Сайту требуется оплата, собираем посильную помощь ПОЖЕРТВОВАТЬ
Дышу Православием
Популярное:
<a href="http://thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts"></a>

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Деяние сто шестидесятое

Деяния Поместного Собора 1917-1918 гг — Деяние сто шестидесятое


К оглавлению

К разделу


Деяние сто шестидесятое

25 августа (7 сентября) 1918 года

1. Заседание открыто в соборной палате в 11 часов 20 минут утра под председательством Святейшего Патриарха Тихона в присутствии 163 членов Собора, в том числе 28 епископов.

На повестке заседания: 1) Текущие дела. 2) Доклады Редакционного Отдела. 3) Обсуждение выработанных особой Комиссией мероприятий по применению инструкции Комиссариата юстиции.

2. Товарищ председателя митрополит Новгородский Арсений. Вниманию членов Собора будет предложен доклад Редакционного Отдела о финансово-хозяйственных церковных учреждениях и о сборах в церковную казну.

3. Докладчик профессор В. А. Керенский. Долг имею огласить постановления Собора о финансово-хозяйственных церковных учреждениях и о сборах в обще-церковную казну с прошений и документов в изложении, принятом Редакционным Отделом.

1) Постановлением Священного Собора Православной Российской Церкви передано 21 августа (3 сентября) 1918 года в Редакционный Отдел, согласно статье 138 Устава Поместного Собора, для установления окончательного изложения соборное предначертание о финансово-хозяйственных церковных учреждениях. Рассмотрев это предначертание в заседании 24 августа (6 сентября) 1918 года, Редакционный Отдел постановил предложить Священному Собору принять означенное предначертание в следующем изложении.

Представленные соборным Отделом о церковном имуществе и хозяйстве доклады «0 взаимном церковном страховании», «О Всероссийском церковном кооперативе» и «О Всероссийском кредитном союзе приходов и церковных учреждений» передать в Высшее Церковное Управление с предоставлением ему образовать, по мере возможности, как предусматриваемые в этих докладах, так и иные хозяйственные учреждения для изыскания средств на осуществление просветительных, благотворительных и миссионерских задач Церкви.

2) Постановлением Священного Собора Православной Российской Церкви передано 21 августа (3 сентября) 1918 года в Редакционный Отдел, согласно статье 138 Устава Поместного Собора, для установления окончательного изложения соборное предначертание о сборах в обще-церковную казну с прошений и документов. Рассмотрев это предначертание в заседаниях 24 и 25 августа (5 и 6 сентября) 1918 года Редакционный Отдел постановил предложить Священному Собору принять означенное предначертание в следующем изложении: представленное при докладе соборного Отдела о церковном имуществе и хозяйстве о сборах в обще-церковную казну с прошений и документов передать в Высшее Церковное Управление на утверждение и введение в действие с теми изменениями, какие признаны будут Высшим Церковным Управлением соответственными.

4. Председательствующий. Угодно принять доклад в изложении Редакционного Отдела?

5. ПОСТАНОВЛЕНО: принять постановления в изложении Редакционного Отдела.

6. Председательствующий. Постановления будут переданы в Совещание епископов и, по его одобрении, получат законную силу. Далее следует доклад Редакционного Отдела об устройстве Варшавской епархии в пределах бывшего Царства Польского.

7. Докладчик С. Г. Рункевич. Постановлением Священного Собора Православной Российской Церкви передано 20 августа (2 сентября) 1918 года в Редакционный Отдел, согласно статье 138 Устава Поместного Собора, для установления окончательного изложения соборное предначертание об устройстве Варшавской епархии в пределах бывшего Царства Польского. При рассмотрении этого предначертания в заседании 24 августа (6 сентября) 1918 года Редакционный Отдел обратил внимание прежде всего на то, что в предначертании совершенно не оговорено, как должен быть организован в пределах Варшавской епархии Церковный суд. Ввиду этого Отдел признал необходимым дополнить статью 1 указанием на то, что Варшавская епархия управляется не только согласно определениям Собора об епархиальном управлении, но и согласно определениям о суде. Пункт «г» статьи 1, где говорится об утверждении Святейшим Патриархом избранного на Варшавскую епархиальную кафедру, Отдел согласовал с вошедшим уже в силу соборным определением о круге дел, подлежащих ведению органов Высшего Церковного Управления, согласно коему утверждение в должности избранных на епархию архиереев принадлежит Священному Синоду. Редакционный Отдел постановил представить означенное предначертание на благовоззрение Собора в следующем виде.

1. Православная Варшавская епархия остается в прежних своих пределах и, составляя часть Православной Российской Церкви, управляется на общих основаниях, принятых Священным Собором для всех православных епархий Российской Церкви, а именно:

а) находится в канонической зависимости от Высшего Церковного Управления, возглавляемого Святейшим Патриархом Московским и всея России;

б) посылает своих представителей на Всероссийские Церковные Соборы;

в) управляется епархиальным архиереем, Епархиальным Собранием и Епархиальным Советом согласно определениям Священного Собора Православной Российской Церкви об епархиальном управлении и суде и в соответствии с местными условиями и нуждами;

г) епархиальный архиерей православной Варшавской епархии избирается клиром и мирянами епархии из числа кандидатов, одобренных Священным Синодом, и по избрании утверждается Священным Синодом, а в исключительных случаях назначается в порядке примечаний 1 и 2 к статье 16 соборного определения об епархиальном управлении.

