Сайту требуется оплата, собираем посильную помощь ПОЖЕРТВОВАТЬ
Дышу Православием

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Деяние сто тридцать седьмое

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Деяние сто тридцать седьмое


К оглавлению

К разделу


Деяние сто тридцать седьмое
19 июля (1 августа) 1918 года

1. Заседание открыто в соборной палате в 11 часов утра под председательством митрополита Новгородского Арсения в присутствии 170 членов Собора, в том числе 27 епископов.

На повестке заседания: 1) Текущие дела, 2) Доклад Редакционного Отдела о второбрачии священнослужителей. Докладчик С. Г. Рункевич. 3) Доклад Отдела о мо¬настырях и монашестве — «Об Общем Положении для монастырей и монашествующих» (продолжение). Докладчики: архиепископ Тверской Серафим, епископ Волоколамский Феодор, архимандрит Гурий.

2. Председательствующий. Прошу выслушать доклад секретаря Собора о текущих делах.

3. Секретарь. Священным Собором было постановлено 6 (19) апреля с. г. доклад соединенных Отделов Собора о высшем церковном управлении и о церковном имуществе и хозяйстве о штатах канцелярий Священного Синода и Высшего Церков-ного Совета передать на разрешение Высшего Церковного Управления с тем, чтобы выработанные на основании опыта применения принятых Высшим Церковным Управ-лением по сему предмету распоряжений предначертания были представлены на ут-верждение Собора.

Ныне от Высшего Церковного Управления поступили списки с двух постанов-лений Высшего Церковного Управления от 10 (23) и 11 (24) апреля с. г. за номером 83 и от 1 (14) июня за номером 142, касающихся устройства названных канцелярий, и пись¬мо управляющего канцелярией Высшего Церковного Совета по тому же предмету.

Соборный Совет, заслушав означенные бумаги, постановил: предложить Собору списки с постановлений Высшего Церковного Управления от 10 (23) и 11 (24) апреля с. г. и от 1 (14 июня) и список с письма управляющего канцелярией Высшего Церковного Совета от 15 (28) июля с. г. препроводить на рассмотрение Отдела о высшем церковном управлении и о церковном имуществе и хозяйстве, от имени коих был сделан Собору доклад об устройстве канцелярий Высшего Церковного Управления.

4. ПОСТАНОВЛЕНО: постановление Соборного Совета утвердить.

5. Секретарь. Не явились на Собор члены Собора профессора П. Н. Кудрявцев, В. Н. Рыбинский, Ф. И. Мищенко, В. Э. Завидневич, священник В. Д. Прилуцкий и В. Д. Попов, А. И. Максаков и К. К. Мирович. Ввиду того, что эти лица не посещали занятий Собора свыше месяца и не представили никаких сведений о причинах своей неявки, Соборный Совет постановил, на основании пункта 6 статьи 26 и статьи 27 Устава Собора, признать их, как не посещавших свыше месяца заседаний Собора и не представивших сведений о причинах такого непосещения, выбывшими из состава Собора, о чем огласить на Соборе. Вместе с сим, ввиду того, что профессор П. Н. Кудрявцев состоял членом Соборного Совета постановлено предложить Собору избрать на его место в состав Соборного Совета новое лицо из мирян.

6. ПОСТАНОВЛЕНО: принять к сведению и произвести выбор нового лица из мирян в состав Соборного Совета.

7. Секретарь. Преосвященный Павлин, епископ Никольск-Уссурийский присутствовал на Соборе в качестве заместителя архиепископа Приморского и Владивостокского Евсевия, который ныне сам участвует на Соборе.

Соборный Совет постановил: вопрос о дальнейшем пребывании на Соборе епископа Никольск-Уссурийского Павла передать на обсуждение Отдела личного состава.

8. ПОСТАНОВЛЕНО: постановление Соборного Совета утвердить.

9. Секретарь. Ввиду того, что многие Отделы прекратились, а другие усилились, Соборный Совет постановил: предложить Собору открыть дальнейшую запись в Отделы с назначением для этой записи трехдневного срока (19, 20 и 21 июля).

10. ПОСТАНОВЛЕНО: принять предложение Соборного Совета.

11. Председательствующий. Собору будет предложен доклад Редакционного Отдела о второбрачии священнослужителей.

12. Докладчик С. Г. Рункевич. При рассмотрении переданного Священным Собором в Редакционный Отдел соборного предначертания о второбрачии священнослужителей Редакционный Отдел остановил свое внимание на следующих соображениях:

А) по статье первой, во-первых, вопрос о воспрещении священнослужителям второго брака может быть предметом обсуждения настоящего Священного Собора, как Поместного, не с точки зрения канонической нормы, т. е. следует ли оставить эту норму в силе или нет, а лишь со стороны применения существующей канонической нормы к наличным условиям современной церковной жизни, т. е. должно ли соблюдать предписанную норму в ее неизменности или, уступая условиям жизни, допустить в ней, ради церковной экономии, в целях спасения душ, некоторые послабления, как это бывало в канонической практике неоднократно и как это в действительности является в настоящем случае, когда в Высшее Церковное Управление и на Собор поступили ходатайства об изменении существующей канонической нормы; во-вторых, в одинаковом со вдовыми положении оказываются и те священнослужители, которые лишаются своих жен, кроме их смерти, и по другим причинам, приводящим к допускаемому Церковью, а иногда и требуемому священными канонами расторжению брака;

Б) по статье третьей: статьей 54 соборного определения об епархиальном управлении установлены уже для лиц, сложивших священный сан, некоторые ограничения в отношении церковной службы, а именно, они не допускаются к избранию в должности членов Епархиальных Советов; кроме того, и по существу дела было бы нецелесообразным, что и было высказано на Соборе, не вызвав возражения, если бы сложившим сан священнослужителям было предоставляемо по их должностям руководство собственно в отправлении пастырского долга, например, по учебной службе преподавание курса пастырского богословия. Изменив в соответствии с таковыми соображениями текст соборного предначертания, Отдел постановил предложить его на благовоззрение Священного Собора в следующем изложении.

Священный Собор Православной Российской Церкви, имея в виду поступившие в Высшее Церковное Управление и на Священный Собор ходатайства о разрешении священнослужителям вступать во второй брак, определяет:

1) Запрещение овдовевшим и бракоразведенным священнослужителям вступать во второй брак, как основанное на апостольских наставлениях (1 Тим. 3, 2, 12; Тит. 1,6), церковных канонах (3-е правило Трулльского Собора и др.), идеале христианского брака и высоком понятии об обязанностях священнослужения, должно быть соблюдаемо неизменно.

2) Всемерное облегчение участи священнослужителей, лишившихся жен и остающихся верными своему священному званию, должно быть предметом постоянного внимания и деятельных забот как со стороны церковной власти, имеющей в своем распоряжении разнообразные средства к тому (предоставление соответствующих приходов или возможности дальнейшего образования, привлечение к разным видам живой церковной деятельности), так и со стороны собратий по церковному служению.

3) Священнослужители, немогущие понести одиночества при вдовстве или разводе, не лишаются, вместе с беспрепятственным сложением с них сана, права на занятие должностей низших клириков, а равно и всякого рода церковно-просветительной, учебной, административной и хозяйственной службы в церковных учреждениях, за исключением должностей, о коих имеются особые по сему предмету постановления высшей церковной власти, или кои обязывают к руководительству в отношении пастырского долга.

13. Председательствующий. Эти мысли были предметом обсуждения на Соборе. Здесь нет никаких изменений. Итак, согласно статье 139 соборного Устава, постановление Редакционного Отдела предлагаю на одобрение Собора.

14. ПОСТАНОВЛЕНО: принять постановление о второбрачии священнослужителей в изложении Редакционного Отдела.

15. Председательствующий. Согласно 140 статье Устава, постановление будет передано в Совещание епископов и, в случае одобрения им, примет силу закона.
Продолжается обсуждение доклада о монашестве. Мы остановились на статье 15. Статья 15 читается так: «Наместник монастыря, где таковой есть, в отношении своих обязанностей заменяет настоятеля в его отсутствие, действуя совместно с Духовным Собором. Избрание наместника в лаврах и первоклассных монастырях происходит таким же порядком, как и избрание настоятеля монастыря».

16. Ф. Г. Гаврилов. Казалось бы, в эту статью не следовало бы вносить выражение «действуя совместно с Духовным Собором». До сего времени не было речи о Духовном Соборе. Поэтому я предлагаю эти слова исключить.

17. ПОСТАНОВЛЕНО: поправку Ф. Г. Гаврилова принять.

18. Председательствующий. Ставлю на голосование статью 15 с принятой поправкой Ф. Г. Гаврилова.

19. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 15 в прочитанной редакции.

20. Председательствующий. Статья 16: «Должностные лица — казначей, ризничий, духовник и эконом, где таковой есть по положению, должны быть избираемы посредством тайного голосования всех монашествующих обители из указанных ими лиц, при согласии на их кандидатуру настоятеля, и утверждаются, а равно и увольняются епархиальным архиереем.

Примечание. В малолюдных монастырях, где не имеется лиц подходящих для занятия монастырских должностей, настоятелям предоставляется право ходатайствовать пред епархиальным Преосвященным как о совмещении таковых должностей в одном лице, так и замещении некоторых из них монашествующими других обителей».

