказалось, что нет. Я видел из окна, как прошел крестный ход на Софийскую площадь. Прошло духовенство, во главе его старец-митрополит, народу было человек 50, ни одного солдата. Совершили молебствие, и все епископы собрались у меня. Я видел, что митрополит был взволнован и расстроен. Впоследствии выяснилось, что один из членов Рады воздействовал на войска, и они отказались от участия в параде. Это был выпад против епископата. Я просил, чтобы произведено было расследование этого инцидента. О результатах мне неизвестно. (В соборную палату входит Преосвященный Камчатский Нестор, впервые после своего освобождения из заключения. Все члены Собора встают со своих мест и приветствуют Владыку Нестора пением «ис полла эти, деспота»). Когда епископы еще были у меня, я получил пакет, вскрыл его, читаю и глазам не верю. Передал бумагу епископу Димитрию, и он вслух прочитал следующее:

«Высокопреосвященному Платону. Киів. Лавра. До Генерального Секретарства Внутрішніх Справ находят як од церковних, так і від громадських кол відомости, що діяльність Ваша в характері посла Московского Патріарха спричиняе всіляки непорозуміния, які можуть відбитись шкідливими наслідками на громадському житті Украіни. Генеральне Секретарство Внутрішніх Справ, яко влада кіруюча внутрішнім життеи Украінськоі Народьноі Республики стоіть на свому, шо діяльність і окремих осіб і цілих інстітуцій на теріторіі Украіни підлягае безвиіику державній зверхности Украіни. 3 огляду на се Секретарство Внутрішніх Справ прнмущено звернутися до Вас з проханиям мати на увазі, щоб виконуванне Вами обовязків посла Московського Патріарха не поруховало нормального ходу державного життя на терпторіі Украінськоі Народноі Республики».

Стало очевидно, что запахло угрозой высылки или ареста.

3 января вечером назначено было собрание в Епархиальном училище. Являюсь в 6 часов вечера, согласно повестке. Просидел до 7 часов вечера и уехал. 4,5 и 6 января состоялись собрания епископов. Я потребовал, чтобы мне на утверждение был представлен «Устав Поместного Собора Православной Всеукраинской Церкви», выработанный Радою. Из этого Устава я увидел желание ограничить права Совещания епископов; в Уставе значилось, что достаточно согласия трех епископов, чтобы постановление Собора считалось действительным. Епископы нашли нужным изменить Устав в этом и других пунктах, о чем составлен был акт, подписанный всеми епископами украинских епархий. Этот акт приложен к Уставу Собора, утвержденному мною и епископами, и вместе с Уставом вручен был митрополиту Владимиру.

7 января последовало открытие Всеукраинского Церковного Собора. С внешней стороны торжество открытия имело сходство с нашим, Московским. Не скажу, чтобы порядка было много. Владыка митрополит выразил по этому поводу свое неудовольствие Преосященному Агапиту. В день открытия литургию в Софийском соборе служили все епископы. Слово сказал митрополит Харьковский Антоний и сказал то, что нужно.

На Соборе первую речь-приветствие сказал Владыка Владимир. Затем говорил я. Я призывал Собор послужить братству, любви и единению церковному не на Украине только, но и по всей России. Указал на Крещение Руси, когда Киев светом веры Христовой просветил всю Землю Русскую и сделался центром, откуда пошли порядок и устроение всей Церкви Русской и всей Земли Русской.

Последовали приветствия от Духовной Академии, от Университета, от воячества, почему-то одного Уманского.

На другой день состоялись выборы президиума. Я должен сказать, что еще до Собора мы заметили, как нарастает новое настроение, назревает некоторый поворот. В день открытия я вышел из соборной залы. Подходит ко мне Масюкевич и говорит: «Простите, я Вас обидел, назвал украинофобом». Поговорили немного. Стали ко мне обращаться за советами, приходили визитеры. Слава Богу, я стал надеяться, что все повернется к лучшему.