2. Епархия Варшавская, с соблюдением действующих в государстве Польском законов, открывает и содержит общеобразовательные и специальные учебные заведения, с преподаванием на русском языке и с обязательным изучением польского языка, а также благотворительные и просветительные учреждения (богадельни, приюты, попечительства, типографии и др.).

3. За Варшавскою епархиею сохраняются на правах собственности все принадлежавшие ей до войны и находящиеся в пределах Царства Польского православные церкви, часовни и монастыри, с их имуществами и капиталами. Равным образом, собственность епархии составляют принадлежавшие Варшавскому архиерейскому дому и другим епархиальным учреждениям имущества и капиталы.

Примечание. Церкви и имущества православных приходов, которые за отсутствием или малочисленностью православного населения будут упразднены, а также все военные храмы в Царстве Польском передаются в собственность ближайших приходов и считаются приписными к ним.

4. Источниками содержания духовенства, должностных лиц и епархиальных учреждений Варшавской епархии служат: местные средства, ассигнования Высшего Церковного Управления и ассигнования, назначаемые Польским правительством.

5. Православная Церковь в Королевстве Польском пользуется всеми правами, определяемыми государственными законоположениями Польского Королевства в отношении других христианских исповеданий.

8. Председательствующий. Угодно ли принять доклад в таком изложении?

9. ПОСТАНОВЛЕНО: принять доклад в изложении Редакционного Отдела.

10. Председательствующий. Доклад будет передан в Совещание епископов и, по его одобрении, получит законную силу. Продолжается обсуждение некоторых мероприятий, которые выработаны Комиссией о гонениях на Церковь. Оглашаю статью 1: «Святые храмы и часовни со всеми священными предметами, в них находящимися, суть достояние Православной Церкви, которое может быть отторгнуто от нее гражданской властью лишь посредством беззаконного захвата и насилия».

11. В. И. Зеленцов. Когда было Ведомство Православного исповедания, тогда был и язык Ведомства Православного исповедания в церковных документах и делах.
Вместе с языком тогда входили и понятия Ведомства Православного исповедания. Об этих понятиях даже несильный догматист профессор канонического права П. В. Верховский в своей диссертации «Духовная Коллегия и Духовный Регламент» заметил, что понятия Ведомства Православного исповедания не всегда были согласны с догматическими понятиями Церкви. В рассматриваемой нами статье оказалось, что первая половина статьи высказана языком и понятиями Ведомства Православного исповедания, не вполне согласными с догматическими положениями Церкви. Здесь сказано, что храмы и часовни «суть достояние Православной Церкви». Позвольте, но в храме есть Святые Дары и нельзя считать их имуществом Ведомства Православного исповедания, это даже не имущество Божие, они более того. Они только вверены хранению Церкви и предлагаются для таинственного употребления, но нельзя же их назвать имуществом Церкви, как нельзя назвать таким имуществом и находящиеся в храмах святые мощи. И самые храмы, по учению Священного Писания и Православной Церкви, суть имущество Божие. В 8-й главе 3-й книги Царств Соломон говорит: «Я построил храм в жилище Тебе». Вообще в Священном Писании нет иного обозначения храма, он всегда обозначается как достояние Божие. Это имущество Божие вверяется нам на хранение, и первую половину этой статьи лучше изложить так: «По верованию Православной Церкви святые храмы и часовни со всеми священными предметами в них находящимися, суть достояние Божие, вверенное Господом Православной Церкви». Добавлю еще в пояснение, что ведь и всякая святыня, по учению Библии, есть достояние Божие. У Иезекииля говорится: «Святынь Моих ты не уважаешь». И все, что приносилось в храм, считалось приношением в дар Господу. Затем, так как эта статья имеет декларативный характер, то нужно хотя вкратце разъяснить православному населению, что всякое отнятие святыни и храмов есть не только гонение на Церковь, но и восстание на Христа. Об этом доселе народу не сказано и этим устроили великий соблазн. Масса православных служит в Красной армии, и они будут отнимать храмы, оставаясь православными, надо же им разъяснить, они не понимают, что делают, и я предлагаю добавить в конце статьи «но всякое отнятие у Православной Церкви ее храмов и иных святынь есть не только гонение на Церковь, но и восстание на Самого Христа. Скажу еще к порядку дела. Нужно положить экземпляр правил на этой кафедре для пользования ораторов, а то трудно приводить статьи на память.