21. Архимандрит Александр. Когда мы рассуждали о выборах настоятелей монастырей, тогда еще можно было спорить о том, нужно или не нужно выборное начало для монастырей. Ведь настоятель по своему положению сравнительно далеко отстоит от братии, иногда он более образован, и вообще настоятель по своим способностям и качествам возвышается несколько над рядовыми монашествующими. Если мы признали пользу выборного начала в отношении настоятелей, то теперь, когда идет речь о замещении должностей казначея, ризничего и др., то необходимость выборного начала в отношении этих лиц выступит еще более выпукло. Эти должностные лица очень близко стоят к братии, это плоть от плоти, кость от кости монашествующих, они, так сказать, дышат с ними одним воздухом, а посему должны быть с монашествующими в тесном единении. Теперь эти должности замещаются по назначению, и единения между назначаемыми лицами и монашествующими нет. Поэтому во многих монастырях происходит духовный развал. Казначей в монастыре — это не совсем рядовой монах, но и не настоятель. Скажите, в какой обители любят казначея?! К нему как нельзя более приложимы слова поэта: «Я тот, кого никто не любит и все живущее клянет». На него более, чем на других, поступает кляуз и доносов. Пошлите ревизора в любой монастырь и пусть он спросит рядовых монахов о должностных лицах. Этих лиц будут обязательно обдавать грязью, и чем добросовестнее, чем ревностнее должностное лицо, тем более будет на него жалоб. Был случай, когда после ревизии одного знаменитого монастыря ревизор, на основании монашеских жалоб, дал в отчете такой дурной отзыв о должностном лице, не соответствовавший истине, что этот монах снял сан. Поэтому, чтобы между начальствующими и монахами было более тесное единение, должностные лица должны быть избираемы. Предлагаю статью 16 принять, но внести в нее такую поправку: после слов «при согласии на их кандидатуру настоятеля» добавить слова «и в его присутствии. В лаврах и первоклассных монастырях при выборах обязательно присутствует наместник монастыря».

22. Архимандрит Кронид. Милостивые архипастыри и братие. Вменяю себе в священную обязанность войти на эту кафедру для того, чтобы сказать свое слово по совести инока в защиту доброго старого порядка избрания на должности второстепенных монастырских властей: казначея, ризничего, благочинного и проч. Живя более 40 лет в обители, я убедился в том, что и быть не может иного порядка в обителях, как тот, который ведется теперь, т. е. полное право выбора на должности казначея, ризничего и проч. должно принадлежать одному настоятелю монастыря. Как пагубно действует выборное начало на братию монастырей, укажу вам пример: в прошлом 1917 году в Лавре было получено извещение, чтобы Лавра и все подведомственные ей монастыри выбрали себе делегатов на Монашеский Епархиальный съезд. До момента сего царившая в обителях тишина, мир, братская любовь и спокойствие вдруг поколебались; все мгновенно зашумело, образовались партии, и обители превратились в злобные митинги, и восташа брат на брата до сего дне. А в одном из монастырей, подведомом Лавре, делегатом на этот Епархиальный съезд братия выбрала худшего инока. Я спросил иноков, что заставило их избрать заведомо столь порочного человека, и они, нисколько не стесняясь, ответили: «Он нам обещал на съезде говорить против начальников». Вышеизложенные факты ясно свидетельствуют, как пагубно действует выборное начало на насельников монастырей. Кто хорошо знает иноческую жизнь, тому ведомо, что от всякого рода выборов лучшие иноки устраняются; для них подобное явление противно. Главным деятелем в выборном начале является самый неспокойный элемент братства, те, которые никогда ничем довольны не бывают; они-то несомненно и встанут во главе выборов и чрез пропаганду всячески будут действовать на малодушных, слабовольных и младших. Кого же подобные лица будут выбирать на должность казначея и прочие должности? Несомненно того, кто обещается идти против начальника, который, как ими выбранный и этим им обязанный, в силу такой необходимости должен быть весь их.

При таких условиях, если Священный Собор допустит выборное начало, спрашиваю: может ли быть жизнь нормальна в обителях? Конечно нет, вечная будет вражда среди властей и между братий, вечная будет разруха обителей, ибо, где нестроение, там пагуба. И я слезно прошу весь Освященный Собор ни в каком случае не допускать выборного начала для второстепенных властей братии. Этим действием все монастыри придут в разрушение, и монашество при таком условии само по себе уничтожится, на нем заранее можно будет поставить крест. Теперь чем держатся монастыри? Послушанием настоятелю и дисциплиной, а при введении, помилуй Бог, выборного начала все второстепенные начальствующие лица сами будут в зависимости от младшей братии, как их ставленники, и конечно послушание и смирение исчезнут сами по себе, и монашеская жизнь умрет. Тогда обеты иноческой жизни при пострижении, когда постригаемый клятвенно обещается внимать воле начальника, как воле Божией, тогда все это будет напрасным пустословием, потому что при выборном начале каждый инок уже явится полновластным лицом, исполнителем своей воли. Освященному Собору угодно было допустить выборное начало в отношении настоятелей: этим братия уже осуществляет свои желания, своим выбором облекает полным доверием настоятеля, которому и должно быть предоставлено полное право по своему усмотрению выбрать казначея, ризничего, благочинного и прочих должностных лиц.

В заключение своей речи я паки прошу вас, богомудрые архипастыри, пастыри, отцы и братия, обратить свое особое внимание на сказанное мною, ибо это так важно для иноческой жизни; если мы допустим выборное начало должностных лиц, то мы тяжко прегрешим пред Богом и каждый из нас должен будет дать тяжкий ответ пред Ним за пагубу навсегда монашеской жизни.

23. Епископ Уральский Тихон. Наместник Свято-Троицкой Лавры сказал то, что должен сказать истинный монах. Кто знает по опыту монашескую жизнь, тот подтвердит слова, сказанные от сердца и души, опасающейся внесения в монашество разлада. Действительно, истинные монахи мало могут вникать в начальственную и административную жизнь, ибо дело их — спасение души. А те, которые хотят жить не так, как повелевают монашеские обеты, пойдут на выборы и будут иметь возможность избирать таких лиц, которые будут зависеть от них.

Наконец, воз-то везет настоятель, а не те, кого выбирают, ответственность лежит на настоятеле, а не на тех лицах, которых избирают. Он и должен избирать себе помощников по духу. В случаях разногласий с настоятелем, выбранные будут обращаться к избирателям. Настоятель не может идти на поводу. Все это поведет к тому, что добрый настоятель откажется от своего поста, откажется от исполнения своих обязанностей. Пусть же должностные лица в монастыре будут в зависимости от настоятеля. Благоугодно ли будет Священному Собору исполнить нашу просьбу или нет, но наша обязанность высказаться, как пред Богом, по долгу и чистой совести.

24. Профессор В. А. Керенский. Я вполне соглашаюсь с архимандритом Кронидом и Преосвященным Тихоном, епископом Уральским, в том, что предусмотренный статьей 16 доклада о монашестве порядок замещения монастырских должностных лиц (казначея, ризничего и др.) по выборам представляется нежелательным. Если мы обратимся к уставам некоторых западных общежительных монастырей, то увидим, что в этих монастырях сами настоятели избираются, но все низшие должностные лица (помощник настоятеля, казначей и др.) назначаются настоятелем. В соответственных уставах мы находим и объяснение такого порядка: во-первых, в желании поднять авторитет настоятеля, во-вторых, обеспечить единодушие в монастырской братии. Упомянутые уставы западных обителей являются отражением уставов древнейших христианских монастырей, поэтому образец их весьма поучителен и нам не следовало бы отступать от этого примера.

25. Архиепископ Василий. Я считаю своим долгом самым решительным образом протестовать против допущенных архимандритом Александром слов о «царящем ныне в монастырях развале». Может быть, в его обители это и так, может быть, развал царит и в других каких-либо известных отцу архимандриту обителях, но сказать, чтобы развал был общим явлением монастырской жизни, невозможно. В монастыре, где я теперь состою настоятелем, развала нет. Когда я был правящим архиереем, в моей епархии числилось 12 обителей, и во всех был порядок. Единичные отступления и неправильности, конечно, могут встретиться в монастырской жизни, и не всегда в должной мере мы замечаем стремление исполнить великую заповедь Спасителя — «будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный», но общее утверждение архимандрита Александра о развале, царящем в русских монастырях, совершенно голословно и недопустимо. Такие речи могут произноситься только на митингах, а не в заседаниях Священного Собора.

26. В. Г. Рубцов. Я стою за принятие статьи 16 в предложенном Отделом виде и без всякого исправления редакции. Статья совершенно правильная. Противники ее говорят, что выборное начало по отношению к должности казначея, ризничего и др. будет подрывать авторитет настоятеля. В действительности это не так. Авторитет настоятеля вполне гарантирован статьей 16: во-первых, выборы происходят тайно и не без согласия настоятеля на кандидатуру избираемых; во-вторых, выбранные лица получают утверждение не самим фактом их избрания, а только утверждением епархиального архиерея. Что же касается опасения по поводу того, что выборное начало внесет раздор и несогласие в монастырскую жизнь, то это совершенно необоснованно. Правдивое слово архимандрита Александра о том, что именно теперь в монастырях царит развал и что статья 16 проекта внесет в среду монашествующей братии братолюбие и единодушие, нашло себе совершенно несоответствующее возражение архиепископа Василия. Никакой митинговой речи архимандрит Александр не произносил, а от сердца сказал чистую правду.

27. Председательствующий. Прошу Вас держаться сути дела и не защищать архимандрита Александра: он сам себя сумеет защитить. Вообще не адвокатствуйте здесь.

28. В. Г. Рубцов. Я не адвокатствую, а говорю правду. Речь свою кончаю и предлагаю Священному Собору принять статью 16 так, как она изложена Отделом.

29. В. П. Шеин. Право насельников избрать себе начальника по сердцу в достаточной мере осуществлено принятым вчера Собором постановлением об избрании настоятеля. Хотя с принятым изложением указанного правила я не был вполне согласен, однако признаю, что принятое Собором постановление довольно удачно объемлет оба начала, которые должны были быть приняты во внимание: и желание монашествующей братии, и волю духовного начальства. Теперь Собору предстоит решить вопрос: следует ли проводить в монастырской жизни выборное начало и дальше, делая выборными не только должность настоятеля, но и низшие, подчиненные ему должности казначея, ризничего, эконома и т. д.

Ни защитники выборного начала, архимандрит Александр и В. Г. Рубцов, ни составители статьи 16 и докладчики не привели доводов для распространения выборности на должности казначея, эконома и др. Наоборот, практика и жизнь разных монастырей свидетельствуют противное и говорят против излишнего допущения начала выборности в иноческую среду.