При выборах кандидатов в председатели митрополит Антоний получил свыше ста голосов, не помню точно сколько, епископ Пимен — 11. Избрали Пимена. Все были удивлены. Президиум выбирали очень долго и составили очень громоздкий; ввели представителей от диаконов, от воячества, больше, чем полагалось по Уставу Собора. Очень скоро и ясно сказалась спешность созыва Собора. Выборы были прямые, и на Собор прошли даже и безграмотные. Общий облик Собора симпатичный: много добродушия, малороссийского юмора, умения петь «Еще не вмерла Украина».

Работа, впрочем, стала налаживаться. У многих обнаружилось искреннее желание поработать на пользу Церкви. Один священник говорил мне: «Владыко, хотя бы нам определить положение духовно-учебных заведений». — «А автокефалия как же?» — «Бог с нею, с автокефалиею». Я посоветовал ему обратиться к правительству. Пусть Грушевский скажет, даст ли Украинская Рада жалованье духовенству и обеспечит ли она содержанием духовно-учебные заведения? Я слышал, будто бы действительно послали к Грушевскому справиться по этому делу. Он сказал, что не может дать ответа, т. е. прикровенно отказал. Это подействовало отрезвляюще на членов Собора. Они увидели, что с ними шутки шутят, что денег нет, что Собор израсходует все средства, какие имеются, и ни духовенству, ни на духовно-учебные заведения ничего не останется.

Затем началась борьба с большевизмом, и Собор оказался вынужденным разъехаться. Последнее заседание Собора состоялось 18 января, и мы с Преосвященным Агапитом ехали с этого заседания под выстрелами.

21 января я служил в Софийском соборе. Протодиакон после облачения спрашивает меня, поминать ли Собор. «Почему Вы спрашиваете». — «В пятницу Собор уже распущен». Собор распустили до 10 марта и еще большой вопрос, в состоянии ли он будет собраться. Если жизнь в Украйне наладится, возобновление деятельности Собора желательно, при иных условиях созыв его придется отсрочить. Епископат Украинских епархий приступил к обсуждению этого вопроса. Собор избрал из своей среды Раду, которая должна собраться за две недели до открытия Собора и обсудить вопросы о средствах содержания Собора. Вопрос об автокефалии до сих пор не прошел. Но в случае, если Украйна получит самостийность, несомненно поднимется вопрос об автокефалии Украинской Церкви. В народе стремление к автокефалии не имеет почвы, но руководители политических партий будут всеусерднейше его поддерживать. Я проверял мандаты, полученные членами Собора от избравших их съездов, и оказалось, что против автокефалии Харьковский, Херсонский, Волынский и другие съезды. Особенно решительно высказались против автокефалии Приходские Советы. Члены Собора при голосовании 150-ю голосами высказались против автокефалии и только 40 за автокефалию.