12. Л. Д. Аксенов. Да простит мне Священный Собор, если я позволю себе внести ряд поправок к предложенной редакции отдельных статей. Итак, статья 1. Статья эта, конечно, декларативного характера, но она главная, основная, на ней строятся все прочие правила, а потому она должна быть редактирована с особою показательностью. Главное исправление, которое хотел предложить я, уже внесено предшествовавшим оратором. В ней, действительно, должно быть прежде всего ясно выражено сакраментальное учение Церкви о том, что православные храмы с их святынями суть Божие достояние. Но, определяя засим отношение сего достояния к Церкви, мне кажется правильнее отметить не то, что оно вверено Церкви, как предлагает В. И. Зеленцов, а то, что оно находится в земном обладании Св. Церкви. Далее необходимо в ней определенно, а не описательно выразить, что с точки зрения церковного правосознания представляет собою отторжение от Церкви ее святынь. Необходимо прямо сказать, что это есть преступление. Наконец, полезно в ней подчеркнуть, что речь идет именно о православных храмах и часовнях. Исходя из вышеизложенного, я предлагаю следующую редакцию: «Святые православные храмы и часовни, со всеми священными предметами, в них находящимися, суть Божие достояние, состоящее в земном обладании Святой Православной Церкви; отторжение сего достояния от Церкви является актом беззаконного захвата и насилия».

13. В. А. Потулов. Я со своей стороны полагаю, что эта статья неудачно составлена, из нее не видно, против чего возражают, против декрета или против инструкции. Возражать против инструкции нецелесообразно, следует возражать против декрета, так как инструкция базируется на декрете. Правда, мы протестовали против декрета, может быть, не в столь рельефной форме, но этот протест забыт и нелишне его повторить, но в этой статье это не содержится. Здесь употреблено выражение «беззаконного». Под это выражение можно подвести все, и нам всегда могут указать, что мы выходим из неверного положения. От нас отнимает имущество декрет, а инструкция вытекает из декрета. Лучше эту статью переделать, для чего передать проект в Комиссию и просить проредактировать.

14. Князь Е. Н. Трубецкой. Я не согласен с теми, которые предлагают эту статью опустить, но некоторые положения ее, я думаю, нужно изложить иначе. Нужно указать, в чем заключается допустимость отторжения церковного имущества с христианской точки зрения. Слово «беззаконно» здесь неудачно приведено. Произошло смещение понятий юридических и нравственных. Изложить статью 1 нужно так: «Отторжение от Церкви святых храмов и часовен со всеми священными предметами, в них находящимися, есть недопустимое с христианской точки зрения похищение Божиего достояния». Это беззаконно с нашей точки зрения — христианской. И эта точка зрения должна быть выдвинута на первый план.

15. Профессор И. М. Громогласов. Указан ряд возражений против статьи — и формальных, и по существу. С формальной стороны говорят, что статья не стоит в соответствии с требованиями инструкции, или недоумевают, против чего направляется статья — против декрета или против инструкции. В ответ на это я должен сказать, что статья действительно не стоит в соответствии с инструкцией, что она не направляется ни против декрета, ни против инструкции, и что всего меньше составители ее желали сообразоваться с требованиями инструкции. Статья эта, как уже было здесь указано, декларативного характера. Она принципиально разрешает вопрос о церковном имуществе, выражает принципиальную, не моральную, а церковно-правовую точку зрения на достояние Божие. Что представляет ряд статей вообще? Если они будут приняты, то будут иметь значение церковного закона, потому что Собор есть орган церковного законодательства. Здесь спрашивали, как можно говорить о беззаконности действий, основанных на декрете. Я полагаю, что такая оценка посягательства на права Церкви и вполне понятна, и уместна, когда исходит от церковного законодательного органа. Священный Собор дает эту оценку, конечно, не с точки зрения совдепов, так как не может Собор унизиться до их точки зрения и применительно к ней толковать термины «законно» и «незаконно». Мы формулируем соборное постановление, и те, кто будет читать его на местах, поймут, о какой законности или о каком беззаконии идет речь. А тем, кто здесь спрашивает, с какой точки зрения в статье говорится о законности, я отвечаю прямо и определенно, что говорится с точки зрения права Божественного, а не мiрского. Говорят, что здесь имеются дефекты по существу. Я согласен, что некоторые поправки вносят в статью улучшения. Так, я не возражаю, что храмы лучше определить как достояние Божие, вверенное на хранение Православной Церкви.

Можно ли говорить об отторжении церковного имущества? Конечно можно: ведь мы, как уже сказано, не полемизируем в этой статье с инструкцией, а заявляем наш общий принцип. Но если бы мы спустились до точки зрения ответа на инструкцию, то и тогда можно было бы говорить об отторжении церковного имущества. Инструкция не может быть столь оптимистически истолкована, как ее некоторые ораторы пытались истолковать. Они говорили, что когда власть примет церковные предметы по описи, то передаст их в распоряжение группе лиц соответствующего вероисповедания. А если такой группы, которая пожелала бы принять церковные предметы не найдется? Мы полагаем, что и не должно найтись таких православных, которые бы согласились принять имущество церковное на условиях, намечаемых инструкцией: что же тогда будет со святыми храмами по этой инструкции? В инструкции сказано, что в случае, если не окажется желающих взять в свое ведение богослужебное имущество, местный совдеп троекратно публикует об этом в местных газетах. Если по прошествии недели, как об этом читаем далее, со времени последней публикации не поступит заявлений о желании взять на указанных основаниях имущество, то местный совдеп сообщает о сем народному комиссару просвещения, распоряжением которого храм будет использоваться для другого назначения. Разве это не отторжение храмов и святынь из обладания Церкви? Таким образом, если бы мы пожелали спуститься до полемики с инструкцией, то и тогда есть основание говорить об отторжении. Но этого не нужно делать: сегодня одна инструкция, завтра другая. Вчера в декларации, прочитанной здесь, выражена была твердо и определенно наша общая точка зрения; она не должна быть положена нами в основу этих статей. Нахожу возражения против упоминания об отторжении не имеющими силы и не могу отказаться от признания его беззаконным, ибо с церковно-правовой точки зрения отнятие церковных святынь есть, несомненно, беззаконное насилие.