До сих пор выборное начало в такой ширине не применялось в русской монастырской жизни. Между тем, проведение всякого нового пути в монашествующий быт требует сугубой осторожности и крайней осмотрительности. Правило об обязательности избрания настоятеля является таким новым путем. Не надо поспешно делать дальнейшие нововведения и шаги по этому пути. Посмотрим, сначала, к чему поведет указанный путь на опыте. Быть может, окажется, что начало выборности настоятеля принесет блестящие плоды и вызовет особое процветание обителей. Тогда и новому Собору не будет поздно сделать по пути следующий шаг и распространить выборное замещение должностей на казначея, эконома обители и др. Но ведь жизненный опыт может обнаружить и нежелательные для иноческой жизни последствия нового порядка. Поэтому, торопиться с введением выборного начала в монастырях, сразу в самых широких пределах, не следует. Жизненный опыт уже выяснил большие затруднения, к которым поведет замещение избранием, особенно в немноголюдных обителях. Даже при теперешнем способе — назначении — настоятелю бывает часто очень нелегко найти себе подходящего помощника. Нередко низшие должности приходится предоставлять даже послушникам. Что же окажется при выборном начале? Братия может быть столь немногочисленна и неподготовлена к делу, что не из кого будет выбирать.

Принесет ли вообще самое избрание какую-либо пользу делу? Едва ли. В настоящее время настоятелю сплошь и рядом приходится пробовать способности назначаемых лиц. Далеко не каждый инок обладает качествами, требуемыми для исполнения обязанностей казначея, эконома и т. п.

Если будет проведено устанавливаемое статьей 16 выборное начало, то заменить выбранного братией и утвержденного епархиальным архиереем инока другим более способным к занятию должности лицом будет весьма и весьма трудно.

Разве, засим, не возможна ошибка братии при выборах? Разве есть уверенность и обеспечение избрания действительно наиболее достойного инока? Никакой уверенности нет. Истинные монахи, иноки-подвижники, не примут деятельного участия в суетных выборах на хозяйственные должности. Они останутся равнодушными к выборам. Все помышления, их — в молениях и подвигах духовного самоусовершенствования. Живое участие в выборах примут и выдвинут себя кандидатами менее достойные иноки. Они же могут составить большинство при голосовании. Желающий получить должность будет заискивать у этих иноков, будет очень много им обещать, но когда его избрание пройдет и он получит утверждение епархиального архиерея, тогда только обнаружится настоящая природа кандидата и его отрицательные стороны. Но будет уже поздно. Хотя бы означенный инок совершенно не соответствовал, ни по своим умственным, ни по своим нравственным качествам, занимаемой им должности, все же с этой должности, по статье 16, его трудно будет уволить.

Осветив, на основании опыта жизни русских монастырей, рассматриваемый вопрос с бытовой стороны, я перехожу теперь к другой, гораздо более важной стороне вопроса — к стороне нравственной.

Соответствует ли предположенное статьею 16 доклада выборное замещение должностей казначея, эконома самому духу монашеской жизни, не поведет ли оно, вместо пользы, к сугубому вреду для спасения душ иноков? Устанавливаемое статьей 16 нововведение противоречит самому духу монашества, иноческому укладу жизни и данным монахами обетам послушания. По монастырским правилам, каждая должность принимается как «послушание», как обязанность, налагаемая настоятелем монастыря на инока. Всякое искательство должностей несогласно с самою сущностью монашества и чуждо душевному состоянию истинного инока. Все помыслы истинного инока — в молитвах, подвижничестве, духовном усовершенствовании и послушании, каждое внешнее проявление собственной воли для него тягостно. Если бы монастырская братия состояла из настоящих иноков, то она сама отказалась бы от производства выборов, а пришла бы к настоятелю и сказала: «Отче, назначай сам».

Выборность наших должностей не только не будет способствовать утверждению братолюбия в монашеской среде, а явится источником раздора и непорядка в монастырской жизни. Как только будет объявлено о производстве выборов, в тихой и спокойной до сей поры обители начнется суета и беспокойство. Менее совершенные иноки оставят молитвы, заботы о подвижнической жизни и труднические дела. Начнется разделение монахов на партии, борьба этих партий между собою и связанное с нею озлобление, ссоры, вражда и раздор. О каком же братолюбии здесь может идти речь?

Выборное начало само собою вызывает обсуждение выставленных кандидатур, а последнее влечет к обсуждению лиц и дел, к разбору достоинств и недостатков отдельных лиц, и незамедлительно обсуждение превратится в осуждение. Этот путь осуждения ближних не соответствует духу истинного монашества и всецело противоречит иноческому и христианскому поведению. Все, что при выборах будет сказано худого одним иноком про другого, станет несомненно известно и в душе обиженного не забудется. Затаенное чувство вражды явится причиной и последующих ссор и несогласий среди братии.

Итак, ввиду изложенных бытовых и нравственных оснований, я полагал бы необходимым воздержаться в настоящее время от распространения выборного начала на должности казначея, ризничего, эконома и др. и изложить статью 16 следующим образом: «Должностные лица — казначей, ризничий и др. назначаются, а равно и увольняются по представлению настоятеля епархиальным архиереем».

30. Л. К. Артамонов. Вопрос, по моему мнению, вполне выяснен. Я скажу только несколько слов. Проведение выборного начала предполагает высокий уровень среды, которой предоставляется это право, Я не могу сказать, чтобы большинство состава монахов современных обителей стояло на должной нравственной высоте. Даже о прежнем времени до известной степени было справедливо мнение, что многие шли в монастырь «не для Иисуса, а для хлеба куса». В настоящее же время собрать хороший состав братии и совершенно невозможно. А при таком положении дела проведение выборности должностей казначея, эконома и др. совершенно не обеспечит избрание действительно достойных доверия иноков, и я высказываю самые сильные опасения о сохранности монастырского имущества, а главное о должном охранении имеющихся во многих монастырях святынь. Этими святынями дорожит русский народ и благоговейно поклоняется им. Великие русские святыни были предметом поклонения наших благочестивых предков, поклоняемся им мы, Бог даст, будут поклоняться и наши потомки. Мы должны обеспечить нашим законом сохранность монастырских святынь и передать нашим потомкам. Настоятельнейше предостерегаю от введения избиратель¬ного начала в монастырской жизни для тех хозяйственно-административных должно¬стей, о которых идет речь, и ссылаюсь на печальную аналогию проведения выборно¬сти таких должностей в нашей армии. Во многих полках и батареях выборные комите¬ты растратили казенное имущество, поделили денежные суммы между собою и солдатами. И все это совершалось с соблюдением формальностей. Был даже случай продажи армейским комитетом германцам 40 тысяч казенных лошадей по одному рублю за ло¬шадь.

Еще раз предостерегаю от печальных последствий установления выборного за-мещения монастырских должностей, указанных в статье 16 доклада, и полагаю, что должности эти, согласно предложению В. П. Шеина, должны замещаться по представ¬лению настоятеля властью епархиального архиерея, ответственного пред высшей цер¬ковной властью за вверенное ему монастырское имущество.

31. Н. Г. Малыгин. Преосвященные архипастыри, пастыри, отцы и братия. Не буду отнимать у вас много времени, но должен сказать, что, читая доклад, я мыслил, для чего же, собственно, этот доклад составлялся? Для того ли, чтобы укрепить мона¬шескую жизнь или ее разрушить? Каждый из нас понимает, что чрез выборное начало мы скорее идем к последнему, нежели к первому, и я всегда присоединяюсь к мнению, высказанному архимандритом Кронидом, и считаю достаточным предоставление мо¬нашествующей братии выборов настоятеля. Если к этому Св. Синод установит еще и выборное начало при замещении должностей монастырского казначея, ризничего и др., то это внесет полную разруху в монашескую жизнь, и я просил бы Священный Со¬бор не брать на себя этой тяжелой ответственности.

32. Председательствующий. Список ораторов исчерпан. Не угодно ли будет высказаться докладчику?

33. Архимандрит Гурий. По вопросу о сохранении в монастырях устано-вившегося порядка управления могу привести такую справку из журнала Всероссий¬ского съезда представителей от монастырей, от 22 июля 1917 года за номером 10: «По прочтении секционного доклада о Монастырском Совете оглашается следующее заяв¬ление некоторых членов Собора о сохранении в их обителях установившегося порядка монастырского управления и допущения в состав братского Совета одних только должностных лиц. Настоятели избираются всею монашествующею братиею (манатей¬ными) из среды своей братии единогласным избранием или посредством голосования и утверждаются властью, а должностные лица — наместник и скитоначальник (где сии должности имеются), казначей, ризничий, благочинный и др., избираются настоятелем с совета старшей братии и утверждаются церковною властью, составляя в обители Со¬вет старшей братии (Духовный Собор). Эти порядки дали несомненное доказательство того, что они хороши, так как обители наши милостию Божиею до сего времени со¬храняют свое благоустройство. Посему для блага обителей является желательным, чтобы на будущее время этот порядок был бы для них сохранен и чтобы братский Со¬вет состоял только из должностных лиц, без выборных от братии. Настоятель приглашает и других лиц из старшей братии на Совет, если этого потребует дело». На подлинном следуют подписи: Белогорского монастыря архимандрит Варлаам, Валаамского монастыря игумен Маврикий, того же монастыря казначей иеромонах Иоасаф, Нило-Сорской Пустыни казначей иеродиакон Иннокентий, Ново-Нямецкого Вознесенского монастыря казначей иеромонах Хрисанф, Оптиной Пустыни архимандрит Исаакий, Николо-Столпенской Пустыни Тверской епархии иеромонах Иерон, Соловецкий настоятель архимандрит Иоанникий.