Перехожу к тому, что я пережил во время осады. 24 января ко мне явился проститься Владыка Пахомий, так как он собирался уезжать из Киева. Я позвал его в Михайловский монастырь, так как в то утро канонада затихла. По дороге мы встретили архимандрита Виталия, который тоже собрался уезжать. Мы обсудили вопрос об отъезде и решили ехать все вместе. Вдруг началась канонада. Я предложил перейти в другое место, так как дом, где мы были, находился на видном месте. Вдруг снаряд попадает в балкон нашего дома. Может быть, это странно психологически, но я отлично помню, что первым делом я бросился посмотреть, целы ли стекла в соседней комнате. Вот здесь-то и сказался Промысел Божий: разорвался новый снаряд в комнате, где мы только что были, и от нее осталась груда развалин. Мы бросились в подвал. Вбегает служка и кричит, что Преосвященный Пахомий ранен в живот. Я бегу и вижу, что Преосвященный лежит и диктует духовное завещание, готовясь к смерти; откуда-то взялись сестра милосердия и офицер. Сестра перевязала рану. Мы с Преосвященным Агапитом под несмолкающий грохот выстрелов отправились ко мне на квартиру. Мы повернули на Трехсвятительскую улицу, прошли Владимирскую улицу. Наконец, с Божией помощью, добрались домой. Я потребовал карету скорой помощи, чтобы перевезти Преосвященного Пахомия в наш госпиталь, но ехать отказались. Тогда мне удалось уговорить четырех служек, которые отправились с носилками и перенесли к нам Преосвященного Пахомия. На другой день сказали, что рана не угрожает опасностью для жизни, и мы несколько успокоились. Относительно Владыки митрополита мы не могли получить никаких сведений. 26 числа утром ко мне прибегает бледный расстроенный монах и говорит, что Владыка митрополит убит. Для меня это было так неожиданно, что я даже переспросил, какой митрополит? Должен сказать, что у меня имеется документ с предупреждением, что я буду убит, а у Владыки митрополита такого документа не было (24 января ко мне пришел какой-то молодой человек и умолял меня уехать, говоря, что меня постигнет участь Пятакова, которого убили и бросили в Днепр. Тогда я понял это предупреждение в том смысле, что кому-то желательно, чтобы я уехал и на меня хотят воздействовать страхом). Я попробовал проехать в Лавру, но в самом начале пути недалеко от нас разорвался снаряд, и мой кучер наотрез отказался ехать. На другой день в три часа дня мне удалось попасть в Лавру. Я поклонился честным останкам священномученика и прошел в алтарь. Преосвященный Пимен сообщил мне, что сейчас приезжали на броневике люди и заявили, что если будет публичное отпевание, то нас забросают бомбами. Я говорю: «Пусть забрасывают, а мы все-таки совершим отпевание». Здесь распространялись слухи, что богослужение было сокращено, но это неправда: все было по чину и полностью. Я вышел на парастас в 4 часа и закончил его в 9 часов вечера. Народу была масса, кругом раздавались рыдания. Распространился слух, что арестован Преосвященный Никодим, но это оказалось, к счастью, неверным. На другой день в девятом часу утра началась заупокойная литургия, а затем отпевание. Было две речи. Я не помню хорошенько, что сказал. Поднялся страшный плач. Мы обнесли тело вокруг церкви и отнесли в Ближние пещеры, где и погребли. Единственно, чего мы не сделали, это не выносили тело за ворота Лавры, так как в арсенале находились вооруженные люди и меня просили не выходить за ворота. После похорон мы собрались у наместника; я не знал, что этот наместник еще не утвержден покойным Владыкой. В беседе принимал участие один корреспондент, который учинил мне допрос об обстоятельствах убийства. По этому вопросу я имею свое личное мнение, но я его сейчас не скажу, пусть Комиссия произведет расследование. Могу сказать только, что этой кровью обагрены не только руки непосредственных убийц. Я не могу допустить и понять, как это тысяча проживающих в Лавре людей оставили беззащитного старика, как это никто не догадался ударить в набат, не обратился ни к кому за помощью. И вот, при дремавших монахах повели слабого одинокого старца. Как на Голгофу его повели, и дело не обошлось без Иуд! Как это было возможно, что его взяли всего пять человек среди тысячи других? Взяли и увели, и до следующего утра никто не позаботился узнать, куда его повели и что с ним сделали?! Говорили, что Муравьев издал приказ о розыске убийц: если бы это было действительно так, то их открыли бы через 1/2 часа. Для довершения сходства с Голгофой надо же было случиться так, что женщина на другой день нашла тело убитого митрополита и пришла сказать об этом Лаврской братии! Боже!

Я здесь просил бы об одном: если следственной комиссии сейчас отсюда выехать нельзя, так как от Конотопа пришлось бы идти пешком, то, может быть, можно было бы поручить начать расследование в Киеве некоторым лицам, например, протоиерею Вишневецкому, человеку умному, убежденному и смелому, или Преосвященному Василию.