16. Архимандрит Иларион. Совершенно верно, как было уже сказано, что статья имеет декларативный характер. Но, рассматривая эту статью как декларацию, я в ней не нахожу надлежащей принципиальной глубины. Пред Русской Поместной Церковью в настоящее время стоит вопрос, какого никогда не стояло не только пред нашею Церковью, но и пред какой-либо другой Поместной Церковью за все 19 веков исторического бытия Вселенской Церкви. Церковь до сих пор жила в рамках общего капиталистического строя, и все касающееся имущественных прав и понятий Церкви, каноны наши, носят характер этого именно капиталистического строя, так как другого строя мир не знал. Несомненно, в рамках этого именно строя создались понятия о священной церковной собственности, о которой у нас идет теперь речь. Теперь в России в первый раз в мировой истории производится опыт введения социалистического строя в широком государственном масштабе. Сказать пред лицом этого социалистического опыта, что храмы и священные сосуды суть достояние Православной Церкви, это значит не сказать ничего. Собственником теперь может быть только государство. Церковь не есть уже собственник. Она не имеет прав юридического лица. Это нам сказано совершенно прямо и откровенно еще в декрете от 23 января. Нам следует оценить факт в его принципиальной глубине. Может ли наша церковная священная собственность, включая святые мощи и Святые Дары, быть объявлена собственностью социалистического государства? Н. Д. Кузнецов уверял, что правительство желает создать лишь фикцию государственного обладания нашим священным достоянием, а на самом деле все будет и впредь, как это было доселе.

С таким взглядом согласиться совершенно невозможно. Ведь нам обещают давать храмы и священные предметы в пользование лишь на определенных и совершенно неприемлемых условиях. А если храмы и св. предметы на указанных в инструкции условиях и с приложенной к инструкции подпиской вы не возьмете в свое пользование, то всему этому имуществу будет дано другое назначение, какое определит местный совдеп или Комиссариат народного просвещения. Здесь не юридическая фикция, а фактически полное обладание имуществом, так что государство в лице совдепа может передать священное имущество другим лицам или дать ему совсем не религиозное назначение, отправив так называемые священные предметы в хранилища Российской республики.

Церковь существовала бы, если бы зародилась в рамках социалистического строя, но тогда у нее несомненно были бы иные понятия о своих имуществах. Я не думаю, чтобы нашей Церкви нужно было теперь пересоздавать свои имущественные понятия, переводить их на почву социалистическую. Я не верую, как, надеюсь, не веруете и вы, что социализм в нашей несчастной стране утвердился навсегда. Я в социализм не верую. Социализма не будет никогда. А если мы в социализм не веруем и не желаем усваивать в применении к нашей священной собственности социалистических понятий, то мы должны в первой статье декларативного характера отметить ту мысль, что храмы и священные предметы не могут по самому существу своему, как священные, перейти в собственность безрелигиозного государства, даже и в юридическом моменте, тем более не могут перейти в фактическое его владение. Мы должны заявить, что храмы и святыни наши не могут быть социализированы.

Такое наше заявление, конечно, советского правительства не переубедит и социализация храмов и святынь, вероятно, будет производиться и помимо нашей воли. Во второй части первой декларативной статьи мы должны назвать эту «социализацию» по имени. Мы должны сказать, что это такое будет в отношении Церкви. Здесь в предлагаемом тексте первой статьи сказано, что отторжение церковного достояния есть беззаконный захват и насилие. Употребить слово «беззаконие» не наше дело; да в нашей социалистической республике теперь другие законы, а тех законов, с точки зрения которых отторжение церковного достояния является беззаконием, нет; они уже более не существуют. Мы это отторжение можем рассматривать со своей церковной точки зрения. Представим такую картину. Явится для описи церковного имущества какой-нибудь жид; храмам будет давать назначение согласно с видами и целями разных совдепов и комиссариатов, священные сосуды и чудотворные иконы понесут в хранилища советской республики. Что это такое будет с нашей религиозной точки зрения? С нашей точки зрения это, прежде всего, кощунство и, конечно, насилие. Итак, если первая статья имеет декларативный характер, в ней, по моему мнению, должны быть выражены две мысли: первая — не могут святые храмы и священные предметы по самому своему существу быть объявляемы собственностью безрелигиозного государства и подлежать социализации; вторая — отторжение храмов и священного церковного имущества из исключительного распоряжения самой Церкви есть насилие над Церковью и кощунство. Поэтому я предлагаю статью изложить так: «Св. храмы и часовни со всеми священными предметами, в них находящимися, по самому своему существу не могут быть объявляемы собственностью безрелигиозного государства: они суть неотъемлемое достояние Православной Церкви, которое может быть отторгнуто от нее гражданскою властью лишь путем кощунственного насилия».

