Сайту требуется оплата, собираем посильную помощь ПОЖЕРТВОВАТЬ
Дышу Православием
<a href="http://thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts">ИНТЕРЕСНОЕ</a>

Депрессия — грех или болезнь?

Депрессия - грех или болезнь?Депрессия — грех или болезнь?

Депрессия, уныние…просто накапливается усталость, опускаются руки, ничего не хочется делать, по утрам трудно встать на молитву, трудно порадоваться новому дню. Да и чему радоваться, когда за окном уже целый месяц серая хмарь? И зачем молиться, если никаких чудесных перемен по твоим молитвам не происходит? Для чего каяться в одних и тех же грехах, если ты так и пойдешь с ними в могилу? А тут еще пугающие новости: войны, теракты, упавшие самолеты, стихийные бедствия… Нескончаемый поток негативной информации притупляет ощущение душевной боли, загоняет ее вглубь, и человек годами живет в состоянии стресса, на который накладываются потери, разлуки, предательства близких людей, непрощенные обиды и болезненные воспоминания.

Из этого состояния очень трудно, невозможно выбраться самому.

Конечно, верующий человек должен задуматься о духовных причинах своего состояния. Ему нетрудно догадаться, что первое и главное лекарство, которое может помочь в этой ситуации, — это церковные таинства. Конечно, нам нужна и беседа с духовником, его вразумляющие и поддерживающие слова; нам могут помочь и духовные книги. Однако человек — не бесплотный дух; от стресса страдает его плоть, прежде всего, конечно, самая уязвимая часть телесной оболочки человека — нервная система: именно она изнемогает под грузом негативных переживаний. Для телесной немощи есть много научных названий: депрессия, синдром выгорания, хроническая усталость, невроз, переживание детской травмы… Но, так или иначе, здесь — замкнутый круг: духовное повреждение человека сказывается на его нервной системе, а ненормальное состояние последней подавляет в человеке духовную жизнь.

Проблема в том, что симптомы болезненных пограничных состояний человеческой психики очень похожи на проявление чисто духовного недуга, греха — уныния. И чувство богооставленности, терзающее душу христианина, может быть как следствием болезни, так и следствием нераскаянного греха.

Какие вопросы надо решать со священником, а какие — с психотерапевтом или психологом? Как различить недуг духовный и недуг телесно-душевный? Как понять, что в тебе сейчас действует — проявление греха или симптом болезни? Об этом размышляют наши авторы и собеседники.

Каждого из нас в тот или иной период жизни посещает чувство печали, тоски, тревоги. Причины для такого чувства всегда есть! Но иногда оно становится хроническим и уже само подыскивает для себя причины или, точнее, поводы. А иногда человек понимает, что не выдерживает… Все это может серьезно пошатнуть наше душевное здоровье и привести к возникновению такого расстройства, как депрессия. Что делать в такой ситуации? Как помочь себе и близким выйти из нее? Каким должно быть христианское отношение к этому заболеванию? Об этом мы беседуем с Василием Глебовичем Каледой — врачом-психиатром, доктором медицинских наук, профессором кафедры практического богословия Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.

— Василий Глебович, наша действительность полна стрессов и негативной информации. А насколько наша психика приспособлена к подобным переживаниям, каковы наши возможности и от чего они зависят?

— К сожалению, та ситуация, в которой мы с вами находимся, дает нам слишком много поводов, чтобы ощутить психологический дискомфорт. Свою роль здесь играют не только сложные обстоятельства нашей частной жизни, но и — вы правы — интенсивный поток негативной, да попросту пугающей информации. Противостоять этому натиску может только человек с очень крепким внутренним стержнем, каковым, безусловно, является вера.

Но наша психика не всегда может успешно противостоять натиску негатива, психологические барьеры легко ломаются, и человек впадает в состояние депрессии, в котором ему требуется не только поддержка друзей, членов семьи, духовная помощь священника, но и помощь врачей-специалистов: психотерапевта, а может быть, и психиатра.

— Насколько распространено сегодня это расстройство — депрессия?

— Распространенность депрессии сегодня очень велика. По последним статистическим данным, в России от этого заболевания страдают около 9 миллионов человек. По данным Всемирной организации здравоохранения, к 2020 году депрессия станет наиболее распространенным заболеванием из приводящих к временной утрате трудоспособности.

— С чем же связана такая распространенность депрессии в последние годы?