34. Председательствующий. Сам докладчик, по-видимому, не защищает эту статью. Объявляю прения законченными. Я предлагаю на усмотрение Собора следующие поправки, внесенные к рассматриваемой статье 16:

1) В. П. Шеина, предлагающего вместо слов «должны быть избираемы» сказать «назначаются, а равно и увольняются по представлению настоятеля епархиальным архиереем»;

2) докладчика архимандрита Гурия, редактирующего статью 16 в таком виде: «Должностные лица избираются настоятелем с Духовным Собором»;

3) епископа Чистопольского Анатолия, предлагающего исключить из статьи 16 слово «духовник», о котором упоминается далее в статье 32 рассматриваемого Положения;

4) епископа Старицкого Серафима о включении в число должностных лиц, упоминаемых в статье 16, благочинного;

5) архимандрита Александра о добавлении после слов «при согласии на их кандидатуру настоятеля» слов «и в его присутствии, причем в лаврах и первоклассных монастырях при выборах присутствует наместник (где таковой имеется)»;

6) А. В. Васильева, предложившего изложить статью 16 согласно особому мнению некоторых членов съезда представителей монашества, доложенному архимандритом Гурием.

Ставлю на голосование поправку В. П. Шеина и архимандрита Кронида.

35. ПОСТАНОВЛЕНО: принять поправку.

36. Председательствующий. Ставлю на голосование поправку епископа Чистопольского Анатолия.

37. ПОСТАНОВЛЕНО: принять поправку.

38. Председательствующий. Ставлю на голосование поправку епископа Старицкого Серафима.

39. ПОСТАНОВЛЕНО: принять поправку.

40. Председательствующий. Поправки архимандрита Гурия, А. В. Васильева и архимандрита Александра отпадают. Ставлю на голосование статью 16, которая с принятыми поправками читается так: «Должностные лица — казначей, ризничий, благочинный и эконом, где таковой есть по положению, назначаются, а равно увольняются, по представлению настоятеля, епархиальным архиереем».

41. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 16 в прочитанном изложении.

42. Председательствующий. Ставлю на голосование примечание к статье 16 в изложении Отдела: «В малолюдных монастырях, где не имеется лиц, подходящих для занятия монастырских должностей, настоятелям предоставляется право ходатайствовать пред епархиальным Преосвященным как о совмещении таковых должностей в одном лице, так и замещении некоторых из них монашествующими других обителей».

43. ПОСТАНОВЛЕНО: принять примечание к статье 16 в изложении Отдела.

44. Председательствующий. Статья 17: «Все должностные лица монастыря ответственны пред законом».

45. Протоиерей Ф. Д. Филоненко. Здесь сказано слишком неопределенно. В чем именно ответственны должностные лица в монастырях и пред каким законом, государственным или церковным? Мы прекрасно знаем, что каждый человек вообще ответственен пред тем или другим законом. Настоящую статью считаю излишней и прощу ее исключить.

46. Председательствующий. Членом Собора Г. А. Ольховским предложена поправка следующего содержания: «Bсe должностные лица монастыря ответственны пред настоятелем». За отсутствием желающих высказаться, ставлю на голосование предложение протоиерея Ф. Д. Филоненко об исключении статьи 17.

47. ПОСТАНОВЛЕНО: статью 17 исключить.

48. Председательствующий. Статья 18: «Число причтов в женском монастыре зависит от средств, имеющихся в обители для содержания их, а не от штатов, как это было прежде».

49. Протоиерей Н. В. Цветков. Положение причтов в женских монастырях я считаю неудовлетворительным, так как эти причты поставлены в какое-то неправильное положение. При некоторых монастырях, как мне известно, существуют приходы из мирян, живущих вне монастыря, и причты одновременно обслуживают и монастырь, и приход. Не касаясь службы приходской, мы говорим, что в отношении обслуживания духовных нужд монастыря дело обстоит в корне неправильно. Мы не видим, чтобы пастыри близко подходили к жизни монашеской; они только как бы состоят при монастыре для отправления церковных служб и никакого иного участия в духовном руководительстве насельницами монастыря не принимают. Обычно монахини имеют особого духовника из числа братии какого-либо мужского монастыря и, таким образом, настоятель монастырского храма, священник, устраняется от всякого влияния на духовное развитие сестер-монахинь. Необходимо устранить эту неправильность. Мне думается, не следовало бы устраивать при женских монастырях приходов из мирян, чтобы монастырское духовенство служило только монастырю, являлось бы действительным руководителем духовной жизни монастыря и священник действительно был бы там духовным отцом. Можно возразить, что пастырь из белого духовенства не может руководить монашествующими, как говорилось и об епископе, поставленном из лиц, не принявших монашества, что он не может быть настоятелем монастыря. Конечно, руководителем монашеской жизни может быть лицо из черного духовенства, равно из белого. Одним словом, епархиальное начальство может назначать на такое служение таких лиц, на которых оно вполне может положиться. Говоря о служении духовенства в монастырях, нужно иметь в виду только священнослужительство, так как все церковнослужительские обязанности там исполняются монашествующими: и чтение, и пение, и уборка лежит на них. Таким образом, в существовании при монастырях «причтов», о которых говорится в статье 18, нужды нет. К этому можно добавить, что если бы священнослужители в женских монастырях, назначаемые епархиальным начальством, не обязаны были бы заботиться о приходах мирских, то это очень способствовало бы улучшению жизни женских монастырей, где ныне больше обращается внимания на подвиг Марфы, но подвига Марии мы там не видим. При существующем положении вещей там нет постоянного пастырского руководительства, так как духовник из монашествующих навещает монастырь только несколько раз в год.

На основании всего сказанного я предлагал бы вопрос о женских монастырях передать в Отдел для пересмотра с участием настоятельниц монастырей; если же это не будет принято Священным Собором, прошу изменить статью 18 таким образом: «Священнослужители в каждом женском монастыре в количестве, указанном монастырем, назначаются епархиальною властью, причем монастырский Духовный Собор может делать представления о желательных кандидатах на священнослужительские должности в монастыре. Примечание: Желательно, чтобы при женских монастырях не было приходов, состоящих из мирян, каковые приходы теперь обслуживаются причтами женских монастырей».

50. Л. К. Артамонов. Глубоко протестую против мнения о. протоиерея Цветкова, что при монастырях не должно быть приходов. Что касается положения о причтах при храмах женских монастырей, то предлагаемая статья есть результат весьма продолжительного обсуждения этого вопроса на Монашеском съезде и в Отделе. Нужно оставить то, что предложено Отделом. Настоятельницы монастырей имели полную возможность на Монашеском съезде высказать свой взгляд. Что же касается отсутствия духовного руководства, то нужно заметить, к сожалению, что и во многих приходах священнослужитель является не духовным руководителем, а только исполнителем треб. Истинно духовных руководителей мало, а потому требовать непременного назначения в монастыри постоянных духовных руководителей нельзя. Предлагаю оставить статью 18 в том виде, как она есть.

51. А. В. Васильев. Вопрос о том, что священнослужители должны обслуживать женские монастыри в духовном отношении, что они не должны быть там только совершителями церковных служб, но должны иметь некоторое нравственное влияние, мне представляется имеющим значение, но он не относится к статье 18. Этот вопрос следует передать на обсуждение в Отдел. Что касается статьи 18, то она мне представляется совершенно излишней. Ведь во всем докладе Отдел о штатах ничего не говорит, и самое содержание этой статьи имеет в себе внутреннее противоречие. Здесь говорится, что число священнослужителей должно соответствовать средствам, а не штатам, но ведь и штаты устанавливаются применительно к средствам. Поэтому я полагаю, что эту статью следует исключить.

52. П. И. Астров. Я прошу принять статью в той редакции, как она изложена в Отделе. Я хочу только сказать о приходах при монастырях, о которых был затронут вопрос по поводу этой статьи. Есть приходы, живущие общей жизнью с монастырями, которые отстаивали монастыри в настоящее время, поэтому я прошу не осложнять дела рассуждениями о приходе и принять статью так, как она есть.

53. Протоиерей Н. Г. Попов. Я хотел бы обратить внимание на унизительное положение белого духовенства при женских монастырях. Оно там бесправно. Духовные лица часто лишаются доходов, которые являются источником их содержания, а между тем монастыри своего содержания им не предоставляют. Иногда белое духовенство не имеет даже квартир при монастырях. Прежде белое духовенство искони владело земельными угодьями, а в конце концов под давлением монастырей теряло право на эти земельные угодья, которые и стали считаться собственностью монастырей без всякой компенсации белому духовенству. Такое положение белого духовенства побуждает меня внести предложение дополнить статью 18 словами «причем положение причтов при женских обителях определяется особой инструкцией, составленной Отделом о монашестве с участием представителей белого духовенства этих обителей».

54. Председательствующий. Такая инструкция Собору пока неизвестна. Список ораторов исчерпан. Слово принадлежит докладчику.

55. Архиепископ Тверской Серафим. Мне уже третий раз приходится докладывать Собору, что в доклад внесены только статьи законололожительного характера, а статьи инструктивного характера не внесены. Весь труд Отдела — Положение о монастырях и монашестве — не взялись отпечатать. Между тем, есть масса инструктивных статей. Есть много статей, относящихся и к женским монастырям. В Положении о монастырях и монашестве есть обширная 21-я глава о женских монастырях. Там есть статьи о должностных лицах, хозяйстве, есть статьи о положении причта при женских монастырях. Кроме того, составлена инструкция для настоятельниц монастыря, монастырского духовенства и благочинных монастырей. Здесь же в доклад внесен только один законоположительный тезис о причте при женских монастырях, так как в настоящее время есть женские монастыри, имеющие узаконенные Св. Синодом штаты; эти штаты мы и просим отменить и разрешить монастырям иметь столько священнослужителей, сколько они могут содержать. Далее известно, что духовенство при женских монастырях получает от этих монастырей жалованье, вследствие чего существуют выработанные правила относительно церковных сборов, причем, например, кружечные и проскомидийные сборы идут в пользу духовенства, а другие сборы — в пользу монастырей. Эти правила и сообщаются лицам, желающим вступить в число членов причта при монастырях. Мы, докладчики, серьезно просим об одном — обращаться к нам за разъяснениями по поводу этого или другого законодательного тезиса, прежде чем возбуждать вопрос о каком-либо дополнении. Во многих случаях оказывается, что предполагаемые дополнения уже разработаны. Тогда будет сбережение времени, которым мы дорожим.