17. М. Ф. Глаголев. Есть социализм и «социализм». Архимандрит Иларион говорил, что социализма в России никогда не может быть. Я думаю, что тот социализм, какой сейчас проводится у нас, называемый большевизмом, а на Западе максимализмом, да, не может быть, потому хотя бы, что его нигде в мире не было и нет как сильного течения в массах. Большевики строят свою власть на захвате, это их принципиальный и нравственный прием, на этом они хотят перестроить государство во всей его идеологии. Если мы говорим только то, что наша власть есть захват, то не уязвляем их как власть, потому что они стоят на захвате, захват есть прием их строительства. Уязвить власть эту можно не юридической постановкой вопроса, а религиозной, поэтому я согласен изложить статью 1 так, чтобы храмы были названы достоянием Божиим. Повторить ту же мысль нужно и во второй части статьи там, где сказано о беззаконности захвата, прибавив к тексту статьи, что отторжение безбожно и беззаконно. «Беззаконный» есть термин наш, церковный — ветхозаветного происхождения, употребляется постоянно в Библии и его нужно сохранить; следует лишь пояснить, что мы разумеем закон не гражданский, а именно Божий. Мое конкретное предложение: в первой части статьи сказать о достоянии Божием, во второй части тоже сказать отрицательным путем, употребив термин «безбожный захват». Статья будет читаться так: «Святые храмы и часовни со всеми священными предметами, в них находящимися, суть Божие достояние, состоящее в земном обладании Православной Церкви, которое может быть отторгнуто от нее гражданской властью лишь посредством безбожного и беззаконного захвата и насилия».

18. Председательствующий. Должен сказать, что опять утопаем в речах. Дело стоит, а мы говорим об имуществе церковном, об имуществе государственном. Я, и как член Собора, и как председатель, должен предупредить вас, что не от слов спасемся. Все говорят «я соглашаюсь», а между тем выходят сюда и говорят, говорят. Считаю нужным сказать вам это в целях педагогических.

19. Протопресвитер Н. А. Любимов. Я предложил бы такую новую редакцию статьи, в которой было бы сказано, как смотреть на храмы и святыни, указывался бы взгляд Церкви и давались бы указания православному народу, почему мы считаем необходимым установить на храмы и святыни принципиальный взгляд. Это потому, что декрет объявляет храмы достоянием народа, который имеет право владеть храмами. Местный совдеп по описи принимает имущество от представителей религиозного культа и вместе с описью передает его в бесплатное пользование местным жителям. Во вчерашней декларации к Совету народных комиссаров мы сказали, что название храмов достоянием народа есть лицемерие и употреблено для прикрытия истинных целей, какие преследуются инструкцией. Будем и здесь, в этом случае, также последовательны и назовем в статье 1 храмы достоянием Божиим, а самую статью изложим так: «Святые храмы и часовни со всеми находящимися в них предметами, отнюдь не могут быть объявляемы достоянием безрелигиозного государства, под именем якобы «народного достояния», а являются достоянием Божиим, находящимся в исключительном обладании и распоряжении Православной Церкви, в лице всех верующих чад ее, возглавляемых церковной иерархией. А потому лишение Православной Церкви права и возможности распоряжения этим священным достоянием нарушает церковные законы и составляет насилие над Церковью и религиозной совестью православного народа».

20. П. И. Астров. В кратких словах скажу, что статья эта декларативная и должна быть сохранена, но выразить ее нужно яснее, нужно упомянуть о приходах, а также других установлениях церковных и изложить ее приблизительно так: «Святые храмы и часовни со всеми священными предметами, в них находящимися, составляют Божие достояние, вверенное земному обладанию Святой Православной Церкви, почему должны находиться в полном обладании исконных православных приходов в их законном составе и других установлений Православной Церкви без всякого вмешательства со стороны светской власти, и отторжение их от приходов и других церковных установлений, в чем бы это отторжение ни выразилось, есть восстание против Самого Господа Иисуса Христа».