— Причин этому много. Это постоянное ускорение ритма жизни, увеличение интенсивности трудовых процессов, миграция, постарение населения. Однако, по мнению экспертов ВОЗ, одна из значимых причин распространения депрессии — глобальная утрата традиционных религиозных и семейных ценностей. Человек, имеющий четкие жизненные ориентиры, связанные с религиозными ценностями, оказывается на порядок более устойчивым, чем тот, кто живет только земными сиюминутными интересами. Человек религиозный имеет возможность отнестись к своим невзгодам как к испытаниям, которые посылает ему Спаситель.

В молитве Оптинских старцев есть замечательные слова: «Господи, дай мне с душевным спокойствием встретить все, что принесет мне наступающий день… Какие бы я ни получал известия в течение дня, научи меня принять их со спокойной душою и твердым убеждением, что на все святая воля Твоя… Во всех непредвиденных случаях не дай мне забыть, что все ниспослано Тобою…»

Неслучайно ведь на Руси, когда в жизни человека происходило какое-то несчастье, говорили: «Господь посетил». Человек воспринимал несчастье именно как встречу с Господом, как повод задуматься о том, что в его жизни главное, а что — второстепенное.

А когда возможность такого восприятия невзгод утрачивается, наша психика становится уязвимой. Если в жизни человека нерелигиозного что-то идет не так, то он может прийти к выводу, что его жизнь полностью лишена смысла. Поэтому у таких людей нередко возникают суицидальные мысли и даже попытки самоубийства, часть из которых, увы, заканчивается летальным исходом.

Мне вспоминается один юноша, у которого была циклотимия, то есть возникали периоды подъема или спада настроения. Он четко сформулировал мысль о том, что жизнь имеет смысл только в том случае, если есть нечто, что стоит за ее пределами, то есть если есть Бог. «Если Бога нет, — сказал он, — то в жизни имеет ценность только получение удовольствий». Но сам он считал себя атеистом. Поэтому для него, по его же собственному признанию, жизнь имела смысл, только если у него было хорошее настроение. Если же наступал период депрессии, он был готов покончить жизнь самоубийством. Спустя несколько месяцев после нашего разговора я узнал о том, что от него ушла девушка, и он покончил с собой, выпрыгнув с восьмого этажа.

— Его страшный поступок был следствием болезни?

— Да, это была юношеская депрессия, которая характеризуется высокой суицидальной опасностью. В юношеском возрасте депрессии возникают довольно часто. Это связано с тем, что процесс созревания центральной нервной системы еще не завершен, и нередко возникает дисбаланс между некоторыми ее отделами. Позже других созревают те отделы головного мозга, которые отвечают за функции торможения, поэтому молодые люди легко возбудимы, ранимы, часто предаются отчаянию, и у них сильно колеблется настроение. Неслучайно этот возраст называется «возрастом настроения». Даже небольшая психотравмирующая ситуация может привести подростков к импульсивному решению о том, что жизнь не имеет смысла и с ней нужно кончать. И в этой ситуации очень важно, чтобы молодой человек мог опереться на сформированные жизненные ценности, чтобы он чувствовал поддержку семьи.

— Можем ли мы сказать, что верующему человеку легче пережить состояние депрессии?

— Все научные исследования, подчеркну, именно научные, где есть четкая методология, говорят о том, что люди верующие на порядок стрессоустойчивее. Известный философ и психиатр Виктор Франкл, прошедший в свое время через Освенцим, говорил, что религия дает человеку духовный якорь спасения: уверенность, которую нельзя найти более нигде. В ряде современных исследований показано, что уровень религиозности человека обратно пропорционален уровню выраженности реактивной депрессии, то есть депрессии, которая возникает в ответ на столкновение с объективными жизненными ситуациями. Понятно, что, если в жизни человека происходят серьезные несчастья, например смерть близких, он не может не переживать по этому поводу. И даже человек глубоко религиозный будет в этой ситуации испытывать боль, тоску. И это в общем-то нормальная реакция. Назвать ее греховной нельзя, но вот оставаться в ней надолго — грех. Ненормально, если человек воспринимает эту ситуацию с холодностью и равнодушием. Но человек верующий даже самую тяжелую утрату может воспринять в религиозном контексте: да, Господь призвал к себе близкого, дорогого мне человека, да, это тяжело, но мы должны как-то это пережить.

Святейший Патриарх Кирилл, выражая соболезнование одной православной семье в связи с кончиной значимого для них человека, написал очень глубокие слова: «Молитвенно желаю… с христианским достоинством перенести боль постигшей утраты».

Высокий уровень религиозности связан с большой силой духа и даже, как ни парадоксально, с верой в собственные силы. Вера в свои силы обусловлена тем, что человек ощущает помощь и поддержку от Бога даже в состоянии депрессии. Депрессия — тоже испытание, которое посылает нам Господь. И иногда это испытание бывает очень тяжким.