56. Председательствующий. К статье 18 имеются следующие поправки:

1) радикальная поправка А. В. Васильева, который предлагает эту статью исключить;

2) П. В. Рычкова, предлагающего исключить из статьи 18 последние слова «а не от штатов, как то было прежде»; 3) протоиерея Н. В. Цветкова, предлагающего передать статью 18 и 22 на пересмотр в Отдел о монашестве, а если это не будет принято, изложить статью 18 в его редакции; 4) протоиерея Н. Г. Попова, предлагающего статью 18 дополнить словами «причем положение причта при женских обителях определяется особой инструкцией, составленной Отделом о монашестве с участием представителей от белого духовенства этих обителей».

Прежде всего ставлю на голосование поправку А. В. Васильева.

57. ПОСТАНОВЛЕНО: поправку отклонить.

58. Председательствующий. Ставлю на голосование поправку П. В. Рычкова.

59. ПОСТАНОВЛЕНО: поправку отклонить.

60. Председательствующий. Ставлю на голосование предложение Н. В. Цветкова о передаче статьи 18 в Отдел.

61. ПОСТАНОВЛЕНО: предложение отклонить.

62. Председательствующий. Ставлю на голосование статью 18 в изложении Отдела: «Число причтов при женских монастырях зависит от средств, имеющихся в обители для содержания их, а не от штатов, как то было прежде».

63. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 18 в изложении Отдела.

64. В 12 часов 55 минут объявляется перерыв.

65. Заседание возобновляется в 1 час 25 минут.

66. Председательствующий. Продолжается постатейное чтение доклада Отдела о монастырях и монашестве. Раздел «Монастырский Духовный Собор». Статья 19: «Управление монастырем принадлежит настоятелю (настоятельнице), при содействии Духовного Собора».

67. А. В. Васильев. Заголовок настоящего раздела не соответствует его содержанию. Он озаглавлен «Монастырский Духовный Собор». Мы привыкли под Собором понимать нечто большое, крупное, между тем Монастырский Собор, как видно из дальнейших статей о нем, не представляет собою такого учреждения, а является лишь Монастырским Советом. По докладу Отдела, Монастырский Собор состоит, как видно из статьи 20, кроме настоятеля из наместника, где таковой есть, казначея, ризничего, благочинного и эконома, где таковой есть. Учреждение из 6 лиц, из коих двое входят в состав его там, где они есть, не может быть названо Собором, а лишь Советом, такое название и по существу дела более правильно. Затем, я полагал бы, что статья 23 должна быть изменена. По этой статье обязательными для всех насельников обители являются все постановления Монастырского Духовного Собора; в случае несогласия настоятеля с Духовным Собором дело переносится в Епархиальный Монашеский Совет. Представьте себе, что 2 или 3 члена Собора (или Совета) согласятся между собой и станут проводить в монастыре те или другие меры в разрезе с настоятелем. Ведь они могут вертеть всем монастырем, а настоятелю по каждому делу придется обращаться в Епархиальный Совет. Это едва ли удобно. Мое конкретное предложение: обсуждаемый раздел доклада озаглавить «Монастырский Совет», причем он не должен быть решающим, а лишь совещательным.

68. Председательствующий. О заголовке обсуждаемого раздела не желает ли еще кто-нибудь высказаться?

69. Архимандрит Гурий. Наименование «Монастырский Духовный Собор» — термин давно принятый и хорошо известный всему монашеству, почему он и употреблен Отделом.

70. Священник И. А. Артоболевский. Несомненно, что во внутренней жизни монастыря Духовный Собор будет иметь первенствующее значение. Название «Духовный Собор» А. В. Васильева не удовлетворяет во второй части, а меня и в первой. В проекте нет оснований к наименованию рассматриваемого учреждения «Духовным Собором». Как видно из статей 21 и 38, функции этого учреждения касаются чисто внешних, хозяйственных дел и не затрагивают духовной области. Поэтому или нужно расширить функции Монастырского Собора, или вычеркнуть из заголовка слово «духовный». По обсуждаемому проекту, в состав Монастырского Собора входят настоятель, наместник, где таковой есть, казначей, ризничий, благочинный и эконом, где таковой есть, — все это лица монастырской администрации. В Соборе же, по самому смыслу этого слова, должны быть собраны представители всех сторон монашеской жизни и деятельности. Далее. Возбуждает недоумение то обстоятельство, почему в состав Собора не включен монастырский духовник. По обсуждаемому проекту, Монастырский Собор решает, между прочим, вопросы о достоинстве членов монастырского братства к рукоположению в сан священника и указных послушников к пострижению в монашество, а также о принятии в братство прошедших искус новоначальных. При решении этих вопросов необходимо иметь сведения о нравственной настроенности того или другого насельника обители. Кто же лучше может знать эту настроенность, как не монастырский духовник? Пропуск этот в проекте совершенно непонятен.

Далее. Монастыри будут более чем ранее, развивать просветительную деятельность. Проектом предусматриваются монастырские школы, во главе коих, очевидно, будут особые заведывающие лица; предполагаются монастырские библиотеки, где будут библиотекари. Если функции Монастырского Собора будут касаться не только хозяйственной стороны жизни монастыря, но будут обнимать более широкую область со включением и просветительной деятельности, то в состав Собора нужно включить заведующего школой и библиотекаря. Тогда в Монастырском Соборе были бы представители всех сторон монастырской жизни. Я предлагаю или вычеркнуть из наименования Монастырский Духовный Собор слово «духовный», или расширить его функции и состав Собора дополнить включением в него духовника, заведующего школой и библиотекаря. Что касается Монастырского Собора в женских монастырях, то непонятно, почему в его состав не введен хотя один представитель монастырского причта. Во многих женских монастырях старший член причта — настоятель монастырского храма — является и духовником сестер обители. Как же без него Собор будет судить о пригодности или непригодности той или другой сестры к пострижению в монашество? Кто будет Собору давать справедливые сведения для решения этого вопроса? Поэтому необходимо расширить состав Монастырского Собора в женских монастырях включением в него настоятеля монастырского храма. Особенно, если он состоит духовником обители.

71. Епископ Старицкий Серафим. К сожалению, я несколько опоздал и не слышал соображений, высказанных предшествующим оратором. Монастырский Духовный Собор, по моему мнению, не должен быть органом, решающим внутренние монастырские дела, так как лицом, управляющим всею жизнью монастыря, является по самому положению своему настоятель. По статье 19 обсуждаемого проекта, монастырем управляет настоятель при содействии Собора, а по статье 21 его роль не ограничивается содействием настоятелю, а доходит до вмешательства в чисто духовную, внутреннюю, по существу не подлежащую ему область, до узурпации прав настоятеля монастыря. Настоятель делает доклады Собору, а последний делает по ним постановления. Я бы более понимал такую деятельность Монастырского Собора, если бы она касалась только дел хозяйственных и не вмешивалась в дела чисто внутренние, духовные. По 2-му правилу Собора, иже в Софии, монастырская братия должна пребывать в полном повиновении, послушании настоятелю. Как же члены братии могут делать постановления по докладам настоятеля, как будут эти лица, сами подчиненные, распределять послушания? Засим, по статье 21 обсуждаемого проекта Собор решает вопросы о том, кого из братии рукоположить в священный сан или постричь в монашество, кого принять в братство. Такие функции Монастырского Собора совершенно не соответствуют общим взглядам Церкви. 3-е правило Второпервого Собора говорит, что настоятелю принадлежит пастырство, руководство духовной жизнью в монастыре, подобно тому, как священнику в приходе. Вся монастырская братия, в том числе и члены Монастырского Собора, являются овцами в отношении к настоятелю. Эти-то овцы, по смыслу обсуждаемого проекта, не только помогают настоятелю, но и вмешиваются в его учительство, в его чисто пастырскую деятельность, вмешиваются во внутреннюю, духовную жизнь монастыря, руководство коей должно принадлежать исключительно настоятелю, как пастырю.

Ввиду указанных соображений, статью 19 обсуждаемого проекта следует изменить в том смысле, что управление монастырем принадлежит настоятелю; в делах же хозяйственных настоятелю в управлении содействует Духовный Совет.

72. Л. К. Артамонов. Мы привыкли со словом «Собор» соединять представление о высшем учреждении. Между тем, по обсуждаемому проекту, в случае несогласия настоятеля монастыря с Духовным Собором дело должно переноситься в Епархиальный Монашеский Совет. Совет, таким образом, является выше Собора. Необходимо заменить наименование «Монастырский Духовный Собор» названием «Монастырский Общежительский Совет».

73. П. Б. Мансуров. Нам, мирянам, высказываться по вопросам внутренней жизни монастырей трудно и страшно. Но обсуждаемый вопрос настолько важен для церковной жизни, что и молчать нельзя. Возражают против названия «Духовный Собор». Но это название утверждено церковной традицией. Монашеский съезд, состоявший из представителей монашества всей России, не нашел ничего неприемлемого в указанном наименовании. Отдел, основывающийся в своих работах на данных, выработанных съездом, также остановился на наименовании «Духовный Собор».

Таким образом, это название приобретает авторитетность. И нам, мне кажется, нет оснований его изменять. Как видно из обсуждаемого проекта, настоятель монастыря будет советоваться по вопросам монастырской жизни с людьми, располагающими в высшей степени монашеским опытом. Мы видим, что совещания настоятеля с этими людьми будут касаться не хозяйственных только вопросов, но и самых основных сторон внутренней жизни монастыря, например, вопроса о представлении инока к рукоположению в священный сан или к пострижению в монашество. Что в монастырской жизни может быть важнее этого вопроса? Таким образом, и по самому характеру подлежащих Духовному Собору дел, и по составу входящих в него лиц нельзя умалять его значение заменой выработанного Отделом наименования его другим, с меньшим значением.