21. Л. К. Артамонов. Ваше Святейшество, отцы и братие. Уже высказаны те мысли, которые хотел я высказать. Но вот что меня смущает. Это смешение двух понятий: с одной стороны, мы хотим дать ответ народным комиссарам, а с другой, руководственное указание пастырям Всероссийской Церкви. Повторяю, чувствуется смешение двух разных целей, о них нужно говорить разным языком. То, что нужно было сказать комиссарам, мы выразили вчера; а эти пункты должны содержать не ответ комиссарам, они должны иметь своей задачей пробуждение религиозного сознания в массе верующего народа. Мне пришлось говорить с некоторыми по поводу инструкции. В ней ничего нет особенного, так обычно оценивают ее значение. И только, когда разъяснишь все последствия, которые вытекают из нее, собеседники становятся в тупик. Итак, не нужно забывать, что цель наших пунктов — разбудить религиозное сознание народа. Я присоединяюсь к формуле, предложенной архимандритом Иларионом и князем Трубецким и предлагаю соединить их. Но о приходе сказать нужно: в этих пунктах нигде не упоминается о приходе; не упоминается о нем и в инструкции. И приходы смущены; они не знают, как им действовать. Приход как бы устраняется инструкцией, и Собор с этим соглашается. Поэтому я предлагаю поправки архимандрита Илариона, князя Трубецкого, а также П. И. Астрова соединить, оставив общую руководящую мысль — храм есть достояние Божие, принадлежащее приходу, и отнятие его есть дело безбожное и недопустимое. Слово «беззаконное» я находил бы неуместным. Затем, если мы в тех пунктах будем доказывать, что не нуждаемся для совершения богослужения в золотых ризах, нам укажут на противоречие: вам не нужны золотые ризы, так зачем же вы возражаете против отторжения их. Я слышал от Бонч-Бруевича: «Наши ученые комиссии разберут, что должно быть направлено в музей, а остальное пойдет на то, на что нужно. Судьба всех церковных принадлежностей ясна. Вся цель — получить наличность в металле. Значит в нашей декларации к комиссарам и нужно сказать, что все это мы понимаем. А в обращении к верующим мы должны позаботиться о другом — о пробуждении религиозного сознания.

22. В. И. Зеленцов. Я не буду задерживать долго внимания Собора. С богословской точки зрения я должен напомнить, что выражения «достояние Божие, собственность Божия» употребительны в нашем богослужебном языке и в Библии. В богослужебном языке мы встречаем такие выражения: «Спаси, Боже, люди Твоя и благослови достояние Твое». В русской Библии народ называется «собственным Уделом Божиим, собственностью Божией». С другой стороны, я хотел бы обратить внимание вот на что: Церковь с юридической точки зрения лишается всего, права собственности на храмы и на церковное имущество. Между тем, ведь социализм бывает всякий. Есть и такой, каким пока и остается и большевистский социализм, который допускает мелкую частную собственность. Поэтому не всякая собственность отвергается им. Нам необходимо отстаивать право собственности за Церковью на священные предметы. С этой стороны это право собственности Церкви не может быть уступлено. Ведь вообще говоря, Церковь есть особое учреждение, стоящее рядом с государством. Как у государства есть право собственности, так и у Церкви есть и ее долг отстаивать это право.

23. С. Г. Рункевич. К сказанному я хочу прибавить только два слова. Первая статья, как выясняется, даже у нас вызывает разногласия; как же мы хотим пустить ее в народ? То, что обращается к народу, должно быть ясно и элементарно. Все наши разъяснения должны свестись к разрешению двух вопросов: кому принадлежат храмы и кто может распоряжаться ими ввиду инструкции и декрета. Инструкция объявляет храмы народным достоянием, но храмы суть не народное достояние, а Божие достояние. Это необходимо ясно и определенно подтвердить. Но тогда, кто же может ими распоряжаться? Нужно сказать определенно, что распоряжаться храмами как достоянием Божиим может только богоучрежденная иерархия, по преемству благодатного посвящения чрез преемство святых Апостолов от Самого Спасителя и Господа. Следовательно, ими не могут распоряжаться ни совдепы, ни группа мирян, хотя бы и православного исповедания, но не возглавляемая иерархией, ведь не все миряне могут даже входить в алтарь; они не могут стоять пред престолом, касаться некоторых священных предметов. Если выразить это в кратких словах, народом будет понято и усвоено наше разъяснение. Таким образом, цель будет достигнута.

24. Председательствующий. Все ораторы высказались. Внесено 10 поправок. Так как докладчика у нас нет, я предложил бы сдать поправки в комиссию из лиц, предложивших их для приведения их к согласию. Эта комиссия может заняться своим делом во время перерыва.

25. ПОСТАНОВЛЕНО: принять предложение Председательствующего.

26. Председательствующий. Статья 2: «Православные христиане должны памятовать, что защита сих святынь есть то исповедание веры, к коему все мы призываемся самим нашим христианским званием и обетами, даваемыми при святом крещении».

27. В. А. Потулов. Исходя из сказанного членом Собора С. Г. Рункевичем о том, что наше обращение к народу должно быть доведено до предельной ясности и доступности понимания, я полагал бы, что и эту статью нужно уточнить. В ней говорится о защите церковного достояния. Но каким образом защищать? Я боюсь, что нас будут обвинять в неповиновении. Можно объяснить наше обращение в смысле призыва к вооруженному восстанию. Тем более, что по статье 3 предполагается, что защитники могут и погибнуть, так как к этой защите рекомендуется подготовиться говением и елеосвящением. И я думаю, что для того, чтобы наше обращение не было истолковано как призыв к вооруженному сопротивлению, противному к тому же нашему христианскому сознанию, и не следует призывать к мученичеству, не оправдываемому обстоятельствами. В некоторых случаях за известную идею можно положить и жизнь, но чтобы следовало за предметы культа полагать жизнь, об этом нигде не говорится. За жизнь ближнего — да; об этом нужно определенно сказать. Поэтому эти статьи следует пересмотреть. И так как первая статья сдана в комиссию, то я предложил бы и эти две статьи сдать в комиссию.