Однако нужно иметь в виду, что верующие, страдающие затяжной или хронической депрессией, иногда преломляют восприятие Православия через свое состояние и активно транслируют такое восприятие вовне. В их понимании Православие является очень депрессивной религией — религией скорби, слез и страха. Им кажется, что радость и христианство несовместимы. Но это, конечно же, не так. Как мы помним, апостол Павел призывал нас всегда радоваться, непрестанно молиться и за все благодарить (см.: 1 Фес. 5, 16–18).

— Среди верующих бытует мнение, что депрессия — это новое название старого греха — уныния. Так ли это?

— Конечно, грех уныния, грех печали и депрессия в медицинском смысле слова — это далеко не одно и то же. Депрессия как болезненное состояние имеет достаточно четкие критерии. Согласно международным критериям, о депрессии можно говорить, если человек находится в подавленном состоянии не менее двух недель. Но депрессия не ограничивается только печальным, унылым настроением. Имеет место так называемая депрессивная триада, которая кроме подавленного настроения (гипотимии) характеризуется идеаторной (мыслительной) и моторной заторможенностью. Настроение грустное, тоскливое, печальное (камень на сердце), определяемое как явно ненормальное для пациента, захватывает большую часть дня. Отмечается снижение и утрата стремления к активной деятельности (апатия). Утрачивается способность переживать радость, все воспринимается в пессимистических тонах. Характерно снижение уверенности в себе и собственной самооценки, беспричинное чувство самоосуждения и чувство вины. Больной считает себя ненужным и неспособным осуществлять какую-либо деятельность. Данная симптоматика не постоянна, а проявляется в форме приступов, чаще возникающих в утренние и вечерние часы. Нередко появляются мысли о смерти и даже суицидальное поведение. Резко сужается круг интересов и способность получать удовольствие от обычно приятной деятельности. Часто отмечается раннее пробуждение (за два часа до обычного времени или ранее). В состоянии депрессии больной часто испытывает трудности сосредоточения и осмысления. Мышление при этом замедленно, отмечается снижение памяти, беспокоит бедность мыслей, их малое количество или отсутствие, ощущение «пустой головы». Кроме этого, наблюдаются физическая слабость, снижение энергии и общего жизненного тонуса, бессилие, моторная заторможенность, невозможность или затруднение в выполнении физической работы. Преобладает чувство разбитости, вялости. Движения при этом плавные, замедленные. Кроме того, при депрессии отмечается целый ряд соматовегетативных нарушений (тахикардия, снижение артериального давления, головные боли, атония мышечной ткани, запоры, дисменорея и др.). В ряде случаев отмечается снижение веса.

Нередко депрессия воспринимается окружающими как проявление лени и эгоизма или плохого характера, что бывает очень трагично. В состоянии депрессии человек часто не может понять, что с ним происходит. Обращается за помощью к своим близким, а в ответ непонимание и обвинения. Возникает состояние отчаяния и суицидальные намерения…

Безусловно, между депрессией и духовными проблемами человека во многих случаях есть определенная связь. Реактивная депрессия развивается как ответ на некие негативные воздействия. Иногда эта реакция бывает неадекватной, и тогда мы можем говорить о том, что развитие депрессивного синдрома есть следствие определенной духовной слабости человека, его маловерия. Человек, который впал в подобное состояние, не доверяет Богу и не может понять, для чего он проходит через те или иные испытания.

Святые отцы — святители Иоанн Златоуст, Афанасий Великий, блаженный Феодорит Кирский, преподобные авва Дорофей, Иоанн Кассиан Римлянин, описывая такие состояния, как печаль и уныние, замечали, что при печали бывает скорбь, упадок духа, отчаяние, психическая тяжесть, изнеможение, чувство стесненности, беспокойство, угнетенность, а при унынии отмечается также состояние лености, «отягчение тела и души, что подталкивает человека ко сну, хотя он в действительности не устал», вялость, оцепенение, небрежность, беспечность, «потеря аппетита, отвращение, томление и равным образом упадок сил». То есть по сути современная медицина и святые отцы описывают одни и те же симптомы.