Наконец, мы собрались уезжать. Для нас был приготовлен автомобиль, но поехавших пред нами Полтавских депутатов ограбили, поэтому я решил воспользоваться предложением Екатеринославских депутатов, которые любезно предложили мне место
в вагоне второго класса. Я долго сидел в Екатеринославле, уехал мой добрый спутник отец протоиерей К. М. Аггеев, а я не имел возможности выехать. Наконец, с Божией помощью выбрался и вот теперь имею удовольствие говорить здесь с вами, быть в вашей среде.

(Голоса: Спасибо, Владыка! Благодарим!)

89. Председательствующий. Нам по ходу работ необходимо устраивать по два заседания в день, но не все еще работы вышли из Отделов. Мы кончаем вопрос о приходе, а еще не готова важная глава о приходском имуществе. Поэтому я покорнейше просил бы представителя Отдела ускорить рассмотрение этого вопроса, если только мы успеем разобрать здесь этот вопрос.

90. В. А. Потулов. Позвольте сказать…

91. Председательствующий. Кроме того, я должен сказать, что помимо привходящих вопросов, может быть, и очень интересных, у нас есть дело чрезвычайной важности — о духовно-учебных заведениях, помимо того, вопрос о миссии, о дисциплине и разводе. Если мы будем расходовать время так, как теперь, то мы не закончим своей работы. Я должен вам сказать в присутствии Его Святейшества, что мы не имеем возможности работать после Пасхи: у нас нет средств. Самое большее, если наша работа продлится до 5 или 9 апреля. Сегодня не будет вечернего заседания. На будущее время предполагается вторник иметь свободным днем для работ Отделов. Завтра — заседание Св. Синода и Высшего Церковного Совета, и завтра целый день дается на заседание Отделов, чтобы закончить свои занятия. Поэтому я покорнейше прошу председателя Отдела о приходе непременно, а председателей Отделов о духовно-учебных заведениях и миссии особо — поскорей представить нам свои доклады, чтобы во всякое время иметь возможность поставить эти доклады на рассмотрение. На ближайшую очередь назначен вопрос о приходе, избрана согласительная комиссия, и я очень прошу закончить вопрос о приходе в среду; затем вопрос о поводах к разводу имеет существенное значение: на местах вопиют и требуют руководящих указаний в связи с декретом о гражданском браке, затем пойдет вопрос о духовно-учебных заведениях и о миссии. В среду, если скоро кончим вопрос о приходе, будет поставлен вопрос о разделе братских доходов и не по существу, а дополнительно. Итак, сегодня вечером и завтра не будет никаких заседаний, прошу Отделы заканчивать свою работу.

92. Архиепископ Тамбовский Кирилл. В Отделе о Высшем Церковном Управлении начинается рассмотрение вопроса о митрополичьих округах. Сегодня заседание начнется в 9 часов вечер, завтра — в 10 часов утра. Членов Отдела прошу пожаловать на заседание.

93. В. А. Потулов. Я считаю долгом довести до сведения Собор, что нашему Отделу осталось докончить половину главы об имуществе и главу о домовых церквах. Все это будет закончено в ближайшем будущем и приставлено президиуму Собора. К сожалению, я должен засвидетельствовать, что заседания неаккуратно посещаются членами Отделов и даже членами-докладчиками.

94. Председательствующий. «Близкое будущее» меня не устраивает. Это значит, что дело опять затянется. Я покорнейше прошу, чтобы это «близкое будущее»
закончилось не позже этой недели. Жалоба Ваша, Василий Александрович, основательна, но с кворумом считаться нечего, вносите и работайте при всяком кворуме. Я прошу санкции Собора на то, чтобы работа Отдела о приходе была окончена на этой неделе, к субботе.

(Голоса: Просим!)

Итак, Василий Александрович, согласно постановлению Собора, будьте добры закончить работу к субботе, если надо, то Вас можно освободить от посещения пленарных заседаний.

Заседание Собора закрывается. Следующее заседание в среду, в десять часов утра.

Радио «Вера»
Наши друзья


© 2015-2020. dishupravoslaviem.ru. Все права защищены.


Статистика просмотров сайта


Яндекс.Метрика