Дышу Православием
<a href="//thisismyurl.com/downloads/easy-random-posts/" title="Easy Random Posts">Популярное</a>

Что означает — «Во Имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь»

Во Имя Отца и Сына и Святого ДухаЧто означает — «Во Имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь»?

Здравствуйте уважаемый Анатолий. Хотел узнать, зачем в самом начале утреннего правила мы говорим «Во Имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь»? Что означают эти слова и что христианин должен вкладывать в них и какие переживания должны при этом быть в сердце? Алексей Грибанов. Воронеж

«Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, Аминь» — этими великими и святыми словами, в которых мы призываем Пресвятую Троицу, начинается не только молитвенное правило, но и каждое богослужение, любое молитвословие, пастырская проповедь и вообще все, что так или иначе связано с Господом. Эти слова открыл нам Спаситель, повелев апостолам благовествовать по всей земле Евангелие и крестить людей во Имя Отца и Сын и Святого Духа. По сути эти слова можно назвать догматическим выражением единосущности Троицы. Господь повелевает крестить не во Имена Отца, Сына и Святого Духа, но во Имя, указывая, что у всех Троих Имя одно – Отец, Сын и Святой Дух, следовательно, Троица есть единый Бог. Мы верим, что Бог един, но в трех лицах: первое Лицо есть Бог Отец, второе Лицо — это Бог Сын и третье Лицо — это Бог Дух Святой.  Всем трем Лицам принадлежит одинаковая власть, честь и поклонение.

Произносить эти слова нужно не спеша, с особым благоговением и чувством близким к торжественности. Вы произносите Имя Божие, вы произносите Догмат Церкви. Если вас крестили в сознательном возрасте, то хорошо было бы вспомнить то мгновение, когда Бог открыл вам Церковные двери Святым Крещением во «Имя Отца, и Сына, и Святого Духа». В этих словах рождается новый человек – человек Божий. Это первые слова, которые мы слышим, становясь членами Церкви и дай Бог, чтобы именно они стали достойным завершением нашего христианского пути. С того момента, как священник крестил нас во Имя Отца, и Сына, и Святого Духа, эти слова сопровождают нас всю нашу жизнь. Эти слова мы слышим из уст матери, когда она приучает нас совершать крестное знамение нашей детской рукой. Эти же слова она произнесет, осеняя нас материнским благословением на брак. Этими словами мы невидимо получаем Божественную благодать через благословение священника. С этими словами мы осеняем себя крестным знамением. Во Имя Отца, и Сына, и Святого Духа – мы осеняем свои пути, благословляем пищу и начинаем всякое благое дело. Что же столько особенного сокрыто в этих удивительных словах? Старец Иоанн Крестьянкин говорил так – «Божия благодать — вот та святыня, сила и крепость, что сокрыта в словах этой молитвы и в крестном знамении, сопровождающем ее. Действия всех трех Лиц Пресвятой Троицы вступают в этой молитве в силу. Чему быть благоволил Бог Отец, что исполнил в Себе Сын Божий, то присвоить нам, верующим, снисходит в ней Дух Святый. И звучит сия молитва и как наше исповедание Бога, и как наша проповедь о вере. И малая молитва невидимо делает большое дело, освящая всякое человеческое начинание, давая ему великую власть стать жертвой Богу, и освящая одновременно и того, кто эту жертву приносит. <…> будем же всегда помнить, что — эта молитва есть та спасительная печать, запечатлевающая принимающих ее во спасение; — она есть ключ, отверзающий ум и все силы души к принятию Слова Божия; — она есть страж, охраняющий чистоту души, ума и сердца. Дорогие мои, примем же сознательно и вдумчиво Божий дар — святыню этой молитвы — и на заре начинающегося дня, когда поставляет она нас пред иконами на утреннее поклонение Богу, и в течение дня, испрашивая Божие благословение на всякую нашу духовную и житейскую потребу, и ею же начнем и свою вечернюю жертву Богу пред отходом ко сну. «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа», — звучит и с амвона всякий раз, призывая внимание наше к слышанию проповеди о Боге, о святыне, о святых». (Собрание проповедей Иоанна (Крестьянкина). Вместо Предисловия)

Не спешите произносить эти слова. Относитесь к этим словам, как к святыне не меньшей чем икона или святые мощи. Произносить их нужно со страхом Божиим, так как по учению Отцов в этих словах сокрыта великая благодать. Только одни эти слова уже освящают весь наш день. Произнося эти слова, хотя бы на некоторое время, отдайте свой ум и сердце Пресвятой Троице, как бы в объятья бесконечно любящего Отца. Но согласно учению Отцов Церкви, не в коем случае не нужно представлять себе Бога, каким бы образом не хотелось этого сделать. Бог невидим и не постижим, а в молитве достаточно помнить о Его величии.