Святые отцы подробно говорили и о причинах возникновения этих состояний. Первая причина заключается в том, что человек не получает желаемого в самом широком смысле слова. Вторая — это разнообразные гневные помыслы. Третья — прямое воздействие темных сил. Но для меня как для психиатра совершенно удивительно, что уже в IV веке святые отцы писали о том, что бывает печаль совершенно беспричинная. Будучи величайшими знатоками человеческих душ и, как сказали бы психиатры, великолепно владея клиническим методом, святые отцы видели, что человек может впасть в депрессию без какой-либо видимой причины. На современном языке причины, приводящие к подобного рода состояниям, называются эндогенными. В этом случае болезненные переживания человека вызваны первичными функциональными нарушениями головного мозга, на уровне определенных нейромедиаторов. В тех случаях, когда депрессия имеет психогенную природу, все равно происходят такие же биохимические отклонения, которые при выраженной степени требуют медикаментозной терапии. При этом чем раньше поставлен диагноз и начато лечение, тем более вероятен успех в выздоровлении.

— Можем ли мы говорить о какой-то особой предрасположенности к депрессии? Кто, если можно так сказать, находится в зоне риска? Играет ли здесь какую-либо роль наследственность?

— Да, в некоторых случаях мы можем говорить о наследственной предрасположенности к депрессии. Причем по наследству может передаваться склонность к эндогенным депрессиям, то есть к депрессивным состояниям, которые возникают по внутренним, биологическим причинам и не связаны с неблагоприятными жизненными обстоятельствами. При этом депрессия может быть проявлением таких эндогенных заболеваний, как маниакально-депрессивный психоз и заболевания шизофренического спектра. Депрессия нередко возникает при деменциях позднего возраста, а также при других психических заболеваниях. По наследству передается предрасположенность к сезонным депрессиям, когда человек почти каждую весну или каждую осень испытывает состояние хандры, вялость, апатию и ничем не хочет заниматься. А в какое-то время года такой человек, наоборот, может ощущать большой творческий подъем. Возможно, именно такие сезонные перепады настроения отмечались у Александра Сергеевича Пушкина, который писал: «Я не люблю весны… весной я болен…», а осенью испытывал подъем сил и прилив вдохновения.

Конечно, к депрессиям предрасположены люди, которые имеют серьезные соматические заболевания, например онкологические или инфаркт миокарда. Около 20% женщин страдают депрессией в послеродовый период. Причем это может произойти и в благополучной семье, в которой маму долгожданного ребеночка окружили заботой и вниманием. Склонны к депрессивным состояниям также люди пожилого и старческого возраста. Это происходит из-за биохимических процессов в головном мозге, хотя играют свою роль и жизненные трудности, которых у них, конечно, очень много. Склонны к депрессивным состояниям и работники сферы ухода за пожилыми и больными людьми.

Понятно, что депрессия возникает чаще у социально незащищенных, например у безработных. Кроме того, она нередко развивается у членов семьи депрессивных пациентов. Приблизительно 20% родственников больных подвержены депрессии, в то время как родственники здоровых заболевают в 7% случаев. Риск развития депрессии среди одиноких и разведенных в два-четыре раза выше, чем среди семейных людей. При этом разведенные и одинокие мужчины рискуют больше, чем разведенные и одинокие женщин.

— Возможен ли выход из состояния депрессии без помощи врача?

— Ответ на этот вопрос зависит от степени выраженности депрессии. Специалисты различают слабую (так называемую субдепрессию), умеренную и тяжелую степени выраженности депрессии. При субдепрессии у человека снижено настроение, ему не хочется заниматься теми или иными делами, но тем не менее он справляется со своими профессиональными и семейными обязанностями. В этой ситуации обращаться к врачу и ставить вопрос о назначении тех или иных препаратов необязательно. Человек нуждается прежде всего в поддержке окружающих, в отдыхе, в положительных эмоциях, в занятиях физическими упражнениями. Родственники пациента должны четко осознавать то, что депрессия является реально существующим заболеванием, и обеспечить страждущему максимально возможное внимание и заботу. Для верующего человека в этот момент очень важно услышать значимые слова от священника и сконцентрироваться на своей духовной жизни.

Но уже при умеренной степени выраженности депрессии человеку трудно справиться с работой, учебой, со всеми жизненными ситуациями. И если это состояние длится долго, нужно обратиться к врачу. Это необходимо делать и в случаях классической эндогенной депрессии, и при реактивных состояниях, когда имела место психологическая травма.

При тяжелой депрессии симптомы проявляются столь значительно, что пациент не может или почти не может не только продолжать профессиональную и социальную деятельность, но даже выполнять простые домашние обязанности. Он близок к состоянию отчаяния. Его настойчиво преследует мысль о бессмысленности жизни, возникает желание покончить самоубийством. При остром тяжелом начале диагноз депрессии может быть поставлен и ранее двух недель. Эта ситуация крайне опасна и требует немедленного обращения к врачу! К сожалению, депрессия — это заболевание, которое может закончиться суицидом. По статистике ВОЗ, к 2020 году депрессия может стать убийцей номер один среди других заболеваний.