Я совершенно согласен с высказанным мнением о том, что странно, что в составе Монастырского Духовного Собора нет духовника монастыря. Следовало бы включить его в состав Собора. Затем, говорят, что если останется наименование «Духовный Собор», то следовало бы включить в него и других лиц — заведующего школой, библиотекаря. Но я считаю, что такое пожелание не может быть признано правильным. В Соборе должны принимать участие те лица, на которых лежит ответственность за постановку духовной внутренней стороны монастырской жизни. Просветительная же деятельность монастыря, по существу своему деятельность внешняя, к основам внутренней жизни монастыря отнесена быть не может, и потому лица, заведующие этой деятельностью, не могут быть поставлены наравне с руководителями основных сторон монастырской жизни.

Поэтому состав Монастырского Духовного Собора следует ограничить указанными в докладе Отдела лицами, с прибавлением к ним монастырского духовника. По статье 21 проекта, настоятель делает доклады Собору. Нельзя ставить настоятеля в подчиненное к Собору положение.

74. Председательствующий. Идут все споры о словах. Если так будет продолжаться дело, мы не рассмотрим до Пасхи доклада о монашестве.

75. Архимандрит Гурий. Название «Монастырский Духовный Собор» на Всероссийском Монашеском съезде не было принято. Там это учреждение получило наименование «Монастырский Братский Совет».

76. Епископ Уральский Тихон. То, что напечатано в докладе Отдела о функциях Монастырского Собора, является для меня новостью. На Монашеском съезде мы никогда не поручали Собору внутреннюю деятельность в монастыре. Руководство Собором этой деятельностью, являясь вмешательством в права настоятеля, произведет полную путаницу в монастырской жизни. В таком случае, и ответственность за внутреннюю жизнь монастыря спадает с настоятеля. И в Отделе не было решения о том, чтобы поручать Собору внутренние дела монастыря. Я вполне согласен с епископом Серафимом, который сказал, что делами монастыря управляет настоятель, а в хозяйственной части при содействии Собора. Возможность же содействия Собора настоятелю монастыря во внутренней области я отрицаю.

77. Докладчик архимандрит Гурий. Как видно из статьи 73 Положения, выработанного Монашеским съездом в Сергиевой Лавре, этим съездом предоставлено Монастырскому Собору участие и во внутренней, духовной жизни монастыря. В Отделе также состоялось решение об участии Монастырского Собора в этой стороне монашеской жизни, что не умаляет авторитета настоятеля. К сожалению, я не имею сейчас под руками протоколов Отдела.

78. Председательствующий. Я прошу меньше апеллировать к тому, чего нет под руками. Епископ Старицкий Серафим, А. В. Васильев, Л. К. Артамонов и П. Б. Мансуров предлагают наименование «Монастырский Духовный Собор» заменить наименованием «Монастырский Совет». Угодно ли Собору согласиться с этим предложением?

79. ПОСТАНОВЛЕНО: наименование «Монастырский Духовный Собор» заменить наименованием «Монастырский Совет».

80. Председательствующий. Статья 19: «Управление монастырем принадлежит настоятелю (настоятельнице), при содействии Монастырского Совета». К этой статье поступили следующие поправки. Г. А. Ольховский предлагает статью читать так: «Управление монастырем принадлежит настоятелю монастыря совместно с Духовным Советом». Преосвященный Серафим Старицкий предлагает статью читать так: «Управление монастырем принадлежит настоятелю; в делах же хозяйственных настоятелю в управлении содействует Духовный Совет». Ставлю на голосование статью 19 в редакции епископа Старицкого Серафима.

81. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 19 в редакции епископа Серафима.

82. Председательствующий. Статья 20: «В Монастырский Совет, кроме настоятеля, входят наместник, где таковой есть, казначей, ризничий, благочинный, а также эконом, где таковой есть». К этой статье есть поправка священника И. А. Артоболевского, который просит добавить слова «духовник монастыря, заведующий школой, библиотекарь и опытные в духовной жизни старцы, а в женских обителях настоятель монастырского храма, особенно если он состоит духовником обители».

83. Докладчик архиепископ Тверской Серафим. Здесь говорят, что духовник должен быть в составе Монастырского Совета и что его присутствие в Совете особенно ценно при решении вопросов о рукоположении иноков в священный сан или о пострижении в монашество, потому что он хорошо знает нравственную сторону жизни иноков. Но именно поэтому духовник, по моему мнению, и не должен участвовать в Монастырском Совете. Правда, он хорошо знает и хорошие, и дурные стороны жизни иноков, но это знание он получает путем исповеди. Поэтому сообщение им Монастырскому Совету сведений о нравственном облике того или другого инока было бы разглашением тайны исповеди, что совершенно недопустимо.

В Монастырских Советах женских монастырей духовник тем более не может принимать участия. Он будет единственным мужчиной в этом Совете. Он не имеет права вникать во внутреннюю жизнь монастыря. Его может касаться лишь богослужебная и просветительная сторона жизни. Дело игумении советоваться с монастырским священником, если он пользуется в монастыре уважением и авторитетом, но быть ему членом Монастырского Совета никогда не полагалось. В мужских монастырях заведующий школой или библиотекарь могут быть приглашаемы в Совет для дачи объяснения по тем или другим касающимся их вопросам, но быть равноправными членами Совета не могут и никогда не были.

84. Архимандрит Алексий. Я прошу позволения сказать несколько слов по статье 20. Предлагают расширить состав Монастырского Совета, но для каких нужд? Раз принято, что Совет лишь содействует настоятелю и притом только в делах хозяйственных, непонятно, для чего вводить в состав Совета духовника, библиотекаря. Можно советоваться с ними по касающимся их вопросам монастырской жизни, но включать их в число членов Совета излишне.

85. Председательствующий. Итак, по разъяснению докладчика и архимандрита Алексия дополнение к статье 20, предлагаемое в поправке о. Артоболевского, после принятия статьи в редакции епископа Серафима излишне. Но ставлю поправку священника И. А. Артоболевского на голосование.

86. ПОСТАНОВЛЕНО: поправку священника И. А. Артоболевского отклонить.

87. Председательствующий. Ставлю на голосование статью 20 в изложении Отдела.

88. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 20 в изложении Отдела.

89. Председательствующий. Статья 21: «Монастырский Духовный Собор в заседаниях своих обсуждает и решает все более или менее важные внутренние и внешние монастырские дела, выслушивает доклады настоятеля и других должностных лиц монастыря о всех внутренних и хозяйственных потребностях обители и делает соответствующие постановления, проверяет доходы и определяет порядок расходования сумм, проверяет и свидетельствует ежемесячно приходо-расходные книги, по надлежащем обсуждении Собор делает постановление о представлении достойных членов братства к рукоположению в сан священства, к пострижению в монашество указных послушников и о принятии в братство прошедших искус новоначальных».

90. Епископ Старицкий Серафим. Так как статья 19 Собором принята в моей редакции, то необходимо изменить и статью 21; я предлагаю такую формулировку этой статьи: «Монастырский Совет в заседаниях своих обсуждает и решает все хозяйственные дела, выслушивает по сим делам соображения настоятелей и других должностных лиц, проверяет доходы и определяет порядок расходования сумм и свидетельствует ежемесячно приходо-расходные книги».

91. А. В. Васильев. Я предлагаю из статьи 21, соответственно принятому изменению в статье 19, исключить слова «настоятеля и других», а также слова «и решает и делает соответствующие постановления». Это сделать необходимо для того, чтобы стало ясно и понятно, что Совет Монастырский имеет лишь совещательное значение, а не решающее.

92. Архимандрит Александр. Я вполне присоединяюсь к тем ораторам, которые старались поднять престиж и значение настоятеля монастыря, потому что он духовный отец братии, он авва, руководитель их в духовной жизни, он отвечает за свою братию пред Богом. И я, в общем, согласен с 21 статьей, но решительно протестую против предоставления Монастырскому Совету права делать постановления о представлении достойных членов братства к рукоположению в сан диакона и священника. Зачем это ненужное и даже вредное, двойное фильтрование? Ведь первичное испытание, искус и оценка того, достойно ли то или другое лицо пострижения в монашество, будет сделано не одним настоятелем, но и Духовным Собором; зачем же здесь еще новое процеживание через Духовный Собор, новое фильтрование? Если настоятель не может помимо и без согласия Монашеского Совета представить к иеродиаконству и иеромонашеству тех, кого сам признает достойным, то этим авторитет настоятеля будет совершенно подорван и сведен к нулю. В таком случае он уже не духовный отец своей братии. Кроме того, со стороны братии несомненно возникнут искания пред членами Монастырского Совета, а это внесет нестроения и смуту в жизнь монастырей. Поэтому я вношу поправку, чтобы в статье 22 было исключено упоминание о праве Монастырского Совета представлять к рукоположению, но пусть остается за Монастырским Советом право совместно с настоятелем представлять указных послушников к постригу, но не более.

93. Протоиерей П. И. Лепорский. Я бы хотел указать недостатки редакционного характера. В этой статье слова «выслушивает доклады настоятеля и других должностных лиц монастыря о всех внутренних и хозяйственных потребностях обители» совершенно излишни, потому что раньше в начале этой же статьи сказано, что Монастырский Совет обсуждает и решает все более или менее важные внутренние и внешние монастырские дела. Ясно, что нельзя обсуждать без предварительного доклада то, что подлежит обсуждению, Точно также излишни слова «и делает соответствующие постановления», потому что раньше сказано, что «Монастырский Совет решает … дела». А раз решает, то конечно делает соответствующие постановления. Поэтому мне кажется, что указанные слова должны быть исключены. Кроме того, я недоумеваю, почему в рассматриваемом проекте определение функции Монастырского Совета изложено не сразу в одной статье, а разбито по нескольким статьям.