28. Председательствующий. Ввиду того, что статьи 2 и 3 находятся между собой в связи, я предлагаю обсудить их вместе.

29. В. И. Зеленцов. Многократно с этой кафедры разные ораторы вспоминали имя Святейшего Патриарха Гермогена. Многие из них говорили, что под сенью его благодатной помощи будут совершать свою работу. Но если мы желаем потрудиться под сенью благодатной помощи святителя Гермогена, то работа наша должна основываться на том же принципе, на котором строилась жизнь и деятельность святителя Гермогена, и кроме того в соответствующих случаях нам не мешало бы в своих постановлениях держаться и тактики приснопамятного святителя. К сожалению, речи двух предшествовавших ораторов идут вразрез с принципами и тактикою, которые осуществлял святитель Гермоген; идут вразрез и со Священным Писанием и святоотеческими творениями и всем сознанием Православной Церкви на протяжении 19 веков ее существования.

Григорий Богослов относительно людей, которые шли на мучения ничем к этому невызываемые, высказывается отрицательно. Не иди, говорит он, сам на мучения и не раздражай этим мучителей. Но совсем другое дело защита святынь Божиих.

В. А. Потулов, между прочим, высказал, что Церковь нигде не призывала верующих защищать святыни даже до пролития крови. Это суждение обнаруживает полное забвение Св. Писания и данные церковной истории. Сам Пастыреначальник наш Христос заповедал не давать святыни псам и бичом выгоняет из храма оскверняющих его, а если бы они не послушались Его, предал бы их смерти. Посылая 12 Апостолов в первый раз на проповедь, Господь Христос раньше говорил им: не берите с собой ни сумы на дорогу, ни двух одежд, ни посоха, так как вас никто не обидит. Но во второй раз, как говорится в 22-й главе Евангелия Луки, идя с Тайной вечери в Гефсиманский сад на страдания, сказал Апостолам: «но теперь, кто имеет мешок, тот возьми его, также и суму, а у кого нет, продай одежду свою и купи меч» (Лк. 22,36).

Если Апостол Павел, как говорится в Книге Деяний, и самого себя нашел моральное основание защищать мечом (Деян. 23, 12-24), то тем более все мы и самыми решительными средствами должны защищать святыни. Таким образом, В. А. Потулов совершенно не прав, говоря, что Церковь никогда не заповедывала защищать святыни силою. Наоборот, Церковь требует от нас защиты святынь даже мечом, если нет иного средства, и девятнадцать веков просила у государств и у народов такой защиты. И Апостолы заповедали не чуждаться огненных искушений, если их приходится переносить как христианину, лишь бы они терпели эти насилия не за действительные преступления (1 Петр. 4,12-16). Вообще апостольские писания полны призывов к страданиям за веру, за Христа.

Итак, по моему мнению, статьи 2 и 3 обсуждаемого проекта вполне согласны со Словом Божиим, совершенно уместны при настоящих условиях существования Церкви и согласны с учением Церкви. Григорий Богослов и другие святые Отцы увещевали стоять за веру и святыни, идти на страдание для их защиты. Мы не найдем ни одного примера, когда бы Церковь отказалась от защиты святынь. Что касается святителя Гермогена, то всем, конечно, известны его грамоты, посылавшиеся даже и из тюрьмы, призывающие верующих на защиту святой веры и московских святынь, попираемых иноземцами и русским преступным элементом. И если мы говорим, что хотим быть под покровом святителя Гермогена, то должны и действовать так, как действовал он, а не в разрезе с основами его деятельности.

30. С. А. Котляревский. Я думаю, что прежде всего необходимо решить, как изменить статьи. Мне кажется, что нужно дать точные, определенные указания действий, как быть приходским общинам, монастырям в случае осуществления инструкции. Здесь должны быть преподаны точные указания не определенного настроения, а действий. С этой стороны статьи 2 и 3 вызывают серьезные сомнения. Что нужно сказать, выражено в статье 7, где сказано, что если они не обнаружат решимости защищать в известных пределах, то покажут, что Церковь им не дорога, и тогда в дальнейшем развитии и можно прийти к запрещению богослужений. Слабая сторона статей 2 и 3 не в этом. Неясно, чего хочет Собор. Статья 2 гласит: «Православные христиане должны памятовать, что защита сих святынь есть то исповедание веры, к коему все мы призываемся самим нашим христианским званием и обетами, даваемыми при святом крещении». Что значит защита? Нужно разъяснить в статье 2 это слово. Собор упрекнут потом, что он вызвал известные действия, зная, к чему это поведет.