— Желательно ли для православного человека, чтобы специалист, к которому он обратился, был православным?

— Если мы говорим о состоянии тяжелой и умеренной депрессии, то важно как можно быстрее найти грамотного специалиста. И совершенно необязательно, чтобы он исповедовал православную веру. Дело в том, что в состоянии тяжелой депрессии человек часто просто не способен воспринять слова ни о Боге, ни о чем-либо другом.

— Все эти симптомы — это не следствие греха, а следствие тяжелой болезни?

— Да, это следствие болезни. Нельзя болезненные симптомы принимать за факторы духовной жизни. Ошибки могут быть фатальны. Классический пример такой ошибки — трагическая смерть Николая Васильевича Гоголя. Гоголь находился в состоянии тяжелой эндогенной депрессии, а его духовник архимандрит Матфей Константиновский призывал его каяться, каяться и еще раз каяться в грехах, тем самым усугубляя его состояние. Все это закончилось тем, что Гоголь практически отказался от приема пищи и умер.

— Каковы особенности духовной жизни больных различными формами депрессии? Есть ли какие-то рекомендации для священнослужителей, духовно окормляющих больных депрессией?

— Легкие формы депрессии при правильном христианском восприятии дают человеку возможность стать глубже, отстраниться от суеты, сосредоточиться на смысле бытия, на духовной жизни и стать ближе к Богу. В состоянии субдепрессии человек способен услышать обращенные к нему слова священника. Но уже при умеренной депрессии у человека может появиться ропот на Бога, он может испытывать окамененное бесчувствие, утрачивает возможность молиться, теряет надежду на милосердие Божие. А при тяжелой депрессии все эти симптомы выражены максимально. В этом состоянии жизненные факторы, которые в более легком случае могли бы пациенту помешать совершить суицид — мысли о семье, о детях, о родителях, вера в Бога, — уже не имеют для него сдерживающего значения.

Очень часто священник оказывается тем, к кому человек обращается в первую очередь. Важно, чтобы болезненное состояние прихожанина было правильно воспринято священником. В этом состоянии верующий остро нуждается в поддержке духовника. Но одной только этой поддержки в некоторых случаях недостаточно. При умеренной или тяжелой форме депрессии священник обязан, я подчеркиваю — обязан! — направить этого человека к соответствующим специалистам, потому что на фоне депрессии велика вероятность суицида. И если священник возьмет на себя ответственность за состояние окормляемого, то вполне вероятно, что ему придется взять на себя ответственность и за его смерть. Можно привести много реальных примеров, когда священники на исповеди выявляли, что человек находится в состоянии депрессии, в том числе и депрессии с суицидальными мыслями, которую не заметили родственники, и направляли его к психиатру, что спасало ему жизнь. Но, к сожалению, есть и противоположные случаи, когда священник полагал, что он сможет сам избавить человека от ненормального состояния, и это кончалось самоубийством.

— Можно ли полностью излечиться от депрессии?

— Да, можно. В большинстве случаев депрессивное состояние успешно лечится. В настоящее время в арсенале врачей имеется большое количество достаточно эффективных антидепрессивных препаратов. Но прогноз течения депрессии всегда индивидуален. Он зависит как от особенностей проявлений депрессивного состояния, так и от особенностей течения самого заболевания, в рамках которого возникла депрессия. Однако, по данным современных исследований, в 20% случаев депрессивное состояние тянется более двух лет, и тогда принято говорить о формировании так называемых затяжных и хронических депрессий.

— Многие страждущие боятся обращаться к психиатрам: «поставят на учет…», «запрут в психушку, будут там колоть…». Обоснованы ли такие опасения?

— Это стереотипы прошлого. Человека, который сам обратился к врачу по поводу депрессии, никогда не поставят на диспансерное наблюдение. Госпитализация в психиатрические клиники в большинстве случаев добровольная. Недобровольная госпитализация возможна только при отказе от лечения человека с суицидальными намерениями. Можно обратиться к врачу-психотерапевту в поликлинике по месту жительства. Существуют консультативно-диагностические центры, где принимают врачи-психиатры и врачи-психотерапевты. В этих центрах никакого особого учета больных психиатрического профиля не ведется. Не нужно бояться обращаться за психиатрической помощью.

Журнал «Православие и соверменность» № 36 (52)

Василий Каледа
Беседовала Екатерина Иванова

Радио «Вера»


© 2015-2018. dishupravoslaviem.ru. Все права защищены.


Статистика просмотров сайта


Яндекс.Метрика