Вообще, говоря об образах и переживания бываемых на молитве следует сказать, что Церковь запрещает обращать внимание на различные виды переживаний. В молитве нужно искать только одного – покаяния и плача о грехах. Некоторые христиане, попав под влияние сектантских проповедников, начинают искать в молитве «откровения» и постоянно прислушиваться к себе и к своим помыслам. Святые отцы строго на строго запрещают принимать любые помыслы, которые возникнут у нас на молитве, будь то благие, нейтральные или откровенно плохие. Тоже самое касается возвышенных состояний. Таких возвышенных состояний, о которых написано в книгах великих исихастов, сподоблялись единицы из всего христианского мира. Духовные переживания, если они действительно даны от Бога, совершенно ни на что не похожи. Даже само состояние Страха Божьего настолько непохоже ни на что земное, что его даже сравнить не с чем. Святитель Игнатий Брянчанинов так и говорит — «Страх Божий невозможно уподобить никакому ощущению плотского, даже душевного человека. Страх Божий — ощущение совершенно новое. Страх Божий — действие Святого Духа». Итак, во всем, что касается духовной жизни. Поэтому никогда не ожидайте никаких переживаний или высоких состояний, но как учил преподобный Иоанн Лествичник – «Отвергай рукой смирения приходящую радость, чтобы не обольститься».

Венчает фразу – «во Имя Отца, и Сына, и Святого Духа» слово «Аминь». Следует сказать, что это слово, как и ряд других (напр. Аллилуйя) не переведены на русский язык, а представлены нам в том варианте, как они звучат на иврите. «Аминь» — очень многогранное в своем значении слово. В различных контекстах оно может переводиться, как «твердый», «надежный», «постоянный», а также — «да будет так», «воистину», «бесспорно» и пр.

В первые слово «Аминь» в Священном Писании употребляется в книге Чисел.  В пятой главе Боговидец Моисей описывает ритуал, который наглядно выявлял измену жены. В Законе сказано, что муж заподозривший в измене свою супругу, имел право обратиться к священнику с просьбой о проведении специального ритуала. Ритуал заключался в том, что муж должен был принести ячменную муку в жертву ревности за свою жену. Священник же наливал в глиняный сосуд освященную воду и клал туда землю, взятую с пола скинии. Затем обнажал голову женщины и давал ей в руки приношение и произносил проклятие говоря – если ты не изменяла своему мужу, то не будет тебе никакого вреда от этой воды, а если ты изменяла, то тогда предаст тебя Господь проклятию и лоно твое будет опавшим, а живот опухшим, и ты будешь проклята в народе. Так вот, соглашаясь на такое страшное действие, женщина должны была двукратно произнести — АМИНЬ, АМИНЬ, что являлось как бы усугубленной клятвой и согласием на такой Суд Божий.

В Ветхом Завете слово «Аминь» употреблялось, как духовная формула для одобрения или согласия. Ярким примером является 27 глава Второзакония. В этой главе описывается церемониал произнесения проклятий на ослушников закона – «Левиты возгласят и скажут всем Израильтянам громким голосом: проклят, кто сделает изваянный или литый кумир, мерзость пред Господом, произведение рук художника, и поставит его в тайном месте! Весь народ возгласит и скажет: аминь. Проклят злословящий отца своего или матерь свою! И весь народ скажет: аминь. Проклят нарушающий межи ближнего своего! И весь народ скажет: аминь» и т.д.

Все это указывает на то, что слово «Аминь» употребляется, как некая духовная печать, наше согласие или волеизъявление на принятие ответственности перед Богом в надежде, что наша молитва будет исполнена или услышана. В качестве примера можно привести молитву «Отче Наш». Сказанное нами в конце молитвы «Аминь», означает не только нашу просьбу, но и наше согласие оставить долги нашим обидчикам, чтобы и Господь простил нам наши грехи. То есть мы даем согласие Богу, мы обещаем Богу сделать то, о чем говорится в молитве. В этом смысле «Аминь» уже больше чем просто обещание Богу, это скорее закрепление, своего рода духовная печать.

В трудах Владимира Ивановича Даля, автора «Толкового Русского словаря» я нашел древнерусскую поговорку – «Аминем дела не вершить» (т. е. одними словами, обещаниями). Это указывает на то, что в старые времена слово «Аминь» понимали именно так, как в случае с молитвой «Отче Наш», то есть христианин не только просит, но и готов к действиям.

В Новом Завете слово «Аминь» употребляется, как знак подтверждения и согласия в конце славословия. Например, слова апостола Павла – «Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца, Который благословен во веки, аминь» (Рим.1:25). В данном случае слово «Аминь» сказано в том же смысле, что и в начале молитвослова. То есть когда мы говорим – «Во Имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь», то «Аминь» тут будет означать ничто иное, как непоколебимость и несомненность.

Анатолий Баданов
администратор миссионерского
проекта «Дышу Православием»


Нажмите, чтобы задать вопрос

Календарь
Цитата
Радио