Далее. С редакционной стороны в рассматриваемой статье слова «внутренние дела» не могут оставаться, раз мы приняли поправку Преосвященного Серафима в статье 19 о том, что Монастырскому Совету принадлежат функции лишь чисто хозяйственного характера. Принимая во внимание все эти замечания, я спрашиваю, что же в таком случае осталось от этой статьи? А осталось лишь то, что уже сказано в статье 19, а именно, что управление монастырем принадлежит настоятелю, в делах же хозяйственных настоятель управляет при содействии Монастырского Совета. Ввиду этого я считаю, что статью 21 надо совершенно исключить.

94. Священник И. А. Артоболевский. Я скажу всего несколько слов. Мне лично кажется, что с принятием в статье 19 поправки Преосвященного Серафима спутано все дело. Этой поправкой мы устранили во внутреннем управлении монастырем соборное начало и все возложили на настоятеля. Я думаю, что вряд ли поблагодарят нас за это сами настоятели монастырей. В самом деле, кто же будет ведать и решать дела, касающиеся просвещения, внутренней монастырской жизни, осуществлять монастырский суд, испытывать и представлять достойных к пострижению в монашество и рукоположению в священный сан? Все это возлагается на настоятеля, а Монастырский Совет от этого устранен, и за ним оставлены лишь чисто экономические функции. Таким образом, в управлении монастырем настоятель остается один, без поддержки и помощи со стороны опытных лиц из братии.

95. Председательствующий. Список ораторов исчерпан. Относительно рассматриваемой статьи 21 имеются следующие предложения. Протоиерей П. И. Лепорский предлагает эту статью совсем исключить. Что касается поправки Преосвященного Серафима, то эта поправка была уже оглашена. Кроме того, А. В. Васильев вносит в эту статью целый ряд поправок. Ставлю на голосование предложение П. И. Лепорского.

96. ПОСТАНОВЛЕНО: статью 21 исключить.

97. Председательствующий. Статья 22: «Монастырский Совет в женском монастыре состоит из настоятельницы, казначеи, ризничей, благочинной и экономки». К этой статье диакон Никольский предлагает добавить следующее примечание: «В заседаниях Духовного Собора в женских монастырях при обсуждении вопросов, связанных с отправлением богослужения в монастырском храме, вопросов проповеднического и миссионерско-просветительного характера имеет право участвовать настоятель причта с правом решающего голоса». (Обращаясь к докладчику) Что Вы скажете по этому поводу?

98. Архимандрит Гурий. Это есть в инструкции.

99. Священник И. А. Артоболевский. Нас все утешают, что это есть в инструкции. Но для меня совершенно непонятно, почему если то или иное положение имеется в инструкции, его нельзя внести и сюда, в самое Положение о монастырях. Ведь то добавление, которое предлагает сделать отец диакон Никольский, имеет громадное и важное значение и несомненно, что в женских монастырях настоятель храма имеет совершенно законное и неоспоримое право участвовать в Монастырском Совете, раз дело касается вопросов богослужения, проповеди и т. п.

100. Председательствующий. Я считаю нужным заметить, что все эти разъяснения должны делать докладчики, а если они скупы на слова, то я в этом не виноват.

101. Докладчик Архиепископ Тверской Серафим. В инструкции ничего подобного нет и быть не может. В состав Советов при женских монастырях ни в каком случае не может входить настоятель монастырского храма, это был бы единственный мужчина в составе Советов женских монастырей. Кроме того, эти Советы будут ведать только одними хозяйственными делами, и настоятелю храма в них делать нечего. В инструкции наоборот сказано в статье 8: «Члены монастырского причта не должны вмешиваться во внутреннюю монастырскую жизнь».

102. Архимандрит Алексий. Здесь говорят о порядке совершения служб в монастырских храмах и указывают, что священник должен быть членом Монастырского Совета и разъяснять вопросы, касающиеся богослужения. Второе положение священника Артоболевского касается просветительной деятельности священника в женских монастырях…

103. Председательствующий. Я снимаю поправку о. диакона Никольского, потому что она к статье не относится. (Голоса: Как же не относится?} В статье говорится: «Монастырский Совет в женском монастыре состоит из настоятельницы, казначеи, ризничей, благочинной и экономки».

104. А. В. Васильев. Следует включить и настоятеля храма.

105. Председательствующий. Очевидно, смысл дополнения, предлагаемого о. диаконом Никольским, сводится к тому, чтобы в состав Монастырских Советов был введен настоятель монастырского храма.

106. Докладчик епископ Волоколамский Феодор. Если бы относительно Монастырских Советов и круга их дел было Собором принято положение, выработанное Отделом, тогда добавление, предлагаемое о. диаконом Никольским, еще могло бы быть принято. Но так как Священным Собором по указанному вопросу принята поправка Преосвященного Серафима именно в том смысле, что Монастырский Совет ведает лишь одни хозяйственные дела, то для чего же в таком случае вводить в состав Совета настоятеля храма? Ведь Совету никакого дела нет до вопроса о богослужении, проповедничестве и т. п., ему оставлены лишь хозяйственные дела и поэтому не представляется никакой надобности вводить в состав Совета какое-либо другое лицо, кроме указанных в статье 22.

107. Председательствующий. Аналогии между мужскими и женскими монастырями нет. В мужских монастырях священники из числа самой братии — они члены самого братства, в женских же монастырях настоятель храма является лицом имеющим важное значение.

108. А. Г. Куляшев. Я охотно поддерживаю поправку о. диакона Никольского и усердно прошу Освященный Собор ввести в состав женских Монастырских Советов и настоятелей монастырских церквей. Это крайне необходимо и полезно для дела. Пора положить конец тому ненормальному положению, в котором находится духовенство при церквах женских монастырей. Во многих монастырях, как говорят, духовенство принижено, оно ничего не делает без разрешения настоятельниц. Такая приниженность не соответствует высокому званию священника. Случается, что кто-либо из духовенства становится в положение подчиненных монашествующих. Крайне необходимо существенно изменить это положение. Неужели наш Освященный Собор не подтвердит тех высоких правил монастырского священника, которые даны ему Законоположником нашей веры Иисусом Христом? Права священника, как иерархического лица, должны быть всегда при нем и никто не имеет права их урезывать и сокращать, где бы и при каких условиях он ни служил. Не нужно забывать, что в силу канонических правил в делах иерархических, богослужебных, просветительно-проповеднических священник находится в зависимости только от епископа и ни в каком случае не от настоятельницы монастыря. В деле проповеди и исповеди игумения не должна вмешиваться и ставить здесь свое «вето». Некоторые настоятельницы в этом отношении немало погрешают. Случается прочитают пред литургией часы, а священник литургии не начинает потому только, что игумения не пришла в церковь. Неужели с такой ненормальностью можно согласиться, неужели не нужно уничтожать ее в корне?! Настоятельницы без ведома своего священника иногда приглашают к исповеди какого-либо иеромонаха. И это незаконно и неканонично. Менять своих духовников правила запрещают. И души монахинь вверены не только игумении, но также и их священнику-духовнику; за них он отдает ответ Богу.

Случается, что настоятельницы вмешиваются и в дела проповеди священника. Одному члену Собора и Церковного Совета Святейшим Патриархом разрешено участие в проповеди Слова Божия по предварительном сношении и согласии с настоятелем церкви. Желая сказать проповедь в одном из первоклассных монастырей, он обратился к служащему священнику с целью испросить его согласие. Монастырский священник, невзирая на разрешение свыше, не счел возможным согласиться на произнесение проповеди, а рекомендовал спросить еще игумению. Скажите, нормально такое положение, скажите, не пора ли от имени Освященного Собора подтвердить те права монастырского священника, которыми пользуется всякий рядовой пастырь? Поправку о. Никольского, имеющую своею целью борьбу с указанными ненормальностями, я всецело поддерживаю и прошу Собор принять ее.

109. В. П. Шеин. Что священникам в женских монастырях должно принадлежать подобающее место, должно быть оказываемо подобающее уважение и дано соответствующее обеспечение — это непреложная истина, так и должно быть. Но в тех примерах, которые привел сейчас здесь уважаемый А. Г Куляшев, я не вижу доказательства приниженного положения священника, не вижу унижения его пастырского авторитета. В самом деле, если бы проповедник явился в мужской монастырь, то едва ли бы он стал произносить проповедь без разрешения настоятеля монастыря. Также и в женских монастырях, хотя положение настоятеля храма и высоко, но допускать к проповеданию в храме он не может без ведома настоятельницы. Равным образом и несовершение богослужения до прибытия настоятеля монастыря соответствует и уставу и обычаям монастырским. Ведь по положению сам совершающий богослужение должен испрашивать благословение на это настоятеля монастыря. Далее. По монастырским обычаям, трезвоном встречается вход в храм именно настоятеля монастыря, а не очередного священника. Таким образом, приведенные А. Г. Куляшевым примеры не убеждают в том, что положение священника в женских монастырях приниженно. Не могу я согласиться и с предложением о. диакона Никольского о включении членов причта в состав Монастырского Совета. Мы здесь слышали, что и относительно мужских монастырей Всероссийский Монашеский съезд и Отдел стояли на той точке зрения, что духовник не может быть включен в состав Монастырского Совета по соображениям очень важным, которые здесь указывались и которые я не буду повторять. И если настоятель монастырского храма в женском монастыре является духовником, чего в большинстве случаев не бывает, то по тем же соображениям, по которым решено не допускать духовников в Монастырские Советы при мужских монастырях, не могут быть допущены священники-духовники и в состав Монастырских Советов при женских монастырях. Но если священник не является духовником, а лишь совершает богослужение и требы, то и в таком случае его присутствие в Монастырском Совете принесет больше вреда, чем пользы. Я не отрицаю пользы, но опасаюсь, что эта польза в конце концов может повести к вреду. В женских монастырях образуется около священника особая группа, примыкающая к священнику и желающая на него опереться, и чрез него она постарается проводить свои взгляды. Хорошо, если в деле управления монастырем священник будет идти рука об руку с настоятельницей монастыря. Но если, как это в жизни больше встречается, между настоятельницей и священником возникнут несогласия, то эти несогласия, когда войдут в само средоточие управления, в Монастырский Совет, несомненно внесут полную разруху в строй и жизнь монастыря; и чем влиятельнее будет священник, тем больше вреда. Это поведет к несомненному двоевластию, к вторжению в монастырскую жизнь чуждых элементов и к падению авторитета настоятельницы. По этим основаниям я прямо утверждаю, что такое включение настоятеля в Монастырский Совет, даже по некоторым вопросам, отразится крайне вредно и приведет к смуте, и от такой меры следовало бы воздержаться.