Статья 3 гласит: «Особо ревнующие о защите святынь до готовности душу свою положить за них, для укрепления сей готовности призываются совместно давать торжественное обещание по нарочитом приготовлении к нему общим говением и елеосвящением». Значит Собор рекомендует это особое ревнование. Собор прямо не говорит: если это будет, то подготовьтесь даже до готовности сделаться мучениками и исповедниками. Статья говорит «особо ревнующие». Тут могут быть разные обвинения не только со стороны враждебно настроенных к Собору лиц, но и совершенно искренние недоумения. Как будто Собор не решается прямо предложить верующим подвиг, а только косвенно намекает на его желательность. Но если говорят, что Собор должен призывать верующих к мученичеству — это слова. Ими не следует злоупотреблять. Значит ли это, что члены Собора обязываются сами идти на мученичество? Принимает это Собор или рекомендует мученичество для других? Здесь часто ссылаются на Патриарха Гермогена. На это можно сказать, что не следует злоупотреблять историческими ссылками. Патриарх Гермоген действовал в совершенно иной обстановке. Общая оценка положения Собором дана во вчерашнем документе, и мы должны продолжать действовать с сознанием ответственности, а не возлагать на других бремени неудобоносимого, если сами на себя не имеем сил принять. Итак, статьи 2 и 3 следует устранить, достаточно статьи 7.

31. Е. Н. Трубецкой. Главный недостаток этих статей заключается в слове защита. Когда призываются к защите, то нужно определенно указать, в чем защита заключается, а многословия нужно избегать. В частности, слова третьей статьи «нужно приготовляться говением и елеосвящением» к какой защите призывают? Это может возбудить массы верующих и вызвать недоумения. Вы этими словами готовите их к смерти. Вы, значит, посылаете верующих на бой, защищать святыни с оружием в руках. Призыв как будто бы к воинам перед сражением. Если вы призываете к вооруженному сопротивлению, то скажите прямо. Но если нет надобности в вооруженном сопротивлении, то нужно указать. Нужно сказать, как защищать. Статья 3 страдает еще тем недостатком, что напоминает военный прием, вызов охотников для рискованного и опасного предприятия. Годны ли эти приемы для церковного употребления? Эти две статьи оставить нельзя. Лучше или обе опустить, или оставить статью 2, а статью 3 заменить примечанием, в котором и указать на способы защиты святынь, преподаваемые в инструкции, издаваемой Высшим Церковным Управлением. Мое предложение; статью 2 оставить, а вместо статьи 3 ввести примечание, с поручением Высшему Церковному Управлению выработать инструкцию о способах защиты святынь.

32. Л. К. Артамонов. К тому, что здесь было сказано относительно статьи 2, я прибавлю от себя немногое. Пункт 13 этого проекта уничтожает все, что написано в статьях 2 и 3. Одно из двух — или надо опустить пункт 13, или же статьи 2 и 3 изложить в самом конце, последними, именно когда уже исчерпаны все практические мероприятия. Когда и пункт мирного соглашения уже будет невозможным, тогда должно быть применено то, что указано в статьях 2 и 3, тогда для защиты от поругания святынь необходимо пролитие крови. В самом деле, в пункте 13 вот что говорится: «Необходимые для богослужения предметы должны быть в таких случаях приобретаемы на добровольные даяния верующих, причем священные сосуды могут быть без всяких украшений на них, кроме священных изображений, а облачения из простой новой холстины». Когда это прочтет простой верующий крестьянин, он скажет: зачем же мы будем сопротивляться, рисковать своею жизнью из-за риз и св. сосудов, если, по словам самого Собора, через отнятие церковных драгоценностей вера не погибнет, если богослужение можно все-таки совершать в чистой горнице, а она у нас есть, даже в овине. Я прямо утверждаю, что статьею 13 мы принижаем, убиваем то высокое настроение и религиозное одушевление, которое будет создано статьями 2 и 3. Поэтому одно из двух: или статьи 2 и 3 должны быть перенесены в конец, или же статья 13 должна быть выпущена. Но я просил бы не рассматривать статьи 2 и 3, а перейти к дальнейшим, тогда и выяснилось бы более точно и определенно значение и смысл этих статей и отношение к ним со стороны членов Собора.

33. Председательствующий. Список ораторов исчерпан. Я должен сказать, что от нас ждут послания, время уходит, а мы толкуем здесь о словах. Но соборное послание есть, может быть, оно забыто и не получило широкого распространения, и не лучше было бы вместо составления нового послания сослаться на уже существующее, сказать, что у нас уже есть руководственное указание, как действовать. А то и напечатать теперь новое послание мы не имеем возможности, да и распространить тоже. Я высказываю свое мнение, а вам как будет угодно.

34. В 1 час 50 минут объявляется перерыв.

35. Святейший Патриарх отбывает из соборной палаты.

36. После перерыва заседание возобновляется в 2 часа 50 минут.

37. Председательствующий. Комиссия выработала следующую редакцию первого положения: «Святые храмы и часовни со всеми священными предметами, в них находящимися, суть достояние Божие, состоящее в исключительном обладании Святой Православной Церкви в лице всех православных верующих чад ее, возглавляемых иерархией. Всякое отторжение сего достояния от Церкви есть кощунственный захват и насилие». Несогласных с этой редакцией прошу встать.

38. ПОСТАНОВЛЕНО: принять статью в оглашенном изложении.

39. Председательствующий. Относительно редакции статей 2 и 3 комиссия, очевидно, не пришла еще к соглашению. Эти статьи мы будем обсуждать в следующем заседании, которое состоится в понедельник.

40. Заседание закрыто в 3 часа дня.

Радио «Вера»
Наши друзья


© 2015-2020. dishupravoslaviem.ru. Все права защищены.


Статистика просмотров сайта


Яндекс.Метрика