110. П. И. Астров. Я вполне присоединяюсь к В. П. Шеину, имею лишь добавить, что нельзя вводить в Монастырский Совет, хотя бы по некоторым вопросам, настоятеля монастырского храма. Нельзя смешивать юридическое с нравственным. Пусть священник монастырского храма будет духовником, будет руководителем сестер в нравственной жизни, но пусть он не вмешивается в управление монастырем. Дайте инокиням право быть у себя дома, самим без участия посторонних лиц обсуждать свои нужды.

111. Архиепископ Василий. Я служил священником при женских монастырях и счел долгом поделиться с вами своими впечатлениями. Мне пришлось быть священником сверх штата в большом монастыре — в Казанском и настоятелем храма в маленьком — Феодоровском женском монастыре. И вот на основании собственного опыта я высказываюсь за введение настоятеля монастырского храма в состав Монастырского Совета, по крайней мере при обсуждении вопросов, которые непосредственно касаются его деятельности. Мы, в сущности, решаем вопрос, который жизнь давно уже разрешила. Я знаю, что в благоустроенных женских обителях хорошие игумении обычно почти во всех монастырских делах советуются с настоятелями храмов, вместе с настоятелем храма игумения разрешает возникшие недоумения, вместе они едут по делам монастыря к архиерею и т. д., вообще значение настоятеля храма в таких монастырях очень велико, и участие его в монастырских делах весьма полезно. А насколько необходимо вести предварительную беседу в вопросах богослужения, я постараюсь показать на случае, который произошел лично со мною. В бытность свою монастырским священником мне пришлось служить повечерие в Великую Среду. После повечерия я начал Правило. У меня был диакон с большим голосом. Он начал чтение Правила. Вдруг слышу, что где-то вдали альт тоже читает. Прихожане подходят и спрашивают, что это такое. Я ответил, что и сам не знаю и не понимаю, что творится. Разузнаю. Оказывается, что молитва монахинь не может смешиваться с молитвою мирян, и поэтому для монахинь Правило читается отдельно. Об этом я доложил архиерею, который сделал соответствующее распоряжение, инцидент был исчерпан, но все же соблазн среди молящихся был. Я думаю, что необходимо в Монашеский Совет ввести о. настоятеля храма, иначе его нравственное положение в женском монастыре может оказаться очень тяжелым, а женский монастырь не получит от о. настоятеля всей той духовной пользы, какую он должен получить от своего духовного руководителя — настоятеля своего храма.

112. Архимандрит Кронид. Я бы просил Священный Собор статью 22 оставить в той редакции, в какой она принята была Отделом и изложена в этом проекте. Если Священному Собору угодно будет ввести настоятелей храмов женских монастырей в Монастырский Совет при женских монастырях, то могу сказать смело, что мира, спокойствия и Христовой любви не будет в женских обителях, ибо не свойственно мирскому человеку, хотя и священнику, ведать тайные дела иноческой жизни, особенно женских обителей; это неполезно будет и для насельниц обители, и для самого монастырского священника. Я знаю немало при женских обителях священников милых и добрых, достойных уважения, которые пользуются вниманием настоятельниц и сами в советах чисто духовных являются полезными для инокинь, и при всем этом и такие иереи в Монастырский Совет допущены ни в коем случае быть не могут. Знаю иереев женских обителей и таких, которые к настоятельницам относятся без всякого должного уважения. Игумения для них ни что иное, как послушница; всякое ее распоряжение для них ничто. Если батюшки теперь таковы, то что будет с ними, когда они будут введены в Монастырский Совет? Воистину тогда матушке-игумении надо оставить монастырь и бежать, и вся монастырская жизнь перевернется вверх дном — и очень может случиться, что священник может оказаться в роли настоятельницы.

Прошу, усердно прошу Священный Собор сего ни в коем случае не допускать, потому что это дело неестественно для женских обителей. Признаю полезным настоятельнице монастыря советоваться с настоятелем монастырского храма в делах церковной службы, проповедничества, в деле просвещения и миссионерства, во всем этом необходимо настоятельнице и настоятелю-священнику быть в единении и согласии для пользы дела Святой Церкви и веры и только.

113. Докладчик архиепископ Тверской Серафим. Я уже имел честь здесь говорить, что в инструкции все это уже предусмотрено и оговорено. Так, в параграфе 3 говорится: «Время совершения церковных служб, порядок оных, насколько этот порядок вообще может быть определен или не определен уставом и обычаями данного монастыря, устанавливаются по взаимному соглашению настоятельницы и старшего священника». Таким образом, указание на необходимость соглашения со священником в вопросах богослужения есть, но участие священника в Монастырском Совете — это совершенно несогласно с духом монастырей и с правилами монастырской жизни.

Монастырский священник не может исповедывать монахинь, и это вполне понятно. Белое духовенство, как не проходящее монашеского служения и не знающее монашеских подвигов, не может и руководить монахов в духовной жизни. Иное дело послушницы монастыря, они должны исповедываться у священника — он может быть их духовным руководителем. А что касается вопроса богослужения, то в инструкции в параграфе 56 сказано так: «Во время богослужения сестры, прислуживающие в алтаре, подчиняются распоряжениям служащего священника». Из приведенного мною видно, что в инструкции права священника вполне предусмотрены и ограждены.

114. Председательствующий. Наконец, мы выслушали справки из подлинной инструкции. В этой инструкции действительно определены права и обязанности настоятеля монастырского храма по отношению к настоятельнице монастыря. (Голос с места: Как утверждается эта инструкция? Собором?) Несомненно, инструкция утверждается Собором. Иначе мы не мыслим. Но в прошлую сессию представленные из Отделов проекты Собор не успел рассмотреть и ввиду этого Высшему Церковному Управлению было поручено рассмотреть выработанные Отделами проекты по некоторым вопросам и по соответствующим исправлениям, если это признано будет нужным, ввести их в жизнь.

Итак, из справок, приведенных докладчиком, из инструкции видно, что права настоятеля храма предусмотрены и оговорены, ввиду этого разъяснения поправка, предложенная о. диаконом Никольским, сама собою отпадает. Поэтому я ее не голосую, я ставлю на голосование статью 22 в изложении Отдела.

115. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 22 в изложении Отдела.

116. Председательствующий. Статья 23: «Обязательными для всех насельников являются все постановления Монастырского Совета; в случае несогласия настоятеля с Монастырским Советом дело переносится в Епархиальный Монастырский Совет».

117. Епископ Старицкий Серафим. Я хочу сказать несколько слов относительно второй половины этой статьи. Ведь еще неизвестно, будут ли эти Епархиальные Монашеские Советы или нет, а между тем мы на них ссылаемся и вверяем им известный круг дел. Кроме того, в данном случае является ненормальным еще и то, что такие дела переносятся сразу на Епархиальный Монашеский Совет, минуя епархиального архиерея. Поэтому я предлагаю конец этой статьи изменить так: «Дело переносится на решение епископа». А если с течением времени у нас будут Епархиальные Монашеские Советы, то епископ сам может передать туда дело, какое признает нужным.

118. Председательствующий. По статье 23 есть два предложения. А. В. Васильева, который предлагает эту статью совершенно исключить, и Преосвященного Серафима, который предлагает вставить слова «на усмотрение епископа». Я ставлю на голосование предложение А. В. Васильева.

119. ПОСТАНОВЛЕНО: предложение А. В. Васильева отклонить.

120. Председательствующий. Ставлю на голосование предложение епископа Серафима.

121. ПОСТАНОВЛЕНО: принять поправку епископа Старицкого Серафима.

122. Председательствующий. Ставлю на голосование статью 23 с принятой поправкой.

123. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью 23 в прочитанном изложении.

124. Председательствующий. Статья 24: «Изложенные правила относительно внешнего строя монастырской жизни применяются ко всем монастырям Православной Всероссийской Церкви, не исключая и находящихся ныне на особом положении, например, к лаврам, ставропигиальным монастырям и монастырям, где настоятелями состоят архиереи». За отсутствием желающих говорить по поводу этой статьи, я ставлю ее на голосование.

125. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью в изложении Отдела.

126. Председательствующий. Поступило за подписью 33 членов Собора следующее заявление: «Мы, нижеподписавшиеся, просим Собор образовать особый Отдел для предварительной разработки вопроса о соединении христианских Церквей с целью предложить его на рассмотрение Священного Собора настоящего состава.

Главный мотив нашей просьбы — Освященный Собор Православной Русской Церкви, собравшийся и работающий в таких исключительно тяжких для всей Христианской Церкви условиях, когда волны неверия и безбожия грозят самому существованию Христианской Церкви, взял бы на себя огромную ответственность перед историей, если бы не поднял вопроса о соединении Христианских Церквей и не дал бы этому вопросу соответствующего направления в тот момент, когда огромная опасность со стороны неверия и безбожия угрожает не одному какому-либо христианскому исповеданию, а всему христианству. Задача Отдела — подготовить материал для решения настоящего Собора по этому вопросу и дальнейшего направления дела в период междусоборный».

Это заявление будет передано в Соборный Совет, который его обсудит и представит Собору свое решение. Следующее заседание состоится в субботу 21 июля в 11 часов утра.

127. Заседание закрыто в 2 часа 45 минут дня (д. 140, лл. 104-175).

Радио «Вера»
Наши друзья


© 2015-2020. dishupravoslaviem.ru. Все права защищены.


Статистика просмотров сайта


Яндекс.Метрика